Великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра последней императрицы — Прекрасная эпоха модерна — ЖЖ

Previous Entry | Next Entry

Великая княгиня Елизавета Федоровна, сестра последней императрицы

image Старшая сестра императрицы Александры Федоровны, великая княгиня Елизавета Федоровна image Портрет работы Степана Федоровича Александровского

«Отпусти, прости моим злодеям: И они не знают, что творят!!» ЕЛИСАВЕТА ФЕОДОРОВНА (20.10.(1.11.)1864, Дармштадт (совр. земля Гессен, Германия) — 18.07.1918, близ г. Алапаевска Верхотурского у. Пермской губ., ныне в Свердловской обл.), прмц. (пам. 5 июля, в Соборе Московских святых, в Соборе С.-Петербургских святых, в Соборе Костромских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских), вел. кнг. Полное имя — Елизавета Александра Луиза Алиса (в семье ее называли Элла), крестное имя Елизавета — в память о семейной прародительнице св. Елизавете Тюрингской. Дочь вел. герц. Гессенского Людвига IV и вел. герц. Алисы, урожденной принцессы Великобритании и Ирландии. Старшая сестра имп. мц. Александры Феодоровны. Получила хорошее домашнее образование, большое внимание уделялось музыке и рисованию. В семье детей воспитывали в христ. атмосфере, прививали милосердие, учили заботе о больных, формировали культуру общения с людьми разных социальных слоев. После смерти матери от дифтерии (14 дек. 1878) Элла воспитывалась в Англии под наблюдением бабушки, англ. кор. Виктории. .В нояб. 1883 г. врмштадте состоялась помолвка принцессы Эллы и вел. кн. Сергея Александровича, 3 июня 1884 г.- венчание в ц. Спаса Нерукотворного в Зимнем дворце в С.-Петербурге. Супруги жили во дворце Белосельских-Белозерских (Сергиевский дворец), построенном архит. А. И. Штакеншнейдером в 1846-1848 гг. на Невском проспекте. Здесь бывали члены имп. фамилии, гос. деятели, иностранные посланники, деятели культуры и искусства. Вел. княгиня участвовала в домашних спектаклях, в постановке «Евгения Онегина» исполняла роль Татьяны, Онегина играл цесаревич Николай Александрович. Вел. княгиня знакомилась с историей России, учила рус. язык, брала уроки рисования у академика исторической живописи М. П. Боткина. Совместная жизнь супругов строилась на христ. началах. В духовной жизни на Эллу большое влияние оказывал муж. Как паломники они посетили Вышенский в честь Успения Пресв. Богородицы жен. мон-рь (в сент. 1886) и Св. землю (в сент.-окт. 1888), после чего вел. княгиня решила перейти в Православие. По законам Российской империи Элла имела право не принимать Православие. 1 янв. 1891 г. она написала отцу: «Вы должны были заметить, какое глубокое благоговение я питаю к здешней религии… Я все время думала, и читала, и молилась Богу указать мне правильный путь и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь — принадлежать к одной Церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж». Она отметила, что муж никогда не старался принудить ее к выбору правосл. веры, предоставляя это ее совести. «Как было бы просто,- продолжала она,- оставаться так, как теперь, но тогда как лицемерно, как фальшиво это бы было, и как я могу лгать всем, притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии здесь?! Я думала, и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более шести лет и зная, что религия найдена. Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Таин вместе с моим мужем… Я не могу откладывать этого» (Миллер. 2002. С. 69-70). Во 2-м письме отцу, к-рый не одобрил ее решения, она писала: «…я лгала все это время, оставаясь для всех в моей старой вере… Это было бы невозможным для меня продолжать жить так, как я раньше жила» (Там же. С. 73). По просьбе вел. княгини для ее отца протопр. Иоанн Янышев составил «Пункты различия между православным и протестантским вероучением», на полях текста Элла оставила приписки. «Даже по-славянски,- писала она,- я понимаю почти все, никогда не уча его» (Там же. С. 74). В ответе брату Эрнсту она объясняла свое решение тем, что ее привлекает именно основа веры. «Внешние признаки только напоминают нам о внутреннем,- подробно описывала она свое состояние.- …Я перехожу из чистого убеждения; чувствую, что это самая высокая религия и что я делаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение» Кроме англ. кор. Виктории и сестры Виктории Баттенбергской родственники вел. княгини не одобрили ее решения. В письме от 5 янв. 1891 г. цесаревичу Николаю Элла подтвердила свое решение перейти в Православие: «…хочу сделать это к Пасхе, чтобы иметь возможность причаститься на Страстной неделе. Это великий шаг, т. к. для меня начнется новая жизнь, однако я верю, что Господь благословит такое решение» .13 апр. 1891 г., в Лазареву субботу, вел. княгиня перешла в Православие и приняла имя Елисавета. Согласно традиции, отчество Феодоровна давали нем. принцессам в честь почитаемой Феодоровской иконы Божией Матери. «Это событие, отпразднованное всей Россией совместно с величайшим из праздников христианских,- сообщал архим. Антонин (Капустин) в письме вел. кн. Сергею Александровичу,- имело свой отголосок и в Святой Земле, хранящей в своей признательной памяти живыми и цельными светлые образы августейших паломников 1888 г.». В память о Палестине архимандрит передал в подарок Е. Ф. «несколько античных вещиц», найденных при раскопках. В связи с назначением Сергея Александровича московским генерал-губернатором 5 мая 1891 г. супруги прибыли в Москву и вначале расположились в Александринском дворце на территории Нескучного сада, затем переехали в дом генерал-губернатора на Тверской. Живя летом в окрестностях Саввина Сторожевского мон-ря, Е. Ф. регулярно посещала его службы и в церкви с. Ильинского Звенигородского у. Московской губ. Она продолжала изучение рус. языка и лит-ры с гофлектриссой Е. А. Шнейдер, помогала деревенским детям, открыла для них школу в с. Ильинском, занималась живописью. Сохранились портреты фрейлины Е. Н. Козляниновой (ГЭ) и З. Н. Юсуповой (частное собрание), выполненные Е. Ф. на высоком художественном уровне. Много рисунков Е. Ф. предоставляла для экспозиции на благотворительных выставках. 3 июня 1892 г. Е. Ф. присутствовала при освящении в Угличе дворца Димитрия Иоанновича, св. царевича Угличского и Московского, и открытии в нем музея отечественных древностей.

Фотографии в альбоме «Ella» w

ise-cat

на Яндекс.Фотках Государственная Третьяковская галерея, Москва Бумага, пастель. 63,4 х 47 » alt=»кн.Павел Трубецкой_1890е г.Т.г..jpgкнязь Трубецкой Павел Петрович Государственная Третьяковская галерея, Москва Бумага, пастель. 63,4 х 47 » border=»0″ loading=»lazy» /> » alt=»Михаил Нестеров. Елисавета Феодоровна Романова. Между 1910 и 1912 годами. » border=»0″ loading=»lazy» /> Рекомендую

Елизавета Федоровна. Биография | Вера Маерова
Святая мученица Российская Великая княгиня Елизавета Феодоровна | Любовь Миллер
Великая княгиня Елизавета Федоровна | Алла Цитриняк, Маргарита Хемлин
Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны
Великая княгиня Елисавета Феодоровна и император Николай II. Документы и материалы | А. Б. Ефимов, Е. Ю. Ковальская
Летопись жизни и деятельности Благоверной Великой Княгини Елисаветы Феодоровны | Людмила Куликова
Блаженны милостивые. Благотворительная деятельность святой Великой княгини Елизаветы Федоровны | Аполлинария Волошун
Марфо-Мариинская обитель милосердия 1909-2009. К 100-летию создания Обители | М. М. Горинов, Е. В. Иванова, А. М. Шарипов, С. С. Войтиков
Подвижники Марфо-Мариинской обители милосердия | Протоиерей Александр Шаргунов

Все рубрики блога «Прекрасная эпоха модерна»    La_belle_epoque

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Profile

Татьяна
Электронный журнал «Женщина Москва»

Latest Month

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

View All Archives

Links

  • Основной блог о стиле и эпохе Модерна
  • Идеи уютного Дома или дизайн интерьера с чувством
  • ЖЗК (жизнь замечательной кошки) Даши: истории и фото
  • Кошкотерапия
  • Почему мы так говорим? Удивительные факты о происхождении привычных слов

Метки

View my Tags page

Категории

View my Categories page Разработано LiveJournal.com Designed by Lilia Ahner —>

В 2012 году отмечается 20-летие канонизации великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой. Почему эта женщина, по меркам истории жившая совсем недавно, немногим более лет назад, стала одной из почитаемых русских святых?

Первая невеста Европы

Жизнь Елизаветы Фёдоровны с детства будто отмечена знаком особой судьбы. Она родилась 1 ноября (20 октября по старому стилю) 1864 года в семье дочери английской королевы, принцессы Алисы Великобританской, и великого герцога Людовика IV. Семья была счастливой и многодетной, и, несмотря на высокое происхождение, детей воспитывали отнюдь не в тепличных условиях. Одежда и еда были самыми простыми, все учились, работали по дому, убирали комнаты, топили камин, старшие занимались с младшими, помогали родителям в благотворительных организациях, навещали больных и сирот.

В четырнадцать лет Элла, как называли будущую русскую княгиню в детстве, лишилась любимой матери, от которой восприняла ту глубокую веру в добро, ставшую главным стержнем всей её последующей жизни. Именно усилиями Алисы Великобританской в Дармштадте, их родном городе, были открыты первый женский лицей, первый родильный дом, больница для бедных, женщины получили право учиться в университете. Эти достижения даже для Европы были в то время большим историческим прорывом.

Ещё одним кумиром и образцом для подражания для девушки с юности была святая Елизавета Тюрингенская, в честь которой она получила своё имя.

Знакомство Елизаветы Фёдоровны с будущим мужем — великим князем Сергеем Александровичем состоялось тоже в детстве. Детская дружба переросла в любовь, и в 1884 году состоялось бракосочетание. Так начался новый этап её жизни. Россию девушка приняла легко и естественно, быстро выучила язык, на котором впоследствии говорила безукоризненно, и, несмотря на непонимание отца, перешла в православную веру.

Вместе с ней приехала двенадцатилетняя сестра Алиса, которая встретила здесь своего будущего супруга, цесаревича Николая Александровича, и стала русской императрицей Александрой Фёдоровной.

Одарённая от природы музыкальностью и живописным даром, считавшаяся первой невестой Европы по красоте, воспитанию и образованию, Елизавета могла просто блистать при дворе и довольствоваться высоким положением, не прилагая к этому особых усилий. Умеренная благотворительность, которой, как необходимой добродетелью в глазах общества, занимали себя светские дамы, не требовала много сил. Но Елизавета Фёдоровна никогда ничего не делала наполовину.

Сердце князя

Сергей Александрович Романов был назначен генерал-губернатором Москвы в тот период, когда в России началось предреволюционное брожение умов. Общество переживало кризис, начиналась эпидемия террора, вандализма и самоубийств.

Сергей Александрович считался сторонником крутых мер борьбы с террором, о чём было хорошо известно не только императору, которому он подавал соответствующие документы, но и революционерам. Поэтому по Москве всё настойчивее ходили слухи о том, что эсеры приговорили великого князя к казни.

Взрыв раздался 18 (5) февраля 1905 года, вскоре после того, как князь отъехал от Николаевского дворца. Елизавета Фёдоровна, находившаяся в это время в одном из залов Кремля, как была, в лёгком платье, выскочила к Николаевским воротам. Не упала в обморок, не закричала, даже не заплакала, лишь, опустившись в кровавый снег, руками пыталась собрать то, что осталось от мужа.

На следующий день она разослала телеграммы родственникам с просьбой не подвергать себя риску и не приезжать на похороны, а после похорон мужа посетила в тюрьме убийцу Каляева, принесла ему Евангелие и умоляла раскаяться в содеянном. Вскоре Елизавета Фёдоровна обратилась к Николаю II с просьбой о помиловании убийцы и поставила на месте трагедии крест с неугасимой лампадой, на котором было написано: «Отче! Прости им, ибо не ведают, что творят».

Да и как могли понять убийцы, что почувствовала любящая женщина, когда к ней подошёл неизвестный человек и протянул полотенце, в которое было завёрнуто сердце князя Сергея, выброшенное взрывом на крышу дома.

После кончины мужа Елизавета Фёдоровна продала все свои драгоценности, дом и, внеся часть денег в казну на нужды фронта — шла русско-японская война, оставшиеся средства потратила на приобретение поместья на Большой Ордынке. Здесь, в Замоскворечье, великая княгиня организовала Марфо-Мариинское крестовое сестричество.

По её замыслу, новая благотворительная организация должна была объединить женщин, глубоко верующих и желающих служить людям. За образец первоначально предполагалось взять институт диаконис, который существовал ещё в апостольские времена, но это встретило непонимание Святейшего Синода. Идея княгини была отвергнута как неканоническая. Но в конце концов благословение Синода было получено, хотя Елизавете Фёдоровне пришлось пойти на некоторые уступки по форме. Зато она смогла полностью воплотить свой замысел по содержанию.

В обители милосердия

Марфо-Мариинская обитель, названная так во имя святых жён-мироносиц Марфы и Марии, была чем-то средним между монастырём и больницей. От сестёр милосердия требовалось умение оказывать практическую помощь слабым, больным, инвалидам и сиротам, равно как и заботиться об их духовном здоровье. Уже в первые дни после открытия общины в апреле 1910 года Елизавета Фёдоровна и её помощницы дали обет служения Богу и ближнему.

При обители матушка Елизавета, как стали называть теперь великую княгиню, устроила общежитие для бездомных детей и сирот, которых сама же привозила из трущоб Хитрова рынка. На его основе была создана артель посыльных, которая скоро стала известна в городе своей исполнительностью и честностью.

Для женщин, больных туберкулёзом, был построен отдельный дом с садом. В атмосфере покоя и доброты многие, признанные безнадёжными, стали поправляться. Постепенно Марфо-Мариинская обитель заслужила столь высокую медицинскую репутацию, что московские больницы стали перевозить туда других безнадёжных больных, а работать и консультировать в обители почитали за честь лучшие московские врачи.

Вначале обитель состояла из храма, больницы и служебных помещений. Затем к ним прибавились амбулатория, где бесплатно выдавались лекарства, приют для девочек, воскресная школа для неграмотных и полуграмотных женщин — работниц фабрик, библиотека. А в Марфо-Мариинской столовой для бедных ежедневно питались 200 стариков и детей, отпускались нуждающимся семьям обеды на дом.

Во время войны Елизавета Фёдоровна занималась устройством госпиталей, аптечных складов, формированием санитарных поездов, походных церквей, руководила деятельностью многочисленных комитетов, в том числе комитетом помощи русским военнопленным, курировала деятельность свыше 4000 благотворительных организаций.

После гибели мужа она вела аскетическую жизнь, не ела мясного, ограничиваясь небольшим количеством овощей и фруктов, мало спала, много и самозабвенно работала. И хотя родственники высказывали опасение, что непомерные нагрузки подорвут её здоровье, в письме к Николаю II матушка Елизавета отвечала, что благодарна Богу, нашедшему её достойной такого утешения, как работа.

Алапаевское убийство

Первое время после революции обитель не трогали, большевики даже помогали немного продуктами, но по каким-то едва уловимым деталям было ясно — это ненадолго. Хотя вряд ли кто мог представить себе масштаб грядущей катастрофы.

В начале апреля 1918 года случилось то, что рано или поздно должно было случиться, — настоятельницу Марфо-Мариинской обители арестовали и вместе с несколькими сёстрами отправили сначала в Екатеринбург, а потом вглубь Урала, в Алапаевск. Вскоре туда привезли и четырёх князей царской фамилии.

Через месяц относительно свободной жизни заключённых перевели на тюремный режим, посторонних удалили, сестёр стали запугивать мучениями и расстрелом, если они не оставят княгиню. Тридцатипятилетняя Варвара Яковлева отказалась покинуть матушку Елизавету, оставшись с нею до конца и полностью разделив выпавшие на её долю испытания.

18 (5) июля чекисты посадили алапаевских узников в крестьянские повозки и повезли по направлению к Верхне-Синячихинскому заводу, рядом с которым находился заброшенный рудник. Здесь избитых и израненных людей ещё живыми сбросили в глубокую шестидесятиметровую шахту. И закидали сверху гранатами.

По рассказам одного из окрестных крестьян, ставшего невольным свидетелем зверской расправы, известно, что из шахты ещё долго доносились глухие голоса, молитвы и церковные песнопения. Его слова полностью подтвердило проведённое впоследствии расследование: все, кто остался жив при падении, несколько дней умирали мучительной смертью.

Завещание

В сентябре 1918 года, когда Алапаевск был освобождён от большевиков, погибших, в том числе и Елизавету Фёдоровну, захоронили в местном соборе. Позже их останки перевезли в глубокий тыл, а в 1920 году переправили в Пекин.

Жизнь Елизаветы Фёдоровны Романовой была наполнена страданием, но не было покоя и после смерти. За два года гроб с телом объехал полсвета, прежде чем в 1921 году останки княгини и казнённой вместе с нею инокини Варвары Яковлевой доставили в Иерусалим и захоронили в храме Равноапостольной Марии Магдалины.

Иерусалим выбран не случайно. Быть похороненной именно здесь Елизавета Фёдоровна завещала ещё в 1884 году, когда вместе с мужем посетила святые места. Великий князь Сергей Александрович Романов был учредителем и попечителем Императорского православного палестинского общества, а после его смерти эту миссию взяла на себя Елизавета Фёдоровна — православие, принятое ею лишь в двадцатисемилетнем возрасте, оказалось глубоко созвучно её душе. Но кто мог тогда предположить, что придётся пережить этой мужественной женщине, прежде чем её завещание будет исполнено.

Сегодня именем великой княгини названы многие монастыри и храмы в России, Белоруссии, Украине, Германии. Восстанавливаются места, связанные с её жизнью, деятельностью и мученической кончиной, в Москве ежегодно в день рождения Елизаветы Фёдоровны вот уже пятнадцать лет проходят Свято-Елисаветинские чтения.

Фотографии © Shutterstock

Похожие статьи: —>

О ней все говорили, как об ослепительной красавице, а в Европе считали, что есть только две красавицы на Европейском Олимпе, и та и другая — Елизаветы. Елизавета Австрийская, супруга императора Франца Иосифа, и Елизавета Федоровна.

Елизавета Федоровна, старшая сестра Александры Федоровны, будущей русской императрицы, была вторым ребенком в семье герцога Гессен-Дармштадского Людовига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Еще одна дочь этой четы — Алиса — стала впоследствии императрицей российской Александрой Федоровной.

Дети воспитывались в традициях старой Англии, их жизнь проходила по строгому распорядку. Одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу: убирали комнаты, постели, топили камин. Много позже Елизавета Федоровна скажет: «В доме меня научили всему».

Великий князь Константин Константинович Романов, тот самый КР, посвятил Елизавете Федоровне в 1884 году такие строки:

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно: Ты так невыразимо хороша! О, верно, под такой наружностью прекрасной Такая же прекрасная душа!

Какой-то кротости и грусти сокровенной В твоих очах таится глубина; Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна; Как женщина, стыдлива и нежна.

Пусть на земле ничто Средь зол и скорби многой Твою не запятнает чистоту. И всякий, увидав тебя, прославит Бога,

Создавшего такую красоту!

В двадцать лет принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II. До этого все претенденты на ее руку получали категорический отказ. Венчались в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, и, конечно, на принцессу не могла не произвести впечатления величественность события. Красота и древность обряда венчания, русская церковная служба словно ангельское прикосновение поразили Елизавету, и она уже не смогла забыть этого чувства всю свою жизнь.

У нее возникло неодолимое желание познавать эту загадочную страну, ее культуру, ее веру. И облик ее стал меняться: из холодноватой немецкой красавицы великая княгиня постепенно превращалась в одухотворенную, всю как будто светящуюся внутренним светом женщину.

Большую часть года семья проводила в их имении Ильинское в шестидесяти километрах от Москвы, на берегу Москвы-реки. Но были и балы, гуляния, театральные постановки. Жизнерадостная Элли, как ее называли в семье, своими домашними театральными постановками и праздниками на катке вносила юный задор в жизнь императорской семьи. Здесь любил бывать наследник Николай, а когда в дом великого князя приехала двенадцатилетняя Алиса, он стал приезжать еще чаще.

Древняя Москва, ее уклад, ее старинный патриархальный быт и ее монастыри и церкви очаровали великую княгиню. Сергей Александрович был человеком глубоко религиозным, соблюдал посты и церковные праздники, ходил на богослужения, ездил в монастыри. И вместе с ним всюду бывала великая княгиня, выстаивающая все службы.

Как это не было похоже на протестантскую кирху! Как пела и ликовала душа княгини, какая благодать разливалась по ее душе, когда она видела Сергея Александровича, преображенного после причастия. Ей хотелось вместе с ним разделить эту радость обретения благодати, и она начала серьезно изучать православную веру, читать духовные книги.

А вот еще подарок судьбы! Император Александр III поручил Сергею Александровичу быть на Святой земле в 1888 году на освящении храма Святой Марии Магдалины в Гефсимании, который был построен в память их матери, императрицы Марии Александровны. Супруги побывали в Назарете, на горе Фавор. Княгиня писала своей бабушке английской королеве Виктории: «Страна действительно прекрасная. Кругом все серые камни и дома того же цвета. Даже деревья не имеют свежести окраски. Но тем не менее, когда к этому привыкнешь, то находишь везде живописные черты и приходишь в изумление…».

Какое ликование души — на Пасху вместе с любимым мужем пела она светлый тропарь «Христос восресе из мертвых смертию смерть поправ…» и подходила к святой Чаше. Именно Елизавета Федоровна уговорила свою сестру перейти в православие, окончательно рассеяв страхи Аликс. Элли не требовалось переходить в православную веру при бракосочетании с великим князем Сергеем Александровичем, поскольку тот не мог быть ни при каких обстоятельствах наследником престола. Но она сделала это из внутренней потребности, она же объяснила своей сестре всю необходимость этого и то, что переход в православие не будет для нее отступничеством, но, наоборот, обретением истинной веры.

В 1891 году император назначил великого князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором. Москвичи скоро узнали великую княгиню как защитницу сирых и убогих, больных и бедных, она ездила в больницы, богадельни, приюты, помогала многим, облегчала страдания, раздавала помощь.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: 1 2 3

  • Биографии
  • Романова Елизавета Федоровна

Елизавета Федоровна родилась в Германии в 1864 году. В детстве ее обучали введенью домашнего хозяйства, прививали религиозный дух. В 1884 году состоялся обряд бракосочетания в Придворном соборе Зимнего дворца Елизаветы и Сергеем Александровичем, родственником Александра 3, императора Российской империи. Ее муж приходился дальним родственником. Привыкшая к благотворительности, Елизавета Федоровна построила больницу возле Ильинска, периодически устраивала ярмарки для крестьян. Она очень быстро освоилась на родине своего мужа, говорила на русском практически без акцента, стала посещать православную церковь, хотя сама пока имела протестантские взгляды.

В 1892 году открыла Елизаветинское благотворительное общество и уже через некоторое время стала председателем управления Красного Креста в Московской губернии. К сожаления, своих детей у супружеской пары не было, потому Елизавета Федоровна занималась воспитанием детей брата.

Когда началась война с Японией, она организовала комитет по оказанию помощи военным. В Кремлевском дворце находился место, где собирались все необходимое: бинты, шили одежду и другое.

В 1905 году ее муж погиб вовремя террористического акта. Это было огромное горе в их семье, но, тем не менее, Елизавета убийцу своего супруга простила и просила у императора о снисхождению, но его отклонили. После смерти своего супруга Елизавета Федоровна возглавила должность руководителя Императорского православного палестинского общества.

Времена первой войны для нее были полны забот за ранеными русскими солдатами или пленниками. В 1916 году княгиня Романова содействовала открытию Московского первого протезного заводу.

Новая власть ее не любила и всячески способствовала депортации со страны. В 1918 году ее схватили и убили вместе с остальными членами семьи Романовых. В 1992 году Елизавета Романова была добавлена к святым православной церковью.

Интересные факты и даты из жизни

Другие: ← Ллойда Эндрю Уэббера↑ БиографииБианки Виталий →

Ко Дню Рождения Княгини Я не намерен приводить какие-то новые сведения о великой княгине Елизавете Федоровне. Об этой святой душе достаточно говорено и писано в хрониках последних лет царской России. Но и умолчать о ней в мемуарах не могу. Слишком важным и нужным оказалось ее влияние в жизни моей. Да и сыздетства я любил ее, как вторую мать. Все знавшие ее восхищались красотой лица ее, равно как и прелестью души. Великая княгиня была высока и стройна. Глаза светлы, взгляд глубок и мягок, черты лица чисты и нежны. К прекрасной наружности добавьте редкий ум и благородное сердце. Она была дочерью принцессы Алисы Гессен-Дармштадтской. Кроме того, великая княгиня Елизавета Федоровна приходилась внучкой королеве Виктории, сестрой владетельному герцогу Эрнесту Гессенскому и старшей сестрой нашей молодой императрице. У великой княгини имелись еще две сестры: принцесса Прусская и принцесса Виктория Баттенбергская, впоследствии маркиза Милфорд-Хэйвен. Сама же она вышла за великого князя Сергея Александровича, четвертого сына Александра II. Первые годы после замужества великая княгиня жила в Петербурге, много принимала в своем дворце на Невском, вела по необходимости жизнь роскошную, хотя уже тогда тяготилась ею. В 1891 году супруг ее назначен был московским генерал-губернатором, и на новом месте она стала необычайно почитаема и любима. Жила она так же, как в Петербурге, и в свободное от светских обязанностей время занималась благотворительностью. 17 февраля 1905 года на Сенатской площади в Кремле великий князь, сев в карету, был разорван в клочья бомбой террориста. Великая княгиня находилась в тот момент в Кремле, в ею же организованных мастерских по пошиву теплой одежды для войск в Маньчжурии. Заслыша взрыв, она выбежала в чем была, не накинув шубы. На площади лежали раненый кучер и две убитые лошади. Тело великого князя было буквально разорвано. Части его разбросало по снегу. Она собственными руками собрала их и перевезла к себе в дворцовую часовню. Бомба рванула так, что пальцы великого князя, еще в перстнях, были найдены на крыше соседнего здания. Все это рассказала нам сама великая княгиня. Трагическую весть услышали мы в Петербурге и тотчас же примчались в Москву. Выдержка и самообладание великой княгини восхищали. Дни перед похоронами она провела в молитвах. В молитвах же нашла мужество совершить поступок, потрясший всех. Она пришла в тюрьму и велела отвести себя в камеру к убийце. – Кто вы такая? – спросил он. – Вдова убитого вами. Зачем вы убили его? Каков был разговор далее, никто не знает. Версии противоречивы. Многие уверяют, что после ее ухода он закрыл лицо руками и взахлеб зарыдал. Достоверно одно: великая княгиня написала государю письмо с просьбой о помиловании, и государь готов был согласиться, не откажись от милости сам бомбист. Великая княгиня навестила и кучера. Был он смертельно ранен и умирал в больнице. Увидев ее, умирающий, от которого скрыли смерть великого князя, спросил: – Как здоровье его императорского высочества? – Он послал меня справиться о тебе, – отвечала великая княгиня. После смерти мужа она продолжала жить в Москве, но от светских дел отошла и целиком занялась делами богоугодными. Часть драгоценностей своих она раздала близким, остальное продала. Матушка купила у нее изумительную черную жемчужину, государев подарок. Даря ее свояченице, Николай сказал: – Теперь у тебя жемчужина не хуже, чем «Перегрина» Зинаиды Юсуповой.

Раздав все свое имущество, великая княгиня купила в Москве участок на Ордынке. В 1910 году она построила там Марфо-Мариинскую обитель и стала в ней настоятельницей. Последнее, что сделала она как бывшая светская красавица с безупречным вкусом – заказала московскому художнику Нестерову эскиз рясы для монахинь: жемчужно-серое суконное платье, льняной апостольник и покрывало из тонкой белой шерсти, ниспадавшее красивыми складками. Монахини не сидели в обители взаперти, но посещали больных и бедных. Ездили они и в провинцию, создавали благотворительные центры. Дело пошло скоро. За два года во всех больших российских городах появились такие ж обители. Ордынская тем временем разрослась. Пристроили церковь, больницу, мастерские, учебные классы. Настоятельница жила во флигельке из трех комнат с простой мебелью. Спала на топчане без тюфяка, под голову подложив пучок сена. На сон отводила всего ничего, а то и вовсе ничего, бодрствуя у постели больного или у гроба в часовне. Из больниц и клиник присылали ей безнадежных, и она самолично ходила за ними. Однажды привезли женщину, опрокинувшую зажженную керосинку. Одежда загорелась, тело стало сплошной раной. Началась гангрена. Врачи махнули рукой. Великая княгиня взялась лечить ее, терпеливо и стойко. Перевязка занимала всякий день более двух часов. Вонь от нагноений была такова, что иные сиделки падали в обморок. Больная, однако же, поправилась в несколько недель. Выздоровление ее почитали чудом. Великая княгиня решительно не хотела скрывать от умиравших положение их. Напротив, она старалась приготовить их к смерти, внушала им веру в жизнь вечную. В войну 14-го года она еще более расширила благотворительную деятельность, учредив пункты сбора помощи раненым и основав новые благотворительные центры. Она была в курсе всех событий, но политикою не занималась, потому что всю себя отдавала работе и не думала ни о чем другом. Популярность ее росла день ото дня. Когда великая княгиня выходила, народ становился на колени. Люди осеняли себя крестным знамением или целовали ей руки и край платья, подойдя к карете ее.

Но и тут нашлись у нее критики. Иные уверяли даже, что, бросив дворец и раздав все бедным, сестра императрицы уронила императорское достоинство. Императрица и сама склонялась к сему мнению. Сестры не ладили. Обе они обратились в православие и были набожны, каждая, однако, по-своему. Императрица искала торных путей и заплутала в мистицизме. Великая княгиня пошла прямым и истинным путем любви и сострадания. Верила она просто, как дитя. Но главным предметом их неладов была слепая вера царицы в Распутина. Великая княгиня видела в нем самозванца и орудие сатаны и сестре о том говорила прямо. Сношения их стали реже и наконец прекратились совершенно. Революция 17-го не сломила твердости духа великой княгини. 1 марта отряд революционных солдат окружил обитель. «Где немецкая шпионка?» – кричали они. Настоятельница вышла и спокойно ответила: «Немецкой шпионки здесь нет. Это обитель. Я ее настоятельница». Солдаты кричали, что уведут ее. Она отвечала, что готова, но хочет прежде проститься с сестрами и получить благословение у священника. Солдаты разрешили при условии сопроводить ее. Когда вошла она в храм в окружении солдат с оружием, монахини, плача, упали на колени. Поцеловав у священника крест, она обернулась к солдатам и велела им сделать то же. Они повиновались. А затем, впечатленные спокойствием ее и всеобщим ее почитанием, вышли из обители, сели на грузовики и уехали. Несколько часов спустя члены временного правительства явились с извинениями. Признались они, что не в силах справиться с анархией, которая повсюду, и умоляли великую княгиню вернуться безопасности ради в Кремль. Она поблагодарила и отказала. «Я, – добавила она, – ушла из Кремля своею волею, и не революции теперь решать за меня. Останусь с сестрами и приму их участь, если будет на то воля Господня». Кайзер не однажды предлагал ей через шведского посла уехать в Пруссию, ибо де Россию ждут потрясения. Уж кто-кто, а он-то о том осведомлен был. Руку к тому и сам приложил. Но великая княгиня передала ему, что не покинет добровольно ни обители, ни России. После того марфо-мариинским сестрам вышла передышка. Большевики, прийдя к власти, не тронули их. Даже послали какое-то продовольствие. Но в июне 18-го они арестовали ее вместе с верной ее спутницею Варварой и увезли в неизвестном направлении. Патриарх Тихон сделал все, чтоб отыскать и освободить ее. Наконец стало известно, что держат великую княгиню в Алапаевске Пермской губернии вместе с кузеном ее, великим князем Сергеем Михайловичем, князьями Иваном, Константином и Игорем, сыновьями великого князя Константина Константиновича, и сыном великого князя Павла Александровича князем Владимиром Палеем. В ночь с 17 на 18 июля, спустя сутки после расстрела царя и семьи его, их живьем бросили в колодец шахты. Тамошние жители издали следили за казнью. Когда большевики уехали, они, как сами рассказывают, подошли к колодцу. Оттуда доносились стоны и молитвы. Помочь не решился никто.

Месяцем позже белая армия вошла в город. По приказу адмирала Колчака тела несчастных извлекли из колодца. На некоторых, как говорят, были перевязки, сделанные из апостольника монахини. Тела положили в гроб и увезли в Харбин, оттуда – в Пекин. Позже маркиза Милфорд-Хэйвен перевезла останки великой княгини и прислужницы ее Варвары в Иерусалим. Захоронили их в русской церкви Святой Марии Магдалины близ Масличной горы. В пути из Пекина в Иерусалим гроб великой княгини дал трещину, оттуда пролилась благоуханная прозрачная жидкость. Тело великой княгини осталось нетленным. На могиле ее свершились чудеса исцеления. Один из архиепископов наших рассказывал, что, будучи проездом в Иерусалиме, стоял он на молитве у гроба ее. Вдруг раскрылась дверь и вошла женщина в белом покрывале. Она прошла вглубь и остановилась у иконы Святого архангела Михаила. Когда она, указывая на икону, оглянулась, он узнал ее. После чего видение исчезло. Единственное, что осталось мне в память о великой княгине Елизавете Федоровне, – несколько бусин от четок да щепка от ее гроба. Щепка порой сладко пахнет цветами. Народ прозвал ее святой. Не сомневаюсь, что однажды признает это и церковь.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий