Антиох Кантемир: краткая биография. Произведения Антиоха Дмитриевича Кантемира

image Дипломат, поэт, ученый

  • О поэте в Википедии
  • Cписок произведений

Биография

Кантемир Антиох Дмитриевич (1708 — 1744), поэт. Родился 10 сентября (21 н.с.) в семье ученого-энциклопедиста, молдавского князя Д.Кантемира, одного из ближайших соратников Петра I. Получил прекрасное домашнее образование.

С семнадцати лет начал литературную деятельность, делая переводы с латинского языка «Хроники» Манассии, с французского — «Перевод некоего итальянского письма». В 1727 — 29 перевел стихами четыре сатиры Буало, что помогло ему позднее выработать собственную сатирическую манеру.

В эти годы Кантемир пишет политические эпиграммы, затем переходит к оригинальным сатирам, которые имели хождение в списках. Выступал как защитник линии Петра I в политике и культуре. В 1730 принял активное участие в борьбе с поползновениями старой знати ограничить в свою пользу самодержавные права Анны Иоанновны, опиравшейся на дворянство.

Однако правительство Анны Иоанновны, недовольное чрезмерной политической и литературной активностью Кантемира, сочло за лучшее назначить его в 1731 русским послом в Лондоне. За границей он много пишет, переводит Горация, Анакреонта и безуспешно пытается добиться публикации своих стихов в Петербурге.

В 1738 его переводят послом в Париж, где он сближается с Ш.Монтескье, переводит его «Персидские письма». Кантемир внимательно следит за развитием поэзии в России и в ответ на трактат В.Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов» (1735) пишет статью «Письмо Харитона Макентина» (1743), в которой защищал силлабический стих от нападок Тредиаковского. Кантемир был одним из основоположников русского классицизма и новой сатирической поэзии.

Умер А.Кантемир в Париже 31 марта (11 апреля н.с.) 1744.

26.10.2013 00:05 25064 Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком image Дмитрий Кантемир. Public Domain Статья по теме Княжеская доля. Кому служил Александр Невский?

Отец Дмитрия, Константин Кантемир, оказался одним из немногих господарей, которые умерли своей смертью, не лишившись власти. Правда, для достижения этой цели Константину пришлось постоянно подтверждать свою верность султану.

Дмитрия это коснулось напрямую — в 1687 году 14-летний подросток был отправлен в Константинополь в качестве заложника. Предполагалось, что в случае неверности отца своим обязательствам перед султаном Дмитрия попросту казнят.

Подобная практика заложников для того времени не была чем-то уникальным, однако вряд ли от этого Дмитрию Кантемиру было спокойнее. Возможно, именно тогда у него и выработалось блестящее умение скрывать свои настоящие мысли и планы, которое потом неоднократно подчёркивали современники.

Жажда знаний

Дмитрий Кантемир с юных лет тянулся к наукам, чем являл полную противоположность своему отцу: Константин Кантемир был неграмотен.

Оказавшись в Константинополе заложником, Дмитрий не скорбел о своей доле, а продолжил обучение. Благо положение заложника такого ранга позволяло ему жить достаточно свободно. Он изучал древнегреческий, новогреческий, латинский, арабский и турецкий языки, слушал лекции по истории, богословию и философии, встречался с учёными патриаршей Греко-латинской академии, а также посещал Академию Падишаха — учебное заведение при дворе султана для иностранцев или османских подданных-христиан. 

Читайте также Военный классик. История поэта и чиновника Гавриила Державина

Талант молодого человека отметили при дворе султана, однако место господаря Молдавии после смерти отца он не занял. Несмотря на то, что Константин Кантемир прямо указал на Дмитрия как на наследника, в результате придворных интриг султан его не утвердил.

После того как место господаря занял старший брат Дмитрия Антиох, он стал посланником господаря при дворе султана.

Время, проведённое в Константинополе, очень много дало Кантемиру как учёному — там он начал собирать материалы для своих научных работ. Кантемира интересовала всеобщая история, история Османской империи, нравы и обычаи этой страны.

В Константинополе Кантемир познакомился и довольно близко сошёлся с российским посланником Петром Андреевичем Толстым. Возможно, именно тогда у него и зародились планы, к осуществлению которых он перешёл десять лет спустя.

Союз с Россией

В 1710 году султан Османской империи назначил Дмитрия Кантемира господарем Молдавии. Шаг этот был вынужденным — предстояла война с Россией, и на этом посту нужен был человек деятельный и способный, такой, как Кантемир.

Султан не учёл лишь одного — умения политика скрывать свои планы. Дмитрий Кантемир задумал вывести Молдавию из вассальной зависимости от Османской империи. Для реализации подобных планов необходим был мощный союзник, которого Кантемир увидел в лице России.

К тому времени Россия во главе с царём Петром I отвоевала у турков крепость Азов, а затем в ходе русско-шведской войны разгромила войска считавшегося непобедимым Карла XII под Полтавой.

Шведский король укрылся в Османской империи, и это стало для амбициозного Петра одним из поводов для развёртывания новой военной кампании против турков. Русские войска, по замыслу царя, должны были поднять на восстание христианские народы, жившие под турецким игом. Пётр I рассчитывал, что в результате удастся отколоть огромные территории от Османской империи.

Дмитрий Кантемир, которому, по велению султана, надлежало строить мосты через Дунай для похода турецких войск на Россию, намеревался сделать обратное — вместе с русскими войсками начать войну против султана.

В апреле 1711 года Пётр I и Дмитрий Кантемир заключили Луцкий договор. По нему после победы в войне Молдавское княжество должно было вступить в русское подданство, сохраняя статус независимого, суверенного государства и прежние обычаи внутри страны. Сохранялись и привилегии молдавских бояр. Господарский престол закреплялся за династией Кантемиров.

Намерения Кантемира вызвали поддержку большинства населения Молдавии и элиты страны, которые считали, что сближение с Россией лучше, чем положение вассала Османской империи.

Слово Петра

Однако Прутский поход, как называют эту военную кампанию Петра I историки, закончился печально. К югу от Ясс 38-тысячное русское войско было прижато к реке Прут союзными 120-тысячной турецкой армией и 70-тысячной конницей крымских татар. Положение русских было почти безнадёжным, однако их яростное сопротивление охладило пыл наступающих. Помня об итогах Полтавского сражения, турки предпочли завершить дело миром. Причём его условия оказались даже легче, чем ожидал Пётр I: русским пришлось вернуть Азов и срыть ряд новых укреплений на Азовском море, а также сделать ещё ряд мелких уступок.

Карл XII, узнав об успехе турок, примчался к месту событий уже после заключения договора, возмущался, требовал войско, чтобы разбить Петра окончательно. Однако ехидные турки заметили, что своё сражение с русскими шведский король уже проиграл под Полтавой, и если хочет, то может преследовать Петра I со своими людьми (которых у Карла было очень мало), а другой армии он не получит.

Читайте также Налог налицо. Почему Петр Первый брал деньги за бороды?

Если Пётр I, что называется, сумел выкрутиться, то для Дмитрия Кантемира всё обстояло крайне печально — турки требовали выдать его, чтобы казнить за измену.

Однако русский царь, несмотря на трудное положение, проявил твёрдость: «Я лучше уступлю туркам всю землю, простирающуюся до Курска, нежели выдам князя, пожертвовавшего для меня всем своим достоянием. Потерянное оружие возвращается; но нарушение данного слова невозвратимо. Отступить от чести — то же, что не быть государем».

Так Дмитрий Кантемир с 1000 молдавских бояр, над которыми он сохранил право жизни и смерти, отправился в Россию.

Здесь он получил от Петра I титул князя, огромные земли под Харьковом, поместье под Москвой, а также немалые денежные средства.

Прусский академик и русский сенатор

Несмотря на всё это, другой политик, потерявший государство, возможно, впал бы в отчаяние. Но с Дмитрием Кантемиром оставался его научный талант. И в России он написал свои главные труды, принёсшие ему славу большого европейского учёного. Кантемир, имевший блестящие способности к языкам, помимо тех, которые уже знал, освоил русский, немецкий и французский.

Фото: АиФ / Дмитрий Захарченко

На латыни им был написан выдающийся труд «История возвышения и упадка Османского двора». Работа Кантемира более века считалась самой фундаментальной из тех, что были посвящены Турции. Вслед за этим последовало «Описание Молдавии», «Жизнь Константина Кантемира», «Хроника стародавности романо-молдо-влахов», «Книга Систима, или Состояние мухаммеданския религии», а также другие работы.

Трудами Кантемира восхищались его современники, а Прусская Академия наук избрала его своим членом. Дмитрий Кантемир стал первым учёным Молдавии и России, который был избран членом Академии другого государства. Помимо этого, Кантемир активно способствовал созданию Петербургской Академии наук.

После смерти первой жены Дмитрий Кантемир женился на княжне Настасье Ивановне Трубецкой и переехал в Петербург. Знания и ум Кантермира высоко ценил Пётр, который сделал его советником по делам Востока, а затем назначил членом Правительствующего Сената и возвёл в чин тайного советника.

С этого момента Дмитрий Кантемир стал членом ближнего круга Петра Великого.

Фото: АиФ / Дмитрий Захарченко

В 1722 году во время Персидского похода Петра Кантемир заведовал походной канцелярией. Он изготовил арабский наборный шрифт, организовал специальную типографию и напечатал на татарском, турецком и персидском языках сочинённый и переведённый им Манифест Петра I к народам Кавказа и Персии.

В переговорах Петра I c властителями прикаспийских территорий Дмитрий Кантемир выступал в качестве переводчика. При этом он оставил литературные заметки о походе, а также описал древний город Дербент и ряд уникальных археологических памятников Кавказа.

Но Персидский поход окончательно подорвал здоровье Дмитрия Кантемира. Осенью 1722 года с разрешения царя он уехал к себе в имение из-за обострения диабета. Дмитрий Константинович Кантемир умер 21 августа 1723 года в 7 часов 20 минут пополудни в своём поместье Дмитровка Орловской провинции Киевской губернии.

Молдавский след в русской истории

Мало кто знает, но потомки Дмитрия Кантемира могли взойти на русский престол. Дочь молдавского господаря Мария Кантемир была любовницей Петра Великого и даже была беременна от него. Император всерьёз подумывал заменить Марией свою впавшую в опалу жену Екатерину, однако эти планы не осуществились — ребёнок не выжил, и Екатерине удалось избежать участи Евдокии Лопухиной.

Фото: АиФ / Дмитрий Захарченко

Один из сыновей Дмитрия Кантемира, Антиох Кантемир, был известным дипломатом, посланником России сначала в Англии, а затем во Франции. Антиох Кантемир известен также как крупнейший русский поэт так называемой силлабической эпохи отечественного стихосложения, которая завершилась после работ Михаила Ломоносова и Василия Тредиаковского, введших в русское стихосложение силлабо-тонический стих. Статья по теме

«Упрям, как осёл!». Русская культура выросла из упрямства Ломоносова

Имя Дмитрия Кантемира связано и с событиями Великой Отечественной войны. На землях, которыми в России владел молдавский господарь, появились сначала слобода, а затем посёлок, названные в его честь Кантемировкой.

В 1942 году под Кантемировкой развернулись ожесточённые бои с фашистами, в которых приняла боевое крещение сформированная под Воронежем 4-я танковая дивизия. После освобождения Кантемировки в декабре 1942 года, дивизия стала гвардейской, получив почётное наименование Кантемировская.

Ныне Кантемировская танковая дивизия является одним из элитных подразделений Вооружённых сил России. В свою очередь, в честь дивизии была названа Кантемировская улица в Москве.

Дмитрий Константинович Кантемир был похоронен в Москве, в Новогреческом монастыре, рядом со своей первой женой Кассандрой.

В 1935 году, по договорённости правительства Румынии с Советским Союзом, останки великого политика и учёного были перенесены в молдавский город Яссы и перезахоронены в церкви Трёх Святителей.

Следующий материал

Самое интересное в соцсетях

Антиох Дмитриевич Кантемир – первый русский писатель-классицист, автор стихотворных сатир. Кантемир был воспитан в духе сочувствия Петровским реформам и в годы реакции, наступившей после смерти Петра Первого, смело обличал воинствующее невежество родовитых дворян и церковников. Он написал девять сатир. Сатирическая деятельность писателя наглядно подтверждает органическую связь русского классицизма с потребностями русского общества. В отличие от всей предшествующей литературы, произведения Кантемира носят сугубо светский характер.

Язык, система стиха и стремление к яркости, экзотичности образов тесно связывают творчество первого русского сатирика с литературой конца XVII века. Установка на максимальную правдивость, на правдоподобие образов также сближает сатирическую поэзию Кантемира с бытовыми повестями конца XVII – начала XVIII века, хотя стиль произведений Кантемира при всем том ярко самобытен, вполне индивидуален.

Судьба, кажется, сделала все, чтобы отдалить Антиоха Кантемира от русской народной жизни. Сын знатнейшего молдавского вельможи, сподвижника Петра I князя Дмитрия Кантемира (известного своей книгой по русской истории – трудом, привлекшим внимание Вольтера), будущий сатирик получил блестящее домашнее образование и значительную часть своей жизни провел вне России. Он был русским посланником сначала в Лондоне, а затем в Париже. Однако, человек необычайно наблюдательный и неравнодушный к несовершенству общества, Кантемир сумел зорко вглядеться в русскую действительность и красочно отразить ее в сатирах, написанных не только в России, но и за границей.

Кантемир пробовал свои силы в различных жанрах поэтического творчества. В юности он сочинял любовные песенки. Такие песенки пользовались большой популярностью. Он сочиняет также эпиграммы, переводит произведения античных поэтов и работает над поэмой «Петрида», долженствовавшей прославить деяния Петра I. К этой теме он обратился по двум причинам: с одной стороны движимый горячим чувством любви к преобразователю России, с другой – гражданским долгом: никто из поэтов того времени еще не попытался создать достойного литературного памятника Петру I и его делу. Непосредственным поводом для написания поэмы послужила смерть Петра, поразившая его современников. Поэма имела подзаголовок: «Описание стихотворное смерти Петра Великого, императора Всероссийского». Начиная работу над поэмой, Кантемир явился, тем самым, первым из русских поэтов, из поэтов-классицистов, создавшим русский героический эпос. Некоторое удивление исследователей вызвало то, что поэма начинается прямо с описания смерти Петра. Кантемир был так потрясен смертью Петра I, что, начиная свое произведение, невольно поступился классицистичскими правилами, чтобы передать свое искреннее горе. Волнение заставило поэта отклониться от обязательной традиции. «Петрида» Кантемира оборвалась на первой книге, небольшой по объему. Однако, сам замысел произведения говорит достаточно ясно и о политических идеалах писателя, и о классицистических принципах его творчества.

Кантемир-поэт до конца жизни остался верен силлабическому стихосложению. Вместе с тем он сознавал несовершенство русской силлабики и предпринял попытку ее усовершенствования, изложив принципы этой реформы в теоретическом трактате «Письмо Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских». На практике эта реформа силлабического стихосложения отразилась в окончательной редакции сатир.

Ранние сатиры Кантемира создавались в эпоху, наступившую после смерти Петра, в обстановке борьбы между защитниками и противниками его реформ. Одним из пунктов разногласий было отношение к наукам и светскому образованию. Кантемир в своем творчестве осознает себя поэтом-гражданином, как писатель-просветитель он не может остаться в стороне, видя недостатки и пороки общества.

Сатиры Кантемира – большие по объему и по тематическому диапазону произведения. Несложные по композиции, архаичные по своему стихотворному строю, эти произведения явились тем не менее настоящим поэтическим открытием. Как отметил В.Г.Белинский, Кантемир «первый на Руси свел поэзию с жизнью».

Необычайная правдивость зарисовок, сделанных Кантемиром в его сатирах, определяется типичностью изображаемых писателем явлений и характеров. Созданные поэтом типы еще во многом схематичны и рационалистически утрированы. Принципиально новое здесь заключается в том, что в своей типизации Кантемир опирается не на фольклорные (как было в XVI-XVII вв.), а на литературные стилистические традиции, на творческий опыт Горация, Ля Брюйера и Буало.

Силлабическая система стиха и тяготение к правдоподобию деталей еще тесно связывают творчество Кантемира с литературными традициями русского XVII века, но идейная направленность его сатир и отчасти также их стилистическое оформление определяются уже принципами классицизма. Этими принципами подсказан и сам выбор жанра сатиры. Поэзия Кантемира – это поэзия позднего русского предклассицизма, перерастающего в классицизм. Характерная для всего творчества Кантемира тяга к просторечию, к обогащению поэтического языка живой устной речью, обнаруживается уже в самых ранних его произведениях, например, в «Переводе некоего итальянского письма», относящегося к 1726 году.

В конце 20-ых годов Кантемир усиленно знакомится с французской литературой, с творчеством Мольера и Мариво. В этот же период Кантемир испытал влияние «Характеров» Ля Брюйера, отразившееся в его сатирах. Внимательно читает он и произведения законодателя французского классицизма Буало, переводит некоторые из них. Кантемир явился одним из первых пропагандистов французской культуры, и, в частности, принципов классицизма на русской почве.

Первая сатира «На хулящих учения. К уму своему», написанная в 1729 году, явилась произведением огромного политического звучания. Она была направлена против невежества определенной социальной и политической силы, а не абстрактного порока, невежества, облеченного авторитетом государственной и церковной власти. Эта сатира носила ярко выраженный антиклерикальный характер и была направлена против партии церковников Стефана Яворского и Григория Дашкова, стремившихся снова установить патриаршество и допетровские порядки. Кантемир выступает в защиту наук, просвещения, и хотя его рассуждения носили несколько абстрактный характер, тем не менее они были вызваны русской действительностью и обращены к ней. Он верил, что от развития просвещения зависит государственный прогресс и исправление нравов. Резкими сатирическими чертами он рисует портреты противников просвещения: Критона, Силвана, Медора. Имена эти условны, но созданные Кантемиром абстрактные образы несут в себе черты подлинных современников сатирика. Все они хулят науки, считая, что дворянину наукой заниматься непристойно, в ней нет никакой пользы, зачем «трудиться в том, с чего вдруг карман не толстеет». По их мнению наука – помеха:

Крушиться над книгою и повреждать очи ?

Не лучше ли с кубком дни прогулять и ночи?

Критически отображен образ епископа, прототипом которго, как указывал сам Кантемир в примечаниях к этой сатире, послужил глава церковной реакции Георгий Дашков. Кантемир изображает корыстолюбие и невежественность церковников, считает их опасными врагами просвещения. Он с большой выразительностью раскрывает черты внешнего облика епископа, которые соответствуют внутренней сущности его:

Епископом хочешь быть – уберися в рясу,

Сверх той тело с гордостью риза полосата

Пусть прикроет; повесь цепь на шею от злата,

Клобуком покрой голову, брюхо – бородою,

Клюку пышно повели везти пред тобою;

В карете раздувшися, когда сердце с гневу

Трещит, всех благославлять нудь праву и леву.

Должен архипастырем всяк тя в сих познати

Знаках, благовейно отцом называти.

Вторая сатира «Филарет и Евгений» (На зависть и гордость дворян злонравных) (1730 г.) также направлена против врагов петровских реформ, против представителей родовой аристократии, недовольных возвышением в новое время людей незнатных, но способных.

Сатира построена в форме диалога между сторонниками петровской «Табели о рангах» Филаретом (в переводе с греческого – добродетельным) и защитником боярских привилегий Евгением (благородным). Евгений глубоко оскорблен тем, что его обошли и повышением в чине, и наградами. Особенно возмущает его выдвижение на командные посты людей незнатного происхождения. Среди них упомянут и А.Д.Меншиков (кто с подовыми горшком истер плечи…), в детстве торговавший пирогами.

Свое право на чины и награды Евгений пробует утвердить на заслугах предков и на древности своего рода, но автор показывает, что времена изменились и притязания Евгения выглядят смешно и архаично. Филарет воздает должное славным предкам Евгения, но считает, что заслуги отцов и дедов не доложны прокладывать дорогу к высоким чинам и наградам их ленивому и бездарному потомку. Филарет перечисляет ряд должностей, которые мог бы занять Евгений – полководец, судья, казначей, — но которыми тот пренебрег по причине своей ленности и невежества. По-новому ставится и вопрос о благородстве. «Разнится, — заявляет Филарет, — потомком быть предков благородных, или благородным быть».

В этой сатире впервые была высказана мысль о природном равенстве людей, мысль, характерная для эпохи просвещения. Кантемир отмечает, что и « у холопа и у барина течет в жилах одна и та же кровь».

Третья сатира «О различии страстей человеческих» обращена к архиепископу Новгородскому Феофану Прокоповичу. По словам поэта, «содержание сатиры сей есть вопрос к вышеуказанному архиепископу, которым требуется от него знать: для чего в людях, подобных телом и душою, столь различные находятся страсти? И по сей причине описываются разные нравы людей под вымышленными именами Хрисиппи, Клеарха, Менандра и прочие».

Четвертая сатира «О опасности сатирических сочинений» – навеяна нападками, которым мог подвергнуться за свою сатирическую деятельность смелый обличитель. О таких нападках и идет речь в начале этой сатиры, содержащей также интересные биографические сведения. Предполагая закончить этим произведением цикл своих «нумерованных» сатир, Кантемир счел нужным высказать здесь свой непоколебимый принцип – продолжать писание сатир, несмотря на все трудности.

Пятая сатира «На человеческие злонравия вообще», «писана, – как говорится в примечании, – разговором меж Сатиром и Периергом, то есть любопытным». Таким образом, Кантемир вновь обращается к диалогической форме. Это дает ему возможность излагать событие от имени фантастического рассказчика Сатира и, благодаря необычайной точке зрения, изображаемые Лицемерие, Двоедушие и пьянство становятся здесь предметом обличения. Сатира кончается категорически: «Исправит горбатых могила».

В шестой сатире «О истинности блаженства» Кантемир рисует идеал спокойной жизни в стороне от общественной борьбы и бурных страстей. Знаменательно уже начало этого произведения: «Тот в сей жизни лишь блажен, кто малым доволен». Тщета всех человеческих помыслов и побуждений – вот пафос шестой сатиры, написанной в 1738 году. Горацианский идеал золотой середины, счастье в личной жизни последовательно развивается поэтом. Содержание приобретает обобщенный философский характер. Человек счастлив, если даже «неведо дни скончал и по смерти остался забыт», зато остался «нетронут зубом ненависти». По идейной однолинейности сатира сближается с басней и завершается выразительным афоризмом: «Добрым быть – собою мзда есть уже немалая».

Седьмая сатира «О воспитании» посвящена его другу Н.Ю.Трубецкому, человеку прогрессивных взглядов. Здесь две темы: первая – старость не всегда сочетается с мудростью, вторая – воспитатель должен быть примером для ученика, родителям следует избегать всякой фальши в отношениях с детьми. Здесь поднята тема воспитания юношества, которая станет одной из главных тем просветительной литературы XVIII века в России и пройдет через произведения Новикова, Фонвизина и Радищева.

В небольшой восьмой сатире Кантемир обрушивается «На бесстыдную нахальчивость». Кульминацией сатиры являются стихи, рисующие назойливого нахала. Кантемир отмечает, что такой человек получает в конце концов просимое. Внешность обманчива, обманчивы и поступки людей. К такой, уже ранее высказывавшейся им мысли возвращается поэт и в этой сатире. В начале произведения писатель выражает принципы своего сатиричского творчества, в сущности, уже принципы классицистической сатиры. Кантемир, в соответствии с требованиями поэтики классицизма, подчиняет образную систему «здравому смыслу», он настаивает на соблюдении ясности поэтической речи, отвергает заумь, построение слишком непривычных образов и создание мало понятных неологизмов. Вместе с тем, по мнению писателя, сатирическое творчество требует осторожности. Он выдвигает правило «не дразнить гусей», которое, видимо, следствие каких-то серьезных нападок на Кантемира за его смелые сатирические удары по невежеству и косности. Кантемир как бы становится более последовательным классицистом и более осторожным обличителем.

Его творчество, лившееся ранее волной, безудержной и порой опасной для существовавшего в России порядка вещей, все более входит в традиционные рамки, узаконенные еще поэтами французского умеренного классицизма XVII века.

Не случаен поэтому глубоко пессимистический характер последней, девятой сатиры «К Солнцу. На состояние света сего». Она выражает глубокое разочарование поэта в возможности переустройства общества. Показательно, что сатира посвящена символическому «персонажу» – Солнцу, видящему всю вселенную. Риторический характер этого посвящения подчеркивает безнадежность всяких попыток исправления злонравия.

Сатиры Кантемира не утратили своего интереса и по сей день. В них видна личность Кантемира, человека гуманного, умного, наблюдательного, который в своих сатирах отразил нравы людей своего времени. Он силой отрицательного примера боролся за просвещение, за будущее России. Прав был Белинский, который в 1845 году написал, что «… развернуть изредка сатирика Кантемира и прочесть какую-нибудь из его сатир – есть истинное блаженство».

Кантемир впервые ввел в научный обиход такие термины, как «идея», «наблюдения», «материя». И как писал Белинский: «Он первый на Руси свел поэзию с жизнью, тогда как сам Ломоносов только развел их надолго».

Лекция 4



АНТИОХ ДМИТРИЕВИЧ КАНТЕМИР

(1708—1744)

Князь, русский поэт-сатирик, дипломат.

В 1540 году на молдавских землях поселился и принял крещение богатый татарин по имени хан Темир. Он и положил начало известному роду Кантемиров – так на местном языке было трансформировано его имя. Кантемиры приняли княжеский титул, и их право на него никто не оспаривал. Они стали считаться природными князьями и пользовались большим авторитетом среди местного общества.

В ту пору Молдавия и Валахия входили в территорию Османской империи. В XVII веке самым прославленным представителем князей Кантемиров стал Константин Федорович. Отец его был убит османами, а сам он бежал в Польшу и поступил на службу в польское войско. Сначала он служил королю Владиславу IV, а затем Яну Казимиру. В дальнейшем Константин Федорович Кантемир перешел на службу в Валахию, потом в Молдавию и стал воевать уже против поляков. В 1672 году он спас гарем султана Магомета IV, которым чуть не завладели поляки во время битвы под Хотином. В награду за этот подвиг султан назначил Кантемира молдавским господарем. Константин Федорович женился на дочери валашского господаря Гики – Анастасии, и этот брак принес ему двоих сыновей – Антиоха и Дмитрия. По обычаю, господарь подвластного султану княжества отправлял в Стамбул одного из сыновей в качестве почетного заложника, что не мешало последнему вести вдали от родины привычную жизнь аристократа. К султану был отправлен старший Антиох, а в 1687 году его сменил Дмитрий.

Живя у султана, Дмитрий использовал представившуюся ему возможность для занятий историей и изучения языков. Он также знакомился с жизнью и бытом местного населения и занимался музыкой. Три года он провел в Стамбуле, а затем вернулся к отцу в Яссы. В 1693 году Константин Федорович скончался, и по единодушному решению молдавским господарем был избран Дмитрий, находившийся при отце в последние дни. Но султан не подтвердил избрание Дмитрия, и ему, потерявшему отца и лишенному княжества, пришлось переехать в Стамбул по требованию султана. Здесь Дмитрий продолжил занятия наукой и музыкой, а благодаря своему веселому нраву и общительности он очень быстро стал душою местного общества. Он знал турецкий, персидский и арабский языки, а затем овладел еще греческим и итальянским. Научные труды и исследования Дмитрий Константинович писал на латыни. Через три года он женился на Кассандре – дочери валашского князя Сербана, семья которого происходила из древнего греческого рода Кантакузинов. Дмитрий и Кассандра жили в добром согласии, а брак принес им и большое потомство – дочерей Смарагду и Марию и сыновей – Матвея, Константина, Сербана (Сергея) и Антиоха. Для своего большого семейства Дмитрий Константинович построил в Стамбуле дворец. Жизнь текла размеренно, день проходил по обычному распорядку, и вскоре Дмитрий стал господарем Молдавии.

Но события начала XVIII века круто изменили судьбу князя и его семейства. Дмитрий Кантемир все больше обращал взоры на крепнущую Россию, с которой был подписан тайный договор, направленный против Турции. В нем был и такой пункт: «При заключении мира с Турциею, Молдавии оставаться навсегда под обороною и защитою Российского оружия». В том же договоре господарю Молдавии было обещано прибежище в России, с выплатой жалования и получением владений в пользование.

В 1711 году царь Петр I предпринял против Турции военный поход, получивший в истории название Прутский. Приход русских войск в Молдавию был встречен местным населением с великой радостью, а молдавский господарь всячески содействовал победе русского оружия. Но в июле войско царя Петра проиграло туркам сражение. Русская армия отступила, и вместе с ней покинул Молдавию и Дмитрий Кантемир с семьей. Несмотря на требования султана, Петр I не выдал туркам бывшего молдавского господаря. Царь подтвердил княжеское достоинство Кантемира с титулом светлейший, наградил его поместьями на Украине и сделал своим советником по восточным вопросам.

Дмитрий Константинович тяжело переживал крушение своих планов, да еще к ним прибавились и личные несчастья. Вскоре после переезда в Россию умерли два его сына – младенцы Петр и Иван, а затем скончалась и жена Кассандра. Она заболела лихорадкой, а «неискусство лекаря сделало смертельной (болезнь), чрез данное ей весьма сильное лекарство».

Семья Кантемиров покидает Украину и обосновывается в Москве. Будучи по делам службы в Петербурге, Дмитрий Константинович встречает там княжну Анастасию Трубецкую, которой вскоре делает предложение. Свадьба состоялась в 1719 году, а царь Петр принял самое деятельное участие в этом событии.

В 1722 году Дмитрий Кантемир участвовал в Персидском походе, во время которого управлял походной канцелярией Петра I. Уже в начале похода он почувствовал себя больным, и вскоре его здоровье настолько ухудшилось, что он был отправлен обратно. По дороге домой Дмитрий Константинович оставил завещание. В марте 1723 года он прибыл в свое курское поместье Дмитровку, а в августе того же года он скончался. Похоронили Дмитрия Кантемира в усыпальнице в Никольском Греческом монастыре рядом с первой женой.

Род Дмитрия Константиновича Кантемира пресекся во втором колене. Его сыновья не оставили после себя потомства. Последним из сыновей Дмитрия остался Сергей, который, похоронив всех родных, проживал в Москве до 1780 года. Правда, в России оставались еще племянники Дмитрия Константиновича, одним из которых был Константин Антиохович Кантемир – генерал-поручик русской военной службы. Последним в роду Кантемиров стал его сын Дмитрий, скончавшийся в Киеве в 1820 году бездетным.

Из детей Дмитрия Константиновича Кантемира самым знаменитым в России стал Антиох, прославившийся как поэт-сатирик и дипломат. Он родился в Стамбуле 21 сентября 1708 года и был младшим сыном в семье. В следующем году семья переезжает в Молдавию, так как отец становится молдавским господарем. А с 1711 года Кантемиры живут в России, спасаясь от мести турецкого султана.

Когда умерла его мать, Кассандра, заботу о его воспитании взяла на себя сестра Мария, с которой Антиох был особенно близок. Все дети Дмитрия Кантемира получили прекрасное образование под руководством лучших педагогов. Антиох рано начал читать и знал наизусть отрывки из Горация и Ариосто. Все мальчики желали посвятить себя военной карьере и были зачислены в императорский лейб-гвардии Преображенский полк. Антиох не составил исключения. Рассказывают, что в возрасте десяти лет он был назначен часовым у спальни императора. Ночью отец решил проверить, как сын несет службу, и застал его мирно спящим на посту. От отцовского гнева Антиоха спас Петр I. Возможно, что эта история придумана, но весьма похожа на правду. Однако, как бы то ни было, военным Антиох не стал.

Когда отец вторично женился, у детей от первого брака не сложились хорошие отношения с мачехой, хотя они были дружны с ее родственниками. Во время Персидского похода семья сопровождала отца, но Мария и Антиох остались в Астрахани. Здесь в течение года мальчик учился в школе капуцинов и, возможно, именно здесь и состоялось его знакомство с Тредиаковским. Затем Антиох переехал в Дмитровку, куда был доставлен больной отец, и находился там до его кончины.

В 1724 году Антиох Кантемир решил подать прошение императору об отправке его за границу для обучения наукам за казенный счет. Прошение было подано во время коронации Екатерины I, но ответа на него он не получил и уехал в Петербург. В столице Антиох продолжает заниматься самообразованием и для «ексерциции» (упражнения) осуществляет перевод с латыни хроники византийского историка XII века Константина Манассии. В 1725 году Антиох становится слушателем Петербургской Академии наук, где проходит курс математики, физики, истории, нравственной философии и российской словесности. Словесность преподает И.Ю. Ильинский, который раньше жил в семье Кантемиров и занимался с детьми. Под его влиянием Антиох осуществляет свои переводы и пробует силы в лирике. Страсть к обучению и способности делают Антиоха одним из первых студентов.

Кантемиры живут вместе и одинаково пользуются доходами с имений отца. Но в 1727 году ситуация меняется. Брат Константин, женившись на дочери князя Голицына, благодаря вмешательству всесильного тестя, становится единоличным владельцем трех четвертей наследства. Еще четверть наследства досталась вдове Дмитрия Кантемира. Таким образом, сестра Мария и остальные братья остались без средств, а все попытки восстановить справедливость не дали результатов. Антиох Кантемир был вынужден оставить занятия наукой и начать военную службу в Преображенском полку, куда он был записан еще в 1715 году. В феврале 1728 года полк был переведен в Москву, а после коронации Петра II Кантемир получает чин подпоручика, а затем и поручика. Военную службу Антиох совмещает с занятием литературой, и прежде всего переводами. Уже в следующем году вниманию публики были предложены блестящие сатиры молодого литератора. В них Кантемир резко обличает порушенные идеалы, связанные с преобразовательной политикой Петра Великого, выступает против невежества и других пороков общества. В основу сатиры им были взяты персонажи с античными именами, а создавая новый для русской литературы жанр, Антиох ориентировался на Горация и Буало, которых много цитировал в примечаниях. На Кантемира обратил внимание Феофан Прокопович и приблизил его к своему кругу. В том же 1729 году из Коллегии иностранных дел был дан указ, по которому Кантемиру было велено перейти на службу в коллегию и отправиться во Францию. Однако исполнение указа было отложено, и Антиох был оставлен на службе в гвардии.

Судьба Антиоха Кантемира изменилась со вступлением на престол новой императрицы. Феофан Прокопович и его соратники подготовили письмо от дворянства, призывающее императрицу Анну Иоанновну отказаться от условий, предложенных верховниками, и стать самодержавной государыней. Та незамедлительно воспользовалась предоставленным ей шансом. Кантемиры были обласканы новой правительницей, которая пожаловала им более тысячи дворов в Нижегородском и Брянском уездах.

Учитывая заслуги лично Антиоха Кантемира и отдавая дань его уму и незаурядным способностям, молодому князю предлагается стать русским резидентом в Англии. Здесь следует отметить, что Кантемир не прекратил писать острые сатиры и, скорее всего, стал «неудобным» человеком. Новое назначение больше походило на почетную ссылку, чем на воздаяние за особые заслуги. Но, несмотря ни на что, в январе 1732 года в возрасте 24 лет князь Кантемир покинул Россию и устремился к берегам туманного Альбиона. Он и не предполагал, что вернуться обратно ему уже не придется. В Лондон он прибыл 1 марта.

Первые годы пребывания в Англии были посвящены многообразным дипломатическим заботам. Кантемир способствовал заключению англо-русского торгового соглашения, состоявшегося в 1734 году, добивался признания императорского титула за российскими самодержцами, занимался опровержением клеветнических сочинений, издаваемых в Англии (например, «Московских писем» Ф. Локателли), помогал соотечественникам, проходившим обучение в этой стране. По личной инициативе Кантемир поддерживал переписку с Петербургской Академией наук и закупал для нее приборы и научную литературу. Он продолжал изучение английского языка и собрал библиотеку современных английских авторов – книги Д. Локка, Дж. Свифта, А. Попа и других. Кантемир вел обширную переписку с родственниками и друзьями и был в курсе всех событий. В России у него осталась невеста – княжна Черкасская, но после безрезультатных 10-летних ожиданий Антиох откажется от своих притязаний, и его невеста станет женой графа Шереметева.

Заслуги Кантемира были оценены, и он стал послом (русским министром). На литературную деятельность времени практически не оставалось, но он все-таки совмещал службу и творчество.

По заданию русского правительства Кантемир в середине 1737 года сближается с французским посланником в Лондоне и содействует налаживанию русско-французских отношений. В апреле 1738 года Кантемир был пожалован в камергеры и назначен послом во Францию. К тому времени он был уже опытным дипломатом и, прибыв в Париж в начале сентября 1738 года, сумел быстро войти в курс дел. Во Франции Кантемир значительно расширил круг общения. Он познакомился с Монтескье и Вольтером, став их первым переводчиком на русский язык, с философом Мопертюи, с театральными деятелями Риккобони и Мораном. Здесь он оказался в самом центре европейской жизни, и здесь он нашел понимание. Кантемир оставил писание сатир, но продолжал активно заниматься литературной деятельностью. Он писал стихи и делал переводы исторических, просветительских и литературных сочинений, свободно владея латинским, итальянским, французским, греческим, английским и испанским языками. Антиох Кантемир стал не только родоначальником нового жанра в русской литературе – сатиры, но и новых форм стихосложения, одним из создателей русского литературного языка. Он ввел в русскую речь такие слова, как «идея», «депутат», «материя», «природа» и другие. Его собственные сочинения и переводы в начале 1740-х годов резко обострили отношения князя Кантемира с русским правительством. Но его авторитет в европейских странах, знание внешнеполитических проблем и умение действовать в сложной обстановке заставляли русское правительство «терпеть» его на ответственном дипломатическом посту, особенно в условиях начавшейся борьбы за австрийское наследство.

В августе 1741 года Антиох Кантемир получил чин тайного советника. Долгое пребывание за границей тяготило Кантемира, он очень хотел вернуться в Россию. В 1742 году был распространен слух, что его прочат назначить президентом Академии наук. Антиох Дмитриевич был готов занять этот пост, но назначение его так и не состоялось.

Еще находясь в Англии, он почувствовал заметное ухудшение здоровья: начались боли в желудке, значительно упало зрение. Во Франции Кантемир лечился на водах и по совету врачей ограничивался в пище, а некоторое время вообще питался лишь козьим молоком. Он очень желал приехать в Россию, но болезнь не позволяла предпринять это путешествие.

В начале 1744 года он решает вернуться, о чем пишет сестре Марии и даже обсуждает с ней возможность строительства новой усадьбы под Москвой. Он уже тяжело болен и очень слаб. Врачи и друзья советуют ему поехать на лечение в Италию. В феврале 1744 года ему удается добиться разрешения на поездку на четыре месяца без сохранения жалования. Но воспользоваться им Антиох Дмитриевич уже не успел. Он скончался во Франции 11 апреля 1744 года на 36-м году жизни. Он завещал похоронить себя в России, рядом с родителями, ночью и без церемоний. После длительных проволочек лишь в сентябре 1745 года стараниями родных и за их счет останки князя Кантемира были доставлены в Петербург, а затем в Москву.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий