Культовый украинско-армянский кинорежиссер Сергей ПАРАДЖАНОВ 9 января 1924 — 21 июля 1990 — Арт — Мир — ЖЖ

image

Родители Сергея Параджановаimage .      И возвращаясь к киевскому суду на Сергеем Параджановым, который был, конечно же, был проведен по команде «сверху». Но насчет обвинения в «изнасиловании члена КПСС», или того, что Параджанова посадили за «свободолюбивую гражданскую позицию» – то всё это фигня на постном масле.      Параджанова посадили не за это, а за смерть Михаила Сенина, старшего научного сотрудника Института теории и истории архитектуры и, действительно, члена КПСС. Он был из тех испанских детей, которых после гражданской войны в Испании привезли в Советский Союз и распределили по детдомам и усыновителям.      На Параджанова, тогда собирали компромат (а его собирали в СССР на всех подобных деятелей культуры), и опрошенный 13 декабря 1974 года Сенин дал в милиции показания такого содержания: «Я познакомился на квартире Параджанова с Владимиром Кондратьевым… Вскоре после знакомства мы встретились у меня дома и между нами имел место акт мужеложства…».      Собственную же связь с Параджановым Сенин категорически отрицал: «Никаких сексуальных отношений между Параджановым и мною никогда не было». Но через два дня после этого, Михаила Сенина нашли в ванной с перерезанными венами и с неким загадочным предсмертным письмом, которое никто, кроме его приемного отца не видел.      А был им ни кто иной, как Иван Семенович Сенин – бывший член ЦК КПСС, бывший член Политбюро ЦК КПУ, бывший первый заместитель председателя Совета Министров УССР. И когда Михаил Сенин покончил с собой, то его приемный отец обвинил в смерти сына Параджанова. И разъяренным пошел на прием к всесильному Владимиру Щербицкому, от которого потребовал возмездия.      Считайте сами. 16 декабря в 20 часов был обнаружен труп Михаила Сенина. День-два на то, чтобы попасть на прием к первому секретарю ЦК Компартии Украины. День-два, чтобы дать необходимые указания – и 20 декабря Сергей Параджанов был арестован.

Все, кто любит творчество Сергея Параджанова в целом и его коллажи в частности, нынче имеют уникальный шанс внести свой вклад в издание альбома лучших работ Маэстро, а затем гордо пронести осознание своей причастности и заветный альбом через годы и расстояния.

Проект по сбору средств для выпуска альбома на Планете.ру запустили психолог и искусствовед Вероника Журавлёва и Виген Бархударян, искусствовед и главный хранитель Музея Сергея Параджанова. На текущий момент заявленная на сайте сумма собрана, но это лишь самый необходимый минимум. Посему сбор средств продолжается и вы не стесняйтесь, присоединяйтесь.

Сегодня Вероника и Виген поведают нам о жизни Сергея Параджанова и покажут коллажи и рисунки Маэстро, которые войдут в альбом. Внемлите, узрите, поддерживайте.

Коллаж из личного архива Сергея Параджанова, собрание Музея Сергея Параджанова в Ереване; фотограф Виген Бархударян

Сергей Параджанов – режиссёр, сценарист, художник и коллажист, непревзойдённый Маэстро мирового кинематографа. Ему принадлежат такие кинокартины как «Тени забытых предков» [1964, премьера 22 марта 1965], «Цвет граната» [1968, премьера 9 октября 1969], «Легенда о Сумарской крепости» [1984, премьера июль 1985] и «Ашик-Кериб» [1988, премьера 3 июля 1988].

Жизнь художника была наполнена драматическими событиями – в общей сложности он провел в заключении более пяти лет и был лишён возможности работать в кино более пятнадцати. Но всё-таки Параджанов выстоял, смог вернуться в профессию и удостоиться заслуженного признания коллег и зрителей.

Физическая кончина в ночь на 21 июля 1990 года не оборвала жизнь Сергея Параджанова в искусстве. За почти тридцать лет после его смерти на свет по всему миру родились множество уникальных творческих проектов, вдохновленных Маэстро Сергеем Параджановым. Художник дарит другим судьбы, обращая их в свою веру – веру в Красоту. Среди них можно выделить независимое творческое объединение Parajanov Art Laboratorium, задачами которого является сохранение и популяризация творчества Сергея Параджанова, а также поиск и создания собственных художественных форм и проектов.

Parajanov Art Laboratorium — это мы: искусствовед Виген Бархударян и психолог и искусствовед Вероника Журавлёва. В 2018 году мы выпустили наиболее полный сценарный сборник Сергея Параджанова «Сокровища у горы Арарат». Сейчас же в преддверии Юбилея Маэстро, который состоится 9 января 2019 года, мы реализуем новый проект — альбом лучших изобразительных работ Сергея Параджанова «Maestro». В него войдут ассамбляжи, графика, живопись, коллажи, мозаика, предметы и рисунки, в том числе работы, созданные в периоды тюремных заключений и отрывки из писем. Читатель сможет не только насладиться красотой работ художника, но и узнать истории их создания.

Публикуем сокращённую версию вступительной статьи сценарного сборника «Сокровища у горы Арарат» и фотографии работ, вошедших в альбом «Маэстро».

Коллаж из личного архива Сергея Параджанова, собрание Музея Сергея Параджанова в Ереване; фотограф Виген Бархударян

Сергей Параджанов. Homo ludens. Человек играющий

Режиссёр Сергей Параджанов обладает хорошо узнаваемым творческим почерком как в кино, так и в изобразительном искусстве. Талант Параджанова самобытен и многогранен, что роднит его с «человеком Возрождения». Режиссёр с легкостью порождал идеи, которые легли в основу не только его собственных творений, но и работ многих других авторов, он создавал вокруг себя атмосферу «вечного праздника», запоминающегося на всю жизнь его участникам и невольным свидетелям.

Я всегда был пристрастен к живописи и давно уже свыкся с тем, что воспринимаю кадр как самостоятельное живописное полотно. Я знаю, что моя режиссура охотно растворяется в живописи, и в этом, наверное, её первая слабость и первая сила. В своей практике я чаще всего обращаюсь к живописному решению, но не литературному. И мне доступнее всего та литература, которая в сути своей сама – преображённая живопись.1

Сергей Параджанов. ПОСВЯЩАЕТСЯ ЛАРИСЕ КАДОЧНИКОВОЙ, 1970-е; фотография Вигена Бархударяна из альбома «MAESTRO»

Картина «Тени забытых предков» [1964, премьера 22 марта 1965], вышедшая на экран в 1965 году, принесла Сергею Параджанову громкий профессиональный успех. Логично было бы предположить, что столь яркая творческая удача открывает для режиссёра отличные перспективы, но следующий фильм «Киевские фрески» (1965) был закрыт после кинопроб, так как слишком смелый авторский замысел остался не понят руководством киностудии им. А. Довженко.

От Параджанова, скорее всего, ожидали того же творческого решения, какое было найдено им в «Тенях забытых предков», ведь этой триумфальной работе предшествовали несколько проходных картин, период «творческого простоя, но Сергей Параджанов пошёл дальше, предложив в «Киевских фресках» статичное визуальное решение кадра, сюжетную канву, наполненную аллюзиями и творчески интерпретированными фактами собственной биографии:

”Тени забытых предков” стали для меня миром, который необходимо оставить. Что-то я захвачу с собой, но больше, наверное, покину. Мне предстоит решать новую, чисто урбанистическую тему.2

После закрытия «Киевских фресок» тучи над Параджановым начали сгущаться. В кругах украинской интеллигенции он стал довольно заметной фигурой, развивающейся самобытно и ярко, что не вписывалось в тусклую действительность, героем которой был усредненный «советский человек» безотносительно его национальной идентичности.

В 1966 году Сергей Параджанов окончил сценарий картины «Саят-Нова», и лента была запущена в производство на киностудии «Арменфильм» в Ереване. На исторической родине режиссёр был в значительной степени свободен в творческих изысканиях и далек от того круга, в котором был неугоден официальному Киеву.

Слева: Сергей Параджанов. МУЗА, эскиз костюма к фильму «Саят-Нова», 1967. Справа: Сергей Параджанов. ЦАРЕВНА, эскиз костюма к фильму «Саят-Нова», 1967. Фотографии Вигена Бархударяна из альбома «MAESTRO»фотография Вигена Бархударяна из альбома «MAESTRO»

Но к окончанию съёмок наметилось негативное отношение многих партийных кинодеятелей к Сергею Параджанову и его фильму. 26 сентября 1968 года в большом зале «Арменфильма» состоялся художественный совет, организованный Лаэртом Вагаршяном; сам Параджанов в это время находился в Киеве. Благодаря заступничеству деятелей культуры фильм «Саят-Нова» всё-таки вышел, но в сокращенном (перемонтированном в Москве режиссёром Сергеем Юткевичем) виде.

Ереванская премьера состоялась 9 октября 1969 года в кинотеатре «Москва». Новое название картины – «Цвет граната», вопреки домыслам, придумал в качестве вынужденной меры сам Сергей Параджанов после вышеупомянутого худсовета.

С 1969 года вплоть до ареста 17 декабря 1973 года Сергеем Параджановым было написано по меньшей мере девять сценариев, которые представляли собой не просто тексты: эти рукописи включали в себя детально проработанные эскизные и графические наброски будущих кинокартин. Главный свой сценарий «Исповедь», в котором, на наш взгляд, заключён «код Параджанова», режиссер написал в 1969 году, а затем на протяжении практически всей дальнейшей жизни дорабатывал текст и создавал визуальный материал, отражающий его виденье фильма.

Справа: Сергей Параджанов. АВЕ МАРИЯ, эскиз к фильму «Исповедь», 1989. Слева: Сергей Параджанов. У ФОТОГРАФА, эскиз к фильму «Исповедь», 1989. Фотографии Вигена Бархударяна из альбома «MAESTRO»

За время второго тюремного заключения, продлившегося с 17 декабря 1973 года по 30 декабря 1977 года Сергеем Параджановым было создано огромное количество изобразительных работ: рисунков, коллажей, флористических композиции, кукол и ассамбляжей. Тюрьма отразилась на здоровье Параджанова, но не сломила его творчески. Написанные в местах лишения свободы сценарии, о которых режиссёр не раз упоминает в своих письмах бывшей жене и друзьям, не сохранились. В одном из своих интервью Сергей Иосифович позже скажет:

Я мало снимал. В моих шкафах 23 нереализованных сценария. Мне трудно. Но это ничего. Мы унесём с собой в нашу смерть частицу себя, и это трансформируется в тайну…3

Сергей Параджанов. ТЮРЕМНАЯ ЕЛКА, 1976; фотография Вигена Бархударяна из альбома «MAESTRO»

После освобождения Параджанов возвращается в родной Тбилиси – в Киеве ему жить не разрешалось. Начался новый этап в жизни мастера – снимать кино он больше не надеялся, считая, что его «лишили профессии». Но оказалось, что это не так. Лишить Параджанова его таланта не смогли ни тюрьма, ни последовавшая за ней потеря привычного уклада жизни, друзей, ни клеймо сидельца, ни отсутствие официальной работы, востребованности и признания со стороны широкой общественности.

Сергей Параджанов. БАБУШКИНО ОРЕХОВОЕ ВАРЕНЬЕ, 1986; фотография Вигена Бархударяна из альбома «MAESTRO

Он творил свои мистерии – уникальные театрализованные вечера, наполненные карнавальным действом, о которых не раз упоминали на страницах своих дневников и мемуаров Андрей Тарковский, Тонино Гуэрра, Василий Катанян, Алла Демидова и многие другие. В этот период жизни режиссёром были созданы наиболее известные коллажи и графические работы. В 1983 году случилось, как казалось, невероятное – благодаря Давиду (Додо) Абашидзе Сергей Иосифович получил возможность поставить кинокартину «Легенда о Сурамской крепости» по сценарию Важи Гигашвили.

1988 год стал чрезвычайно плодотворным для Сергей Параджанова. 15 января в ереванском Доме народного творчества открылась его персональная выставка «В мастерской кинорежиссёра», которая произвела фурор в кругах интеллигенции. Чуть позже на экраны вышел последний фильм мастера «Ашик-Кериб» по сценарию Гии Бадридзе, посвященный «светлой памяти Андрея Тарковского», близкого друга, не перестававшего верить в талант Параджанова даже тогда, когда, казалось бы, он сам уже в него не верил.

Сергей Параджанов. АШИК-КЕРИБ, эскиз к фильму, 1987; собрание Музея Сергея Параджанова в Ереване; фотограф Виген Бархударян

В конце 1980-х годов Сергей Параджанов впервые смог выехать за границу, в Роттердам. Режиссёр лично представил собственный фильм на различных фестивальных площадках, и с этого момента к его имени почитатели добавляли на итальянский манер «Маэстро».

Виген Бархударян и Вероника Журавлёва. Цитируется с сокращениями по книге: Параджанов С.И. Сокровища у горы Арарат. – Ереван: Коллаж, 2018.

Поддержать выход альбома работ Сергея Параджанова «MAESTRO» и предзакать по издательской цене без наценки: https://planeta.ru/campaigns/parajanov_maestro

Parajanov Art Laboratorium: https://parajanovartlab.com

Дом-музей Сергея Параджанова в Ереване: http://parajanovmuseum.am/ru

Заглавный коллаж: Сергей Параджанов. ВАРИАЦИЯ НА ТЕМУ ПИНТУРИККИЬО И РАФАЭЛЯ. 1989; фотография Вигена Бархударяна из альбома «MAESTRO»

1 Параджанов С. И. Вечное движение // Искусство кино. 1966. № 1. С. 60. 2 Параджанов С. И. Вечное движение // Искусство кино. 1966. № 1. С. 61. 3 Цит. по книге: Загребельный М. П. Сергей Параджанов. – Харьков: Фолио, 2011

Тексты / Интервью /Папа

  • 16.07.2012
  • автор: Даша Кашина
  • смотрели: 4815

Тэги:

Сергей Параджанов- легенда советского кинематографа. Его картина «Тени забытых предков» (1965) собрала 30 призов на международных фестивалях в 21 стране. Имя режиссера стоит в одном ряду с именами Феллини, Годара, Куросавы. Репутация кинематографического гения окончательно закрепилась заним после выхода фильма «Цвет граната». Но все последующие его сценарии отвергались Госкино со ссылкой на мнения членов партии и правительства. В 1973 году Параджанов был арестован по обвинению в распространении порнографии и «мужеложестве». Жизнь режиссера была сломана, но сам он не сломался. Яркий художник, он продолжал творить- и в искусстве, и в жизни. О том, каким Параджанов был папой, вспоминает его сын, Сурен Параджанов. 

Мои родители из семей настолько разного уклада, что пересечься их взгляды могли только на короткое время- в их страстной любви друг к другу. В их недолгом браке. Для меня же в результате этого было совершенно не ясно, как жить и где ориентиры. Вернее, по-детски ясно, что их нет совсем. Что у каждогосвоя правда.

Мой дед по маме, Иван Емельянович, был искренним коммунистом,в юности участвовал в раскулачивании, преподавал политэкономию,имел советские научные звания, идейную жену- спортсменку, комсомолку и просто красавицу.

А по отцу у меня армяне, когда-то эмигрировавшие из Турции от периодической резнина родину. Да! Они имели публичный дом и видели в этом только бизнес. Да! Они без сантиментов скупали драгоценности и антиквариат, и дед отвозил его в Москву, где и «поступил» сына на режиссерский после года обучения на вокальном отделении Тбилисской консерватории у родственника, бывшего там профессором.

И вот эти две семьи- пусть они меня простят- учили настолько разному! Да плюс мнение школы как государственной морали,да улицы как морали ровесников. Так что в голове у меня был настоящий компот. Отец заметил это, когда я подрос. Но было уже поздно.

— Мой сын идиот! — кричал он обычно на меня, невзирая на прохожих, когда мы шли по улице. И уходил вперед, исчерпав аргументы.

— Но я же не полный идиот, — догонял я его.

И только потом я понял, что он имел ввиду…

Папа меня очень любил и, видимо, воспринимал как часть себя, понимающую его и так, без особых разъяснений. А если не понимающую- то это уже как конфликт с самим собой. Ведь я единственный сын, другой семьи у него не было. Был роман и жизнь с девушкой в Москве, которая, как он говорил, была цыганкой. С ней что-то случилось. Или он придумал это, будучи романтической натурой, — как сценарий своей первой любви.

В образе Ленина на демонстрации 1 Мая                                                                                  Маленький Сурен с мамой

Когда он познакомился с мамой, увидев ее в оперном театре, то пошел ее провожать и просто замучил тем, что всю дорогу выразительно читал и даже играл «Песнь о Гайавате».

…Отец был очень щедрым человеком. Он не понимал, что значит «копить», он понимал, что значит«тратить». И был до такой степени широкой натурой, что удивлял не только мою маму, но даже своих родных. В юности, приехав на каникулы и имея в кармане в конце учебного года уже не папины деньги, а последнюю стипендию, он по дороге домой купил свежевыловленного сома, поразившего его своей величиной. И еле допер на каком-то транспортном средстве. Каково же было его удивление, когда мать не только выругала его, а даже побила хвостом этой рыбы, так как поднять ее не могла. За что? За ту сумму, которую он за нее заплатил.

Вот так всегда. Его теща и тесть, вечно копившие трудовые средства и носившие их в надежные советские сберкассы, не понимали его совсем. И учили меня делать все так же, как они.Я видел, как они считают проценты от вложений и записывают расходы. Заметив, что меня, как и отца, это удивляет, дедушка стал стимулировать мой интерес к накоплениям. Завел мне копилку. Придумал мне цель, на которую стоит копить. После развода родителей я часто жил у дедов. Однажды отец зашел за мной со своим другом из Грузии. Я зачем-то взял с собой свое «состояние». Поднимаясь по лестнице, я радовался звону моих монет.

— Послушай, — сказал отец, — а что это у тебя в кармане?

— Деньги из копилки.

Отец заинтересовался. Я рассказал о своих средствах.

— И что же ты собираешься с ними делать?

— Купить часы.

— Да разве во втором классе разрешают носить часы в школу?

— Сын режиссера Денисенко Саша с моей парты носит.

Друг отца что-то прокомментировал на своем языке. Отец перевел:

— Вот, человек правильно говорит, не мужское это дело — деньги копить. Надо соображать, как их сделать, а не накапливать по крохам. Я куплю тебе часы. Давай я займу у тебя эту мелочь, а потом отдамчасами.

Отец был очень щедрым человеком. Он не понимал, что значит «копить», он понимал, что значит «тратить»

С трудом я расстался с «богатством». Часы мне, конечно, купили, хоть и не сразу. Но мне запомнилось чувство стыда и неловкости, что я не мужчина вроде бы. А это в восемь лет для меня было важно. Как-то вложилась в мою голову мысль, что быть широкой натурой- это по-мужски. С тех пор я легко расстаюсь с деньгами. И не могу, просто не могу доносить полученные суммы домой полностью, а то и совсем. Думаю, это- параджановский вкус к жизни.

Мама преподавала русский иностранцам. Иногда работала за границей. И я, не дожидаясь, когда мне дадут денег, чтобы повести девушку в кафе, нашел себе бизнес. Отца он почему-то не устроил. Были мы как-то с ним в Москве, когда я уже учился в институте. Шли по городу. Он попутно меня воспитывал. Выражал недовольство моим нежеланием учиться в архитектурном институте, откуда меня отчислили. Моими разглагольствованиями о том, что в «наше время»архитектуры нет как таковой. Упрекал и за то, чем я занимаюсь. И с угрозой спросил:

— А ты знаешь, какие подвалы в «Лефортово»?

— Да я и не знаю, что такое «Лефортово».

Тут отец хватает за рукав проходящего майора милиции и говорит:

— Товарищ майор, вот мой сын не хочет учиться, фарцует, объясните ему,какие подвалы в «Лефортово».

Майор сначала отпрянул. Потом понял ситуацию и пробасил:

— Глубокие, парень. Очень глубокие.

Это я запомнил на всю жизнь.

Каждая встреча с отцом превращалась в перформанс

Вообще та поездка в Москву была просто сплошным ярким хеппенингом, спектаклем.

Сразу после этого разговора папа рванулся, чуть ли не через проезжую часть площади, увидев антикварный магазин -то, мимо чего он никогда не проходил.

В магазине продавщицы холодно и вяло реагировали на вопросы отца, похожего на цыгана. Увидев их настроение, папаговорит: «Смотри». И переворачивает свои перстни с бриллиантами с внутренней стороны ладони наружу. Интерес у дам сразу появился.

— Дайте-ка вон те две настенные тарелочки, — отец небрежно показал на свой выбор. Быстро оглядев, он их оплатил. И тогда персонал уже не удержался: «Нам тоже эти вещи очень нравились. Но их мало кто смотрел. Да и дорогие они. Видим, что вы специалист». Начали они разговор, чтобы предложить и то, что не выставлено.

— Да, я специалист, — сказал отец. — И даже лауреат около пятидесяти международных премий.

— За что?

— За красоту, — сказал отец и принял эффектную позу. Потом он, конечно, представился. Торговый народ восхитился, фамилию и имя отца они знали. Представил отец и меня:

— А это мой сын. Он фарцует, трахает негритянку и любит окрошку.

Уходили мы увешанные пакетами с покупками и провожаемые возгласами: «Обязательно приходите к нам завтра. Негритянку не обещаем, но стол и окрошкуустроим!»

Вообще все, что делал отец, было ярким шоу. Он казался громовержцем. Олимпийским богом. Хорошо, если бы рядом были понимающие люди и все происходило так, как он хотел- естественно и легко. Но было все не так, да и не могло быть иначе при жестком устройстве советского общества. Не вписался он и в жизнь любимой женщины- моей мамы. Возможно, после развода с отцом родители ей посоветовали найти правильного человека и выйти за него замуж. С ней стал встречаться летчик с высокими званиями. В шутку или всерьез, не знаю, отец называл его космонавтом. Видел я «космонавта»один раз, и то с балкона, когда отец лично бил его. По двору были разбросаны гостинцы и подарки, разлетевшиеся из его пакета, который он нес маме. Драка была серьезной. Поучаствовать в ней выскочили мрачные братья, жившие в подвале нашего дома. Они редко бывали в своем жилье одновременно, так как по очереди сидели в тюрьме. В детстве меня поражали их огромные фигуры, большие руки и ноги. С папой они дружили. Потому что папа периодически устраивал их на работу на киностудию. В этом поступке и в этих отношениях со всеми- весь отец. Его энергетика и философия.

А это мой сын. Он фарцует, трахает негритянку и любит окрошку

Конечно, он старался проводить много времени со мной, если ему позволяли обстоятельства и мама. Вначале, в первое время после того, как мы стали жить отдельно, у него все еще как бы была включена система слежения за мной, моими действиями и моей учебой. Он умудрялся увидеть меня даже в разных концах города, где я мог возникнуть с мамиными студентами-иностранцами, знакомыми мне по университетским вечеринкам и походам на демонстрацию, где я с ними танцевал и пел. Как говорили взрослые, голос у меня был, а слуха не было, но делал я это с удовольствием. Однажды отец отловил меня далеко от дома и увидел на моем мотоцикле «Ява» индонезийского студента. За что получили и студент, и я, и мама.

Сам же папа организовывал мне с детства культурный отдых. На обратном пути со спектакля из оперного театра вел беседы. Задавал вопросы, на которые я отвечал устало и неохотно. Например:

— Ты запомнил фамилию композитора, чей балет мы сегодня смотрели?

— Нет.

— Запомни так: что ты пьешь на завтрак плюс окончание фамилии на «ский».

— Молоковский!- выкрикнул я.

— Чайковский он!- возмутился отец. — Эх ты!

И какое-то время так и называл меня- Молоковский.

Иностранные студенты мамы сыграли немалую роль в моей жизни и даже участвовали в защите отца, когда у него начались неприятности. Они помогли мне впоследствии организовать встречу с представителем французской газеты. Ему я отдал ксерокопию папиного приговора, который был выдан семье в нескольких экземплярах. Через некоторое время во французской прессе была опубликована статья с текстом приговора, анализом его французскими юристами и выводом о том, что дело сфабриковано. Я с гордостью потом рассказал об этом отцу, добавив, что получил от француза в подарок только что появившиеся черные джинсы «Левис». «Представляешь- черные, у наших еще ни у кого таких нет. А четыреста франков, которые он мне предлагал, но я не знал, где их обменять, я не взял». Отец грустно усмехнулся:

-Да взял бы уже, — сказал он.

— Тебе не угодишь, — удивился я.

Когда наступает лето, я часто вспоминаю, как мы с отцом ездили в Канев на Днепр. На съемки. От станциипошли пешком. Идти было очень далеко. Нагруженный чемоданами отец предлагал крупную сумму рыбаку, чтобы тот отвез нас к нужному селу. И когда рыбак не согласился упускать рыбу, да и был он с детьми, отец бросил чемоданы и сказал много разных слов, которые я слышал впервые и сразу запомнил. По приезде мне стало плохо,и Юрий Никулин на машине отвез нас на пристань, чтобы мы вернулись домой. Так что ездить с ребенком на отдых- это еще надо иметь большое желание и терпение. И оно у отца было.

Коллаж Сергея Параджанова. Когда запретили снимать кино, он продолжал экспериментировать с изображением

Папа, конечно, часто брал меня на съемки. Есть я в последних кадрах фильма «Тени забытых предков». Не так давно, когда мы смотрели его вместе с новыми знакомыми, мне стало интересно, узнают ли они меня. «Ну где тут я?» — «Да вот же!»- сразу сказали они. Мне было приятно, что я вроде как мало изменился.

Недавно этот папин фильм запрашивали на фестиваль в Каннах. Для показа в разделе «Классика». Ответ киевского минкульта был таким: «С.Параджанов- не украинец. Мы можем предоставить вам фильмы других режиссеров-украинцев». В результате организаторы Каннского фестиваля запросили для показа папин фильм в России.

Я вспоминаю жару и многотысячную толпу на его похоронах. Цветы, которые сразу же осыпались от зноя. Столики с холодной водой, которую постоянно выносили людям.И сильный ливень после похорон, как будто изменивший мир.

Кем был для меня отец? Всем!

Фото: Михаил Железняк и из архива Сурена Параджанова

Опубликовано в журнале «Медведь» №132, 2009

Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Сергей Параджанов – уникальный для советского времени режиссёр. Хотя советским его едва ли можно назвать, ведь за всю свою продолжительную карьеру он так и не создал ни одного социалистического образа, оставаясь верным до конца истинной природе человека – чувствам, эмоции, внутренней экспрессии. Искусство для этого удивительного человека было высшей ценностью в жизни, своеобразным культом, которому он безоговорочно поклонялся.

Ранние годы

В небольшом домике в столице Грузии – Тбилиси – появился на свет будущий известный режиссёр и сценарист Сергей Параджанов. Биография его начинается 9 января 1924 года, когда уставшей после длительных родовых мучений матери поднесли на руки маленький плачущий комочек. Мальчик рос и был счастлив, так как ни в чём не нуждался. Его отец был одним из самых состоятельных людей в своём городе, имел прибыльный бизнес и много влиятельных связей. В частности, он владел сетью антикварных лавок и даже умудрился открыть публичный дом под очень двусмысленным названием – «Семейный уголок». Мать активно помогала отцу во всех его делах: именно она отбирала персонал для процветающего борделя. Девушек, кстати, привозили из Франции.

imageГоды «раскулачивания» не прошли бесследно для старшего Параджанова. Он лишился многих своих успешных предприятий, но антикварный бизнес, что являлся наследственным, сумел сберечь. Он искренне надеялся, что сын пойдёт по его стопам. Но Сережа решительно заявил, что планирует поступать на инженера железнодорожного транспорта.

Учёба в университете

Обладая ярко выраженным художественным талантом и не имея никаких способностей к точным дисциплинам, на инженерном факультете недолго проучился Сергей. Параджанов после трёх лет безуспешной борьбы с гранитом науки всё-таки обратился к искусству. Какое-то время он учился в консерватории в Тбилиси, но после окончания войны в 1945 году переехал в Москву. Отец пытался его переубедить, но не смог: сын твёрдо решил стать кинорежиссёром и поступить в столичный ВГИК.

imageБудучи студентом, Сережа полюбил молдаванку с татарскими корнями – Нигяр. Они встречались несколько месяцев, затем тайно поженились. Но этот брак оказался коротким и трагическим. Семья девушки была строгих патриархальных нравов и традиций: узнав, что женщина без согласия родных вышла замуж, они приехали к Параджанову и потребовали у него выкуп. У Сергея денег не оказалось, отец, обиженный за побег сына, не собирался ему одалживать, а Нигяр отказалась бросить мужа и вернуться в лоно семьи. Разозлённые родственники поступили с непокорной девушкой, согласно старым обычаям, – бросили её под поезд.

Начало карьеры

Сергей Параджанов, личная жизнь которого со старта не удалась, направил всю свою энергию и силы в творческое русло. В 1952 году он окончил режиссёрские курсы Игоря Савченко, известного и заслуженного деятеля искусств того времени. Его дипломом стала картина «Молдавская сказка», которую он окончил снимать годом раньше. Что касается большого кино, то тут дебютом Параджанова стал фильм «Андриеш», снятый в 1954 году на киностудии имени Довженко. Именно в стенах этого учреждения в дальнейшем были созданы главные работы режиссёра.

Познав сполна дикие татаро-молдавские традиции, Сергей решил больше не жениться на женщинах, имеющих восточные корни. Поэтому его второй женой стала обычная украинка Света Щербатюк. После трёх лет гармоничной и спокойной семейной жизни она родила ему сына – Сурена. Несмотря на то что пара выглядела счастливой, их союз распался уже в 1961 году. Женщина всегда говорила, что причиной развода стал характер Параджанова: творческий человек часто вёл себя странно, непредсказуемо и даже безумно.

Венец творчества

Им, безусловно, стал фильм «Тени забытых предков». После выхода в 1964 году на великий экран, его тотчас же назвали шедевром, а Сергей Параджанов проснулся знаменитым. Картина поражала животной чувственностью, буйством обрядов, природной первозданностью, любовным трагизмом и светлой грустью. Создание этой философской притчи, насквозь пронизанной религиозными мотивами, стало неожиданным для критиков. Ведь до появления картины Сергей уже 10 лет активно работал в сфере кино, но до сих пор его работы не сулили мужчине громкой славы и всемирного признания.

image«Тени…» стали именно такими. Они вызвали шок. Лейтмотивом истории о трагической любви Ивана и Марички стала пьеса «Ромео и Джульетта». Вот только в отличие от работы Шекспира тема вражды родов тут отошла на второй план, освободив место для описания жизни гуцулов, их культуры, традиций. Необычная картина кардинально отличалась от всего снятого в СССР. Также она имела колоссальный международный успех: её по достоинству оценили на кинофестивалях в Италии, Аргентине и других государствах.

«Цвет граната» и другие фильмы

Но на этом творческие достижения Параджанова не заканчиваются. В 1967 году его приглашают на Ереванскую киностудию, где он берётся за картину про великого армянского поэта Саят-Новы. Называлась она «Цвет граната» и по своему новаторству обошла даже «Тени забытых предков». В ней каждый кадр несёт смысловую нагрузку, цветовая гамма становится максимально лаконичной, а неживые предметы играют наравне с актёрами. Фильм можно сравнить с поэзией, где герои разговаривают метафорами, а постановочные сцены наполнены чувствами и несут эмоциональный посыл. И если «Тени забытых предков» – венец творчества режиссёра, то «Цвет граната» – кульминация всей его жизни.

imageКроме этих двух картин, ещё с десяток работ успел завершить Сергей Параджанов: фильмография режиссёра насчитывает 16 фильмов. В 50-х годах свет увидели «Молдавская сказка», «Андриеш», «Наталия Ужвий», «Золотые руки», «Думка» и «Первый парень». В 60-х Сергей работал над «Украинской рапсодией», «Цветком на камне», «Тенями забытых предков», «Киевскими фресками», «Акопом Овнатаняном», «Детьми – Комитасу» и «Цветом Граната». После десятилетнего перерыва из-за травли и тюремного заключения на экраны вышли «Легенда о Сурамской крепости», «Арабески на тему Пиросмани» и «Ашик-Кериб».

Преследования и арест

От природы бунтарём был Сергей Параджанов: фильмы его шли вразрез с существующей системой, поэтому отношения режиссёра и советской власти не всегда складывались хорошо. Если к этому добавить его неоднократные обращения к руководству партии и просьбы о прекращении преследований известных деятелей культуры и науки, понятно, почему он стал «неугодным» для верхушки КПСС. Последней каплей стала подпись Сергея Параджанова под письмом интеллектуалов, которые в 1968 году выступили против политических репрессий.

imageИз-за активной гражданской позиции режиссёр стал костью в горле для власти. В 1973 году её терпение оборвалось и Параджанова приговорили к 5 годам заключения. При этом статьи выбрали самые «грязные», сделав из их синтеза просто гремучую смесь – гомосексуализм с применением насилия. Причиной послужило заявление режиссёра для бельгийской прессы, которой он рассказал, что его расположения добивались многие партийные деятели. Понятно, что это была метафора или шутка, но для следственных органов этих слов для возбуждения дела было достаточно.

Жизнь после освобождения

Режиссёр Сергей Параджанов оказался в очень трудной ситуации: статья, по которой он сидел, не вызывала восхищения у зэков, наоборот, презиралась ними. Из-за этого мужчине пришлось несладко на зоне. Единственным светлым лучиком в этой части его жизни стало досрочное освобождение по ходатайству многих видных деятелей культуры, которые организовали международную акцию протеста. Сам Луи Арагон, всемирно известный французский писатель, лично обратился к Брежневу с просьбой амнистировать Параджанова. В 1977 году режиссёра выпустили, при этом запретив ему жить и творить на территории Украины. Параджанов отправился на историческую родину – в Тбилиси, где продолжил работу на киностудии «Грузия-фильм». Тут он снял ещё две полнометражные картины.

Что касается сексуальной ориентации мужчины, то в наши дни мнения историков расходятся. Дело в том, что Сергей не раз говорил о своей слабости к представителям сильного пола. Но можно ли верить этому провокатору, любителю эпатажа? Если брать во внимание рассказы его друзей, то складывается двузначное представление о личной жизни Параджанова. Они говорили: на совместных посиделках он то хвастался новыми любовными победами над женским полом, то намекал, что соблазнил молодого художника. Даже товарищи до конца не видели границы между выдумкой и правдой.

Последние годы

На закате жизни в родной город приехал Сергей Параджанов. Биографии режиссёра, а именно её творческой составляющей, суждено окончиться там, где она началась – в Тбилиси. Тут он экранизировал свою последнюю работу – сказку Михаила Лермонтова «Ашик-Кериб». Притча про классовое неравенство и великую любовь стала частично автобиографической для режиссёра. После этого Параджанов переехал в Армению. Тут в Ереване, в специально построенном для него доме, он умер от рака лёгких. Случилось это 20 июля 1990 года. В то время он работал над картиной «Исповедь», которую, к сожалению, так и не успел закончить. Впоследствии оригинальный негатив стал частью фильма про жизнь режиссёра «Параджанов: последняя весна».

imageВ наши дни дом Сергея Иосифовича стал музеем. Это одно из самых посещаемых туристами мест Еревана. Фактически Параджанов не успел в нём пожить. Несмотря на это, стены здания излучают его энергетику. Посетители осматривают его богатую коллекцию коллажей и графики, уходя из дома с полной уверенностью, что их автор – маг и волшебник, истинный талант и безумный гений.

Память про Параджанова

Им восхищались не только женщины Советского Союза, но и барышни из-за границы. Известная на весь мир звезда французского кино Катрин Денёв называла Сергея самым гениальным режиссёром всех времён и народов. Им открыто восхищалась роковая красотка, одна из самых умных леди России и Европы – Лилия Брик. Мужчины тоже отдавали дань этому таланту. Например, Андрей Тарковский, несмотря на свой тяжёлый характер, очень уважал Параджанова. Он любил проводить время в его обществе. Будучи очень гордым и упрямым, первый звонил ему, чтобы договориться об очередной встрече. Ненавидя шумные компании, терпел их ради товарища, который был без ума от вечеринок и громких посиделок.

imageВеликий Федерико Феллини тоже очень любил режиссёра. В знак уважения он подарил ему свои наручные часы и некоторые рисунки. Сергей Параджанов хотел ответить ему, презентовав чёрный бархатный халат, но сделать этого так и не успел. В этом одеянии, предназначенном для Феллини, режиссёр и был похоронен. Такое решение принял его племянник – Георгий Параджанов. Родственник, которого великий дядя называл бездельником и тунеядцем, спустя годы снял гениальный фильм про родной город Сергея Иосифовича – Тбилиси – под символическим названием «Все ушли»…

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий