Краткая биография Осоргина

Краткая биография Осоргина

Михаил Андреевич Ильин (Осоргин) — родился в Перми, имел светлые воспоминания о детстве. Когда был гимназистом 7-го класса, были опубликованы его первая статья и рассказ «Отец».

Участвовал в революционной деятельности (1905 г.) оказал­ся в тюрьме. После освобождения (1906 г.) поселился в Италии. Немало страниц было посвящено итальянским впечатлениям.

Был арестован в 1921 г., как участник общества Красного Креста, предложившего контролировать распределение продук­тов голодающим.

К советской власти относился «с удивлением». Жил с 1923 г. за границей.

Осоргин отличался большим трудолюбием, мечтал напеча­таться на родине.

Но только сейчас пришло время возвращения книг читателя на родину.

На этой странице искали :

  • краткая биография осоргина
  • осоргин краткая биография
  • михаил андреевич осоргин краткая биография
  • биография осоргина кратко
  • биография Осоргина краткая

Сохрани к себе на стену!

Книжная лавка писателей Михаил Андреевич Осоргин Книжная лавка писателей Предисловие и подготовка текста С Шумихина ” Наше наследие”, 1989, № 6 Михаил Андреевич Осоргин (литературный псевдоним, настоящая фамилия — Ильин) — русский писатель, чьи книги многим читателям в СССР еще предстоит впервые раскрыть За 47 лет литерату # Короткие истории Читать → Сивцев вражек Осоргин Михаил Андреевич Сивцев вражек Михаил Андреевич Осоргин Роман * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ * ОРНИТОЛОГ В беспредельности Вселенной, в Солнечной системе, на Земле, в России, в Москве, в угловом доме Сивцева Вражка, в своем кабинете сидел в кресле ученыйорнитолог Иван Александрович Свет лампы, ограниченный # Русская классическая проза Читать → Времена Содержание: Детство 1 Юность 11 Молодость 21 Примечания 40 Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878–1942) Времена Автобиографическое повествование Детство При иных закатах солнце, опускаясь, красит прощальным светом облака на запад # Русская классическая проза Читать → Материалы к биографии М Осоргина Осоргин Михаил Андреевич Материалы к биографии М Осоргина 3 Шаховская Из книги « ОТРАЖЕНИЯ» Впервые встретилась я с ним у Ремизова и, как уже упомянула, смущенья перед ним не почувствовала Это был какойто «приятный» человек, держащий себя просто, безо всякой писательской ужимки Затем встречалась с н # Биографии и мемуары Читать → Вольный каменщик Талантливый представитель литературы русского зарубежья Михаил Осоргин (1878–1942) , как и многие русские люди его поколения, прошел через страдания, искусы, выдержал испытание войной, революцией, политикой и в дебрях и со # Современная проза Читать → Там, где был счастлив Там, где был счастлив Липовый цвет Бывало, в детстве, когда простудишься, мама немедленно уложит в постель, натрет грудь, спину и пятки скипидаром и напоит липовым цветом Лежать тепло, за ночь сменишь две рубашки, а наутро — болезнь как рукой сняло, только слабость легкая В чудодейственную силу скип # Короткие истории Читать → Игрок Осоргин Михаил Андреевич Игрок Михаил Осоргин Рассказ Когда крупье забрал и передвинул своим изумительным деревянным мечом кучу разноцветных костяшек, на плечо мое легла рука, и слегка насмешливый, очень знакомый голос сказал: Такого случая, седьмой карты, я жду три года Но вы, конечно, правы, дав # Русская классическая проза Читать → Повесть о сестре В этой книжке записан рассказ пожилого чиновника, сейчас беженца, об его умершей сестре. Тот, чье имя на обложке, только постарался, сохранив простоту рассказа, придать ему обычную литературную форму. Содержание: Осорги # Проза Читать → Собрание сочинений. Т. 2. Старинные рассказы Впервые издаются вместе все исторические рассказы Михаила Осоргина Основанные на документах русской истории, исторических воспоминаниях, они являют образец высочайшего художественного осмысления фактов, тончайшей # Классическая проза Читать → Свидетель истории Осоргин Михаил Андреевич Свидетель истории Михаил Андреевич Осоргин Роман Возможно, что я делаю ошибку, укладывая вымысел в рамки исторических фактов Во всяком случае, я должен сказать, что в этом романе только одно действующее лицо может считаться портретом; все остальные лица, как и события, писан # Русская классическая проза Читать → Рассказы (-) Осоргин Михаил Андреевич Рассказы () МИХАИЛ ОСОРГИН Содержание По поводу белой коробочки (Как бы предисловие) Слепорождённый Круги Люсьен Роман профессора Пешка Сердце человека Кабинет доктора Щепкина Судьба Игра случая Мечтатель Юбилей Убийство из ненависти Аноним Видение Газетчик Франсуа Пустой, н # Русская классическая проза Читать → Книга о концах Осоргин Михаил Андреевич Книга о концах МИХАИЛ ОСОРГИН Роман Роман ” Книга о концах”, при самостоятельном сюжете, связан общностью эпохи и некоторыми именами с романом ” Свидетель Истории”, вышедшим в 1932 году, и может считаться его продолжением ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЖИЗНЬ НАЧИНАЕТСЯ Это началось в Застенно # Русская классическая проза Читать → Михаил Андреевич Осоргин – коротко об авторе Осоргин Михаил Андреевич Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (18781942) Среди больших русских писателей, чьи книги возвращаются к нам из небытия архивов и спецхранов, имя Михаила Осоргина одно из самых громких Ктото из живших в удалении от Родины придумал довольно емкую формулу: эмигрант это капля кр # Русская классическая проза Читать → О творчестве М Осоргина Осоргин Михаил Андреевич О творчестве М Осоргина Г Адамович ” Сивцев Вражек” М Осоргина книга, которую нельзя не заметить, от которой нельзя отделаться несколькими одобрительными или безразличными словами Роман этот “задевает сознание”, и на него хочется ответить Это первое непосредственное впечатл # Русская классическая проза Читать → image

Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) принадлежал к числу известных русских мыслителей, выдворенных в 1922 году большевиками в эмиграцию. За «Философским пароходом» стояло желание новых властей выглядеть гуманно в глазах Европы и одновременно избавиться от ярких свободолюбивых личностей.

Пассажирами «философского парохода» стали ученые, философы и писатели, долго считавшиеся потерянным цветом нации. Однако в 2017-м патриарх Русской Православной Церкви Кирилл  назвал русскую интеллигенцию виновной «в страшных преступлениях против веры, против Бога, против своего народа, против своей страны».

«Ленин – преступник, интеллигенция виновна… Кругом война компроматов, кругом сомнения». И в этой ситуации нелишне прикоснуться к личности Осоргина, к его творчеству и деятельности, акцентируя внимание на интересных фактах и данных.

image

Первый псевдоним

Очарование рекой Камой, гимназическое вольнодумство и запрещенная страсть к бильярду, увлечение поэзией и литературой, обожание Гончарова и Белинского не могли закончиться просто так в юношеские годы для Ильина. Обычная история для молодого образованного русского человека конца ХIХ века, — он стремится стать писателем. Первые публикации случаются в родной Перми. Модное увлечение псевдонимами не обходит стороной юного писателя, первый печатный рассказ «Отец» он подписывает псевдонимом «Пермяк».

От Ильина к Осоргину

Два раза в детстве отец привозил Михаила в Уфу. Там он знакомится с родней и бабушкой Надеждой Львовной Ильиной. Увлекательные повествования бабушки о прадеде Федоре Васильевиче Осоргине, обладателе огромных земель, явно повлияли на дальнейшую судьбу первого псевдонима писателя. Ильин впоследствии в литературе становится Осоргиным.

Путь в Европу

В 1897 году Михаил Осоргин становится студентом юридического факультета Московского университета. До 1902 года он успевает поучаствовать в студенческих волнениях и пережить годовую высылку из Москвы, получить серьезный журналистский опыт и высшее образование.

Брожение умов в России не обходит Осоргина стороной. Сын столбовых дворян, блестяще образованный юрист, делающий первые шаги на государственной службе, проникается идеями эсеров, становится участником революционных событий 1905 года и попадает в Таганскую тюрьму на полгода. В своей автобиографической книге «Времена» намного позже он пишет об этом периоде своей жизни как о сне, где в итоге, уткнувшись в непреодолимую стену, царапая ломающимися ногтями тюремные стены, приходится воскликнуть: «О, Боже! Ведь мы проповедовали любовь ко всем!»

Первая эмиграция

Выйдя из тюрьмы в 1906 году, Осоргин сразу же покидает Родину. Знание языков, владение переводами, журналистский и писательский опыты, умение и стремление работать не дают Михаилу Андреевичу, уехавшему из России без гроша в кармане, затеряться и пропасть в Европе.

Десятилетний период пребывания в зарубежье стал для него периодом осмысления случившегося, публичного отречения от партии эсеров, принятия иудаизма и философии масонства. «Очерки современной Италии» (1913 год) и сотрудничество с редакцией Энциклопедии Граната становятся заметными в России и приносят Осоргину имя и славу тончайшей души.

Вновь на Родине

1916 год для Михаила Андреевича Осоргина становится в некоем роде переломным. Его не устраивает сотрудничество с «Русскими ведомостями». Он рвется в гущу событий на Родине и полулегально возвращается в Москву. Становится организатором Всероссийского Союза журналистов, а затем возглавляет эту организацию

Февральская революция и Осоргин

Февральскую революцию 1917 года Осоргин принимает восторженно. Много работает. Входит в комиссию по разработке архивов и политических дел, печатается в газетах и журналах, готовит к печати сборник очерков и рассказов, брошюру «Охранное отделение и его секреты».

Писательский кооператив

Вместе с низвержением строго цензорского надзора все в том же 1917-м у писателей случился некоторый период растерянности и опасности быть раздавленными жесткой сутью бытия. Осоргин в своем небольшом очерке «Книжная лавка писателей» с удовольствием рассказывает о своем участии в этом увлекательном, благодарном и спасительном для писателей коллективном деле от 1918 до 1922 года. Лавка помогала выжить начинающим литераторам и известнейшим писателям, она была культурным центром Москвы во все труднейшие годы войны и разрухи, она сдалась лишь от невыносимого налогового бремени времен нэпа.

Эхо былого

Книжную лавку писателей в Москве новые власти откровенно терпели. Терпели они деятельность Осоргина и во время непродолжительной работы в комиссии помощи голодающим. Независимые воззрения и былая причастность к партии эсеров через арест и освобождение по поручительству Нансена в конечном итоге обернулись для Михаила Андреевича «билетом на философский пароход».

И вновь эмиграция

Жизнь Осоргина во время второй эмиграции с 1923 года была крепко связана с Парижем. Здесь он женится в третий раз, здесь по-прежнему плодотворно работает до начала второй мировой войны. В 1928 году выходит в свет самое значительное произведение из его творчества «Сивцев Вражек».

До 1934 года в печати неоднократно появляются исторические новеллы, в которых он непочтительно отзывается об императорской семье и высшем духовенстве русской православной церкви

Последний приют в Шабри

Масонская деятельность и страстное непринятие фашизма в последних произведениях – это еще две яркие черты неординарной деятельности великого русского писателя и журналиста Михаила Андреевича Осоргина. В его жизни сошлись воедино черное и белое, тонкое и страстное. Похоронен в 1942 году во французском городе Шабри, где проживал после бегства из Парижа оккупированного фашистами.

Биография Биография писателя Произведения 1 произведение Биография вариант 1 вариант 2

ОСОРГИН, МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ (наст. фамилия Ильин) (1878−1942), русский прозаик, журналист. Родился 7 (19) октября 1878 в Перми в семье потомственных столбовых дворян, прямых потомков Рюрика. Начал печататься в гимназические годы, с 1895 (в т.ч. рассказ Отец, 1896). В 1897 поступил на юридический факультет Московского университета, откуда в 1899 за участие в студенческих волнениях был сослан в Пермь под негласный надзор полиции. В 1900 восстановился в университете (окончил курс в 1902), вел в годы учебы рубрику «Московские письма» («Дневник москвича») в газете «Пермские губернские ведомости». Доверительной интонацией, мягкой и мудрой иронией в сочетании с меткой наблюдательностью отмечены и последующие рассказы Осоргина в жанре «физиологического очерка» (По наклонной плоскости. Из студенческой жизни, 1898; Арестантский вагон, 1899), романтической «фантазии» (Два мгновения. Новогодняя фантазия, 1898) и юмористические зарисовки (Письмо сынка к мамаше, 1901). Занимался адвокатурой, совместно с

К. А. Ковальским

,

А. С. Буткевичем

и др. основал в Москве издательство «Жизнь и правда», выпускавшее лубочную литературу. Здесь в 1904 вышли брошюры Осоргина Япония, Русские военачальники на Дальнем Востоке (биографии

Е. И. Алексеева

,

А. Н. Куропаткина

,

С. О. Макарова

и др.), Вознаграждение рабочих за несчастные случаи. Закон 2 июня 1903 года. В 1903 писатель женился на дочери известного народовольца

А. К. Маликова

(мемуарный очерк Осоргина Встречи.

А. К. Маликов

и

В. Г. Короленко

, 1933). В 1904 вступил в партию эсеров (был близок к ее «левому» крылу), в подпольной газете которых в 1905 опубликовал статью За что?, оправдывающую терроризм «борьбой за благо народа». В 1905 во время московского вооруженного восстания был арестован, из-за совпадения фамилий с одним из руководителей боевых дружин едва не казнен. Приговорен к ссылке, в мае 1906 временно освобожден под залог. Пребывание в Таганской тюрьме отразилось в Картинках тюремной жизни. Из дневника 1906 г., 1907; участие в эсеровском движении — в очерках Николай Иванович, 1923, где, в частности, упоминалось и об участии

В. И. Ленина

в диспуте на квартире Осоргина; Венок памяти малых, 1924; Девятьсот пятый год. К юбилею, 1930; а также в рассказе Террорист, 1929, и имеющей документальную основу дилогии Свидетель истории, 1932, и Книга о концах, 1935. Уже в 1906 Осоргин пишет о том, что «трудно отличить революционера от хулигана», и в 1907 нелегально уезжает в Италию, откуда посылает в русскую прессу корреспонденции (часть вошла в кн. Очерки современной Италии, 1913), рассказы, стихи и детские сказки, часть которых вошла в кн. Сказки и несказки (1918). С 1908 постоянно сотрудничает в газете «Русские ведомости» и журнале «Вестник Европы», где опубликовал рассказы Эмигрант (1910), Моя дочь (1911), Призраки (1913) и др. Около 1914 вступил в масонское братство Великой ложи Италии. В те же годы, изучив итальянский язык, пристально следил за новостями итальянской культуры (статьи о творчестве Г. Д”Аннунцио, А. Фогаццаро, Дж. Паскали и др., о «разрушителях культуры» — итальянских футуристах в литературе и живописи), стал крупнейшим специалистом по Италии и одним из самых видных русских журналистов, выработал специфический жанр беллетризованного эссе, с конца 1910-х годов нередко пронизанного характерной для манеры писателя лирической иронией. В июле 1916 полулегально вернулся в Россию. В августе в «Русских ведомостях» была опубликована его ст. Дым отечества, вызвавшая гнев «патриотов» такими сентенциями: «…очень хочется взять российского человека за плечи… тряхнуть и прибавить: „А и горазд же ты спать даже и под пушку!“. Продолжая работать разъездным корреспондентом, выступил с циклами очерков По Родине (1916) и По тихому фронту (1917). Февральскую революцию принял сначала восторженно, затем — настороженно; весной 1917 в ст. Старая прокламация предупреждал об опасности большевизма и „нового самодержца“ — Владимира, опубликовал цикл беллетризованных очерков о „человеке из народа“ — „Аннушке“, выпустил брошюры Борцы за свободу (1917, о народовольцах), Про нынешнюю войну и про вечный мир» (2-е изд., 1917), в которой ратовал за войну до победного конца, Охранное отделение и его секреты (1917). После Октябрьской революции выступал против большевиков в оппозиционных газетах, призывал к всеобщей политической забастовке, в 1918 в ст. День скорби предсказал разгон большевиками Учредительного собрания. Укрепление большевистской власти побудило Осоргина призвать интеллигенцию заняться созидательным трудом, сам он стал одним из организаторов и первым председателем Союза журналистов, вице-председателем Московского отделения Всероссийского союза писателей (совместно с

М. О. Гершензоном

подготовил устав союза), а также создателем знаменитой Книжной лавки писателей, ставшей одним из важных центров общения литераторов и читателей и своеобразным автографическим («рукописным») издательством. Принимал активное участие в работе московского кружка «Студия Итальяна». В 1919 был арестован, освобожден по ходатайству Союза писателей и

Ю. К. Балтрушайтиса

. В 1921 работал в Комиссии помощи голодающим при ВЦИК (Помгол), был редактором издаваемого ею бюллетеня «Помощь»; в августе 1921 был арестован вместе с некоторыми членами комиссии; от смертной казни их спасло вмешательство Ф.Нансена. Зиму 1921−1922 провел в Казани, редактируя «Литературную газету», вернулся в Москву. Продолжал публиковать сказки для детей и рассказы, перевел (по просьбе Е.Б.Вахтангова) пьесу К. Гоцци Принцесса Турандот (изд. 1923), пьесы К.Гольдони. В 1918 сделал наброски большого романа о революции (опубликована глава Обезьяний городок). Осенью 1922 с группой оппозиционно настроенных представителей отечественной интеллигенции был выслан из СССР (очерк Как нас уехали. Юбилейное, 1932). Тоскуя по Родине, до 1937 сохранял советский паспорт. Жил в Берлине, выступал с лекциями в Италии, с 1923 — во Франции, где после женитьбы на дальней родственнице

М. А. Бакунина

вступил в наиболее спокойную и плодотворную полосу своей жизни. Мировую известность принес Осоргину начатый еще в России роман Сивцев Вражек (отд. изд. 1928), где в свободно скомпонованном ряде глав-новелл представлена спокойная, размеренная и духовно насыщенная жизнь в старинном центре Москвы профессора-орнитолога и его внучки, — типичное бытие прекраснодушной русской интеллигенции, которое сначала потрясает Первая мировая война, а затем взламывает революция. На произошедшее в России Осоргин стремится взглянуть с точки зрения «абстрактного», вневременного и даже внесоциального гуманизма, проводя постоянные параллели человеческого мира с животным. Констатация несколько ученического тяготения к толстовской традиции, упреки в «сырости», недостаточной организованности повествования, не говоря уже о явной его тенденциозности, не помешали огромному читательскому успеху Сивцева Вражка. Ясность и чистота письма, напряженность лирико-философской мысли, светлая ностальгическая тональность, продиктованная непреходящей и острой любовью к своему отечеству, живость и точность бытописания, воскрешающего аромат московского прошлого, обаяние главных героев — носителей безусловных нравствственных ценностей сообщают роману Осоргина прелесть и глубину высокохудожественного литературного свидетельства об одном из сложнейших периодов в истории России. Творческой удачей писателя стали также Повесть о сестре (отд. изд. 1931; впервые опубл. 1930 в журнале «Современные записки», как и многие другие эмигрантские произведения Осоргина), навеянная теплыми воспоминаниями о семье писателя и создающая «чеховский» образ чистой и цельной героини; посвященная памяти родителей книга мемуаров Вещи человека (1929), сб. Чудо на озере (1931). Мудрая простота, задушевность, ненавязчивый юмор, свойственные манере Осоргина, проявились и в его «старинных рассказах» (часть вошла в сб. Повесть о некоей девице, 1838). Обладая отменным литературным вкусом, Осоргин успешно выступал как литературный критик. Примечателен цикл романов на автобиографическом материале Свидетель истории (1932), Книга о концах (1935) и Вольный каменщик (1937). В первых двух дано художественное осмысление революционных умонастроений и событий в России начала века, не лишенное черт авантюрно-приключенческого повествования и приводящее к мысли о тупиковости жертвенно-идеалистического пути максималистов, а в третьем — жизни русских эмигрантов, связавших себя с масонством, одним из активных деятелей которого Осоргин был с начала 1930-х годов. Критика отмечала художественное новаторство Вольного каменщика, использование стилистики кинематографа (отчасти родственное поэтике европейского экспрессионизма) и газетных жанров (информационные вкрапления, фактуальная насыщенность, сенсационно-лозунговые «шапки»

и т. п.

). Отчетливо проявившийся в романе Сивцев Вражек пантеизм Осоргина нашел выражение и в цикле лирических очерков Происшествия зеленого мира (1938; первоначально публиковались в «Последних новостях» за подписью «Обыватель»), где пристальное внимание ко всему живому на земле сочетается с протестом против наступательной технотронной цивилизации. В русле такого же «оберегающего» восприятия создан и цикл, посвященный миру вещей, — собранной писателем богатейшей коллекции русских изданий Записки старого книгоеда (1928−1937), где в архаизированно-точной, правильной и красочной авторской речи выразился безошибочный слух прозаика на русское слово. Незадолго до войны Осоргин начал работу над мемуарами (Детство и Юность, обе 1938; Времена — опубл. 1955). В 1940 писатель перебрался из Парижа на юг Франции; в 1940—1942 публиковал в «Новом русском слове» (Нью-Йорк) корреспонденции Письма из Франции. Пессимизм, осознание бессмысленности не только физического, но и духовного противостояния злу отражены в книгах В тихом местечке Франции (изд. в 1946) и Письма о незначительном (изд. в 1952). Умер Осоргин в Шабри (Франция) 27 ноября 1942.

Родился Осоргин (настоящая фамилия Ильин) 7 (19) октября 1878 года в Перми в дворянской потомственной семье, корни которой идут от Рюрика. Во время учебы в гимназии начал публиковать свои первые работы.

В 1897 году стал учиться на юридическом факультете в Московском университете, через два года за поддержку студенческих протестов был отправлен домой под неформальным присмотром полиции. В 1900 году смог вернуться к университетской учебе и окончить образование в 1902 году. За студенческое время вел рубрику под названием«Московские письма» («Дневник москвича») в газете «Пермские губернские ведомости».

Работал адвокатом, в Москве вместе с К. Ковальским и А. Буткевичем открыл издательство «Жизнь и правда», публиковавшее лубочную литературу. Здесь Осоргин в 1904 году выдал брошюры «Япония» , «Русские военачальники на Дальнем Востоке», где были представлены биографии Е. Алексеева, А. Куропаткина, С. Макарова и др., а также «Вознаграждение рабочих за несчастные случаи. Закон 2 июня 1903 года».

В 1903 году женился на дочери А. Маликова, известного народовольца. Через год стал членом партии эсеров. Опубликовал в подпольном издании статью «За что?» (1905), в которой выступил сторонником терроризма. В этом же году было поднято вооруженное восстание в Москве, за участие в котором попал под арест и был близок к казни, оказавшись однофамильцем с одним из руководителей протеста. Находясь в Таганской тюрьме, пишет «Картинки тюремной жизни».

Осоргина приговаривают к ссылке, но поздней весной 1906 года он освобождается под залог и уезжает в Италию. Пребывая за границей, продолжает публиковать в русской прессе свои стихотворения, рассказы и детские сказки. С 1908 года постоянно издается в журнале «Вестник Европы» и газете «Русские ведомости». Приблизительно с 1914 года становится членом масонского братства Великой ложи в Италии. Через два года полулегально смог приехать на родину. Работал разъездным журналистом и организовывал выступы со своими очерками «По Родине» (1916) и «По тихому фронту» (1917).

В 1919 году вновь попадает под арест, но освобождается с помощью Союза писателей. В 1921 году работал при ВЦИК в Комиссии помощи голодающим и в редакции бюллетеня «Помощь». Осоргинаарестовывают в третий раз в конце лета 1921 года и отправлен в ссылку в Казань, где редактировал «Литературную газету», через год вернулся в Москву, но вновь был выслан из СССР.

Умер Михаил Осоргин 27 ноября 1942 года во французском городе Шабри.

Произведения

Сивцев Вражек

«В июне 1940 года, за два дня до прихода гитлеровских войск, Михаил Андреевич бежал из Парижа. Он поселился в местечке Шабри, в так называемой свободной зоне Франции, но на самой границе земли, занятой немцами: они были от него на расстоянии нескольких десятков метров. Его бегство и быт Шабри с очень большой яркостью и художественной силой описаны им в книге «В тихом местечке Франции». Это одно из лучших его произведений. Оно очень волнует, особенно тех, кто бежал почти одновременно с ним, почти в тех же условиях. Некоторые страницы незабываемы. (…) Особняком стоят две последние его книги, «В тихом местечке Франции» и… [«Письма о незначительном»]. Они тесно между собой связаны. Едва ли еще какие-либо книги в русской литературе были написаны в таких условиях, как «Письма о незначительном».

image

Надгробие Михаила Осоргина на местном кладбище

Из Шабри Михаил Андреевич стал писать корреспонденции в Нью-Йорк, в газету «Новое русское слово». Они, естественно, проходили через цензуру петеновского строя. «В зоне свободной, — пишет автор, — по причинам мало понятным, быть может, из опасения коммунистической пропаганды, контроль доведен до последних пределов, причем организован настолько плохо, что вместо суток письма идут часто неделями и больше даже между почтовыми отделениями на расстоянии нескольких километров. Контролируется, конечно, переписка с заграницей, причем авионы из Америки приходят иногда с наклейками цензуры германской (подчеркнуто мною – M. A.) при марсельском штемпеле». От этого «иногда» в ту пору зависела жизнь Михаила Андреевича. Читатель увидит, что писал автор корреспонденций. (…) Это тогда печатал в Соединенных Штатах живший легально во Франции русский эмигрант, с которым национал-социалисты в любое время могли сделать что угодно. Каким образом эти корреспонденции проходили в Америку? Могу это объяснить только тем, что французский цензор (бывали всякие) сам в душе сочувствовал мыслям и настроениям едва ли ему известного русского писателя, — по крайней мере, многому в них. Рисковал и цензор, но он хоть мог бы, в случае провала, сослаться на недосмотр, на недостаточное знакомство с русским языком, на переобременение работой и т.п. Осоргин ни на что сослаться не мог.

image

Дом Михаила Осоргина

Теоретически можно было думать, что национал-социалисты следят за всем, что печатается в мире, в особенности во вражеских странах. Могли быть и доносы, их было везде достаточно. (…) Очень многие французские писатели и французы вообще (к счастью, даже громадное большинство) думали так же, как он. Но кто же так писал в занятой немцами Европе — не принимая мер предосторожности подпольной печати? Не хотелось бы повторять пошлое по форме, еще более опошленное вечным повторением слово: «безумство храбрых», — однако оно здесь уместно. Для совершенно бесправного человека, как Осоргин, выходец из воевавшей с Германией страны, каждая из его статей могла означать гибель — гибель в самом настоящем смысле слова. Помню, когда его корреспонденции стали появляться в «Новом русском слове», мы их читали с ужасом: «Ведь его отправят в Дахау», — говорили все. Как ни ценила редакция его прекрасные статьи, она их не помещала бы, если б не знала, что он на этом настаивает, что он этого требует. Они очень легко могли попасться и германскому цензору, и уж он-то, наверное, доложил бы о них куда следовало. Разумеется, гестапо имело полную возможность распоряжаться судьбой любого из трех тысяч жителей Шабри. Я думаю, что уже по самому своему происхождению, по тому, как и где эти статьи писались, они составляют настоящую гордость русской публицистики.»  (Марк Алданов)

****

Материал подготовил:  Mala Vida

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий