Краткая биография Кипренского

Kiprensky_self

Великий русский художник Орест Адамович Кипренский был внебрачным сыном помещика, который, пряча концы в воду, приказал усыновить мальчишку своему крепостному слуге Адаму Швальбе.

Спустя шесть лет помещик разглядел в сынишке талант к рисованию, дал ему свободу и определил  в Воспитательное училище при Санкт-Петербургской академии художеств, а затем и в саму академию.

Уже одна из первых работ юного Ореста Кипренского — портрет приемного отца Адама Швальбе — имела большой успех: студенческая работа казалась всем произведением европейского мастера XVII века.

clip_image002

Портрет А. Швальбе

А по выпуску Совет Академии художеств за картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле» присудил Кипренскому Большую золотую медаль, которая давала право на поездку за границу.

Дмитрий Донской на Куликовом поле

Но в Европе в то время шли наполеоновские войны, и поэтому Кипренский был откомандирован на три года в Москву. Там он создал несколько полотен, за которые его в 29 лет избрали академиком. Одно из них — парадный портрет гусара Евграфа Владимировича Давыдова, который многие сегодня принимают за портрет его двоюродного брата поэта и будущего героя Отечественной войны Дениса Давыдова.

Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Владимировича Давыдова

Затем Кипренский написал великолепный портрет поэта Василия Жуковского и ряд других портретов современников. Бесконечно талантливые работы принесли ему заслуженную славу.

В.Жуковский

Загадочный портрет

Лишь в 1816 г. Кипренский, уже сложившийся мастер, впервые поехал за границу. В Италии художник прожил несколько лет, работая в основном над историческими картинами. Приняты они были с восторгом!

Но одна работа стоит особняком, до сих пор волнуя умы искусствоведов и романистов.

Это портрет семилетней девочки, написанный Кипренским в 1819 году в Риме. В «Реестре» своих картин Кипренский назвал его длинно и выспренно «Девочка прекрасного лица в венке маковом с цветочком в руке». Три года он никому тот портрет не показывал. Лишь в 1822 году выставил его в парижском Салоне под названием «Голова ребенка».

Девочка прекрасного лица в венке маковом с цветочком в руке

Позднее, в 1830 году, картина под названием «Девочка с цветком в маковом венке» экспонировалась на выставке в Неаполе. Она была принята местными знатоками за картину старого европейского мастера, и Кипренский, согласно их мнению, написать ее не мог, о чем художник со смехом писал А. Х. Бенкендорфу: «Мне в глаза говорили г.г. профессора <…> якобы в нынешнем веке никто в Европе так не пишет, а особенно в России может ли кто произвесть оное чудо?».

Так что же это за чудо, что за девочка? Тогда её звали Мариучча, позже — Анна-Мария Фалькуччи. Она родилась около 1812 года и была дочерью итальянской красавицы-натурщицы, которая не только позировала Кипренскому, но и жила в его доме и была близка с ним.

Но в 1822 году, произошло событие загадочное и трагическое, наложившее черную тень на всю дальнейшую жизнь Кипренского.

Две загадочные смерти

Вот что пишет об этом Константин Паустовский в повести «Орест Кипренский».

«Однажды утром натурщицу нашли мертвой. Она умерла от ожогов. На ней лежал холст, облитый скипидаром и подожженный. Через несколько дней в городской больнице „Санта-Спирито« умер от неизвестной болезни слуга Кипренского — молодой и дерзкий итальянец. Глухие слухи поползли по Риму. Кипренский утверждал, что натурщица убита слугой. Медлительная римская полиция начала расследование уже после смерти слуги и, конечно, ничего не установила. Римские обыватели, а за ними и кое-кто из художников открыто говорили, что убил натурщицу не слуга, а Кипренский. Рим отвернулся от художника. Когда он выходил на улицу, мальчишки швыряли в него камнями из-за оград и свистели, а соседи — ремесленники и торговцы — грозили убить.Кипренский не выдержал травли и бежал из Рима в Париж».

Но и Париж его не принял: слух о таинственных смертях дошел и сюда. Двери всех домов захлопывались перед художником. Выставка картин, устроенная им в Париже, была встречена равнодушно. Газеты о ней промолчали. Кипренский был выброшен из общества. В Италию возврата тоже не было. Он затаил обиду. Осталось только одно место на земле, куда он мог уехать, чтобы забыться от страшных дней и снова взяться за кисть. Это была покинутая родина, видевшая его расцвет и славу.

Уезжая в Россию, Кипренский письменно обратился к итальянскому кардиналу Гонзальви с просьбой определить Мариуччу в монастырский пансион. И оставил деньги на воспитание сиротки.

В 1823 г. Кипренский вернулся в Петербург. На родине художник нашел искомое вдохновение, написал множество прекрасных портретов, в том числе портрет Пушкина, признанный лучшим портретом гениального поэта.

А.Пушкин

Эта работа тогда понравился и самому Александру Сергеевичу, несколько иронично написавшему:

Девочка и страсть

Несмотря на многочисленные заказы, деньги и славу, Кипренский всё время стремился уехать из России. И в 1828 году он таки покинул родину — теперь уже навсегда.

Покинул потому, что в далеком Риме, в монастырском пансионе воспитывалась юная шестнадцатилетняя девушка, к которой стареющий уже сорокашестилетний художник все эти годы испытывал нежную привязанность, граничащую со страстью. Он рвался из России с тем, чтобы разыскать свою любовь. И разыскал.

Но при этом утратил себя как художник. Его прежний успех в Италии был забыт, к тому же в Риме уже несколько лет блистал Карл Брюллов, далеко оттеснивший всех соперников. Кипренский почти не получал заказов и начал испытывать нужду. Он объездил всю Италию, много работал, написал несколько хороших портретов, в том числе портрет Б. Торвальдсена, но не приблизился в них к прежним достижениям. Силы его как художника иссякали.

Б. Торвальдсен

Но в начале 1836 года он все же расплатился с кредиторами и осуществил своё заветное, страстное желание – он женился на Мариучче. Для этого православному Кипренскому пришлось принять католичество и обвенчаться без огласки.

Обрел ли он счастье? Вряд ли. Современники говорили, что бедная девушка не любила его, хотя была благодарна за заботу о ней. А пожилой уже, пятидесятичетырёхлетний Кипренский, чтобы обеспечить молодую супругу, брался за любую работу и брал, брал в долг, где только мог. Современники вспоминали, что он при этом постоянно ссорился с женой, от чего постоянно и помногу пил.

Не обрел он счастья ещё и потому, что не успел. Что его жизнь с Мариуччи продлилась чуть больше трёх месяцев. В неистовой работе Кипренский жестоко простудился, заболел воспалением легких и скончался на руках молоденькой супруги. Спустя еще несколько месяцев на свет появилась его дочь Клотильда Кипренская, но след ее, равно как и след её матери, безнадежно затерялся в истории…

Кипренского похоронили в Риме. Над надгробием стоит стела с надписью: «В честь и в память Ореста Кипренского, самого знаменитого среди русских художников, профессора и советника Императорской Петербургской академии художеств и члена Неаполитанской академии, поставили на свои средства, живущие в Риме русские художники, архитекторы и скульпторы, оплакивая безвременно угасший светоч своего народа и столь добродетельную душу…»

                    Орест Кипренский, автопортрет

Неаполитанская девочка с плодами. Романтизм. Россия.

А в Третьяковской галере висит портрет, на котором милая девочка со сломанной гвоздикой облокотилась на высокий стол и заинтересовано обернулась к художнику.

Портрет З.А.Телешовой

В ее движении — чистота и естественность ребенка. И еще кажется, что она минутой раньше что-то спросила и ждет ответа, который затянулся на долгие, долгие годы…

Бедная Лиза. 1827 год

Молодой садовник. 1817 год

Портрет А.О. Смирновой. 1830 год

Портрет князя Ивана Алексеевича Гагарина. 1811 год

Похожие материалы:

Русский художник Орест Кипренский, картины которого будоражили российскую общественность всю первую половину 19-го века, родился в 24 марта 1782 года в усадьбе небогатого помещика Ораниенбаумского уезда А. Дьяконова. Мать — крепостная Анна Гаврилова — родила ребенка вне брака. Отцовство приписывают самому помещику, который не гнушался общением со своими крепостными девками. Год спустя после рождения будущего художника Дьяконов дал ему имя Орест и хоть не признал сыном, но всячески опекал мальчика, дал ему вольную и позаботился о будущем. А чтобы у Ореста было отчество, помещик выдал его мать замуж за своего дворового мужика Адама Швальбе.

Первые шаги

В возрасте шести лет рано проявивший свои способности Орест был отдан в обучение в училище при Академии художеств Петербурга. В дальнейшем всему он был обязан своему природному дарованию. Академию Кипренский окончил в 1803 году и продолжил изучать искусство живописи под руководством известного русского художника Г.И. Угрюмова.

Последующие несколько лет Орест Адамович Кипренский провел в тяжелых условиях, жил фактически в казарме, подвергался унижениям, его муштровали, ограничивали свободу. Но как ни странно, лишения и бытовая неустроенность не отняли у художника желания заниматься искусством, наоборот, нелегкая судьба стала стимулом для дальнейшего творческого развития. Друзья прозвали молодого Кипренского «сумасбродным Орестом». Художник постоянно носил с собой альбом с рисунками, которые он создавал буквально на ходу.

Неуверенность

Орест Кипренский, картины которого однозначно представляли собой новое слово в живописи, старался не выделяться из общего числа мастеров кисти. Он считал свои работы достаточно посредственными, чтобы выставлять их напоказ. Однако постепенно друзьям Кипренского удалось убедить его в неординарности полотен, которые он писал очень быстро, что называется на одном дыхании.

Признание

В конце концов Кипренский, картины которого уже обсуждались тайно и явно в Москве, решился на демонстрацию полотен «Мадонна с младенцем» и «Портрет отца Адама Швальбе». Немного позже художник получает большую золотую медаль за полотно «Князь Донской после Куликовской битвы». После этого Орест Кипренский, картины которого были признаны и получили высокую оценку, стал участвовать в оформлении Казанского собора архитектора Воронихина. Однако этот вид творчества не стал для художника возможностью полной реализации своего таланта, и он решил обратиться к жанру портрета.

Орест Адамович Кипренский быстро выдвинулся на передний план как всесторонне одаренный живописец. Портреты, написанные им, поражали новизной и точностью изображения. Художнику каким-то непостижимым образом удавалось ухватить самую суть и уже не упускать ее до конца работы. Одной из самых значительных работ Кипренского является портрет, на котором изображен Александр Сергеевич Пушкин. Картина Кипренского, посвященная светочу русской поэзии, была написана в 1827 году. До создания этого шедевра Орест Адамович успел написать еще 59 портретов, на двух из которых изображены во весь рост полковник Е.В. Давыдов и граф Д.Н. Шереметев. Остальные писались в полроста.

Орест Кипренский, картины которого уверенно завоевывали Петербург и Москву, в одночасье становится выдающимся художником своего времени. За несколько портретов, написанных в 1811-1813 годах, живописец получил звание академика живописи.

Реноме

Однако в судьбе художника не все было так гладко и безмятежно, его одолевали амбиции. Портреты Орест Адамович писал в основном для заработка, а своим призванием он считал историческую живопись и постоянно порывался создать какое-либо монументальное полотно, отражающее великие события из прошлого русского народа.

Тем не менее художник продолжал творить в доступном ему жанре и стал первым русским живописцем, который получил заказ на создание автопортрета для галереи Уффици, известной своим собранием изображений лучших художников с мировым именем. Будучи столь известным, художник Кипренский, картины которого по мере появления становились предметом вожделения для многих коллекционеров мира, вдруг оказался в опале.

Римские неприятности

В то время Орест Адамович находился в русской колонии в Риме, где посланником от российского государства был назначен некто А. Италинский, очень далекий от искусства и в общем-то достаточно невежественный человек. К художникам наместник относился непочтительно, считая их бездельниками. Кто-то распространил слух о преступных намерениях Кипренского, о его связях с итальянскими карбонариями. В результате наветов и заведомо ложных обвинений Орест Адамович вынужден был покинуть Италию.

Успех во Франции

Несмотря на очевидный успех своей портретной живописи, художник продолжает попытки создать историческое полотно, но результатом этих попыток становятся картины, напоминающие пейзаж с Везувием или непроработанный сюжет какой-либо батальной сцены из прошлого. В конце концов к Кипренскому пришла усталость, и он на какое-то время ушел в себя и забросил работу. Ситуация усугубилась тем, что появился талантливый Карл Брюллов, и внимание публики переключилось на него.

Финансовые проблемы

Орест Адамович уже получал меньше заказов и стал нуждаться в деньгах. К тому же как раз в то время художник надумал жениться, а это, как известно, – дорогое удовольствие. Однако вскоре судьба повернулась к Кипренскому лицом, он удачно продал несколько картин, сумел расплатиться с кредиторами, и жизнь для него вновь обрела смысл.

Кончина

Для того чтобы жениться на своей избраннице, художник принял католическую веру. Молодые тихо обвенчались в небольшой церквушке, а спустя некоторое время Орест Адамович Кипренский простудился и умер от воспаления легких. Это произошло 5 октября 1836 года. Спустя четыре месяца у вдовы Кипренского родилась дочь, которую назвали Клотильдой. Ее след потерялся во времени.

Немногочисленные друзья художника вскладчину установили на его могиле скромный памятник. Ни в одной газете на было сообщения о кончине живописца, благодаря которому Европа узнала, что в России есть великое искусство и великие художники.

Кипренский Орест – краткая биография

Знаменитый русский живописей Орест Адамович Кипренский был побочным сыном бригадира А. С. Дьяконова. Он родился в 1785 г. в Ораниенбаумском уезде, воспитывался в семье дворового человека Дьяконова – Адама Карловича Швальбе, крещен был в Копорье, отчего получил прозвище Копорского, которое позднее было изменено в фамилию Кипренский. Когда в пятилетнем Кипренском были замечены художественные способности, Дьяконов дал отпускную и определил мальчика в воспитательное отделение академии художеств.

Орест Кипренский прошел академический курс – под руководством профессора Угрюмова и преподававшего там французского художника Дойена – и приобрёл серьезный рисунок и основы живописной техники. В 1803 г., окончив академию, Кипренский остался при ней работать. Он писал картину на золотую медаль, изучал голландцев и фламандцев в Эрмитаже. В картине «Дмитрий Донской» (1805) в позах, движении и колорите отразилось то, что Кипренский вынес из академии, но к этому он от себя прибавил романтическую нотку.

Орест Адамович Кипренский. Дмитрий Донской на Куликовом поле, 1805

В портрете Адама Швальбе (1804) сказалась натура Кипренского, чуткая к колориту, и результаты его изучения старых мастеров Эрмитажа. Портрет был написан колоритно и такой широкой и мастерской кистью, что позднее даже знатоки были склонны приписывать исполнение его Рубенсу и Ван-Дейку.

Орест Кипренский. Портрет А. Швальбе, 1804

В 1805 г. Орест Адамович Кипренский получил золотую медаль и право поездки за границу. Но тотчас воспользоваться этим правом Кипренскому не пришлось ввиду военного времени. Кипренский остался в России, жил в Москве, Твери, Петербург и Царском Селе. Он много работал с натуры и продолжал совершенствоваться. Особенно пятилетие с 1809 по 1815 г. отмечено расцветом таланта Ореста Кипренского. В это время он написал ряд портретов, из которых чрезвычайно хороши портрет принца Гольштейн-Ольденбургского, Евграфа Давыдова, графа Ф. Ростопчина, графини Е. Ростопчиной, Хвостовых. Все они написаны красочно и сильно. Наряду с живописью Кипренский увлекался рисунком и нарисовал превосходные портреты Кваренги, Дмитревского, Батюшкова, Краснова, Жуковского, Вяземского, целую галерею портретов военных, изображал купцов, крестьян и крестьянок.

Орест Кипренский. Портрет лейб-гусарского полковника Евграфа Давыдова, 1809

Когда наступил мир, в 1816 г. Кипренский уехал за границу. Эта поездка мало дала для дальнейшего развития Кипренского. В Италии Орест Кипренский подпал под влияние разнородных течений. Его восхищали Рафаэль и Леонардо, и отзвуки восторгов Кипренского отразились на его «Цыганке с веткой мирта в руке». В общении с Торвальдсеном и Камучини он проникся господствовавшим в их кругах увлечением античными сюжетами и скомпоновал «Анакреонову гробницу» с вакханкой и сатиром, пляшущими под свирель молодого фавна. Под впечатлением окружавшей его действительности, Кипренский писал «Девочку с цветами», «Цыганку в венке», «Садовника», трактуя в стиле безразличных болонцев, доводя тщательность письма до излишней сухости и вялости.

Орест Адамович Кипренский. Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча?), 1819

Колорит у Кипренского стал слащавым, композиция, движения и тоны стали малоинтересны. Только в портретах по-прежнему вспыхивал по временам талант Кипренского. Широкою сочною кистью он изобразил мечтательного князя А. М. Голицына, смело набросал собственный портрет для Уффици, сделал карандашом поэтичный нежный портрет кн. Щербатовой.

Несмотря на зрелый возраст, Орест Кипренский как в искусстве, так и в жизни оказался неустойчивым. Жизнь его была беспорядочна, полна увлечений, и дело дошло до того, что Кипренскому было небезопасно оставаться в Италии в виду возбуждения, поднявшегося против него среди населения. Кипренский отправился в Париж и в 1823 г. вернулся в Петербург.

В России Кипренский снова был увлечен работой и снова стал тяготеть к натуре. Под влиянием исканий новой школы Венецианова, он начал вводить в портреты обстановку. Молодого кавалергарда гр. Д. Н. Шереметева он изобразил на фоне длинного ряда комнат, старика Шишкова в кресле. В это время манера Кипренского изменилась: краски он стал класть ровно, верно, контура проводить сухо и резко. Прежней сочности и силы не видно в портретах Рюминой, А. С. Пушкина, Н. С. Семёновой в виде Сивиллы Дельфийской.

Орест Кипренский. Портрет А. С. Пушкина, 1827

В 1828 г. Орест Адамович Кипренский снова покинул Россию. Его потянуло в Рим: маленькая Мариучча, девочка, к которой он привязался во время первого пребывания в Риме, и которую отдал на воспитание, теперь выросла, и Кипренский женился на ней, перейдя в католичество. Женитьба не изменила Кипренского. По-прежнему слабый и неустойчивый, он вел невоздержную жизнь, предавался страсти к вину. Через три месяца после свадьбы, Кипренский умер от горячки в 1836 г.

Орест Адамович Кипренский. Автопортрет с рейсфедером в руке, 1828

Орест Кипренский в душе был романтиком: его называют «русским Жерико». Его пейзажи и портреты полны чувства. Он не любил спокойствия, тишины. Ему нравились мрачно облачное небо, пронизанное молнией, гнущий деревья ветер, плещущие волны. В лицах Кипренскому были дороги тихая грусть и вдохновение. Своею настроенностью он шел часто вразрез с основным академическим направлением и для большинства современников не казался значительной величиной.

Орест Кипренский. Портрет Зинаиды Волконской, 1829

Ближайшими потомками Кипренский был почти забыт, и только в начале XX века отдали ему должную дань. Вспомнили, что он «первый ввел в известность в Европе имя русского художника», получив приглашение написать свой портрет для Уффици, признали в нем крупное дарование, увидели в нём пионера русского романтизма и живописца, давшего во время господства мертвенного надуманного академизма образцы горячих красок и непосредственного чувства.

Орест Кипренский. Неаполитанская девочка с плодами, 1831

Литература об Оресте Кипренском

Барон Н. Врангель, «Кипренский» («Старые годы», 1908, № 7 – 9)

Барон Н. Врангель, «Орест Адамович Кипренский в частных собраниях» (1911)

  • Вы здесь:  
  • Мировое искусство
  • Кипренский Орест – краткая биография

Кипренский Орест Адамович

Просмотров: 31577

Кипренский Орест Адамович, русский живописец и график

 Кипренский Орест Адамович (1782-1836), русский живописец и график. Представитель романтизма. Учился в петербургской АХ (1788-1803) у Г. И. Угрюмова и Г. Ф. Дуайена; пенсионер АХ (до 1809). Основной жанр творчества Кипренского — портрет («А. А. Челищев», около 1809 или 1810-11, «Е. Н. Ростопчина», 1809, — оба в ГТГ; «Е. В. Давыдов», 1809, ГРМ), в котором, используя контрасты освещённого лица модели и тёмного фона, сопоставления насыщенных цветов, Кипренский достигает романтической приподнятости образа, особой эмоциональной полноты в раскрытии психологического состояния модели, утверждает новый взгляд на человека как на внутренне независимую личность. С 1812 создавал графические портреты, в которых запечатлел образы своих современников, участников Отечественной войны 1812, духовно близких художнику людей (портрет Е. И. Чаплица, итальянский карандаш, 1813, ГТГ). Поездка в Италию (1816-22) пробудила у Кипренского тяготение к чёткости, определённости формы, к обобщённости характеристик (портрет Е. С. Авдулиной, 1822-23, ГРМ); он делает попытки создать историческую картину. Во второй половине 20-х гг. Кипренский испытал влияние духовного кризиса, охватившего многих передовых людей в эпоху николаевской реакции, что сказалось на его живописной манере, в которой появились сухость форм и рационалистичность построения. Лучшим произведением Кипренского, созданным в этот период, является портрет А. С. Пушкина (1827, ГТГ), в котором воплотились высокие представления Кипренского о творческой личности. В Италии, куда он вновь уехал в 1828, Кипренский делает попытки более разносторонне раскрыть психологию и внутреннее состояние людей (групповой портрет «Читатели газет в Неаполе», 1831, ГТГ), но нередко приходит к внешней описательности и умозрительной рассудочности («М. А. Потоцкая и С. А. Шувалова с эфиопкой», около 1835, Киевский музей русского искусства).

Лит.: В. С. Турчин, О. Кипренский, М., 1975; И. В. Кислякова, О. Кипренский. Эпоха и герои, М., 1977; А. Т. Валицкая, О. Кипренский в Петербурге, Л., 1981; Д. Сарабьянов, О. А. Кипренский. Альбом, Л., 1982.

Картины художника: Кипренский, Орест Адамович

  • Кинтана Антонио
  • Кирсанова Наталья Васильевна

Родительская категория: Биография Категория: Краткая биография

1782, мыза Нежинская, близ Копорья, Петербургская губ. — 1836, Рим

В В В В В В В В  О. А. Кипренский — незаконный сын помещика А. С. Дьяконова-воспитывался в семье приемного отца, А. К. Швальбе. В 1788 г., под фамилией Кипрейский (позже измененной), он был зачислен в Воспитательное училище при АХ. Курс обучения закончил в 1803 г. и был оставлен пенсионером на три года, потом еще на три. За это время он написал ряд работ и среди них «Портрет А. Швальбе» (1804), в котором показал себя талантливым портретистом, последователем Ф. С. Рокотова, Д. Г. Левицкого и В. Л. Боровиковского и притом представителем нового, романтического направления. В В В В В В В В  В следующие годы Кипренский исполнил несколько превосходных портретов, упрочивших его известность на этом поприще, — Е. П. Ростопчиной, А. А. Челищева, В. А. Перовского и др. Высшим его достижением стал знаменитый портрет Е. В. Давыдова (1809). Все еще не установлено, кто изображен на нем: Евдоким, Евграф или, как долго считалось, Денис Давыдов — поэт и будущий герой-партизан 1812 г., но это не так уж существенно, потому что в романтически приподнятом образе были воплощены черты целого поколения, которому предстояло вскоре совершить воинский подвиг. АХ за представленные Кипренским портреты присвоила ему звание академика (1812). Грянувшая война с Наполеоном побудила художника снова взяться за портреты, но теперь в большинстве своем не живописные, а карандашные: он словно спешил увековечить своих современников. Сложившаяся серия образовала своеобразный групповой портрет русского общества в то героическое время. Здесь преобладали изображения военных из окружения художника — А П. Бакунина, М. П. Ланского, А. Р. Томилова, Е. И. Чаплица, П. А. Оленина (все 1813) и др.; чуть позже к ним прибавились изображения деятелей искусства — В. А. Оленина (1813), Н. И. Уткина (1814), К. Н. Батюшкова (1815). Итог этому вдохновенному труду подвели два отличных живописных портрета 1816 г. — В. А. Жуковского и С. С. Уварова. В В В В В В В В  Кипренский стал знаменит и почитаем. Его даже называли «российским Вандиком» (то есть Ван Дейком); но он не был вполне удовлетворен успехом. В В В В В В В В  На судьбе Кипренского роковым образом сказалось заблуждение, которое он питал относительно своего творчества. Этот замечательный, прирожденный портретист занимался портретной живописью в основном для заработка, а подлинным своим призванием считал историческую живопись и все время порывался писать значительные сюжетные произведения, которые должны были обессмертить его. Вот почему, едва в Европе наступил мир, он, пользуясь своим правом на заграничное пенсионерство, отправился в Италию с твердым намерением создать наконец большую картину. Сначала он избрал сюжет «Аполлон, поражающий Пифона» — аллегорию победы Александра I над Наполеоном, но к работе толком не приступил; потом написал «Анакреонову гробницу» и без всякого успеха показал ее на выставке в Риме. Портреты, и среди них такие жемчужины, как портреты С. С. Щербатовой (1819) и А. М. Голицына (ок. 1819), по-прежнему получались у него несравненно лучше; они-то и продолжали приносить ему признание — столь высокое, что в 1820 г. ему был даже заказан автопортрет для галереи Уффици во Флоренции. Его затянувшееся пенсионерство (дважды продленное) наконец завершилось, и в начале 1822 г. художнику пришлось покинуть Италию. Домой он добирался долго, по пути задержался в Мариенбаде, где общался с И.-В. Гёте и дважды рисовал его. Последней его зарубежной работой был начатый, очевидно, в Милане и законченный в Париже портрет Е. С. Авдулиной (1822) — изысканный и тонкий, но настораживающий отсутствием теплоты, живого контакта с моделью, столь свойственных прежним произведениям художника. В В В В В В В В  В Петербурге, куда Кипренский добрался лишь к лету 1823 г., его встретили неожиданно холодно. Не последнюю роль в том сыграли распространяемые недоброжелателями (а он их умел наживать) слухи о двух историях, омрачивших конец его пребывания в Риме. Первая была связана с подозрениями в убийстве натурщицы, а вторая — с позировавшей ему десятилетней девочкой Мариуччей, к которой он необычайно привязался и проявлял о ней исключительную заботу. Все же главная причина заключалась в том, что вкусы публики успели сильно перемениться. Пытаясь поправить положение, художник принялся за большую картину — давно заброшенного им «Аполлона, поражающего Пифона» — и закончил работу в 1825 г.; но снова не произвел желаемого впечатления. В портретах же он по-прежнему блистал мастерством, однако они получались холодно-отчужденными. Среди них было лишь два счастливых исключения. Первое — замечательный портрет А. С. Пушкина (1827), с редкой силой передающий замкнутость поэта в собственном мире вдохновения и одиночество высокой души в окружающем суетном мире (то, что оставалось сокровенным для романтически настроенного художника). Второе — автопортрет, исполненный год спустя, удивительный по беспощадной откровенности, с которой художник вглядывался в себя — постаревшего и немного жалкого. В В В В В В В В  В 1828 г. Кипренский снова отправился в Италию — это было бесполезное бегство от самого себя. Его прежний успех и здесь был позабыт, к тому же в Риме уже несколько лет блистал К. П. Брюллов, оттеснивший соперников. Все еще веря в свое призвание исторического живописца, Кипренский вздумал привлечь к себе внимание картиной «Тибуртинская сивилла, предсказывающая падение мессии Августу» и потерпел неудачу. Более интересными были у него две картины 1831 г.: «Девушка с плодами» и «Читатели газет в Неаполе» — в сущности, портреты, хотя и не поименованные. Впрочем, и они не стали событием. Кипренский получал все меньше заказов и начал испытывать нужду. Он объездил пол-Италии, много работал, исполнил хорошие портреты, в том числе Б. Торвальдсена и Ф. А. Голицына (оба 1833), но и в них не приблизился к прежним достижениям. Соревнуясь с Брюлловым, он попытался написать большой парадный портрет — и не справился с ним: этот эффектный жанр не соответствовал его возможностям, а силы художника уже иссякали. В В В В В В В В  В начале 1836 г. он наконец сумел заработать такую сумму, которая позволила ему расплатиться с кредиторами и осуществить давно принятое решение — жениться на Мариучче (Анне-Марии Фалькуччи). Для этого ему пришлось в июне 1836 г. принять католичество, и в июле он обвенчался без огласки. Не известно, обрел ли он желанный покой. Некоторые современники вспоминали, что он ссорился с молодой женой и жестоко пил, другие об этом умалчивают. Все равно жизнь его подошла к концу: он простудился, заболел воспалением легких и скончался через четыре месяца после свадьбы. Спустя еще несколько месяцев на свет появилась его дочь, Клотильда Кипренская, но след ее безнадежно затерялся.

В 

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий