«Зачем вам четверо детей?»: бестактный вопрос Татьяны Устиновой смутил Екатерину Копанову

Известная писательница и телеведущая уже тридцать лет счастлива в браке с инженером-физиком.

image
Устинова рассказала о своей семье/http://globallookpress.com/

Писательница и телеведущая Татьяна Устинова в студии «Вечернего шоу с Аллой Довлатовой» на «Русском радио» рассказала о своей семье. Уже тридцать лет она счастлива в браке с инженером-физиком Евгением Устиновым. У них два сына.

«Я научилась у мужа терпению. Стала за последние годы более жизнерадостной. А вот с мужем все наоборот. Он все время был счастлив, а теперь стал какой-то мрачный. Порой сидит и бухтит. Недоволен, что паркинги платные. Погода ему порой не нравится. Это на него, если честно, так непохоже».

Как сказала писательница, она научилась благодаря супругу легче переносить проблемы.

«Ну сломался каблук, отвалилось колесо, упал карниз — с годами это стало в порядке вещей, и все воспринимается более спокойно», — заметила она.

Также писательница высказалась об институте брака. По ее словам, мужчина и женщина должны обязательно расписаться и состоять в официальных отношениях.

«Это все иллюзия обмана и сны про вечность, что люди будут пребывать в свободных отношениях и при этом станут счастливыми», — заметила Татьяна Устинова.

Что касается сыновей Михаила и Тимофея, то старший пишет тексты для выступлений на судостроительную тематику. Младший учится в МГУ на востоковедении. Изучает один из редких африканских языков.

«Когда мы его спросили, зачем ему это надо, то он ответил, что на этом языке говорят пять миллионов человек в мире и мы должны о них хоть что-то узнать», — подчеркнула Устинова.

20 лет назад в издательстве ЭКСМО вышел первый детектив Татьяны Устиновой «Мой личный враг». Этому предшествовало стечение самых неожиданных обстоятельств, как это обычно и бывает, когда происходит нечто судьбоносное. По признанию писательницы, сама она и не вспомнила бы про юбилей – он стал для неё полной неожиданностью. Однако круглая дата — хороший повод оценить результат прожитых десятилетий. Он впечатляет! Татьяна входит в пятёрку самых популярных авторов, работающих в жанре детектива, тиражи её книг в России (стабильно – миллион в год) превзошли тиражи таких классиков, как Агата Кристи и Конан Дойль, и почти все 47 её романов экранизированы!

— В эти юбилейные дни вышел ваш новый роман «Серьга Артемиды». Его главной героине (противная, однако, девчонка!) всего 17 лет. Татьяна, ваши персонажи всё молодеют и молодеют!

— (Смеётся.) У меня, видите ли, дети подросли. Мне страшно интересно наблюдать за ними и их компаниями и потом вот что-то такое писать про молодых. Но в этом романе помимо действительно противной юной Насти есть и люди постарше. Настя поступает в театральный институт, потому что считает себя, конечно, неземной красавицей, а никто из родственников не заработал нужных для её грандиозного будущего связей, что, понятно, выводит Настю из себя. Вообще бедной девочке никто-никто не помогает жить! Мать и бабка её решительно не понимают, поскольку они же очень старые – матери 40 лет, а бабке вообще никто не знает сколько, может быть, все 60! В общем, вся эта история задумывалась ещё и как история непростых взаимоотношений трёх поколений. 

— Новая книга выпущена в двух обложках. Одна, скажем так, традиционная, узнаваемая для тех, кто читает ваши романы все эти 20 лет, другая рассчитана на молодёжь. Издательство провело исследование, которое показало: молодые, те, кому меньше тридцати, тоже читают Устинову. А вы сами это чувствуете? 

— В последнее время после большого перерыва, связанного с личными обстоятельствами, я снова встречаюсь с читателями. Такие мероприятия уже прошли в Риге, в Питере, в Москве. Вот на будущей неделе полечу в Минск…  И на одной из этих встреч я наблюдаю такую картину: стоит большая очередь за автографами, в том числе молодые парни. В той прошлой жизни, когда я встречалась с читателями, всегда происходило примерно одно и то же: подходили молодые и просили подписать книжку «моей бабушке Клавдии Васильевне». И тут у меня сомнений не возникло, что будет так же. А парень книгу протягивает и говорит: «Подпишите Сергею». Я: «Вашу бабушку зовут Сергей?» Он на меня смотрит: «Почему бабушку? Это меня так зовут». Я поспешила извиниться – понятно, что он моего юмора не понял (смеётся). И вот такие случаи, уже не единичные, когда автограф просят люди до 30 лет, они для меня внове. Похоже, действительно наметилась тенденция. 

— Вашим сыновьям – 28 лет и 19 лет.  Открыли они для вас что-то интересное в литературе, в музыке? И читают ли они ваши книги?

Они много чего мне открыли. Открыли американского писателя Лавкрафта, если говорить о литературе, группу Green Day, если говорить о музыке. И вот сейчас… его имя не произнесу ни за что на свете… они мне открыли очень модного китайца, который пишет фантастику. И я теперь, вслед за сыновьями, его тоже читаю и – вау, как круто!.. А что касается моих книг. Муж, например, их не читает. Мальчики – по-разному. Иногда читают. У нас в семье нет такого, чтобы я говорила: «Сынок! Вот книга – ты обязательно должен её прочесть!» Тем более я не говорю этого о своих романах.

— Как вы решаете, читать ту или иную книг или не читать?

Как выбирает книжку любой человек? Он выбирает то, что приходится по душе. Мы книжку открываем и читаем: здесь – полстраницы, там — полстраницы, и в конце полстраницы. И если легло – читаем целиком. Вот и я так книжки выбираю. Ну, если это, скажем, не Эразм Роттердамский или Денни Дидро, которых, мы понимаем, надо прочесть обязательно.

— В юности многие сочиняют стихи. Вы с них начинали?

Я начала писать, когда мне было 7 лет. Выводила крючочки и палочки – и неожиданно получилось слово «лиса». И я поняла: вот оно – счастье, теперь я могу написать всё что угодно. Могу придумать любой мир и в нем жить. С этого момента я забыла про все свои детские обиды, мне стало безразлично, что меня дразнят одноклассники. А я была высокая, толстая и в очках, у которых один глаз был заклеен, – как такую не обзывать? (Смеётся.) Сначала я действительно сочиняла стихи, потом, помню, какие-то истории – про лису, про одуванчик… 

— А какова история написания первого романа?

Он был написан оттого, что меня уволили с работы. Не потому что я плохо трудилась (я отвечала за связи с общественностью), просто было такое время – девяностые годы, когда многих увольняли. В той организации, в которой я работала, кончились деньги, меня вызвал начальник и сказал: «Без чего мы сейчас легко можем обойтись, так это без общественности и связей с ней. Иди домой». И я пошла домой. А потом мы с мужем увидели в газете «Аргументы и факты» объявление: «Принимаем рукописи на рецензию» — и номер телефона. Мы позвонили, нам сказали, что да, рукописи принимаем. Но когда я дописала роман, телефон, указанный в газете, перестал отвечать. А тогда, помните, были такие толстые телефонные справочники? На очень плохой бумаге — трудно было что-нибудь разобрать. Список издательств оказался гигантским, но номера телефонов практически не читались. Мы дошли до последнего издательства — на букву «Э», и там цифры ещё как-то можно было различить. Мы по этому номеру позвонили. Я всё время говорю «мы», потому что рядом всегда был муж. А ещё в этом вопросе меня очень поддержала сестра. Она сказала: «Таня, ты все время что-то пишешь, напиши уже роман и мы его куда-нибудь отнесем». Конечно, я на свой счёт не обольщалась: где я – и где писательский мир? Писатель – это Пастернак, написавший «Доктора Живаго», это Булгаков, написавший «Мастера и Маргариту». Они уже всё написали. И придут другие, которые напишут так же хорошо, а ты куда? Тем не менее, ЭКСМО мой роман издало, а редактор спросила: «Есть у вас что-нибудь ещё?» «Да!» – сказала я бодро. На самом деле ничего, конечно, не было (смеётся). Я побежала домой и начала ударно работать, буквально день и ночь… Вторую книгу я выдала месяца за два, кажется. С тех пор продолжаю писать, а ЭКСМО продолжает меня издавать.

— Почему пишите именно детективы? Вы же не подполковник МВД, как, скажем, Маринина?

Я очень люблю истории с тайнами. Мне нравится самой запутываться и читателей запутывать. Я считаю, что современная литература обязана быть увлекательной. Если писатель пишет нудно, скучно, немыслимо трудно и объясняет это тем, что он пишет высокую литературу, его надо отправить в мусорное ведро. Прошу прощения у писателей. Сейчас невозможно убедить аудиторию читать что-то нудное. Надо увлекать. И я считаю, что наличие тайны в романе – это увлекательно. При этом могу напомнить, что детектива как литературного жанра не существует. С литературоведческой точки зрения существует только жанр романа, а детектив – это просто характеристика романа. Но, на мой взгляд, всё, что происходит в жизни, всё, что происходит вокруг нас, всё вообще на свете – детектив. Начиная с «Преступления и наказания» и заканчивая политическими историями, о которых мы слышим каждый день. Поэтому я считаю, что мы живём в детективе. Или детектив живёт в нас. И это самое интересное, что может быть, то есть – тайны, тайны, тайны.  

— Интересно, представители правоохранительных органов читают ваши детективы?

О, сейчас расскажу историю, которая страшно мне нравится. Иногда ею хвастаюсь. Я была тогда, кажется, в Нижнем Новгороде. А у меня есть приятель. Серьезный человек. Он работает в таком боевом подразделении МВД и всё время пребывает в каких-то, как они это называют, командировках, по каким-то там боевым заданиям. И вот в Нижнем Новгороде у меня звонит телефон, я вижу, что это тот самый Сергей. А он мне звонит очень редко, чаще звоню я. И он мне: «Слушай, Устинова, как мне сейчас хочется колы со льдом!» Я-то в Нижнем, а он, ясный перец, где-то неизвестно где. «Слушай, — говорю, — какая кола со льдом?!» Дальше он говорит фразу, которая до сих пор греет мне душу: «Еду я сейчас, Устинова, на броне, и читаю я твой роман, и там герой пьет эту колу со льдом, а здесь такая жара! И я так хочу этой колы!» И вот эти слова – ну, прямо высшая для меня награда! (Смеётся.)

— Вы всегда знаете, чем закончится книга, которую пишете?

Не знаю никогда. То есть я, конечно, всегда кое-что знаю, всегда пишу многостраничный серьезный план. Который никогда не соблюдается. И обычно к середине романа становится ясно, что закончить так, как я задумала, не получится. Нужно писать как-то по-другому, все переворачивается с ног на голову, и я вынуждена подверстывать новых героев, подверстывать под них совершенно немыслимые какие-то обстоятельства, чтобы как-то роман завершить. Иногда вообще не к месту оказывается придуманный мной преступник, и становится непонятно, откуда он взялся. И это несмотря на то, что редактор мой, плача по ночам, старается эту ситуацию выправить. Меня же интересует не столько, кто убил старушку, сколько, как это все произошло, что случилось, что для моих героев важно, что для них интересно. И подчас все поворачивается не так, как я себе представляла. Бывает даже, что финал получается ровно противоположным.

— Роман после того, как написан, долго держит? 

Бывает и месяц, и два проходят – а я всё еще там, я ещё думаю, что вот эту мысль можно вложить в голову тому или иному персонажу, хотя уже что-то вкладывать поздно. А бывает, что книга быстро отпускает. По-разному!

— Только что вышла ещё одна книга — судебный детектив «ДНК гения», написанная вами в соавторстве с Павлом Астаховым. Вы ведь сотрудничали и раньше?

Да, мы начинали такую работу 10 лет назад, у нас тогда вышло две книжки. Потом разошлись в разные стороны, потому что Павел перешёл на государственную службу, а это абсолютно исключало возможность встречаться и обсуждать тексты. Но обстоятельства изменились, и сейчас издатели наши прикинули, что такое сотрудничество вполне можно возродить. Чем мы сейчас и заняты. Это, конечно, другая совсем работа, другая тема, совершенно другой социальный срез – это на злобу дня. И мы придумываем специально такие сюжеты, которые были бы интересны именно сейчас. Надеюсь, наше сотрудничество с Павлом продолжится.

— Есть ещё одна хорошая новость. Особенно для тех, кто любит не только ваши романы, но и вашу передачу «Мой герой» на телеканале ТВ Центр. По ней готовится книга?

Действительно задуман такой не художественный проект – по «Моему герою». Хочу поделиться с читателями своими беседами с замечательными талантливыми людьми, которые приходят ко мне в студию. Некоторые из них произвели на меня впечатление совершено неизгладимое. Например, актер Никита Кукушкин. 

— А когда ждать новый детектив?

По нашим с издательством планам — весной. Он сейчас пишется. С названием пока не определились. Одно могу сказать: хочется, чтобы книга получилась такой… зажигательной (смеётся).

Интервью: Марина Бойкова

Фото: cultinfo.ru

Апрель 2020, №4

Татьяна Устинова — о жизни на карантине и том, можно ли писать на одном вдохновенииНакануне XXVIII Минской международной книжной выставки-ярмарки, которая открывается 18 февраля, мы пообщались с популярным автором детективных романов Татьяной Устиновой. Ее книги — традиционно в топе рейтингов читательских предпочтений и россиян, и белорусов. А сама Устинова — участник нескольких предыдущих Минских книжных выставок.image Татьяна Устинова: За прошедшие двадцать лет я написала 42 книжки. Это много. photoxpress

Татьяна, вы были на выставке в Минске в прошлом году. Чем она запомнилась?

Татьяна Устинова: Выставка в Минске от, например, московской, отличается так же, как отличаются Москва и Минск. Москва — больше, разрозненней, быстрее. В Москве спешат, летят, падают, поднимаются и снова спешат. Минск — размеренный, спокойный, спланированный. Он почти весь заново отстроен после войны — широкие площади, проспекты. И люди не так спешат, готовы общаться долго. Дефицит хорошего разговора в Минске может быть восполнен в большей мере, чем в Москве.

Для издательства выставка — отличный маркетинговый ход. А что она дает писателю?

Татьяна Устинова: Книжная выставка — самое лучшее, что может быть на свете. Это во сто миллионов раз лучше, чем, например, выставка оружия. Выставка отличается и от встречи с читателями в книжном магазине, и от клубного общения со своей аудиторией. На выставку приходят не только пообщаться с конкретным автором, но и увидеть новые книги, показать саму выставку детям. Это всегда праздник, это удовольствие.

Я такое очень люблю. Много народу, много книг. Всегда накупаю чемодан книг, и у меня потом сложности с багажом.

читайте также—> —> Вопрос читателям: Какие книги перевернули взгляд на мир

Сейчас у многих книголюбов — боль: дети не хотят читать. Как вы прививали сыновьям любовь к чтению?

Татьяна Устинова: Так же, как когда-то мои родители. Мама читала нам с сестрой вслух. Я помню, была зима, мы обе болели (а это самое лучшее время, если удавалось заболеть обеим одновременно!). Сестре года три, мне — четыре. Мама ложилась с нами на диван: «Я буду вам читать, только вы ни о чем меня не спрашивайте». И читала… «Евгения Онегина».

Ничего себе! Какой, однако, выбор!

Татьяна Устинова: Просто это доставляло ей удовольствие. Причем, если б мы начали к ней приставать, что означает «ямщик сидит на облучке в тулупе, в красном кушачке», приходилось бы все время прерываться. А так она просто читала. В пушкинских стихах смысл понимать не обязательно. Когда просто слушаешь, то все приходит в порядок: голова, душа, сердце. Та же история и у нас с детьми. Я читала, они слушали. Еще действенный способ: везде разложить книжки — на столе, на полу, на кровати. У нас в доме читали всегда. И когда кто-то слишком долго заседал с книгой в туалете, мама начинала кричать: «Это не дом, а какая-то изба-читальня!»

Знакомая фраза! А какие книги читались в доме?

Татьяна Устинова: Папа очень любил «Похождения бравого солдата Швейка». Тут же лежал «Петр I» Алексея Толстого. «Малахитовая шкатулка», которую сестра бросила читать, потому что фольклор не любила, а я любила. Книжки бабушек. Одна из них страдала бессонницей, и если я вставала ночью, то заставала ее читавшей в четыре утра на кухне Бальзака. А сейчас вот мой младший, восемнадцатилетний сын на каникулах читал «Дюну» Герберта.

В ваших романах часто встречается трогательный образ мальчика. Вы писали его с собственного сына?

Татьяна Устинова: О, я смотрела на уйму мальчиков! К нам всегда ходило бесчисленное количество разновозрастных друзей, потому что у моих сыновей разница десять лет. Так что в доме бесконечно пребывают мальчики. Сначала десятилетние и двадцатилетние, теперь уже и тридцатилетние. Вижу их совершенно разных: трезвых, пьяных, дискутирующих о политике…

Татьяна Устинова: Я люблю выставки: много народу и много книг. Накупаю их целый чемодан, и у меня сложности с багажом. Фото: Олеся Курпяева

Вы всегда точно подмечаете тонкости характеров. На ваш взгляд, прошедший год нас изменил?

Татьяна Устинова: Пока не могу это отрефлексировать, потому что всю жизнь живу в такой системе координат, в которой каждый должен сам себе обеспечивать время на раздумья и развлечения. Этому меня научил мой дед. Он, инженер-авиастроитель, в 75 лет пошел в Дом культуры и записался в изостудию. А в 80 лет начал изучать английский язык — считал, что это развлечение. Для меня отдых — это работа. Когда я остаюсь в одиночестве, то с упоением пишу. Когда не пишу, с упоением готовлю, а потом моя семья с упоением это поедает.

Именно так был проведен локдаун?

Татьяна Устинова: Мы с мужем прожили эту пандемию вдвоем, в деревне под Тверью. Мы делили на двоих один письменный стол, как в студенческом общежитии: с одной стороны я со своими романами, а с другой — он со своими формулами. И когда нам объявили, что можно выходить, мы страшно удивились. Потому что могли бы и дольше так прожить. В материальном смысле мы, конечно, все пострадали. Стали втрое меньше зарабатывать, и практически все деньги уходят на еду. Ну, как у всех. Но у нас есть условия для занятий и каждому есть о чем подумать: мужу — о математике, старшему сыну — о подводных лодках, ледоколах и Северном морском пути. Это его работа. Младший учит суахили и занимается историей. Нам друг с другом не тесно, не скучно, не страшно, не гнусно, не глупо, не обидно. Бывает, конечно, что мы друг на друга орем как сумасшедшие, но это ничего не меняет.

В рейтингах 2020 года в топ вышли наряду с детективами книги по прикладной психологии. Отчего так? У психологии много общего с детективами?

Татьяна Устинова: Конечно! Детектив — это всегда история, в которой наказан порок и торжествует добродетель. Это закон.

И это весьма терапевтично!

Татьяна Устинова: Особенно когда весь мир перевернут с ног на голову. Так важно сознавать, что непременно появится человек, который все всем объяснит. Потому так востребованы и книги по психологии. Каждый надеется, что возьмет в руки книгу — и автор все разложит по полочкам. Думаю, что и книги по психологии востребованы, потому что люди пытаются найти в них руководство к действию. Будучи растерянными, не имея возможности, например, общаться со старшими родственниками.

Когда не пишу, я с упоением что-нибудь готовлю, а потом моя семья с упоением это поедает

Вы из тех, кому тяжело придерживаться правила «ни дня без строчки», или наоборот?

Татьяна Устинова: За прошедшие 20 лет я написала 42 книжки. Это много. Без ремесла, на одном вдохновении, далеко не уедешь. Бывает, пишу с упоением, не помня себя. Но бывает, что не получается, и все. Это очень тяжело. Ты должен сидеть и писать, даже несмотря на то, что не ладится, потом править. Писательская работа требует самодисциплины.

В вашем романе «Камея из Ватикана» действие происходит уже «на удаленке». Что дальше? Мы изжили этот сюжет?

Татьяна Устинова: Ничего мы не изжили. Мы Иваны, не помнящие родства, не знаем свою историю. Обе мои бабушки ни летом ни зимой из дома не выходили без перчаток. У одной из них остался их целый ворох. Мне пришла в голову мысль, что эти перчатки — наследие испанки. Бабушка, приходя домой, первым делом бросала их в раковину. Сейчас — не первый раз и не последний. И мне в этом страшно интересно разобраться.

читайте также—> Как «Дон Кихот» и «Маленькие женщины» попали в кино Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.

Устинова Татьяна Алексеевна

(01.01.1909 — 23.09.1999)

Звание Почетного гражданина города Твери присвоено 21 октября 1998 года за большой вклад в развитие культуры областного центра

Татьяна Устинова родилась в Твери в 1908 году. И в юности была вожатой одного из первых пионерских отрядов города. С фотографий 20-х годов на нас смотрит  обаятельная девушка с длинными, не по моде того времени, косами. Чаще всего мы видим ее в окружении  мальчишек и девчонок, которые первыми в Твери примерили красный галстук. Таня Устинова, задорная комсомолка, неизменная участница всех вечеров художественной самодеятельности.

Она не знает, что промчатся годы,

И к ней придут и слава, и почет…

По всей России водят хороводы –

В кругу их эта девушка плывет, —

эти строки посвятил Татьяне Устиновой ее земляк поэт Андрей Дементьев.

Татьяна Алексеевна окончила хореографический техникум при Большом театре. В 1938 году она стала главным  балетмейстером Государственного академического народного хора имени Пятницкого. Ей было присвоено звание народной артистки СССР, дважды она была удостоена Государственной премии СССР.

Татьяна Алексеевна Устинова прожила очень долгую и насыщенную жизнь, и даже когда возраст перевалил за девятый десяток, она продолжала репетировать, создавать новые танцы, ездила по стране на смотры и фестивали. И, конечно же, не забывала и свою любимую Тверь. Приезжая в родной город, она обязательно приходила на Пролетарку, в казарму, где родилась, встречалась с подругами детства и юности, Татьяна Устинова охотно передавала свой опыт, свои знания, свой талант самодеятельным танцевальным коллективам города.

image

Имя Татьяна Устинова
Имя при рождении Татьяна Витальевна Устинова
Дата рождения 21.4.1968
Место рождения в Москве, СССР
Род деятельности писательница
Жанр детектив
Награды ТЭФИ

Татья́на Вита́льевна Усти́нова (род. 21 апреля 1968 года, Москва) — российская писательница, работающая в детективном жанре.

Биография

Родилась в семье инженеров. Училась в английской спецшколе и на факультете аэромеханики и летательной техники Московского физико-технического института. После института стала работать на телевидении. Позже была приглашена в пресс-службу Президента России. Какое-то время была редактором программ Первого канала «Москва-Кремль» и «Из первых рук». В начале 2000-х годов работала пресс-секретарём в Торгово-промышленной палате России.

Первый детектив написала в 2000 году.

Живёт в поселке Кратово Раменского района Московской области. В 2010 году за роман «На одном дыхании» автору была присуждена премия Электронная буква в номинации «Детектив года».

Библиография

Название Год Синопсис

Прообразы

Устинова активно отталкивается от реальных людей, своих современников, при создании своих персонажей:

  • «Богиня прайм-тайма» — прообразом послужила Арина Шарапова.
  • «Первое правило королевы» — прообразом является Людмила Селиванова, бывший вице-губернатор Красноярского края
  • «Запасной инстинкт» — владелец фирмы веб-дизайна Артемий Лебедев.

Экранизации

  • Близкие люди
  • Богиня прайм-тайма
  • Большое зло и мелкие пакости
  • Всегда говори всегда (автор сценария, сезон 1-3)
  • Гений пустого места
  • Дом-фантом в приданое
  • Закон обратного волшебства
  • Запасной инстинкт
  • Мой генерал
  • Мой личный враг
  • Миф об идеальном мужчине
  • Одна тень на двоих
  • Седьмое небо
  • Параллельно любви (Персональный ангел)
  • Первое правило королевы
  • Под Большой Медведицей (Олигарх с Большой Медведицы)
  • Подруга особого назначения
  • Пороки и их поклонники
  • Пять шагов по облакам
  • Развод и девичья фамилия
  • Саквояж со светлым будущим (2007, реж. Вячеслав Криштофович)

Интересные факты

  • В фильме В стиле Jazz, Татьяна Устинова играет писательницу Таню, бывшую жену главного героя Сергея. В эпизоде, в милиции, писательница Таня дарит милицейскому начальнику свою книгу на обложке которой написано «Татьяна Устинова».
  • Татьяна Устинова участвовала в шоу «Русская рулетка», где выиграла 28 тысяч рублей.

Другие популярные авторы

Комментарии

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

image

Вадим Панов — серия книг «Анклавы»

image

Роман «Чума» Альбера Камю

image

Цикл сказок «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса

Все

КНИГИ

image

Велесова книга

image

Ночной Дозор (роман)

image

Туманность Андромеды (роман)

Все —>

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий