Константин Райкин (Konstantin Raikin) – биография, фото, фильмография, спектакли. Актер, режиссер, музыкант

Дочь знаменитого азербайджанского художника Таира Салахова была замужем, но это не остудило пыл Константина Райкина.

Если обратиться к биографии Константина РАЙКИНА, во всех источниках говорится, что актер и режиссер был женат на известной художнице Алагез САЛАХОВОЙ, а сегодня счастлив в браке с актрисой Еленой БУТЕНКО, родившей ему дочь Полину. Однако в жизни звезды была еще одна женщина, которую совершенно незаслуженно упускают из вида: именно она и являлась первой супругой звезды.

О существовании неизвестной общественности супруги проговорился сам Константин Райкин, рассказавший в интервью украинской газете, что его первой женой являлась студентка Театральной школы Табакова. Их брак длился три года. “Развод был мучительный”, – поделился Константин Аркадьевич. Как оказалось, даже среди коллег и друзей артиста мало кто знал об этой девушке. А те, кто был в курсе, не слишком охотно делились информацией – все потому, что история вышла не слишком красивая.

– Я не назову вам имя первой жены Кости, потому что не могу, – с извиняющимися нотками в голосе ответила нам интеллигентнейшая Алагез Салахова, экс-супруга Райкина. – Я рассказала как-то журналистам о наших с ним отношениях, а потом мне пришлось звонить Косте и извиняться. Написали правду, но были там такие мелочи… Райкин замечательный, талантливый! (Далее последовал набор эпитетов, превозносящих особый шарм, харизматичность и прочие достойные качества худрука театра “Сатирикон”.)

Продолжая расследование, мы уловили некую закономерность: все дамы, когда-либо имевшие дело с Константином Аркадьевичем, могли бы составить неплохой хор, поскольку в один голос нахваливали его мужские качества и талант. А вот о первой его жене никто слыхом не слыхивал: даже в Студии Олега Табакова, где когда-то училась девушка, разводили руками! Решив было, что бессмысленно гоняться за фантомом, мы неожиданно наткнулись на след в ГИТИСе. В стенах этого института зародился роман преподавателя Константина Райкина и студентки Елены Курицыной.

В 1979 году Райкин, будучи еще женат на Курицыной, встретил свою давнюю любовь – Алагез Салахову. Ее бабушка жила по соседству с отцом Кости – Аркадием Райкиным. Подзабытые чувства вспыхнули с новой силой. Правда, дочь знаменитого художника Таира Салахова была замужем, но это не остудило пыл Константина. Увы, их брак тоже распался. Артист закрутил роман с телеведущей Татьяной Веденеевой. Как рассказала Алагез в интервью “Экспресс газете”: “Я была дома, он пришел, собрал чемодан. Были слезы, я задыхалась, не могла понять, в чем дело. После развода я долго болела”. Третий брак с актрисой Еленой Бутенко для Райкина оказался счастливым. Как говорится, он встретил свою судьбу. У них родилась дочь Полина, которая продолжила актерскую династию.

Она никогда не давала интервью – считала это для себя ненужным. Глядя на эту красивую, тихую, скромную женщину, даже и не скажешь, что когда-то в ее жизни кипели нешуточные страсти. После нанесенной ей Константином РАЙКИНЫМ обиды Алагез САЛАХОВА больше не решилась выйти замуж. Они в разводе уже более 20 лет, но она по-прежнему с теплотой отзывается о бывшем супруге, не обвиняя его ни в чем (интервью было взято в 2007 году). – Вы помните, как познакомились с Райкиным? – Наши родители дружили. У моей бабушки – Тамары Ханум – была квартира на улице Горького (Тверской), где мы с сестрой и родились. Наш дом был потрясающий, сколько выдающихся людей приходило в гости! И Райкины – Аркадий Исаакович с Руфь Марковной, и Рина Зеленая, и Иван Козловский. С Костей мы познакомились школьниками: мне было 14 лет, ему – 17. – Это была ваша первая влюбленность? – Скорее, детское увлечение. Мы были в Прибалтике, в Дзинтари, и пришли к Райкиным, они отдыхали в санатории Совмина. Там я впервые увидела Костю. Мне он сразу понравился. – У вас была красивая свадьба, платье с фатой? – Нет, ведь для нас обоих это не первый брак. На мне был наряд малинового цвета, а Костя – в белом костюме. Очень душевно отметили событие у нас дома. – Почему же вы не поженились раньше? – Я уехала в Азербайджан, там влюбилась, вышла замуж, родила сына. Костя тоже женился. – И когда же ваш роман начался по новой? – Это был 1979 год, Костя где-то встретил мою сестру Айдан, и она пригласила его к нам. На тот момент мои отношения с мужем дали трещину, у него появилась другая женщина, и я ушла. Мы стали с Костей общаться, он сказал, что не женат. – Райкин – маленького роста, совсем не красавец. Что вас в нем привлекло? – Для меня внешность мужчины никогда не имела значения. Костя был очаровательным во всем, в общении. И, конечно, он очень талантлив. – Каким он был в быту? – Как большинство творческих людей, домашними делами он не занимался вообще, все было на мне. Костя абсолютно не жадный, мог последнее отдать. В то время он начал собирать духи, тогда в продаже ничего не было, один одеколон на всю Москву. Был очень этим занятием увлечен.

– Почему вы не родили Косте ребенка? Ходили даже разговоры, что он вообще не может иметь детей? – Мы просто хотели какой-то период пожить для себя. К тому же, у меня рос сын. Они до сих пор общаются, если сын приходит в театр, всегда подходит к Косте.

– Куда же подевалась ваша огромная любовь? – В том, что мы разошлись, моей вины нет. Наверное, его нынешняя супруга смогла устроить жизнь так, что ему с ней комфортно. – Говорили, что он ушел к актрисе Елене Бутенко, так как она забеременела? – Это неправда, мы развелись совсем из-за другой женщины. – Он так сильно влюбился? – Да, и я ничего не могла поделать. Плакала, до конца не верила, что он может уйти. Было очень больно. После развода я долго болела. – Разводу предшествовали конфликты? – Нет, мы с Костей никогда не скандалили, не ругались. Бывало, повышали тон, расходились по разным комнатам, но не более того. Я сама родилась в творческой семье, мне был понятен образ жизни этих людей, “поцелованных Богом”. Когда мы расстались, то не сразу сказали об этом родителям. Его мама только что перенесла инсульт, и Аркадий Исаакович тоже болел. Узнав о разводе, и они, и моя мама безумно переживали.

– Неужели Руфь Марковна, такая мудрая женщина, которая сама столько лет удерживала семейную лодку, не смогла повлиять на сына? – Райкин-старший никогда не уходил от жены. У него был один характер, у Кости – совсем другой. Наверное, она более мудрая женщина, чем я. Она была фактически главой театра, его мозгом. – Национальный момент не сыграл роли в разводе? – В советские годы никто вообще не думал о том, чтобы выбирать себе пару по национальности. В первую очередь смотрели, что за человек перед тобой. В доме у Аркадия Исааковича вообще не было такого, чтобы по определенным дням посещали синагогу. – Вы помните день, когда Константин ушел из семьи? – Очень отчетливо. Я была дома, он пришел, собрал чемодан. Были слезы, я задыхалась, не могла понять, в чем дело. Мне казалось, что это ошибка, что он вернется. Но сказать ему, что он влюбился не в того человека, я не решилась. Подумала, может, та женщина ему более интересна, чем я. В тот период меня очень поддержали друзья. Конечно, все его осуждали за некрасивый поступок. Но мне от этого легче не стало.

– Вы знали, к кому он ушел? – Да, но не хочу об этом говорить. Мне тогда казалось, что это временное увлечение, я не могла подумать, что он решится на развод.

– Вы не пытались поговорить с разлучницей? – Никогда в жизни! Зачем?! Этим я только поставила бы себя в дурацкое положение, кроме того, ничего бы это не изменило. – С женщиной, ради которой он вас оставил, Райкин ведь долго не жил? – Да, но когда уходил, то, наверное, был уверен, что это – на всю жизнь. – Она актриса, работала в его театре? – Да, актриса, но вместе они не работали. Она и сегодня довольно известная, иногда я ее встречаю, но не хочу о ней даже думать. (Из осведомленных источников нам стало известно, что женщина, уведшая Константина Райкина из семьи, – это известная актриса и телеведущая Татьяна Веденеева. – В.Р. ) – А до развода не случалось, чтобы он при вас приударил за другой? – Было. Я в таких ситуациях просто уходила, и все. Многие женщины были в Костю влюблены, чуть ли не весь театр. Помню такой случай. Из гостей он пошел провожать женщину. А я одна поехала домой. Лежала в постели и думала: если вернется через час – хорошо, если придет ночью, слава богу, а что делать, если не вернется до утра? Поверить в сказку, что встретил по дороге друга? Собрать его вещи и выгнать, либо самой уйти? Я предпочитала верить во все, что он мне говорил. – Может, будь у вас другая реакция, он бы и не ушел? – Если он принимал решение, ничего нельзя было изменить. Костя – сильный человек, и бороться с его чувствами было невозможно. У меня же вообще по жизни покладистый характер. – Когда вы встретились после развода? – На похоронах Аркадия Райкина. На поминки я осталась только в театре, домой к ним уже не решилась поехать. – Константин вам финансово помогает? – Нет. Меня поддерживает первый муж, мы с ним дружим, у нас же сын. Он мне очень помог материально, когда я недавно болела. – Сейчас вы с Райкиным общаетесь? – Редко, вот недавно была в Баку и там встретила Костю, он летел на гастроли, мы очень мило общались. ДОСЬЕ * Художница Алагез САЛАХОВА родилась в Москве в 1953 году. * Ее отец – вице-президент Международной федерации художников при ЮНЕСКО, вице-президент Российской академии художеств, народный художник СССР, России и Азербайджана Таир Салахов, бабушка – знаменитая певица, танцовщица, народная артистка СССР Тамар Ханум, сестра – член комиссии Общественной палаты по вопросам культуры, художница Айдан Салахова. * Имеет свой продюсерский центр “Алагез”.

Источник: www.eg.ru

Люди , 2 мин. на чтение

image Люди ,

2 мин. на чтение

Это мой город: Константин Райкин

О московском Монмартре и о том, что с Москвой может сравниться только один город.

Я родился…

В Ленинграде.

Сейчас живу…

В Москве. Почему? Потому что учился здесь в институте и после института работал в Москве. Вообще я уже стал москвичом как по сути дела, так и по прописке.

Люблю гулять в Москве…

В основном там, где живу. Живу я в районе Патриарших прудов, на Малой Бронной, и очень люблю эти места. Я люблю старую Москву, московский традиционный центр. Люблю Малую Бронную и вообще весь этот маленький район, потому что это такой московский Монмартр. Здесь хорошая атмосфера, человеческая — кафе, магазинчики…  Патриаршие пруды — это булгаковское место, и мистическое, и прекрасное.

Мой нелюбимый район в Москве…

Я не люблю промышленные районы, просто потому, что они самые агрессивные и какие-то античеловеческие. Они не для жилья и не для людей. Засилье в городе промышленных объектов — агрессивное для человеческого жилья обстоятельство.

В ресторанах…

Бываю. Хотя в Москве реже, как ни странно. В основном около своего дома, в районе Малой Бронной и Патриарших прудов, потому что это очень разработанное место. Я люблю ресторан «Мари Vanna» — там русская еда с колоритом советской дачи или советской квартиры. Это только один из примеров. Также там есть и итальянские колориты, и рыбные колориты, дорогие или дешевые ресторанчики, уютные и вкусные.

Бываю гораздо реже, чем хотелось бы…

Мне не хватает походов в новую и традиционную Третьяковскую галерею. Конечно, я был там много раз, но мне бы хотелось — каждую неделю. В новой Третьяковке бывают очень интересные выставки, на которые я не всегда могу попасть. Также стараюсь не пропускать приезжающие выставки в Пушкинском музее. В общем, в основном это связано с гастролями живописцев.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Более высокая цивилизованность и более высокая энергия, ритм жизни. Любой другой город кажется спящим после Москвы, включая многие зарубежные города. С Москвой могут сравниться только несколько городов, которые я посетил в своей жизни, в частности Нью-Йорк. Он похож на Москву своей постоянной стрессовой атмосферой, очень высоким напряжением, энергией. Этим москвичи и отличаются от других жителей России.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Здесь театр «Сатирикон», здесь моя работа. Здесь Патриаршие пруды и Малая Бронная. Места, которых больше нет нигде.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Мне кажется, что Москва стала чище. В Москве стало упорядоченнее. На самом деле, вопрос грязи и мусора — он как-то постепенно, может, не так быстро, как хотелось бы, но решается. Что из изменений нравится, а что нет — это связано с ощущением жизни, не только в Москве, но и в целом.

Хочу изменить в Москве…

Я бы хотел изменить отношение к культуре.

Мне не хватает в Москве…

Процветания театра «Сатирикон». Очень.

Сейчас я работаю…

Как режиссер над новым спектаклем «Всем кого касается» в театре «Сатирикон» по пьесе современного драматурга Даны Сидерос. Премьера уже совсем скоро — 3, 4, 5 апреля.

Действие пьесы разворачивается в стенах необычной московской школы. В одном из старших классов появляются два загадочных ученика — братья, которые общаются друг с другом на особом, понятном только им языке прикосновений. Этот спектакль — о важной теме нашей жизни, о способности понимать и принимать иного, другого. Для меня важно, что пьеса рассказывает об этом в позитивном ключе.

Фото: Илья Золкин

Опубликовано: 07/16/2015 – 22:14

65-летие актера, режиссера, профессора собственной Театральной школы Константина Райкина, так обстоятельно освещавшееся на всех телевизионных каналах, – это ли не повод для разговора? Тем более, что поговорить есть о чем: семья Райкиных хорошо известна зрителям нескольких поколений. Отец, мать, старшая сестра Кости, Екатерина, – все были актерами.

9.jpg

Аркадий Райкин

Безусловным лидером по зрительским симпатиям в этой семье был Аркадий Райкин. Человек, своим огромным талантом и обаянием, пробивший советские ледники.

Выступления Аркадия Исааковича – как в театре миниатюр, так и в концертах – привлекали всех – от мала до велика.

Афоризмы из исполненных им миниатюр, его интонации, отдельные слова – разносились из залов и с экранов в коммуналки и дворы и повторялись потом в течение десятилетий.

О его личных качествах, помощи людям в беде, отзывчивости и доброте ходили легенды.

Да и вообще – стоило на него взглянуть – такого красивого, стройного, с лучезарной, пробивающей все заслоны недружелюбия улыбкой (когда он снимал с себя актерскую маску), – как сердца устремлялись к нему навстречу.

И вот сын. Собственно сам Костя, сейчас уже ставший Константином Аркадьевичем, руководителем театра, может себе позволить говорить о своей ущербности в сравнении с отцом, о некоей своей обделенности.

Позволю себе продолжить мысль и сказать о том, что отец и сын Райкины представляются мне в какой-то степени антиподами.

rajkin_avtor.jpg

Иначе – людьми противоположных качеств и позиций.

Костя рос вундеркиндом, удивляя того же Чуковского пластичностью, нервностью, подвижностью. Позднее прозорливец Михаил Козаков определит эту черту КР одним словом – «соматика». Вот, пожалуй, то, что было дано Косте от рождения и что он развивал в себе впоследствии. Мы помним тоненького невысокого юношу, блестяще танцующего, имитирующего повадки животных…

Пока это было все. И юности этого хватало с избытком – странная внешность, отчасти даже симпатичная, прыгучесть, бьющая через край энергия и, конечно же, талантливость. С годами прыгучесть ушла, ушла и юношеская некрасивость, граничащая с миловидностью. В чертах проступило что-то тяжелое и уродливое, в поведении отчетливо наметилось желание «всем показать».

Показать что? Наверное, что ничем не хуже отца. При этом, как мне кажется, отец служил для КР не образцом, а «фигурой отталкивания». Отец был обаятелен? широк? дружелюбен? верен одной женщине? Ну, так не ждите от меня того же. Отец не уходил от еврейства? Держал менору в кабинете? А мне милее православный крест.

truffaldino.iz_.bergamo.1.avi.image5c.jpg

Кстати, по поводу последнего. Свое крещение во взрослом возрасте КР объясняет тем, что боялся, что не попадет в некий список. С тем же успехом иудаист может объяснить свою верность религии отцов цитатой из Библии: «Израиль спасется».

Возможно, мои наблюдения субъектины и неверны – допускаю, ибо сужу с о-очень большого расстояния.

В связи с юбилеем артиста – неслыханное дело! – несколько вечеров подряд на канале КУЛЬТУРА шли телеверсии спектаклей, поставленных в «Сатириконе». Я посмотрела три –«Не все коту масленица» по пьесе Александра Островского, «Король Лир» и «Ричард III» по Шекспиру. Несколько слов о впечатлениях.

Спектакль «Не все коту масленица», поставленный Аллой Покровской и Сергеем Шенталинским, мне безусловно понравился. Легкий, красивый спектакль, великолепно разыгранный и оформленный, с кивком в сторону современных нуворишей, порой ужасно невежественных и безграмотных, но кичащихся своим богатством, дворцами, яхтами.

500.jpg

Купец Ермил Зотыч в исполнении Райкина – в первом действии просто пугающе отвратителен. Актер использует свою «соматику» – звериную походку татя, палку, которой постоянно размахивает, горловые неприятные звуки… Немного странно, ибо такое не практиковалось в «старом театре», но здесь вроде бы и к месту.

Нам представляют тип «купца-зверя”, “купца-людоеда», который уже «скушал» одну молодую жену и теперь не прочь полакомиться еще одной – молодой и привлекательной Агничкой.

Во второй части спектакля Ермил Зотыч сбривает бороду, надевает белый жилет, палка его обращается в тросточку, но «зверские повадки» его выдают.

Выдает и непомерное тщеславие, которое выражается в желании всячески унизить всех вокруг – племянника, ведущего его дела, Агничку и ее мать. Актрисы хорошо овладели техникой глубокого, чуть не земного поклона, который то и дело отвешивают лютому богатею. Конец этой пьесы, близкой к народным сказкам и в заглавии имеющей народную поговорку, ожидаемо сказочный.

Племянник, буквально вырвав у бешеного дяди свои 15 тысяч, женится на бесприданнице Агничке, а дядя, хоть и богач, остается с носом. Не все коту масленица.

558490_original.jpg

Два других спектакля, поставленных режиссером Бутусовым по пьесам Шекспира, не вызвали у меня большого восторга. Оба спектакля хорошо сделаны, у них прекрасная сценография, в обоих есть отличные куски. Но в целом они показались мне чересчур «физиологичными», порой запредельно страшными. Король Лир в исполнении Константина Райкина сочувствия у меня не вызвал.

Наоборот, две его дочери, лицемерные Регана и Гонерилья, в какой-то степени получили оправдание: такой жестокий и несправедливый человек действительно должен быть как-то обуздан. Если престарелый купец, возомнивший себя женихом для молодой девицы, прыгающий, издающий крики, высовывающий язык – находит у меня объяснение, то трудно объяснить такую же «соматику» в применении к Лиру и Ричарду.

Кстати говоря, в пьесе Островского «высовывание языка» обыгрывается. В конце спектакля мать Агнички тоже «показывает язык» оставшемуся «несолоно хлебавши» диковатому купцу-богатею. А вот в «Лире» и в «Ричарде» это воспринимается уже как надоедливый штамп. То же и с криком.

Все персонажи кричат благим матом. Это напомнило мне раннюю Таганку, где на таком крике работала Зинаида Славина в «Добром человеке из Сезуана».  Позже этот прием уже не срабатывал. Еще раз говорю: в обоих спектаклях о-очень много хорошего, в труппе работают потрясающие актеры – взять хотя бы того же Максима Аверина (еще об одной актрисе я скажу чуть дальше). Но общий «физиологизм» и натурализм решения очень мне мешал воспринимать Шекспира.

download.jpg

Одна из наиболее страшных сцен «Ричарда III» – убийство принца Кларенса в Тауэре двумя подосланными килерами. Принца заливают вином до смерти. Как не посочувствовать бедному актеру Максиму Аверину, проходящему через сию экзекуцию каждый раз в вечер спектакля.  Ей-богу, нет мне дела до английского принца, а вот  актера, его играющего, жаль,  просто до слез жаль.  Максим играет в  спектакле  еще две роли, одна из них женская.

 Тут же скажу, что в « Короле Лире в роли шута – женщина.

Лир Райкина снимает брюки, остается в подштанниках, прыгает на стол, проделывает гимнастические трюки. Эксцентрика, эксцентрика… И опять останавливаюсь в раздумье. С одной стороны, все скажут, что это «новое прочтение». С другой стороны, что это добавляет к пониманию образа старого и постепенно прозревающего истину короля?  Короля, которого  к концу пьесы и спектакля обычно жалеешь. Лично у меня Лир в спектакле «Сатирикона» так и не вызвал сострадания. К этому ли стремились режиссер и артист?

Еще раз повторю, что театр «Сатирикон» представляется мне живым и способным к росту организмом. Уже назвала Максима Аверина. Скажу об удивительной приживалке из спектакля «Не все коту масленица», сыгранной Елизаветой Мартинес-Корденас.

Когда она появилась на сцене, я глазам своим не поверила – темнокожая, по типу то, что в Америке называют «латинос». И вот эта «пуэрториканка» так роскошно сыграла приживалку богатого купца, так танцевала, пела, с таким азартом препиралась с боссом, так истово наставляла молодую барышню, что я ею залюбовалась. И не только я. Публика проводила ее аплодисментами.

Молодец КР – не побоялся взять в труппу «нетипичную» актрису, за это грех не похвалить.

А вот за что хвалить не хочется,  так это за отсутствие в репертуаре «Сатирикона»  современных сатирических пьес, комедий и фарсов на темы дня, говорящих о сегодняшней России. Но боюсь, что для сохранения  «статуса кво», театр  не может себе этого позволить.

Константин Райкин, перехватив эстафету из рук отца, ушедшего в 1987-м,  безусловно сделал головокружительную карьеру, он  руководитель известного московского театра,  имеет свою  Театральную школу, он – одна  из важных фигур на столичном театральном небосклоне. Пожелание юбиляру – одно. Расти, изменяться, не прекращать поиски. И на этом пути, я уверена, он еще встретится со своим гениальным отцом – Аркадием Райкиным.

Театр строгого режима. Константин Райкин

 ***

Алексей Навальный, держись, мы с тобой!

  • 9117 просмотров

 

Помимо этого сжатого министерского комментария, напомним, есть развернутая журналистская версия в нескольких частях, с которой еще год назад мог ознакомиться любой читатель. В двух словах: здание театра “Сатирикон” под руководством артиста К. А. Райкина, который год не функционирует, потому что никак не идет инвестпроект с реставрацией и застройкой у предпринимателя К. А. Райкина. Спектакли “Сатирикона” ставятся на дружественных площадках деятелей, с которыми руководство театра имеет целую сеть связей. Только на аренду дружественной Райкину “Планеты КВН” в год вылетают десятки миллионов рублей. 

Интересно не то, что за год, судя по грустной констатации Мединского и эмоциональным обвинениям Райкина, ничего не изменилось в финансово-хозяйственном плане, — нарушения закона о госзакупках по-прежнему фиксируются. В конце концов, артистов любят не за то, что они кристально честны. И не за то, что аккуратно заполняют все формы, отчитываясь о расходах. Их любят вообще не за то, каковы они в реальной жизни. 

Артистам, если очень надо, могут простить махинации с инвестпроектами, убыточную аренду залов у приятелей без конкурса, костюм гувернантки по цене гумовских бутиков, заказ полиграфии собственным женам (все это за госсредства), многолетний бизнес на госсубсидиях и прочие “нарушения законодательства о госзакупках”. 

Фотография спектакля “Все оттенки голубого” театра Сатирикон 

И конечно, люди могут простить артистам максимы типа “театр должен безжалостно уличать государство, а государство — ему за это платить”. Публика, включая госчиновников, постоянно держит в уме, что “у них работа эмоциональная, нервы гастролями расшатаны, их надо понять”. Могут простить и прощают. 

И когда на вопрос “кому на Руси жить хорошо?” президент России В. В. Путин грустно шутит: “Режиссерам и другим представителям творческих профессий”, он тоже констатирует некоторую негласную привилегированность артистического сословия. Но есть один нюанс. 

При всем этом артисты должны играть, режиссеры — ставить спектакли, а театры — собирать публику. То есть быть в первую очередь не успешными состоятельными парнями, а создателями прекрасного. 

И дело в том, что именно по этому показателю, за который артистам все прощается, театр “Сатирикон” — и это не секретные сведения — годами находится на последних местах среди федеральных театров. 

Прекрасное — оно ведь вполне себе измеряемо в некотором смысле. Две сотни работников театра во главе с самим Райкиным в 2014 году дали четыре премьеры, в 2015-м — две, в 2016-м — одну, в 2017-м — тоже одну. И заполняемость у них годами одна из самых низких по стране, как и частота представлений. 

Мнение народа как оно есть 

В этом ноябре в афише “Сатирикона” — два десятка спектаклей. Для погружения в атмосферу и проблематику я на волне шума собрался сходить на ближайшее представление, но его (“Чайки”) пришлось ждать дней пять. И хотя это была единственная сатириконовская “Чайка” в ноябре, свободных мест в зале хватало. 

Про сам спектакль писать воздержусь, я не критик и ничего не понял. Тем более что постановка оказалась не классическая, а новаторская, там актеры все время меняются ролями. Когда эта “Чайка” была премьерой, то есть лет семь назад, ее даже награждали за новизну прочтения. Но сейчас, судя по числу зрителей, очарование новизны несколько рассеялось. 

Несмотря на ненапряжность работы райкинского театра, кормить “Сатирикон” государство меньше не стало (сведения тоже не секретные: 2014 год — 175 миллионов, 2015-й — 191 миллион, 2016-й и 2017-й — по 213 миллионов рублей). Учитывая упавшее число представлений, удельный вес казенных средств в общем бюджете стал даже больше. И по убыточности райкинский театр тоже в федеральных рекордсменах. 

То есть перед нами не совсем живое учреждение культуры, получающее тем не менее из госказны сотни миллионов. В этом контексте фраза главного героя о “некрофильском государстве” приобретает новые и во многом самокритичные нотки. В заключение стоит отметить один факт. 

Когда год назад народный артист К. А. Райкин вышел со смелыми заявлениями о цензуре, о ее недопустимости, о том, что государство должно платить за критику, эффект был потрясающий. Шумели СМИ, блогеры, читатели и зрители. Обращала на это свое бесценное внимание и зарубежная пресса. Шум стоял, пожалуй, с месяц, и СМИ уже устали публиковать колонки о Райкине, и множество отповедей ему остались неопубликованными. А вот попытка сделать ремейк год спустя и публики, и прессы собрала до обидного мало. 

У меня есть версия. Публика, видимо, уже осмыслила Константина Аркадьевича как явление, попробовала его заявления на вес и обращать внимание на них перестала. Поскольку стало понятно, что при нынешнем положении дел деньги российского государства волнуют артиста куда больше, чем российский зритель, который ответил артисту взаимностью.Этот безжалостный, но поучительный факт лишний раз напоминает нам о том, как важны в жизни творческих работников премьеры, работа над собой и поиск новых форм. 

И главное — как мало в действительности стоит искусство, рассорившееся со зрителем. Сколько бы сотен миллионов оно по старой памяти ни выжимало из бюджета. 

Виктор Мараховский 

Кстати…

Сын Юрия Никулина Максим помог восстановить разбомблённый цирк в Луганске. А чем занимается сын Аркадия Райкина Константин, понятно из статьи выше.

http://nashaplaneta.su/_nw/156/05926304.pngАркадий Райкин, когда тебя уже задушит Мединский? Самые мерзкие паразиты сидят в так называемой творческой интеллигенции. Педерастия, дурновкусие, бесталанность сочетаются с зашкаливающей наглостью и ненавистью к России и Русскому народу. Всё это о Райкине и ему подобных… Кто на самом деле душит Константина Райкина Автор – Виктор Мараховский Представленный в ноябре в двух государствах спектакль “Константин Райкин и российское государство”, конечно, разыгрался сам собой, стихийно, без сценария и режиссуры. Но вышло очень поучительно. Сначала, напомним, народный артист России выступил с патетическим призывом “урезонить и поставить на место” министра культуры Мединского. По версии Константина Аркадьевича, Владимир Ростиславович лично “мстит ему и его театру за уличение в неправде” и душит его прокурорскими проверками. Заявив это, деятель культуры отправился в Одессу, где начал было выступать с моноспектаклем, год назад наделавшим шуму, поскольку в нем он назвал Россию “некрофильским государством”. Там, в одесском театре, Константин Аркадьевич был “тепло” встречен активистами украинского национально-освободительного движения — они вторглись в моноспектакль с собственным перформансом и фактически согнали артиста со сцены. Вернувшись в Россию, Райкин получил ответ министра культуры на свои призывы. Владимир Мединский, выступая по телевидению, напомнил, что впервые Райкин поднял скандал почти ровно год назад. И что скандалить тогда артист начал из-за денег. “Театр, художественным руководителем которого является Райкин, привычно затребовал допфинансирование. В нем было отказано, потому что не было соответствующего обоснования, после чего — через несколько дней — прозвучала пламенная речь о цензуре в стране, начался шум. Мы провели проверку после этого шума — результатом оказались крайне разочарованы. Дали год на устранение недостатков. К концу года вместо устранения недостатков мы видим новую серию патетических выступлений на тему того, что “меня лично душит министр”, — крайне сжато разъяснил глава ведомства. http://u.to/Y7oH Реконструируемое здание театра “Сатирикон” имени Аркадия Райкина Помимо этого сжатого министерского комментария, напомним, есть развернутая журналистская версия в нескольких частях, с которой еще год назад мог ознакомиться любой читатель. В двух словах: здание театра “Сатирикон” под руководством артиста К. А. Райкина, который год не функционирует, потому что никак не идет инвестпроект с реставрацией и застройкой у предпринимателя К. А. Райкина. Спектакли “Сатирикона” ставятся на дружественных площадках деятелей, с которыми руководство театра имеет целую сеть связей. Только на аренду дружественной Райкину “Планеты КВН” в год вылетают десятки миллионов рублей. Интересно не то, что за год, судя по грустной констатации Мединского и эмоциональным обвинениям Райкина, ничего не изменилось в финансово-хозяйственном плане, — нарушения закона о госзакупках по-прежнему фиксируются. В конце концов, артистов любят не за то, что они кристально честны. И не за то, что аккуратно заполняют все формы, отчитываясь о расходах. Их любят вообще не за то, каковы они в реальной жизни. Артистам, если очень надо, могут простить махинации с инвестпроектами, убыточную аренду залов у приятелей без конкурса, костюм гувернантки по цене гумовских бутиков, заказ полиграфии собственным женам (все это за госсредства), многолетний бизнес на госсубсидиях и прочие “нарушения законодательства о госзакупках”. Фотография спектакля “Все оттенки голубого” театра Сатирикон http://u.to/Y7oH И конечно, люди могут простить артистам максимы типа “театр должен безжалостно уличать государство, а государство — ему за это платить”. Публика, включая госчиновников, постоянно держит в уме, что “у них работа эмоциональная, нервы гастролями расшатаны, их надо понять”. Могут простить и прощают. И когда на вопрос “кому на Руси жить хорошо?” президент России В. В. Путин грустно шутит: “Режиссерам и другим представителям творческих профессий”, он тоже констатирует некоторую негласную привилегированность артистического сословия. Но есть один нюанс. При всем этом артисты должны играть, режиссеры — ставить спектакли, а театры — собирать публику. То есть быть в первую очередь не успешными состоятельными парнями, а создателями прекрасного. И дело в том, что именно по этому показателю, за который артистам все прощается, театр “Сатирикон” — и это не секретные сведения — годами находится на последних местах среди федеральных театров. Прекрасное — оно ведь вполне себе измеряемо в некотором смысле. Две сотни работников театра во главе с самим Райкиным в 2014 году дали четыре премьеры, в 2015-м — две, в 2016-м — одну, в 2017-м — тоже одну. И заполняемость у них годами одна из самых низких по стране, как и частота представлений. Аркадий Райкин – социальный паразит Мнение народа как оно есть http://u.to/Y7oH В этом ноябре в афише “Сатирикона” — два десятка спектаклей. Для погружения в атмосферу и проблематику я на волне шума собрался сходить на ближайшее представление, но его (“Чайки”) пришлось ждать дней пять. И хотя это была единственная сатириконовская “Чайка” в ноябре, свободных мест в зале хватало. Про сам спектакль писать воздержусь, я не критик и ничего не понял. Тем более что постановка оказалась не классическая, а новаторская, там актеры все время меняются ролями. Когда эта “Чайка” была премьерой, то есть лет семь назад, ее даже награждали за новизну прочтения. Но сейчас, судя по числу зрителей, очарование новизны несколько рассеялось. Несмотря на ненапряжность работы райкинского театра, кормить “Сатирикон” государство меньше не стало (сведения тоже не секретные: 2014 год — 175 миллионов, 2015-й — 191 миллион, 2016-й и 2017-й — по 213 миллионов рублей). Учитывая упавшее число представлений, удельный вес казенных средств в общем бюджете стал даже больше. И по убыточности райкинский театр тоже в федеральных рекордсменах. Аркадий Райкин – социальный паразит Костя, готовься отправиться по этапу вслед за Серебренниковым http://u.to/Y7oH То есть перед нами не совсем живое учреждение культуры, получающее тем не менее из госказны сотни миллионов. В этом контексте фраза главного героя о “некрофильском государстве” приобретает новые и во многом самокритичные нотки. В заключение стоит отметить один факт. Когда год назад народный артист К. А. Райкин вышел со смелыми заявлениями о цензуре, о ее недопустимости, о том, что государство должно платить за критику, эффект был потрясающий. Шумели СМИ, блогеры, читатели и зрители. Обращала на это свое бесценное внимание и зарубежная пресса. Шум стоял, пожалуй, с месяц, и СМИ уже устали публиковать колонки о Райкине, и множество отповедей ему остались неопубликованными. А вот попытка сделать ремейк год спустя и публики, и прессы собрала до обидного мало. У меня есть версия. Публика, видимо, уже осмыслила Константина Аркадьевича как явление, попробовала его заявления на вес и обращать внимание на них перестала. Поскольку стало понятно, что при нынешнем положении дел деньги российского государства волнуют артиста куда больше, чем российский зритель, который ответил артисту взаимностью.Этот безжалостный, но поучительный факт лишний раз напоминает нам о том, как важны в жизни творческих работников премьеры, работа над собой и поиск новых форм. И главное — как мало в действительности стоит искусство, рассорившееся со зрителем. Сколько бы сотен миллионов оно по старой памяти ни выжимало из бюджета.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий