Про судьбу Егора Столетова, который сдал Петру I Монса… — Удачи и свободы Вашему Я! — LiveJournal

Александр Григорьевич Столетов (29В июля (10В августа)В 1839, ВладимирВ — 15В (27)В маяВ 1896, Москва)В — русский физик, заслуженный профессор Московского университета.

Получил кривую намагничивания железа (1872), систематически исследовал внешний фотоэффект (1888—1890), открыл первый закон фотоэффекта. Исследовал газовый разряд, критическое состояние и другие явления. Основал физическую лабораторию в Московском университете.

Биография

Родился в семье небогатого купца, владельца бакалейной лавки и мастерской по выделке кож Григория Михайловича Столетова. Его мать, Александра Васильевна, будучи образованной женщиной, сама готовила своих детей (всего их было шесть) к поступлению в гимназию, обучая их арифметике и русскому языку. Его брат, Николай Григорьевич, стал видным военачальником. Александр в 4 года научился читать и впоследствии проявлял интерес к литературе, выпуская во время учёбы в гимназии рукописный журнал.

Учился во Владимирской гимназииВ — с 1849 по 1856 год. По окончании гимназии поступил на физико-математический факультет Московского университета, где обучался у профессора М.В Ф.В Спасского. В 1860 году окончил курс и был оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию.

С лета 1862 года до начала 1866 года пробыл за границей, занимаясь физикой сначала в Гейдельберге, потом в Гёттингене, Берлине, Париже и наконец опять в Гейдельберге, в лаборатории Кирхгофа. В первой своей научной работе он установил, что диэлектрические свойства среды не влияют на электромагнитное взаимодействие проводников электрического тока; Кирхгоф называл его самым талантливым своим учеником.

С февраля 1866 года начал в Московском университете чтение лекций по математической физике и физической географии.

В мае 1869 года защитил магистерскую диссертацию: «Общая задача электростатики и приведение её к простейшему виду»В — о наведении зарядов на первоначально незаряженном проводнике в присутствии этих зарядов на заряженный проводник и перераспределение зарядов до наступления электрического равновесия. Показал решение задачи для общего случая взаимодействия произвольного числа проводников. С июня 1869 годаВ — доцент по кафедре физики. В 1870 году на квартире Столетова еженедельно стал собираться физический кружок.

В 1871 году Столетов снова отправился за границу, где пробыл около полугода, работая в лаборатории Кирхгофа над докторской диссертацией «Исследование о функции намагничения мягкого железа», которая была защищена в апреле 1872 года. В июне этого же года Столетов был утверждён экстраординарным профессором, а в следующем 1873 годуВ — ординарным профессором. В 1872 году по его инициативе и при непосредственном участии была организована первая в России учебно-исследовательская физическая лаборатория. Непрерывно занимаясь своим любимым предметом, физикой, Столетов умел возбудить интерес к этой науке и в своих многочисленных учениках. Большая часть университетских профессоров физики были его учениками. У студентов считался строгим преподавателем; Ф. В. Шлиппе вспоминал:

Столетов был известен тем, что задавал всякие мудреные вопросы, затем безучастно с каменным лицом глядел на экзаменующегося и безжалостно одного за другим проваливал. Впоследствии был назначен второй экзаменатор, который ставил свою отметку, и среднее пропорциональное двух баллов было действительно.

— Автобиографические записки

В 1876 году провёл ряд экспериментов по измерению величины отношения электромагнитных и электростатических единиц и получил значение, близкое к скорости света.

В 1877 году был награждён орденом Святой Анны 2-й степени, в 1885В — орденом Св. Владимира 3-й степени; в 1889В — орденом Св. Станислава 1-й степени. В 1882 году был награждён французским орденом Почётного легиона.

С 1881 годаВ — действительный статский советник, а в 1882 году был назначен заведующим кафедрой опытной физики Московского университета.

В 1889 году опубликовал фундаментальную работу «Актино-электрические исследования», в которой дал описание закономерностей фотоэффекта (закон Столетова), ещё не зная о существовании электронов. В 1891 году получил звание заслуженного профессора Московского университета.

<!-TBegin-><!-TEnd->Столетов Александр Григорьевич

Столетов (Александр Григорьевич) — профессор физики в московском унив., род. в г. Владимире в июне 1839 г., скончался в Москве в мае 1896 г. По окончании курса во владимирской гимназии, С. поступил на математический факультет московского университета, где окончил курс в 1860 г. и в том же году был оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию. С лета 1863 г. до начала 1866 г. С. пробыл за границей, занимаясь физикой сначала в Гейдельберге, потом в Геттингене, Берлине, Париже и наконец опять в Гейдельберге, в лаборатории Кирхгофа. С февраля 1866 г. С. начал в московском унив. чтение лекций по математической физике. В мае 1869 г. он защитил магистерскую диссертацию под заглавием «Общая задача электростатики и приведение ее к простейшему случаю» и в июне того же года был утвержден доцентом по кафедре физики. В 1871 г. С. снова отправился за границу, где и пробыл около полугода, работая в лаборатории Кирхгофа над своей докторской диссертацией.

Эта диссертация, под заглавием «Исследование о функции намагничения мягкого железа», была защищена в апреле 1872 г. В июне этого же года С. был утвержден экстраординарным профессором. а в следующем 1873 г. ординарным профессором. С. читал вначале различные курсы математической физики и физическую географию, впоследствии он перешел на изложение опытной физики. Не мало потрудился С. по устройству физической лаборатории и организации практических занятий в дорогом для него московском университете. Непрерывно занимаясь своим любимым предметом, физикой, С. умел возбудить интерес к этой науке и в своих многочисленных учениках, о которых он вообще заботился отечески. Большая часть университетских профессоров физики ученики С. Все работы С., как строго научные, так и литературные, отличаются замечательным изяществом мысли и выполнения. Обширная эрудиция С., его замечательный критический анализ и красота изложения проявляются во всех произведениях, вышедших из-под пера С., и производят чарующее действие на читателя. Прекрасны и по содержанию, и по стилю все его популярные статьи и речи. Кроме занятий в университете, С. не мало времени посвятил на работы в обществе любителей естествознания и в музее прикладных знаний. В течение нескольких лет С. состоял председателем физического отделения общ. люб. естествознания и директором физического отдела при политехническом музее.

Проводя почти каждое лето за границей, С. имел возможность познакомиться со всеми выдающимися западноевропейскими физиками, с которыми и поддерживал постоянно сношения. Он принимал участие и в международных конгрессах. С. состоял членом очень многих ученых обществ как русских, так и иностранных, а именно он был почетным членом общества любителей естествознания, почетным членом киевского физико-математического общества, почетным членом киевского общества естествоиспытателей, членом обществ московского математического, русского физико-химического, парижского Societe Francaise de Physique, членом основателем и корреспондентом парижского Societe internationale des electriciens, иностранным членом лондонского Insitution of Electrical Engineers. Он был также почетным членом Императорского унив. св. Владимира. Кроме занятия наукой С. интересовался литературой, искусством. Не крепкий по натуре, он испытал в 1893 г. большие огорчения и окончательно расстроил свой организм. В конце 1894 г. здоровье. С. как будто восстановилось и он отдался устройству физической секции на IX съезде естествоиспытателей и врачей, превосходно организовав демонстративные заседания этой секции.

В течение года С. чувствовал себя еще довольно сносно, но с зимы 1895 г. он стал прихварывать и, наконец, отошел в другой мир. Слишком рано похитила смерть С.! Еще много мог бы он сделать для русской науки. Перечень работ С. приведет в «Журн. Русск. Физико-Химич. Общ.», т. 29, стр. 72. Кроме двух диссертаций, наиболее важные статьи С. суть следующие: «О Кольраушевом измерении ртутной единицы сопротивления»; «Sur une methode pour determiner le rapport des unites electromagnetiques et electrostatiques» (le «v» de Maxwell); «Об электричестве соприкосновения»; «О критическом состоянии тел» (4 ст.); «Актиноэлектрические исследования»; «Эфир и электричество» (речь); «Очерк развития наших сведений о газах»; «Введение в акустику и оптику» (курс).

И. Боргман.

—>

В плеяде великих естествоиспытателей почетное место занимает Александр Григорьевич Столетов (1839—1896).

Наследие этого ученого, одного из передовых людей своего времени, живет и будет жить в науке и технике. На нас работают машины и приборы, создать которые помогли открытия ученого. На наших глазах дали богатые всходы зерна, посеянные Столетовым.

Александр Григорьевич Столетов.

В своем научном творчестве А. Г. Столетов предстает перед нами как революционер в науке.

Уже диссертационная работа его «Исследование о функции намагничения мягкого железа», о которой мы расскажем в главе, посвященной русским электрикам, раскрыла широкие горизонты и перед наукой и перед техникой.

Большим достижением явилась работа Столетова, посвященная измерению коэффициента пропорциональности между электромагнитными и электростатическими единицами.

Опыт Столетова имел глубоко принципиальное значение.

Доказать, что величина этого коэффициента равна скорости света, значило получить важнейшее подтверждение в пользу электромагнитной теории света, утверждавшей, что и свет и электромагнитные процессы имеют одинаковую природу.

Между работой Столетова и работами его предшественников — немецких физиков Вебера и Кольрауша — было большое сходство. Чтобы найти отношение между электростатическими и электромагнитными единицами, эти ученые также измеряли величину электрического заряда, вначале покоящегося, а потом движущегося. Сердцевиной созданной ими установки также был конденсатор, который они сначала заряжали, а потом разряжали.

Но было различие между установкой, придуманной Столетовым, и установкой Вебера и Кольрауша. Вебер и Кольрауш пользовались конденсатором старого типа — лейденской банкой. Точно  рассчитать ее электрическую емкость было невозможно.

Столетов сконструировал конденсатор, емкость которого можно было рассчитывать с большой точностью, а значит, и очень точно определять величину заряда, скапливающегося на обкладках конденсатора.

Конденсатор состоял из двух металлических дисков, которые можно было устанавливать строго параллельно друг другу, точно соблюдая желаемую величину зазора. Чтобы достичь наибольшей точности при измерении емкости конденсатора, Столетов снабдил один из дисков охватывающим его охранным кольцом: кольцо предотвращало появление искажений электрического поля на краях диска.

По-новому решил Столетов вопрос и об измерении разрядного тока. Вебер и Кольрауш, а также Эйртон и Перри — английские физики, начавшие свои опыты позже Столетова, — применяли баллистический гальванометр — прибор, отмечающий кратковременные импульсы тока. Столетов же нашел остроумный способ «остановить мгновение», продлить разрядный ток.

Столетов включил в свою установку коммутатор-переключатель: вращаясь, коммутатор то присоединял конденсатор к электрической батарее, заставляя его заряжаться, то подключал к проволоке. Частые импульсы разрядного тока, следующие один за другим, сливались в как бы непрерывно идущий по проводнику ток.

Установка Столетова не требовала применения большой батареи. Эйртону и Перри в их опытах требовалось двести гальванических элементов, Столетов же обходился всего лишь одним-двумя элементами. В этом случае «несовершенство изоляции менее вредит делу», писал Столетов. К тому же при небольшом напряжении зазор между охранным кольцом и диском можно было делать очень узким.

Изобретенный Столетовым способ давал возможность значительно проще и точнее замерять величину пробегавшего через проволоку заряда.

Преимущества метода Столетова обеспечили этому способу победу в борьбе за точность. Метод Столетова дал возможность еще точнее установить, что величина коэффициента пропорциональности близка к скорости света в пустоте.

До открытия в 1887 году выдающимся немецким физиком Генрихом Герцем электромагнитных волн результат измерения этого коэффициента был главным аргументом в пользу электромагнитной теории.

Схема опыта Столетова по исследованию фотоэффекта.

Вершиной научного творчества Столетова было исследование фотоэффекта.

26 февраля 1888 года в лаборатории Московского университега Столетов провел свой знаменитый опыт — заставил свет порождать электрический ток.

Установка Столетова состояла из цинкового диска, присоединенного к отрицательному полюсу батареи, и стоявшей против диска металлической сетки, провод от которой шел к положительному полюсу. Цепь была разомкнута воздушным промежутком между диском и сеткой. Ток не шел. Зайчик, отбрасываемый зеркальцем гальванометра, включенного в цепь батареи, стоял на нулевом делении шкалы. Но когда экспериментатор бросил на диск свет электрической дуги, зайчик тотчас же метнулся по шкале.

В цепи возник электрический ток! Для этого удивительного, порожденного светом тока воздушный промежуток, разделявший диск и сетку, не был преградой.

Исследуя явление порождения светом электрического тока, Столетов установил все его основные законы и, в частности, важнейший закон о пропорциональности между фототоком и интенсивностью падающего света.

Исследования фотоэффекта, проведенные Столетовым, поражают своей широтой и тщательностью. Последующие работы ученых в этой области ничего не отменили в выводах Столетова. Глубина его исследований тем более замечательна, что физике в те времена еще не были известны электроны, поток которых и создавал ток между диском и сеткой. Эти «атомы электричества» были открыты только после смерти Столетова.

Установка Столетова была первым фотоэлементом — прибором, отзывающимся на свет рождением электрического тока.

Изучая фотоэффект во всех его подробностях, Столетов поместил диск и сетку в сосуд с разреженным воздухом. Ток не прекратился и в этом случае. Столетов установил зависимость его величины от степени разреженности газа.

Найденная им постоянная, характеризующая это явление, вошла в науку под именем константы Столетова.

Необходимо особо отметить применение гальванометра при изучении фотоэффекта. Разработанный Столетовым метод исследования электрических явлений в разреженных газах до сих пор используется экспериментальной физикой.

Столетов был передовым мыслителем своего времени. Когда многие даже прогрессивные естествоиспытатели придерживались механистического материализма, Столетов встал на путь преодоления ограниченности этого мировоззрения.

Ученый был далек от отождествления всех физических явлений с явлениями механическими. В своем понимании материи Столетов близко подходил ко взглядам диалектического материализма. Для многих тогдашних естествоиспытателей материя была синонимом вещества. Поэтому, столкнувшись с новыми явлениями — электромагнитными волнами, катодными лучами, единством света и электромагнитных явлений, в которых материя как вещество не участвует, некоторые естествоиспытатели пришли к совершенно неверному выводу. Они стали утверждать, что «материя исчезает». Столетов же, осмысливая новые открытия в физике, сделал совершенно иной, правильный вывод. Он понял, что материю нельзя отождествлять с веществом, что свойства, казавшиеся неотъемлемыми, абсолютными признаками материи, на самом деле относительны, присущи не всем, а только некоторым состояниям материи.

Убежденный материалист, Столетов резко критиковал взгляды ученых-идеалистов. Появившаяся в конце XIX века реакционная философия Маха и Оствальда, пытавшихся «упразднить материю», встретила в нем непримиримого противника. Столетов был одним из первых естествоиспытателей, выступивших на борьбу с махизмом.

Передовой ученый был самоотверженным борцом за процветание русской науки. В 1872 году Столетов создал первую в России физическую учебно-исследовательскую лабораторию. Вокруг Столетова собрались молодые исследователи, — это была первая школа русских физиков. В столетовской школе воспитались такие великие ученые, как Н. Е. Жуковский, Н. А. Умов, П. Н. Лебедев; учениками Столетова были В. А. Михельсон, И. Ф. Усагин, Н. А. Кастерин, Н. Н. Шиллер и многие другие деятели русской науки. Возникновение столетовской школы явилось началом нового этапа развития физики в России.

Столетов был выдающимся общественно-научным деятелем, просветителем, пламенным пропагандистом достижений науки.

Ученый активно участвовал в международной научной жизни. Будучи делегатом Всемирных конгрессов электриков 1881 и 1889 годов, он деятельно работал в комиссии по выработке международных электрических единиц. Столетов поддерживал дружественные связи с виднейшими учеными западноевропейских стран — Кирхгофом, Гельмгольцем, Больцманом, Каммерлинг-Оннесом и другими.

Ученый постоянно вел бои с реакционерами в науке и политике. Он смело выступал против произвола власть предержащих. Статьями, исполненными испепеляющего гнева, он отвечал на происки реакционеров, начавших поход против университетов. Когда в 1880 году реакционная партия, господствовавшая в Академии наук, провалила на выборах в академию Менделеева, Столетов выступил инициатором сочувственного послания московских профессоров великому ученому. «В среде этого учреждения, — говорилось в письме, — голос людей науки подавляется противодействием темных сил, которые ревниво затворяют двери Академии перед русскими талантами…» Столетов вставал на защиту передового студенчества, преследуемого властями.

Как и другим передовым людям того времени, Столетову приходилось подвергаться постоянным нападкам со стороны властей. В последние годы жизни Столетова эти преследования переросли в настоящую травлю. Дело дошло до того, что президент Академии наук великий князь Константин Константинович вычеркнул имя ученого из списков кандидатов в академики, несмотря на то, что научные и общественные заслуги Столетова были высоко оценены крупнейшими учеными всего мира. Выражая свое уважение Столетову, Всемирный  конгресс электриков 1889 года избрал его своим первым вице-президентом; президентом был старейшина физиков того времени знаменитый Уильям Томсон (лорд Кельвин). Жестокая травля сделала Столетова больным человеком, укоротила его жизнь.

После смерти Столетова официальные круги пытались предать забвению имя ученого. Но напрасными были их усилия стереть память о Столетове. Чем дальше шла наука, тем явственнее, тем ощутимее вырастало величие его дел.

Исследования электрических явлений в разреженных газах повлекли за собой открытие рентгеновских лучей и электронов. Метод, которым Столетов изучал фотоэффект в разреженном газе, помог прославленным ученым Марии и Пьеру Кюри открыть радиоактивные элементы. Осмысление законов фотоэффекта помогло созданию квантовой теории, согласно которой свет может вести себя как поток особых частиц — фотонов. Квантовая и электронная теории стали могучим орудием исследования мира атомов и элементарных частиц — электронов, протонов, фотонейтронов. Эти теории на наших глазах воплотились в практику.

В лабораториях, на заводах и фабриках работают тысячи и тысячи фотоэлементов, «потомков» прибора, созданного Столетовым. Вакуумная же установка русского ученого явилась прообразом электронных ламп, которые работают сейчас в радиоприемниках и радиопередатчиках, в радиолокаторах, автоматических и телемеханических устройствах.

Электронные лампы и электронные микроскопы, урановые котлы, люминесцентные лампы, рентгеновские аппараты, фотоэлементы — все это замечательные создания новой физики, рождению которой помогли труды Столетова. На достижениях современной физики сияет яркий отблеск идей великого русского ученого.

(29.07.(10.08.)1839, г. Владимир – 15(27).05.1896, г. Москва). Окончил физико-математический факультет Московского университета (1860). Стажировался в европейских университетах (1862–1865).

Магистр (1869). Доктор (1872).

Экстраординарный профессор (1872), ординарный профессор кафедры физики/физики и физической географии (1873–1896) физико-математического факультета. Организатор первой учебно-исследовательской физической лаборатории в Московском университете (1872).

Заслуженный профессор Московского университета (1891). Почётный член Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (1886).

Область научных интересов: электромагнетизм, оптика, молекулярная физика. Впервые получил кривую зависимости магнитной проницаемости ферромагнетика от магнитного поля и разработал один из наиболее совершенных методов измерения магнитной проницаемости. Метод применяется для определения магнитной проницаемости для различных сортов железа, что необходимо для проектирования моторов и генераторов. В 1888–1890 гг. выполнил основополагающие работы по исследованию внешнего фотоэффекта, показав огромные возможности технического применения фотоэлементов. В созданной им физической лаборатории ставил опыты по определению соотношения между электростатическими и электромагнитными единицами (1876), подтвердив электромагнитную теорию Фарадея и Максвелла. В торжественном собрании университета произнёс речь «Очерк развития наших сведений о газах» (1879).

Тема магистерской диссертации: «Общая задача электростатики и её приведение к простейшему случаю». Тема докторской диссертации: «Исследование о функции намагничения мягкого железа».

Читал курсы: «Теоретическая физика», «Экспериментальная физика», «Физическая география». По его указанию была перестроена физическая аудитория, оборудованная приборами для опытов, которые он проводил со своим учеником и ассистентом И.Ф.Усагиным. Ввёл в преподавание решение практических задач по физике, физический практикум.

Основные труды: «Г.Р. Кирхгофф» (1873), «О скорости звука в трубах с разреженным воздухом» (1886), «Актино-электрические исследования» (1889), «Софья Васильевна Ковалевская» (соавт., 1891), «О критическом состоянии тел» (1894), учебные пособия «Физическая география» (1883), «Конспект лекций по физике. Электричество и магнетизм» (1890), «Введение в акустику и оптику. Конспект» (1893).

Издано: А.П. Соколов «Александр Григорьевич Столетов. Биографический очерк» (1897); П.П. Лазарев «А.Г. Столетов, Н.А. Умов, П.Н. Лебедев, Б.Б. Голицын. Очерк жизни и деятельности» (1927); А.К. Тимирязев «Александр Григорьевич Столетов. Биографический очерк» (1948); В.Н. Болховитинов «Александр Григорьевич Столетов. 1839–1896» (1953); Г.М. Тепляков, П.С. Кудрявцев «Александр Григорьевич Столетов» (1966); М.С. Соминский «Александр Григорьевич Столетов» (1970); А.Т. Григорьян «История науки в работах А.Г. Столетова» (1976); В.А. Волков, Б.Е. Явелов «Переписка А.Г. Столетова с Г. Камерлинг-Оннесом» (1990). ***

Первый физик Московского университета, получивший научные результаты мирового значения, один из основателей современной электротехники. Константа Столетова, кривая Столетова,

1-й закон

внешнего фотоэффекта (закон Столетова) — вклад учёного в мировую физику. Исследования А.Г. Столетова подготовили открытия электрона, радиоактивных явлений, рентгеновских лучей и привели к необходимости введения в физику понятия квант света. На Втором конгрессе электриков в Париже (1889) предложил «ом» в качестве единицы электрического сопротивления.

В 1893 г. был выдвинут в члены Санкт-Петербургской АН, но получил отказ её президента великого князя К.К. Романова «как вредный крамольник». Такую репутацию заслужил активной гражданской позицией. В частности, в 1876 г. в числе 35 профессоров университета подписал Открытое письмо против позиции проф. Н.А. Любимова о реформе российских университетов. В результате этой акции С.М. Соловьёв был вынужден подать в отставку с поста ректора и вскоре покинул университет. В 1884 г. вступился за студентов, арестованных и высланных из Москвы по делу «Союзного совета землячеств», присоединившись к петиции на имя московского генерал-губернатора ряда профессоров, требовавших осудить произвол и вернуть пострадавших. В 1892 г. возглавлял комиссию по повышению заработной платы низкооплачиваемым служащим и рабочим Московского университета.

Имя братьев Столетовых — Николая и Александра — присвоено Владимирскому государственному университету (2009). С 1969 г. во Владимире проводятся Столетовские чтения — научно-методические и научно-практические конференции по физике и истории физики.

Памятник А.Г. Столетову установлен перед зданием физического факультета на Ленинских (Воробьёвых) горах (1954, скульптор С.И. Селиханов).

«Ясные, полные содержания и интереса курсы Александра Григорьевича по математической физике, практические занятия в физической лаборатории, живой пример самого профессора, деятельного и преданного делу, вселяли в студентов интерес к физике, возбуждали во многих из них желание дальнейшего совершенствования, (желание) самим быть двигателями науки. Так возникла постепенно под руководством Александра Григорьевича целая школа московских физиков, воспитанных им в духе нового направления — любви к науке и неустанного труда» (А.П. Соколов. Агафонова Н.В. Александр Григорьевич Столетов//Судьбы творцов российской науки. 2009) 13:07, 06 марта 2019

Анатолий Леонидович Столетов из Орехово-Зуево – исследователь и автор книг о роде Столетовых, самыми знаменитыми представителями которого были командующий русско-болгарским ополчением в войне с Турцией 1877-1878 годов, герой Шипки, генерал Николай Григорьевич Столетов и ученый-физик Александр Григорьевич Столетов. Анатолий Леонидович член краеведческого объединения «Радуница» и «Союза друзей Болгарии». В родословном древе Столетовых, которое подмосковный генеалог собирает много лет, сейчас насчитывается шесть ветвей, пятнадцать поколений и около четырехсот человек, а история рода документально подтверждена до конца XV века.

Вы занялись родословной пятнадцать лет назад. Что пробудило интерес к истории семьи?

– Все началось со статьи о моем дедушке Василии Александровиче Столетове, которая вышла в краеведческом альманахе в 1999 году. Уже двадцать лет я состою в Орехово-Зуевском краеведческом обществе «Радуница», а моя двоюродная сестра училась в одном классе с краеведом и историком Владимиром Николаевичем Алексеевым. Однажды он нашел у сестры толстую папку с архивом нашего деда, о существовании которой я не подозревал. Владимир Николаевич обнаружил в ней старые грамоты, справки, письма, документы. Тема заинтересовала краеведа, и на основе найденного архива семьи он написал большую статью о моем дедушке, которая называлась «Народный учитель Столетов». До этой статьи я увлекался спортом, волейболом, более тридцати пяти лет пел в капелле «Комсомолия», а историей семьи особо не интересовался. Когда я прочитал статью В.Н. Алексеева, понял, что ничего не знаю о своем роде.

Я решил заняться родословной. Владимир Николаевич посоветовал мне первым делом начать с опроса родных. По субботам, воскресеньям или в отпуск я стал объезжать родственников.  Некоторых двоюродных сестер я мог не видеть до этого лет сорок. В итоге, я собрал немало интересного материала, и по совету Владимира Алексеева стал писать первую книгу о роде Столетовых. Я писал книгу пять лет, она вышла в 2006 году. В первом издании я касался только одной Орехово-Зуевской ветви рода Столетовых. Когда я начал ездить к родственникам, старался везде переписывать данные с документов, чтобы информация была точной и подтвержденной, поэтому в тексте вышло много сносок на источники. Так родилась первая книга.

image

Как вы убедились, что генерал Николай Григорьевич и физик Александр Григорьевич Столетовы были из вашего рода?

– Чтобы узнать, родственники мы или нет, я поехал в дом-музей братьев Столетовых в город Владимир. Напротив Владимирской духовной семинарии сохранилось большое двухэтажное здание – доходный дом купцов Столетовых. Из шести ветвей нашей фамилии ветвь братьев генерала Николая Григорьевича и физика Александра Григорьевича была самая богатая, поэтому их отец смог построить во Владимире дом, который сдавал внаем. Рядом с этим зданием, где сейчас расположена приемная премьер-министра Медведева, сохранился также старый деревянный флигель – летний дом, где жили купцы Столетовы. В этом флигеле с 1976 года и расположился дом-музей братьев Столетовых. Купцы Столетовы не только сдавали жилье, у них был свой завод по отделке кож.

Проблема в том, что ни у генерала Николая Григорьевича, ни у физика Александра Григорьевича не было прямых потомков. У героя Шипки была дочь, но она умерла в семнадцать лет. Потомство этой ветви Столетовых шло по линии сестер генерала и физика, но фамилии у этих потомков, конечно, были уже другими. Я все же решил найти связь со знаменитыми братьями, поехал в областную библиотеку, окунулся с головой в архивы: хотел наверняка выяснить, родственники мы или просто однофамильцы. Мы стали ездить с Владимиром Николаевичем Алексеевым по архивам, он консультировал меня, научил работать с документами. Еще пять лет я искал информацию и недостающую связь с «генеральской» ветвью Столетовых, и, в конце концов, нашел подтверждение, что мы родственники.

Если говорить кратко, то согласно архивным данным вышло, что наш общий предок Аким Иванович Столетов жил в XVII веке, и у него было четверо детей: две дочери и два сына. От его сыновей Акима Акимовича и Дмитрия Акимовича продолжение рода пошло по пяти линиям. Дмитрий Акимович стал родоначальником линии, которую я условно назвал ветвью Владимирских «Братьев Столетовых». К ней принадлежали знаменитые генерал и физик Столетовы. От старшего брата Акима Акимовича пошли другие четыре ветви: «Владимирских огородников Столетовых», «Орехово-Зуевских Столетовых», небольшая «Покровская» ветвь и ветвь «Ивановских Столетовых-Фурмановых». Кстати, что касается последних, оказалось, что моя прабабушка вышла замуж за дядю писателя Дмитрия Андреевича Фурманова, автора «Чапаева». Таким образом, после долгих поисков в архивах родственная связь с генералом Н.Г. Столетовым стала подтверждена документально.

image

Как вы нашли недостающее звено, объединившее родословные Н.Г. и А.Г. Столетовых с вашим семейным древом?

– Благодаря ревизским сказкам. Петр I ввел эти документы для того, чтобы удобнее брать налоги с подушного населения, в том числе с мещан и купцов. Всего с 1717 года и до отмены крепостного права прошло десять таких «ревизий», во время которых грамотные люди, например, священники переписывали в своем селении каждую семью поименно. Мои предки Столетовы в разное время числились то купцами второй гильдии, то купцами третьей гильдии, то просто мещанами во Владимире. Барьеров между этими сословиями не было. Чтобы считаться купцом той или иной гильдии, надо было лишь иметь определенный размер капитала. Деление на три гильдии было учреждено для того, чтобы купцы имели дополнительные права: чем богаче купец, тем больше у него было прав. Купцов первой наивысшей гильдии было мало, всего несколько человек на весь город Владимир, а вот купцов второй и третьей гильдии было достаточно много, и, как правило, к ним принадлежали мои предки. Вообще купцы-меценаты оказывали большую помощь в развитии города. Говорят, что девяносто процентов городов возникли за счет денег не государства, а купцов, промышленников и меценатов. Так, кстати, возник и наш город Орехово-Зуево.

image

До какого времени вам удалось проследить свою родословную?

– Самое раннее письменное упоминание Столетовых находится в «Книге записи купчих и иных крепостей владимирской приказной избы за 1692 год». Приказной избой называли ведомство, где записывались и хранились акты купли и продажи. В этой книге сохранилась запись о том, что первого августа 1613 года «посадский человек Ларка Столетов явил купчую родственника своего посадского же человека Потешки Столетова на двор свой, которым он, Ларка, ныне владеет…» Документ сообщает, что Ларка (Ларион) Столетов купил дворовое место у родственника Потешки во Владимире за рекой Лыбедью. Таким образом, основателем нашего рода можно считать Лариона Столетова.

Наряду с письменным упоминанием есть устное свидетельство о Столетовых конца XV века. Владимирский историк и священник В.В. Касаткин в статье 1905 года «Часть города Владимира от кремля до Золотых ворот» записал, по-видимому, устное предание о том, что Иван III выселил из Великого Новгорода во Владимир семнадцать семейств, среди которых значилась фамилия Столетовых. Мои предки осели во Владимире на неудобных землях, как писал Касаткин, «на улице Варварке за рекою Лыбедью». Именно за Лыбедью в документе 1613 года значится двор Ларки и Потешки, поэтому не исключено, что они были потомками Столетовых, которых изгнали из Великого Новгорода.

image

Вы сказали, что интерес к истории рода начался со статьи о вашем дедушке Василии Александровиче Столетове. Кем он был?

– Дедушка был педагогом, который активно боролся с безграмотностью. Ему одному из первых в стране в 1938 году Советом народных комиссаров было присвоено персональное звание «учитель начальной школы». Василий Александрович  окончил Киржачскую учительскую семинарию, и был направлен работать в сельские школы. В своей биографии дедушка писал, что в школу на занятия в те времена приходило больше девяноста человек, причем все были лохматые, ободранные, босые. Он переезжал из одной деревни в другую, проработал в пяти или шести деревнях, а в 1902 году ему предложили устроиться в Москве. Дедушка от предложения отказался. Он решил остаться во Владимирской губернии, потому что хотел попасть в село Орехово, где учителям предоставлялось общежитие с хорошими бытовыми условиями. Кстати, этот дом, где поселился дед, сохранился до сих пор. Жила семья бедно, потому что у дедушки с бабушкой было тринадцать детей, а учительская зарплата – маленькой. При этом жили дружно, друг другу помогали, ведь у детей была большая разница в возрасте: первый ребенок родился в 1885 году, а последний в 1923 году. От Василия Александровича Столетова пошла династии педагогов: среди ближайших родственников двадцать человек стали учителями.

Отдельно стоит сказать о моем дяде Всеволоде Николаевиче Столетове из «Покровской» ветви рода. Он был министром высшего образования СССР (в 1951-1954 годах), министром высшего и среднего образования РСФСР (в 1959-1972 годах), президентом Академии педагогических наук.

Дедушка окончил учительскую семинарию, а его брат Николай Александрович Столетов – отец министра –  окончил Владимирскую духовную семинарию. Он стал священником и получил приход во Владимирской епархии. Несколько лет отец Николай работал законоучителем и учителем в сельских школах. В 1902 году Николая  Столетова направили в село Леоново – по-другому Крутец – служить в Богоявленской церкви, которую построили в 1814 году на средства прихожан в честь победы над Наполеоном. Он принял приход и женился на дочке священника Рождественского, у которого был дом рядом с церковью. Так вышло, что по наследству мне достался этот старинный дом. Все более близкие наследники уже умерли, а у моего дяди, министра высшего образования, детей не было. Последней в дом на лето приезжала моя троюродная сестра с мужем. Когда мне предложили взять дом, я был в растерянности, ведь у меня уже была своя дача, и мне исполнилось уже почти шестьдесят лет. В итоге я все-таки продал дачу и вложил много денег в ремонт старинного дома в Леоново. Сейчас я даже сделал там небольшой музей на месте скотного двора.

Отец Николай Столетов был репрессирован в 1933 году. По доносу он был обвинен в антиправительственной агитации крестьян и провел три года в лагерях. По возвращении из ссылки он почти сразу умер и был похоронен в Леоново. К слову, в 1956 году он был реабилитирован посмертно. Я сейчас ухаживаю за могилой священника и еще за шестью могилами родственников, в том числе там есть урна Всеволода Николаевича Столетова – министра образования. При жизни он не забывал родное село, часто навещал. При его поддержке маленькую деревянную школу в Леонове заменили двухэтажным кирпичным зданием. Всеволод Николаевич приезжал на открытие новой школы, подарил много книг, физических и химических приборов. Школа считалась самой обеспеченной в то время во Владимирской области. Сейчас рассматривается вопрос, чтобы к 110-летию школы присвоить ей имя министра образования СССР Всеволода Столетова.

image

В вашем роду были также владимирские архитекторы Столетовы?

– Да, архитекторы-реставраторы отец и сын Александр Васильевич и Игорь Александрович Столетовы. Многие церкви Владимирской губернии, в том числе Успенский и Дмитровский соборы во Владимире, были восстановлены под руководством отца и сына Столетовых. Игорь Александрович был дважды лауреатом Государственной премии России, почетным гражданином города Владимира, почетным архитектором России, обладателем других званий. Я познакомился с ним уже во время исследования родословной, и мы много встречались в последние годы. Однажды он сказал мне, что если бы не его заступничество, то весь исторический центр Владимира снесли и поставили девятиэтажные дома. Игорь Александрович тоже был бездетным, он скончался в 2014 году. Так вышло, что фамилия Столетовых осталась только у нашей Орехово-Зуевской ветви и, что интересно, она живет и продолжается с конца XV века.  

Вы являетесь членом «Союза друзей Болгарии». Что вас связывает с этой страной?

– С болгарами у нас завязались обширные и интересные связи с 2006 года. Мы узнали, что в Болгарии есть села, названные в честь генерала Н.Г. Столетова и единственный в мире памятник полководцу. Мы уже четыре раза были в Болгарии, выступая как родственники их национального героя – русского генерала. В 2018 году в Болгарии отмечали 140 лет освобождения от Турецкого рабства. Совершенно неожиданно в начале прошлого года нам позвонили из посольства России в Болгарии и сообщили, что крупная телекомпании пригласила нас на съемки цикла передач «Потомки героев рассказывают». Болгары оплатили нам дорогу, отель, и в преддверии третьего марта мы поучаствовали в съемках одной из передач цикла, которая была посвящена генералу Столетову. Снимали в Старозагорье неподалеку от Шипки, потому что метель, к сожалению, не позволила подняться на саму гору к знаменитому памятнику свободы. Кстати, земли на Шипке практически нет, поэтому вместо горстки земли мы привезли из Болгарии на память камни. Такими же камнями болгарское ополчение во главе с русским генералом Столетовым защищалось от турок. Вел передачи цикла известный в Болгарии ведущий Антон Хекимян.

image

Мы крепко дружим с пресс-секретарем многочисленного в Болгарии движения «Русофилы», название которого говорит само за себя. Она сопровождала нас в поездках и как переводчик, и просто как друг. К юбилею генерала рядовые болгары из села Столетова решили подарить городу Владимиру копию бюста полководца, который стоит у них на центральной площади. Инициатором стал мэр села, а выполнил копию бюста болгарский скульптор Дмитрий Рашков. Интересно, что поскольку университет во Владимире, где было решено разместить бюст, носит имя обоих братьев Столетовых, болгары за свой счет сделали еще и бюст физика Александра Григорьевича Столетова. В октябре прошлого года мы были во Владимире на открытии второго памятника.

Что вы говорите тем, кто только начинает интересоваться историей своей семьи?

– Когда я выступаю в школах, институтах, на конференциях, всегда говорю ребятам, что мы теряем нашу историю. Раньше в Москве, Ленинграде и других городах проводились внеклассные чтения и специальные занятия по родословию, а сейчас отцы и матери нынешних ребят не знают свою историю. Пусть спросят пока не поздно родных старшего поколения, бабушек и дедушек, ведь они с удовольствием многое расскажут. Может быть, кто-то узнает, что его семья приехала из другого города, ведь, например, в наше Орехово-Зуево устраиваться на фабрики приезжали люди из разных губерний: Рязанской, Тверской, Владимирской и других.

image

Антон Саков

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий