Смерть сына, одиночество и рак легких: черная полоса солиста ВИА «Красные маки» Александра Лосева

КОММЕНТАРИИ 1131

Ледяные боги Генри Райдер Хаггард

Прекрасная книга! Читается на одном дыхании!

Татьяна   16-07-2021 в 00:04   #189976 EVE 3. Дела наши житейские (СИ) Сергей Колесников Scracheder   15-07-2021 в 13:56   #189975 Светлое будущее (СИ) Ольга Александровна Резниченко Оценил книгу на 9 Galina_lv   14-07-2021 в 21:04   #189974 Светлое будущее (СИ) Ольга Александровна Резниченко Dexo   14-07-2021 в 13:53   #189973 Зов Крови (СИ) Татьяна Ларина

Добрый день! Очень интересная история!!! Есть ли продолжение этой работы???? Ответьте пожалуйста!

Оксана   13-07-2021 в 18:05   #189972 Орден Серг Усов

Отлично написано. Обожаю все книги этого автора.

дынина ирина   13-07-2021 в 17:32   #189971 Цикл романов «Бремя империи-1 «. Компиляция. Книги 1-14 Александр В Маркьянов (Александр Афанасьев)

отлично!

volodar   11-07-2021 в 19:09   #189970 Цикл романов «Бремя империи-2». Компиляция. Книги 15-28 Александр Николаевич Афанасьев

отлично!

volodar   11-07-2021 в 19:08   #189969 Божественные головоломки, или Война за любовь (СИ) Юлия Алексеевна Фирсанова

Прочитал и вот не могу понять, книга не дописана? Книга закончилась на сгоревших дриаданах, а дальше что? Переискал везде, все книги оканчиваются так, неужели нет полной версии???

Олег Нечепуренко   10-07-2021 в 18:08   #189968 Алое восстание Пирс Браун

На Марсе гелий-3 не обнаружен.

Максим   10-07-2021 в 02:17   #189967

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

главная 1 2 3 … 3 »  

Синоним: Алексей Лосев

imageБиография Российский философ и филолог. Родился 23 сентября 1893 года в Новочеркасске, в семье народного учителя. В 1911 году окончил с золотой медалью Новочеркасскую гимназию и поступил в Московский университет на отделения классической филологии и философии. Посещал Религиозно-философское и Психологическое общества. В 1915 году окончил Московский университет и уже в 1919 году был избран профессором Нижегородского университета. В 20-х гг. Алексей Федорович работал в Государственной Академии художественных наук, в которой заведовал музыкально-психологической комиссией и комиссией по изучению истории эстетических учений. Вел также курс “Истории эстетических учений” в Московской консерватории. В своих работах 20-х гг. дал своеобразный синтез идей русской религиозной философии начала XX века — прежде всего христианского неоплатонизма, а также диалектики Шеллинга и Гегеля, феноменологии Гуссерля. В центре внимания этих работ — проблемы символа и мифа («Философия имени», 1927; «Диалектика мифа», 1930), диалектики художественного творчества и античной мифологии восприятия мира в его структурной целостности. За эти работы Алексей Федорович подвергся жесткой критике — от “разгромных” статей в советской прессе до критики Кагановичем с трибуны XVI съезда ВКП(б). В 1930 году Лосев вместе с супругой был арестован и осужден на 10 лет лагерей (жена на 5 лет) по сфабрикованному делу о так называемом Церковном монархическом центре «Истинно-православная церковь». В 1933 году в связи с инвалидностью и ударным трудом по завершению строительства Беломорканала он был освобожден. С Лосевых сняли судимость и разрешили жить в Москве. По освобождении А.Ф.Лосев несколько лет преподавал в различных учебных заведениях. В 1943 году по совокупности работ ему было присвоено звание доктора филологических наук. С 1944 года и до конца своей жизни Алексей Федорович преподал в Московском педагогическом институте. По смерти Сталина А.Ф.Лосев получает возможность публиковать свои работы. Главным трудом жизни Лосева станет «История античной эстетики», шесть томов которой вышли при жизни автора и удостоили его Государственной премии (1986). Библиография Философия имени, 1927 Античный космос и современная наука, 1927 Диалектика мифа, 1930 Диалектика мифа. М., Правда, 1990 Диалектика художественной формы, 1927 Музыка как предмет логики, 1927 Очерки античного символизма и мифологии» (т. 1, 1930) Олимпийская мифология в её социально-историческом развитии // «Учёные записки МГПИ им. В. И. Ленина». — 1953. — Т. 72. — Вып. 3. Античная мифология в её историческом развитии. — М., 1957. Гомер. — М., 1960. Античная музыкальная эстетика. — М., 1960. Введение в общую теорию языковых моделей. — М., 1968. История античной эстетики (ранняя классика). — М., 1963. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. — М., 1969. История античной эстетики (высокая классика). — М., 1974. История античной эстетики (Аристотель и поздняя классика). — М.: «Искусство», 1975. История античной эстетики (ранний эллинизм). — М.: «Искусство», 1979. История античной эстетики (поздний эллинизм). — М.: «Искусство», 1980. История античной эстетики (последние века). — М.: «Искусство», 1988. История античной эстетики (итоги последнего тысячелетия) Эллинистически-Римская эстетика Эстетика Возрождения Проблема символа и реалистическое искусство. — М.: «Искусство», 1976. Дерзание духа. — М.: Политиздат, 1988. Ссылки http://khazarzar.skeptik.net/books/losev.htm http://losevaf.narod.ru/biog.htm http://losevaf.narod.ru/interest.htm

Книга - Алексей Федорович Лосев. Записи бесед. Алексей Федорович Лосев - читать в ЛитВек

Автор: Алексей Федорович Лосев , Владимир Вениаминович Бибихин

Жанр: Биографии и Мемуары

Серия: —

Год издания: 2006

Язык книги: русский

Страниц: 349

Читать

Формат: fb2

 Скачать

«Скажу по секрету, я христианин. Для меня величайшее достижение в смысле христианского подвига — исихазм… Как-то в жизни должно быть всё по-другому…Меня привлекает идеал άπλωσις, опрощения; всё настоящее, мне кажется, настолько просто, что как бы и… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Философия

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 229

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует.   На страницу книги

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Религия

Серия: —

Год издания: 1993

Язык книги: русский

Страниц: 814

Читать

Формат: fb2

 Скачать

А. Ф. Лосев «Античный космос и современная наука» Исходник электронной версии: А.Ф.Лосев — Бытие — Имя — Космос. Издательство «Мысль». Москва 1993 (сохранено только предисловие, работа «Античный космос и современная наука», примечания… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Аза Алибековна Тахо-Годи , Алексей Федорович Лосев

Жанр: Биографии и Мемуары

Серия: ЖЗЛ

Год издания: 2014

Язык книги: русский

Страниц: 241

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Известная книга замечательного мыслителя XX столетия Алексея Федоровича Лосева и именитого ученого-филолога Азы Алибековны Тахо-Годи посвящена Аристотелю, одному из величайших философов античности. Сложная, драматически насыщенная биография… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Философия

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 115

Читать

Формат: fb2

 Скачать

В книгу входит самая ранняя редакция работы «Вещь и имя» Алексея Лосева, 3 июня 1929 г. принявшего тайный монашеский постриг от о. Давида (Мухранова) с именем Андроник. В отличие от более ранней «Философии имени», где А. Ф. Лосевым изложены исходные… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Философия, Биографии и Мемуары

Серия: Мыслители прошлого

Год издания: 1983

Язык книги: русский

Страниц: 177

Читать

Формат: fb2

 Скачать

В книге анализируется жизнь и творчество крупнейшего русского философа-идеалиста второй половины XIX в., оказавшего значительное влияние на развитие русской культуры. … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Религия

Серия: —

Год издания: 2009

Язык книги: русский

Страниц: 787

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Фрагмент   Купить

Книга крупнейшего русского философа XX века А. Ф. Лосева (1893—1988) представляет собой творческую биографию одного из выдающихся русских философов XIX века Владимира Сергеевича Соловьева (1853—1900). В ней нашли отражение основные факты и этапы его… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Культурология, Философия, Биографии и Мемуары

Серия: ЖЗЛ

Год издания: 1996

Язык книги: русский

Страниц:

Читать

Формат: djvu

 Скачать

Книга крупнейшего знатока античности А.Ф. Лосева представляет собой фундаментальное исследование древнегреческого эпоса, связанного во всей мировой культуре с именем слепого и мудрого певца Гомера. Доскональное знание истории Гомеровского вопроса,… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Философия, Биографии и Мемуары, Литературоведение

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 506

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Книга возникла на основе специального курса (лекции и семинарские занятия) по Гомеру в Московском государственном педагогическом институте имени В.И.Ленина. Лежащее в основе этого курса исследование было произведено еще в 30-х годах и неоднократно… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Мифы. Легенды. Эпос

Серия: —

Год издания: 1960

Язык книги: русский

Страниц: 509

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Книга возникла на основе специального курса (лекции и семинарские занятия) по Гомеру в Московском государственном педагогическом институте имени В.И.Ленина. Лежащее в основе этого курса исследование было произведено еще в 30-х годах и неоднократно… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Культурология, Философия

Серия: —

Год издания: 2001

Язык книги: русский

Страниц: 262

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Время от времени в нашей прессе появляются критические выступления, в которых исследования отдельных учёных и даже целые научные направления классифицируются как лженаучные. Но если раньше подобная классификация происходила в русле… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Философия, Биографии и Мемуары

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 68

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует.   На страницу книги

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Философия, Биографии и Мемуары

Серия: Проба пера #12

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 67

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует.   На страницу книги

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Философия

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 45

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует.   На страницу книги

Комментировать    

Автор: Алексей Федорович Лосев

Жанр: Современная проза, Философия

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 83

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Аннотация к этой книге отсутствует.   На страницу книги

Комментировать    главная 1 2 3 … 3 »

Александр Лосев

О таланте и харизме Александра Лосева жители СССР узнали еще в 70-е годы, когда музыкант появился на сцене в составе ансамбля «Цветы». Коллеги по цеху сразу поняли — солиста ждет большой успех. Так и произошло: спустя несколько лет, Лосев уже работал вместе с популярным в то время ВИА «Красные маки», исполняя такие хиты как «Бессонница», «Как тебя мне разлюбить», «Зеркало». Правда, удача сопутствовала ему только до развала «союза», дальше исполнителя ждала настоящая черная полоса. 

не пропустите«Синий иней» и «Старый клен»: судьбы участников советских ВИА

Сначала умерли родители Лосева, а после у музыканта начались проблемы в отношениях с женой. В какой-то момент Александр и Галина стали друзьями, но продолжали притворяться парой ради единственного сына Николая. По словам вдовы Лосева, они общались без взаимных претензий и ссор, но вместе быть уже не смогли.

«Для Саши я была всегда другом. Проходят отношения постельные и появляются другие, более крепкие. Мы с ним расстались уже давно — каждый жил своей жизнью, но все праздники мы старались справлять вместе, как семья», — делится Галина.

Александр был в составе коллектива четыре года

В таком формате супруги жили вплоть до гибели наследника. В возрасте 18 лет у сына Лосева внезапно отказало сердце. Эту трагедию Александр так и не смог пережить. После смерти Коли певец стал по-настоящему одинок. «Я была в отношениях. А он остался совсем один. Садился в машину и гонял кругами», — вспоминает вдова Лосева. 

Но даже на этом беды Александра не кончились. После утраты сына у него обнаружили онкологическое заболевание, требующее хирургического вмешательства. Несмотря на успешное излечение, в конечно счете, здоровье все-таки подвело артиста. «У него нашли рак легких, сделали удачную операцию. А умер он не от онкологии — лопнул тромб», — признается бывшая супруга певца.

Галина и Александр остались друзьями

К слову, Галина убеждена, что судьба музыканта могла сложиться иначе, если бы они не встретились. Вдова Лосева отмечает, что не смогла стать для мужчины надежной опорой, да и сама не сумела построить жизни, о которой мечтала. «Я все-таки роковая женщина: ни Сашке счастья не принесла, ни себе», — говорит Галина в программе «Привет, Андрей!». 

Фото: кадры из программы «Привет, Андрей!»

  • Главная/
  • Персоналии
  • /Лосев Алексей Федорович

Лосев Алексей Федорович

[10(23).09.1897 — 24.05.1988] — выдающийся философ, филолог, крупный спец. по античной эстетике, логике, языковедению, переводчик филос. и художеств. литературы с древних языков. Род. в Новочеркасске. Отец — преп. физики и математики в уездных училищах, музыкант, церковный регент. Оставил семью, когда сыну было 3 месяца. В 1911 Л. окончил класс. гимназию и поступил в Моск. ун-т. Во время учебы, в 1914, был послан в Берлин для совершенствования в науках, но война прервала обучение. Закончил ун-т в 1915 по двум отделениям ист.-филол. ф-та: филос. и класс. филол. Был оставлен при ­ун-те для подготовки к проф. званию. Преподавал в моск. гимназиях, в 1918 — в сов. трудовой школе. С 1919 — проф. класс. филол. в Нижегородском ун-те. В мае 1922 Л. пытался стать нештатным сотрудником Ин-та филос., но по неясной причине ему было отказано. Проф. Моск. консерватории и действ. чл. Гос. академии художеств. наук, проф. 2-го Моск. ун-та. В 1922 Л. обвенчался с В.М.Соколовой. В 1924 она закончила матем. отд. Моск. ун-та по спец. «астрономия». Более 30 лет, до смерти В.М., их связывали не только любовь и взаимная преданность, но и общность взглядов, интересов, убеждений, в т.ч. и религ. Как пишет А.А.Тахо-Годи, о них можно было сказать словами Вяч.Иванова: «Мы две руки единого креста», — настолько были во всем слиты их судьбы. 1924 — 1930 для Л. заполнены интенсивной и разносторонней науч. деятельностью: здесь и множество докладов и лекций по темам, связанным с историей эстетич. учений и категорий, филос. искусства, мифом и символом, психол. художеств. творч., филологией, трудами Аристотеля, Платона, Плотина, Гегеля, Шеллинга и мн. др. ­В этот период с большими трудностями, но выходят из печати кн. Л.- знаменитое «восьмикнижие» (за к-рое он заплатит позже 23 годами вынужденного молчания): «Античный космос и современная наука» (1927), «Музыка как предмет логики» (1927), «Диалектика художественной формы» (1927), «Философия имени» (1927), «Диалектика чисел у Плотина» (1928), «Критика неоплатонизма у Аристотеля» (1929), «Очерки античного символизма и мифологии. Т.1.» (1930) и последняя, фатальная кн.- «Диалектика мифа» (1930). Уже эти названия подтверждают слова Л. о себе как о философе имени, мифа и числа. В этот период (с 1928) началась «проработка», а точнее шельмование Л. в сов. печати в связи с издаваемыми кн., обвинения его в идеализме, реакционности, мистической экзальтации, беспринципности, буржуазности и даже в противопоставленности себя Ленину (в ж.«На литературном посту», «Под знаменем марксизма», в «Комсомольской правде» и др.). 18 апреля 1930 Л. был арестован. Формальный повод — «незаконные» вставки в текст кн. «Диалектика мифа» после цензуры. Он провел четыре с половиной месяца в одиночной камере, а затем 17 месяцев во внутр. тюрьме Лубянки. 9 июня была арестована и В.М.Лосева. 28 июня 1930 на XVI съезде ВКП(б) Л.М.Каганович в своем докладе объявил Л. классовым врагом, используя рецензии на кн. Л. в газ. «Правда», где он был назван и философом-мракобесом, и чуждым марксизму идеалистом и даже черносотенцем. К сожалению, обвинения против Л. поддержал в своей ст. в «Правде» и М.Горький. Однако не только филос. кн. Л. 20-х гг. были осн. причиной его репрессий. Таковой была, на наш взгляд, нек-рая его косвенная причастность к полит. событиям тех лет. Декларация митрополита Сергия (Страгородского) 1927, заявившего о компромиссе церкви с сов. властью, привела к расколу верующих по полит. мотивам. Моск. кружок имяславцев, в к-рый входил Л., не был в этом отношении однороден. Многие его члены были антисергианцами, а следовательно, и отрицательно относящимися к сов. власти. Л. же видел в имяславцах носителей ряда идей его «философии имени». Как справедливо замечает А.А.Тахо-Годи, Л. был сторонником имяславия как чисто религ. идеи, и политика в этом деле была ему чужда (Лосев. М., 1997. С.110). Но, будучи глубоко искренним человеком, он не мог соглашаться во многом с линией митрополита Сергия, не считал ее и истинно православной. Он подписал документ «Большое имяславие», в к-ром имелись нек-рые «антисов. места». «Если вдуматься поглубже,- пишет А.А.Тахо-Годи,- то уже только один документ “Большое имяславие” мог бы послужить поводом для ареста Лосева. Тем более что этот “программный документ” для отложившихся от Сергия “в значительной мере” содержал выписки из соч. А.Ф. (…) и его “заметок” (…)». Л. не только просмотрел этот документ, но и был с этим документом «согласен» [так он заявлял на следствии] (см. там же. С.117). Помимо этого документа, прочитанного следователями ОГПУ «по-своему» («Моск. кружок имяславцев был квалифицирован как часть контрреволюц. монархической организации “Истинно-православная церковь”»), в их распоряжении оказалась и информация о «деятельности» жены Л.: хранение у нее церковного архива, «распространение антисов. литературы», «разжигание религ. предрассудков». Л. был арестован в апреле 1930, приговор вынесен в сентябре 1931: Л.- 10 лет лагерей и В.М.Лосевой — 5 лет лагерей. Л. был отправлен по этапу в Кемь, затем в пос. Важина на Беломоро-Балтийском канале. Вначале Л. работал на сплаве леса, затем, в связи с тяжелым ревматизмом и резким ухудшением зрения, он получил на комиссии «вторую отдельную категорию» и стал работать сторожем складов лесной биржи. Нет необходимости описывать всю тяжесть лагерной жизни, но Л., поддерживаемый перепиской с женой (она находилась в Сиблаге на Алтае), не теряет оптимизма и надежды на возвращение к нормальной жизни и науке. В лагере он задумывает ряд работ и даже мысленно «пишет» кн. «О диалектике аналитических функций». В сентябре 1932 постановлением ОГПУ Л. освобожден из заключения и принят на службу вольнонаемным в Белбалтлаг корректором проектного отдела, а в октябре с помощью возглавлявшей полит. Красный крест Е.П.Пеш­ковой воссоединяется с женой — они вместе живут в Арнольдовом поселке на Медвежьей горе. Вскоре освобождают и В.М.Лосеву. 4 августа 1933 постановлением ЦИК СССР с Л. снята судимость и он восстановлен в гражд. правах. Супруги вернулись в Москву. Трудовой экспертной комиссией Москвы Л. признан инвалидом III группы. Он возвращается к науч. работе, но печатать кн. по филос. ему запрещено. Он был вынужден 23 года «работать в стол» (Л. пишет «Античную мифологию», «Историю античной эстетики» и др.), перебиваясь почасовой работой и поездками для чтения лекций в провинциальные вузы. В 1957 опубликованы его переводы трудов Н.Кузанского, ценившегося классиками марксизма. Пришла война. В августе 1941 фугасной бомбой был уничтожен дом на Воздвиженке, где Л. жил долгие годы. Погибли его близкие, имущество, библиотека, архив, что резко осложнило работу Л. В 1942 Л. неожиданно приглашают на штатную работу — проф. филос. ф-та МГУ (зачисляют с 1 сентября). Л. заведовал секцией логики на кафедре диамата и истмата (зав. кафедрой З.Я.Белецкий) и намечался на должность зав. кафедрой логики (уже был открыт конкурс на эту должность и Л. написал соответствующее заявление). Семинар и спецкурс Л. пользовались большим успехом. Скрытая зависть, прежняя атмосфера «бдительности» возрождают старое обвинение в идеализме и, в свете постановления ЦК о III томе «Истории философии», «укрепляя» ряды филос. ф-та, Л. удаляют из ун-та (с 15 мая 1944) как идеалиста. [Можно лишь удивляться оперативности партработников: 1 мая принимается секретное постановление ЦК ВКП(б) «О недостатках в научной работе в области философии» №1143/110, и тут же следуют меры, среди к-рых — увольнение с 15 мая Л. с работы]. Его перевели в Моск. гос. пед. ин-т им. Ленина, где, к счастью, открылось класс. отд., и там на кафедре класс. филологии, рус. языка и общего языкознания Л. работал до своей кончины. В октябре 1944 в дом Л. приходит асп. А.А.Тахо-Годи, ученица Л., ставшая преданнейшим другом семьи, а после смерти В.М.Лосевой в 1954 — женой Л. (о ее роли по изучению, комментированию и изд. наследия Л. см. ст. Тахо-Годи А.А.). С 1957 начинается регулярное изд. работ Л. (см. ниже Соч.). В 1985 в связи с 90-летием Л. награждается орденом Трудового Красного Знамени. Ему присуждается звание лауреата Гос. премии СССР (по филос.).  Мы позволили себе расширить биографическую часть ст. о Л. в знак особого уважения к трагической и одновременно светлой судьбе этого замечательного философа, его мощному таланту и мужеству. Естественно, концепт. часть статьи не объемлет всех направлений и глубин его творч. Приходится согласиться со словами А.А.Тахо-Годи (см.: Лосев. М., 1997. С.431): «…Если вдуматься, Лосева никто по-настоящему еще не изучал. Есть отдельные прекрасные статьи. Книги пока нет ни одной. Писать книгу о таком ученом — труд тяжелый. Сначала, видимо, надо исследовать отдельные грани его творчества… Лосев слишком глубок, труден, объемен… нет, видимо, придется оставить пока эту благородную и трудную задачу — помочь книгам Лосева приблизиться к читателю, приоткрыть их тайны, разгадать их символы и мифы. Передадим ее новым поколениям ХХI в.».  П.В.Алексеев. П.В.Алексеев. Философы России XIX-XX столетий. Биографии, идеи, труды. — Издание 4-е, переработаное и дополненное — Москва: Академический Проект, 2002.

Во вторник 13 ноября 2007 года вечером был на разговоре о творческом наследии Алексея Федоровича Лосева (1893-1988) в Доме-библиотеке Лосева на Старом Арбате, фактически была презентация выдающейся книги о нём – «Алексей Федорович Лосев. Из творческого наследия. Современники о мыслителе. Издание подготовили А.А. Тахо-Годи и В.П. Троицкий. Москва: Русскiй мiръ, 2007. – 776 стр. – Серия: Русскiй мiръ в лицах). В книге представлены статьи моих знакомых по 1960-х годам – Сергей Хоружий, Станислав Джимбинов, Сергей Аверинцев, Георгий Гачев, Владимир Бибихин, Петр Палиевский. Из них был и блестяще выступил последний. Я в начале 1960-х годов работал с Алексеем Федоровичем, был его секретарем, мне тоже есть что сказать, и я уже не раз рассказывал в этих своих заметках. Сейчас остановлюсь на понимании его философии. На мой взгляд, из опубликованных в книге материалов близки к пониманию сути этой философии Владимир Вениаминович Бибихин в статье «Двери жизни» (стр. 605-621) и Александр Львович Доброхотов в материале «Мир как Имя» (стр. 593-601). Суть лосевского философствования, его основная интуиция – воплощение нетварных бытийных энергий в тварном сущем, «православно понятый неоплатонизм». Отсюда сразу формулирую отличие своего философствования от лосевского – у него бытийная энергия прорывается в мир через высшие измерения сущего, то есть почти эманирует сверху вниз (как у Плотина), а у меня она разряжается в сущем через жертву, свершаемую человеком. У Лосева в сердечной глубине его философствования мерцает апофатическое Единое, а у меня в волящем словостреле – Богосаможертвоприношение. В 1961 году мне в Физматгизе поручили отредактировать рукопись Алексея Федоровича Лосева об античной атомистике. К тому моменту я был достаточно эрудирован и хорошо знал русскую дореволюционную «философию всеединства» и почти наизусть выучил шедевр Павла Александровича Флоренского «Общечеловеческие корни идеализма» и вообще почти боготворил Флоренского и сразу увидел в рукописи Лосева целые страницы, выписанные из сочинений Флоренского, причем, что меня возмутило, без ссылок на оригинал. Я помчался на мотоцикле с Ленинского проспекта к Алексею Федоровичу домой на Арбат и потребовал объяснений. Надо сказать, что тогда я был настолько уверен в своей интеллектуальной мощи, что никаких авторитетов для меня не существовало. Душа резонировала с прозрениями Флоренского и Ницше, а ещё я уважал Карла Ясперса и Мартина Хайдеггера, а о Алексее Лосеве мало что слышал, и лишь перед поездкой к нему прочитал его книги, находившиеся в библиотеке соседнего Соцэкгиза – книги произвели впечатление, хотя и не такое сильное, как идеи Бердяева, Булгакова и тем более Флоренского (будучи студентом МГУ, я проштудировал полный комплект дореволюционного журнала «Вопросы философии и психологии»). Алексей Федорович разъяснил мне, что тоже очень почитает Павла Александровича Флоренского и считает его своим светочем и счел нужным для раскрытия темы взять за основу несколько страниц из книги Флоренского «Мнимости в геометрии» без ссылки на неё, потому что не знал, к какому редактору рукопись попадет, ведь Флоренский считался автором сомнительным и репрессированным, а поскольку я Флоренского уважаю, то мы с Лосевым вставим ссылку на «Мнимости в геометрии» в процессе редактирования. После этого наше знакомство продолжилось, Алексей Федорович и Аза Алибековна дарили мне свои труды, а Аза обильно подкармливала меня своими изумительными мясными блюдами. Я для Лосева конспектировал в библиотеках новые немецкие книги по философии и античности, а когда Леонид Греков в 1962 году поручил мне написать рецензию на двухтомник Хайдеггера «Ницше», то я принес этот двухтомник Лосеву и читал его ему, и мы с ним оживленно обсуждали во многом неожиданные для Лосева мысли Хайдеггера и заодно снова осмысляли Ницше. Так что стойкое впечатление о философствовании Лосева и ходах его постижений у меня осталось, и отсутствие проблематики жертвоприношения и соответственно смерти мне казалось подобным умственной кастрации. Эсхатологические мои вопрошания не находили ответа в разговорах с Лосевым, хотя я считаю его великим философом, а его постижения всеединства через миф и имя и музыку стимулируют и концентрируют. Для меня книги Алексея Федоровича – настольные, и по всем философским вопросам, за исключением эсхатологических, я обращаюсь к ним. А эсхатологию постигаю через Новый Завет. Под влиянием Виктора Петровича Троицкого с его «периодической системой категорий», выросшей из осмысления грандиозного идейного наследия Алексея Федоровича Лосева, я заново увлекся лосевскими трудами. У меня подозрение, что он, находясь под влиянием неоплатонизма Плотина и Прокла и затем паламизма, все же не совершил тот решающий шаг, который сделал Мартин Фридрихович Хайдеггер в трактате «Бытие и Время» (1927) – не разделил бытие Sein и сущее Seiende и не открыл человеческое Dasein как особую и ключевую структуру бытия сущего, через которую разряжается нетварная энергия Sein. Отсюда – фундаментальная роль «бытия-к-смерти» (Sein-zum-Tode), что разъясняет роль жертвоприношения в системе Sein-Dasein-Nichts. Все же Алексей Федорович благодаря своей поразительной философской интуиции чувствовал наличие некой подобной структуры и прозревал «антисубъективистский имманентизм». А вот до человеческого Dasein, стоящего выше субъекта и сопряженного не только с Sein, но и с Nichts – не дошел, и не исследовал экзистенциальные и эсхатологические аспекты бытия сущего. Зато Алексей Федорович прорвался в высшие измерения сущего и смог вслед за Павлом Александровичем Флоренским наметить те из них, в которых укоренены эйдосы-феномены, числа, эстетические и моральные модальности (в работе «Постигая Хайдеггера» показано, что всего вместе с нулевым измерением насчитывается 11 измерений, что соответствует результатам М-теории). В постигнутых им новых измерениях открылись новые категории сущего, и Виктор Троицкий правильно решил свести их в эвристическую таблицу. Меня тоже заинтересовала эта проблематика, только я решил вслед за Хайдеггером развести категории сущего и экзистенциалы бытия и тем самым жестко сгруппировать те и другие (таков замысел Части II моего трактата «Постигая Хайдеггера»). Но это – исследовательская программа на год-два вперед. Ясно, что надо проштудировать как Хайдеггера, так и Лосева, и многое по категориям уже таблично сделал Виктор Петрович Троицкий, теперь нужно сопрячь его результаты с таблицей трансценденций и соответственно экзистенциалов. Кстати, Сергей Хоружий в ходе освоения исихазма пошел дальше Лосева и взял на вооружение хайдеггеровское разделение бытия и сущего и потому смог систематичнее постичь суть бытийных энергий и ушел от плотиновского эманационизма. Теперь поясню, почему мое внимание в начале 1960-х годов переключилось от Лосева к Ильенкову и Лифшицу. Я с головой ушел в эсхатологию и видел эсхатологическую суть марксизма и русской революции. Тогда, как и сейчас, на слуху были сталинские репрессии, и важно было осмыслить их и вообще русскую революцию, а заодно войну, убийство, самоубийство, шахидство. Эвальд Васильевич Ильенков стискивал голову руками в ответ на мои вопросы о необходимости террора и страдальчески мне возражал – «Валерий, нельзя так ставить вопрос». «Как же нельзя, — говорил я, — когда Гегель в «Феноменологии духа» /а этот гениальный труд был издан только что в 1959 году/ именно так и ставит. Для него террор – разряд энергии «всеобщего» бытия через конкретное «единичное» сущее. В разделе «Абсолютная свобода и ужас» всё это Гегелем прописано». Но Ильенков не мог смириться с необходимостью жертвоприношения и заякоривался на свободе морального выбора человека. Напротив, Михаил Александрович Лифшиц, гуляя со мной по Ленинским горам, часами обсуждал необходимость революционных сломов сущего, катастрофичность человека и его истории, готовность к самопожертвованию и убийству-самоубийству. Меня эта тематика увлекала, а мысли Алексея Федоровича Лосева я предпочитал осваивать через чтение, а не общение. Вот почему я перестал бывать в его квартире на Арбате. Теперь два слова о вчерашнем заседании в Доме А.Ф. Лосева. Вел его Виктор Петрович Троицкий, и он правильно подчеркнул недоосвоенность наследия великого нашего мыслителя, причем даже столь популярной восьмитомной «Истории античной эстетики». Нужен «электронный Лосев», нужен тезаурус. Директор издательства Русский мир Вячеслав Евдокимович Волков очень интересно рассказал о своих замыслах, я затем на фуршете пообщался с ним и договорился поместить материал о серии «Русский мир в лицах» в наш журнал «Русская История». Достойно выступил главный редактор этого издательства Михаил Дмитриевич Филин – он признался, что, работая над книгой о Лосеве, испытал просто духовно-интеллектуальное наслаждение. Поразил всех своим талантом художник Валерий Владимирович Покатов, вырезавший на доске почти идеальный образ философа (об этом говорил, ссылаясь на мнение Азы Алибековны, и Троицкий, и Палиевский). Портрет действительно впечатляет. Полный энергетики сильный и с изумленно-испытленным заглядом в суть сущего Лосев на фоне двух начал — античный Эрехфейон из Афин и православный храм из Новочеркасска. Профессор Московской государственной консерватории Константин Владимирович Зенкин глубоко раскрыл философию музыки Лосева через прорыв в более высокие, чем обычное пространственно-временное четырехмерие, измерения сущего. Предстала музыка как «звучащее число». Как говорил Алексей Федорович, «мир – это музыка, а наука – накипь». Профессор рассказал про отношения Лосева с творчеством Скрябина (вплоть до призыва анафемствовать его), увлечение катастрофизмом-революционизмом Вагнера. Мой старинный знакомый по Университету Молодого Марксиста Петр Васильевич Палиевский, подробно проанализировав портрет Лосева в исполнении Покатова и, сравнив его с портретом Пушкина в исполнении Кипренского («вы хотели портрет гения – вот он!»), сказал, что книга выдающаяся, ей суждена долгая жизнь. Суть Лосева раскрыта глубоко, хотя тема отнюдь не закрыта, много чего ещё остается осваивать. Но есть уже, от чего отталкиваться. Это – введение в мир Лосева. Зашла речь о резком выступлении Максима Горького против Алексея Лосева в статье «О борьбе с природой», напечатанной 12 декабря 1931 года одновременно в газетах «Правда» и «Известия», и о том, что академический Институт мировой литературы, в котором работает Петр Васильевич Палиевский, до сих пор носит имя Максима Алексеевича Горького. Да, известен этот прискорбный факт. Многие «мастера культуры», будучи выдающимися и даже великими, как Горький, творцами в своей сфере, иногда предстают в сфере политики в жалкой роли апологетов очередного «культа личности» (смотри ситуацию в РФ на сегодня). Петр Васильевич объясняет такое постыдное падение Максима Горького тем, что в стране сшиблись грандиозные исторические силы, и вихрь событий подхватил великого писателя и заставил сыграть роль чуть ли не палача (Лосев в декабре 1931 года уже отбывал срок в Свирлаге). Счастье, что Алексея Федоровича не расстреляли, в его освобождении большую роль сыграла жена Максима Горького — Екатерина Пешкова. А расстрелять Лосева призывал не Лазарь Каганович, как иногда счиатют, а хороший драматург, но прямолинейный политик Владимир Киршон в 1930 году на XVI съезде ВКП(б). Алексей Федорович пострадал, фактически лишился зрения, однако выстоял как казак-боец и передал нам эстафету максималистского вопрошания. Особо высоко Петр Палиевский отозвался о книге Лосева «История античной философии в конспективном изложении», в которой на 200 страницах четко и понятно изложены 12 веков изощренной греческой мысли. В самом составе, композиции, звучании книги – отпечатлелась личность Азы Алибековны Тахо-Годи, соратницы и спутницы, второй половинки Лосева. Без неё не было бы того грандиозного наследия Лосева, которое предстоит нам осваивать ещё долгие годы. Главное в Лосеве – его универсалистский взгляд на сущее, одна из вершин русской интуиции всеединства. Когда Палиевского спросили, бывали ли споры между ним и Лосевым, он сослался на Байрона, который, по признанию этого английского поэта, пытался «бороться» с Гёте, но остался в итоге хромым, как Иаков (Израиль-Богоборец). Колоссальная энергия мысли в этой книге – подытожил Петр Васильевич. Согласен! Доктор филологических наук языковед-философ Валентина Ильинична Постовалова поделилась своими воспоминаниями о последних годах и днях жизни Лосева. Она задала ему вопрос при первой встрече – а зачем нужна философия, если есть вера. И Алексей Федорович Лосев в духе учения Карла Ясперса о «философской вере» просто ответил – «чтобы веру понимать». Ибо вера без рационального понимания скатывается к ложному обрядоверию. Характерно, и я подтверждаю, что для Лосева не звук, а письмо (ecriture в смысле Жака Деррида) стояло впереди, и я вспомнил его неприятие мысли Хайдеггера о приоритете не образа, а звука у древних греков. И когда Лосев диктовал мне и Валентине Ильиничне свои тексты, он их мысленно видел перед собой до последней запятой. И Постовалова верно подчеркнула «сокровенность» Лосева, тайну в нем, апофатичность. Надо снова и снова возвращаться к его текстам, в которых запечатлелась его не просто интуиция, а как бы духовидение. И его «Философия имени» — не просто ключ к его столь глубокому православно-неоплатоническому пониманию имяславия (имябожничества), а и к его восприятию надсубъектно-нетварной бытийной энергии, то есть энергии Слова. Он был ученый монах в мире, и к его прозрениям надо восходить. А благодаря изданной книге «Алексей Федорович Лосев», если раньше у каждого из нас был «свой Лосев», то отныне, в представленном коллективном портрете, он стал «наш Лосев».

Posted on 14 ноя, 2007 at 16:28 | Ссылка | Оставить комментарий | 8 комментариев | | Пожаловаться

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий