Монархист, низложивший царя. Жизнь и приключения Василия Шульгина

image 14:39 29.04.2015

Династия Гучковых

Потомков этого знаменитого в России рода судьба разбросала по разным странам. Но многие его представители свои имена навсегда вписали в историю Государства Российского.

С Андреем Александровичем Гучковым я познакомилась в Париже несколько лет тому назад. Здесь он и родился. Его отец — Александр Иванович Гучков, известный российский политический деятель, лидер партии «Союз 17 октября», председатель III Государственной думы, военный и морской министр Временного правительства России.

Как и у всех детей эмигрантов первой волны, у Андрея Александровича было нелегкое детство, но потом учеба в Парижском университете, работа переводчиком, преподавателем. С малых лет завороженно слушая рассказы родителей о России, он мечтал посетить Москву, Питер, увидеть Волгу и много-много берез… Но мечта сбылась, только когда ему было уже 32 года.

«Когда мы впервые приземлились в Шереметьево, вышли, и первое, что я увидел — вокруг много детей. И все блондины, такие же, как мои дети. Но говорят по-русски отлично, без акцента. Это нас очень удивило. А потом был восторг от поэзии. Не от Москвы, я не люблю небоскребы. Но люди, которые прошли через очень трудные времена, столько пережили, и они читали в те времена книги в метро, и… поэзию».

Андрей Александрович до последних своих дней часто ездил в Москву. В постперестроечной России он занимался делами международной амнистии. Будучи увлеченным фотолюбителем, стал почетным членом Союза фотохудожников России. Он объездил полстраны — по окрестностям Москвы и Питера, был на Соловках и на Байкале, добрался с фотокамерой до Магадана… Побывал Андрей Александрович и в деревне Скрыпорово, что в 100 километрах от Москвы, недалеко от города Боровска.

Во второй половине ХVIII века именно здесь родился Федор Гучков — основатель фамильного рода, разбросанного сегодня по разным странам, но в свое время вписавшего многие свои имена в историю Государства Российского. Впрочем, фамилия Гучковых постепенно вобрала в себя не менее известных представителей рода врачей Боткиных и знаменитых русских промышленников Зиминых…

Сам же Федор Гучков родом из бедной крестьянской семьи. По распоряжению местной помещицы маленького мальчика отправили на заработки в Первопрестольную. Он был определен учеником на ткацко-прядильную фабрику. Быстро овладев мастерством и накопив денег, он выкупил на волю себя, свою семью и… всю деревню Скрыпорово. В селе Семеновском под Москвой он основал уже собственное ткацкое производство. Гучков постоянно расширял предприятие, и к 1812 г. оно стало по тем временам крупным: на нем использовалось около 50 станков.

Во время войны 1812 г. фабрика сгорела, но уже в следующем году Федор Гучков приступил к созданию нового крупного предприятия в Москве — Преображенской фабрики в Лефортове. Еще при жизни он передал управление фабрикой своим сыновьям Ефиму (прадеду Андрея Александровича) и Ивану. Братья внедряли на фабрике самую современную по тем временам технику, благодаря чему предприятие производило продукцию высокого качества. В Москве и Петербурге были открыты магазины «Русские изделия», где успешно продавались знаменитые товары Гучковых.

При фабрике была основана школа для сирот. В ней ежегодно воспитывалось около ста мальчиков, которые потом становились мастерами в различных сферах фабричного производства.

Много полезных дел оставил Федор Гучков потомкам. Но судьба его оказалась поистине трагической. Федор Алексеевич по праву считался одним из известнейших в Москве староверов и активно поддерживал собратьев по вере, гонения на которых все усиливались. В результате – арест, ссылка в далекий Петрозаводск, где он и скончался в 1856 г.

…В Женеве живет еще один из потомков знаменитого рода, сын Андрея Александровича Гучкова — Иван Андреевич. Он занимается банковским делом, очень любит неторопливую Женеву, размеренность жизни ее обитателей, альпийскую прозрачность и чистоту воздуха, живописный символ города — Женевское озеро со знаменитым мощным фонтаном.

Но порой ему становится тесно в этой размеренности, и он рвется в беспокойную Москву, которую также беззаветно любит… Передал он эту любовь к российской столице и своим детям. Его дочь училась в Лозанне, но сама изъявила желание проходить студенческую медицинскую практику в клиниках Москвы. Так же, как и его отец, Иван Андреевич живо вспоминает свой первый визит в нашу столицу…

— Я ночи не спал, ходил по городу и просто не верил, что все говорят по-русски. Для меня это был шок, открытие. Помню, что жил тогда в гостинице «Метрополь». Я получал огромное удовольствие, когда милиционер у входа спрашивал меня: «Ты куда?» Он меня не пускал и думал, что я русский… А второе удовольствие было, наверное, когда в метро меня останавливали и спрашивали, как куда-то проехать? Тоже очень приятно было… Потом, в 90-е годы для меня был большой шок, что есть такой флаг: бело-сине-красный, который был только у моего деда, только у него дома я видел такой флаг. И здесь, на Елисейских полях Ельцин приезжает, и такой флаг, мой флаг, то есть домашний мой флаг — на Елисейских полях…

О своей же благотворительной деятельности в Москве Иван Андреевич рассказывал очень скупо, сразу переводя разговор на другую тему. Хотя именно эта деятельность испокон веков была присуща всем Гучковым. Еще в 1858-1859 годах купец первой гильдии, московский городской голова Ефим Федорович Гучков был инициатором и непосредственным участником строительства больниц и школ для детей, родители которых умерли во время эпидемии холеры.

Ефим Федорович Гучков был не единственным представителем этой известной российской фамилии, занимавшим почетную должность московского головы. Действительный статский советник и также московский городской голова с 1905 по 1912 год — Николай Иванович Гучков.

Став градоначальником, он взял курс на хозяйственную деятельность во благо родного города. Его быстро полюбили горожане. Гучков открыл Университет Шенявского, развернул строительство школ, по его инициативе в городе были разбиты многочисленные скверы. Москва получила лучший в России трамвай — вместо старой скрипучей колымаги по рельсам побежал современный по тому времени комфортабельный вагон. Свою заработную плату городского головы, которая, конечно, была немалой, он никогда не приносил домой, оставлял ее в своем столе, чтобы раздавать просителям.

В 20-х годах Николай Иванович был вынужден покинуть Россию. По семейной легенде, перед отъездом во дворе дома на Маросейке он закопал сундучок с драгоценностями жены. Он был так уверен в скором возвращении, что не сообщил никому из детей, где они спрятаны. До сих пор о судьбе этого клада ничего не известно.

Родной брат Николая Гучкова – Александр Иванович, пожалуй, самая известная фигура этого знаменитого клана. О нем в небольшом женевском кафе мне рассказывает его внук – Иван Андреевич Гучков.

— Во время войны с Японией мой дед — Александр Иванович Гучков добровольно, как представитель Красного Креста, остался в Порт-Артуре с ранеными бойцами, и после этого, когда он вернулся в Москву, он еще был гласным Московской городской думы, зал стоя его приветствовал. Как героя.

Мой дед был председателем Думы несколько лет. Третьей Думы. Это был уникальный период в истории России, где была какая-то честная, нормальная демократия, от 1905 года и до начала войны. Была роль Думы, была роль правительства, была роль царя — все как-то красиво, все совмещалось тогда.

В нашей семье существует одна интересная легенда. В 1899 г. Александр Иванович в качестве добровольца (вместе с братом Федором) отправился в Трансвааль, где участвовал в англо-бурской войне на стороне буров — у них были свои понятия о свободе и независимости. Они воевали против англичан, и Александр был ранен, попал в плен. Когда совершали обмен пленными, в группе пленных англичан находился молодой лейтенант с фамилией Черчилль. А спустя почти 20 лет, в 1918 г. Александр Гучков часто приезжал в Лондон к военному министру Черчиллю с просьбой помочь в поддержке белого движения. И Черчилль действительно им помог…

О старшей дочери Александра Ивановича — Вере — стоит рассказать особо. Она выбрала свой, чужой для этой семьи путь. Когда ей исполнилось 18, она решила, что коммунизм, большевики — это хорошо и навсегда. Бросила семью, которая жила во Франции, и вернулась в Россию. А в 1936 г. вместе с мужем, англичанином, она поехала в воюющую Испанию. Муж там погиб, а Вера продолжала сражаться за свободу… Но позже, несмотря на свои взгляды и для спасения собственной жизни, она была вынуждена вновь эмигрировать во Францию.

— Но до последних дней она была очень близка к Советскому Союзу и не могла согласиться, что в чем-то ошиблась… – говорит Иван Андреевич.

Кафе, в котором мы беседуем, знаменито национальным блюдом «Фондю» — сыр заливается белым вином, потом снова — слой сыра, опять белое вино и вновь сыр… Потом в одну кастрюлю все торжественно начинают макать кусочки белого хлеба.

— Есть в этом какая-то солидарность, — сказал мне напоследок Иван Андреевич. — Представьте себе, такая маленькая страна, четыре языка, и они живут все вместе… И это началось не сегодня, не вчера. Они давно живут все вместе… Вот собрать бы всех вместе в Москве, в любимом городе наших предков, всю громадную семью Гучковых, Зиминых, Боткиных… Корни-то у нас одни — Федор Гучков да российская деревня Скрыпорово…

Журнал «Русский век», №4 2015 год

Реклама

Александр Иванович Гучков (1862—1936) — российский политический деятель, купец, капиталист, основатель и лидер партии октябристов. Знак зодиака — Скорпион.

Депутат и с 1910 года председатель 3-й Государственной думы. В 1907 и с 1915 года член Государственного[en] совета. В 1915-1917 годах председатель Центрального военно-промышленного комитета. В 1917 году военный и морской министр Временного правительства. Один из организаторов Корниловского мятежа. С 1920-х годов в эмиграции.

Александр Иванович Гучков родился 26 октября (14 октября по старому стилю) 1862 года в Москве. Он происходил из семьи старинного московского купечества. Окончил историко-филологический факультет Московского университета.

После окончания гимназии в 1881 году Александр продолжил образование на историко-филологическом факультете Московского университета. Затем уехал в Германию, где слушал лекции по истории и философии в Берлинском и Гейдельбергском университетах, готовя себя к научной карьере. Но жизнь распорядилась иначе.

В конце 1897 года поступил на службу в охранную стражу Китайской Восточной железной дороги и был зачислен младшим офицером в казачью сотню. С декабря 1897 по февраль 1899 года служил в Маньчжурии, а затем уволился в запас и возвратился в Москву.

К числу поразивших воображение современников эскапад А.И. Гучкова относилась его экспедиция в Южную Африку в 1900 году, куда он вместе с братом Федором прибыл в качестве волонтера для борьбы на стороне буров в войне против Англии. В течение нескольких месяцев он принимал участие в боевых действиях, попал в плен к англичанам, был ранен в ногу. В этой военной кампании Александр Иванович проявил храбрость, граничившую с безрассудством. Кстати, эту черту характера отмечали даже недоброжелатели.

В январе 1904 г. началась русско-японская война, и по поручению московской городской думы в качестве ее представителя и помощника главного уполномоченного Общества Красного Креста в марте выехал на театр военных действий (в конце года занял пост главноуполномоченного).

После поражения русской армии «Главноуполномоченный Красного Красного с возмущением наблюдал трусливое бегство многих лиц из числа обслуживающего персонала госпиталей, оставлявших раненых на произвол судьбы. В этой ситуации он принял чрезвычайно смелое и благородное решение: остаться в Мукдене вместе с неэвакуированными солдатами и содействовать передаче госпиталей японской армии в соответствии с международными нормами.

Поступок произвел большое впечатление на современников.

Александр Гучков стал одним из основателей партии «Союз 17 октября», а также авторов ее программных документов». Политическая история России в партиях и лицах / Сост.: В.В.Шелохаев (руководитель), А.Н.Боханов, Н.Г.Думова, Н.Д.Ерофеев и др. — М.: ТЕРРА, 1993, с. 286.

В мае 1917 года возглавил Общество экономического возрождения России[en], созданное для поддержки умеренных кандидатов на выборах в Учредительное Собрание и для борьбы с влиянием социалистов на фронте. Летом вместе с М.В. Родзянко основал Либеральную республиканскую партию, которую он намеревался сделать «партией порядка». Активно поддерживал Лавра Георгиевича Корнилова, ставшего верховным главнокомандующим, в его планах установления военной диктатуры. 27 августа (14 августа по ст.ст.) выступил на Государственном совещании в Москве с осуждением экономического хаоса в стране и бессилия государственной власти.

«Гражданская война. Корниловщина» — «История России. Хх Век»

Во время Корниловского мятежа Александр Иванович находился в штабе 12-й армии; после поражения мятежа 13 сентября (31 августа по ст.ст.) 1917 был арестован, но уже через несколько дней освобожден по приказу Александра Федоровича Керенского. Прожив некоторое время в Петрограде, в конце сентябряуехал в Москву, а затем в Кисловодск.

«Интервью Керенского» Радио Канада. 1964 год. (1 час 26 мин.)

Октябрьскую революцию Гучков встретил враждебно. В декабре 1917 года одним из первых оказал значительную финансовую помощь формировавшейся на Дону Добровольческой армии; вел агитацию среди офицеров, призывая их вступать в ряды добровольцев. Постоянно находился под угрозой ареста со стороны большевистских властей; весной 1918 г. перешел на нелегальное положение, а в июне бежал из Кисловодска. Скрывался в Ессентуках; в августе пробрался в занятый белыми Екатеринодар.

Весной 1919 по поручению Антона Ивановича Деникина отправился в Европу в качестве дипломатического представителя Белого движения.

«Гражданская война. Генерал Деникин» — «История России. ХХ Век»

В ходе своей миссии (1919–1920) провел переговоры с правительствами Франции, Италии, Великобритании, Германии, Эстонии, Латвии, Турции, Чехословакии и Югославии, добившись значительной помощи вооружением, боеприпасами и продовольствием. После поражения А.И. Деникина и П.Н. Врангеля остался на Западе. Жил в Париже. С 1921 года входил в руководство Зарубежного Красного Креста. Не примыкал ни к одной эмигрантской группировке, но участвовал во многих общерусских политических мероприятиях.

А.И. Гучков рассматривался монархическим крылом эмиграции как один из главных виновников падения Романовых. В 1921 году в Берлине был даже избит экстремистом Таборисским. К концу 20-х годов отошел от публичной политической деятельности. Незадолго до смерти[en] начал писать воспоминания, оставшиеся незаконченными.

Неоднократно дрался на дуэлях, заслужил репутацию бретёра (Бретёр — также Бретер, устар. фр. bretteur от фр. brette — шпага) — заядлый, «профессиональный» дуэлянт, готовый драться на дуэли по любому, даже самому ничтожному поводу. Чаще всего дуэль намеренно провоцировалась бретёром).

Известны дуэли с такими известными людьми, как: лидером кадетской партии Павлом Николаевичем Милюковым (закончилось примирением сторон), с членом Государственной думы графом Алексеем Алексеевичем Уваровым, с подполковником Сергеем Николаевичем Мясоедовым.

Труды Александра Гучкова

  • Александр Иванович Гучков рассказывает.: Воспоминания председателя Государственной Думы и военного министра Временного правительства. М., 1993 // Вопросы истории № 7-12, 1991;
  • «Корабль потерял свой курс» Политические речи М.: Знание, 1991;
  • Речь, произнесенная 5-го ноября 1906 года председателем Центрального комитета «Союза 17-го октября» А. И. Гучковым, на общем собрании в С.-Петербурге в зале Дворянского собрания Москва: тип. «Рус. голоса» (Н. Л. Казецкого), 1906;
  • А. И. Гучков в Третьей государственной думе. (1907—1912 гг.): (Сборник речей) Санкт-Петербург: тип. т-ва А. С. Суворина «Новое время», 1912;
  • Общее политическое положение и Союз 17 октября: Речь, произнесенная А. И. Гучковым 8 ноября1913 года на совещании Союза 17 окт. в С.-Петербурге. Санкт-Петербург, 1913;
  • К вопросу о государственной обороне: Речи в Гос. думе 3 созыва. 1908—1912 Петроград: тип. М. А. Александрова, 1915;
  • Речи по вопросам государственной обороны и об общей политике: 1908—1917 г Петроград: тип. т-ва А. С. Суворина «Новое время», 1917.

Семья

  • Прадед — Фёдор Алексеевич — из крестьян Малоярославецкого уезда Калужской губернии, дворовый человек. Пришел в конце 1780-х годов в Москву, где стал старовером;
  • Дед — Ефим Фёдорович — преемник Фёдора Алексеевича в качестве владельца предприятия, при котором основал школу для сирот. Избирался московским городским головой. Вместе с братом Иваном и детьми под угрозой репрессий со стороны властей в 1853 году перешёл в единоверие — направление в православии, сохранившее старые обряды, но признающее юрисдикцию Православной российский церкви;
  • Отец — Иван Ефимович (1833—1904) — совладелец торгового дома «Гучкова Ефима сыновья», почётный мировой судья;
  • Мать — Корали Петровна — урождённая[en] Вакье, француженка;
  • Брат — Николай Иванович (1860—1935) — городской голова Москвы (1905—1912), действительный статский советник;
  • Брат — Фёдор Иванович (1860—1913) — один из создателей «Союза 17 октября», фактический руководитель газеты «Голос Москвы»;
  • Брат — Константин Иванович (1866—1934);
  • Жена — Мария Ильинична, урождённая Зилотти (1871—1938);
  • Сын — Лев Александрович (1905—1916);
  • Дочь — Вера Александровна (Вера Трейл; 1906—1987). В первом браке замужем за деятелем «евразийского» движения П. П. Сувчинским. Была близка также с другим известным евразийцем Дмитрием Петровичем Святополком-Мирским, пользовалась английским псевдонимом «Vera Mirsky». Во втором браке — за шотландским коммунистом Робертом Трейлом. Сотрудничала с советскими спецслужбами.

На фото: лидер октябристов, председатель Государственной Думы III созыва Александр Иванович Гучков с семьёй

image

Александр Иванович Гучков скончался 14 февраля 1936 года в Париже.

Подробнее об Александре Гучкове читайте в литературе:

  • Гучков А. Московская сага: Летопись четырех поколений знаменитой купеческой семьи Гучковых. 1780 – 1936. СПб.: Лимбус-Пресс, 2005. 688 с., ISBN 5-8370-0111-5;
  • Козодой В.И. Александр Иванович Гучков и Великая русская революция.: Новосибирск, 2015. ISBN 978-5-9906294-2-4;
  • Сенин А. С. Александр Иванович Гучков. М.: Скрипторий, 1996. ISBN 5-7471-0002-7 (ошибоч.);
  • Государственная дума Российской империи, 1906—1917: Энциклопедия. Москва: Российская политическая энциклопедия, 2008. С. 154—155. ISBN 978-5-8243-1031-3;
  • Ленин Владимир Ильич, Полн. собр. соч., 5 изд. (см. Справочный том, ч. 2, с. 431); Падение царского режима, т. 6, М. — .Т. , 1926.
  • Седова Я. А. Великий магистр революции. М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. ISBN 5-699-18852-5;
  • 3-й созыв Государственной Думы: портреты, биографии, автографы. — Санкт-Петербург: издание Н. Н. Ольшанского, 1910;
  • Gleason, William. Alexander Guchkov and the End of the Russian Empire. / Transactions of the American philosophical society, vol. 73, part 3.. — Philadelphia, 1983. — 90 с.;
  • Макаров Н. В. Англоязычная историография о деятельности А. И. Гучкова // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 167—175.

Чинарова Катерина Обозреватель журнала «Управление компанией»

Оглавление журнала Трудолюбивый крестьянин

Крестьянскую мануфактуру, характерную для начала XIX в., нередко возглавлял предприниматель-выходец из крестьянской среды. Федор Алексеевич Гучков (1768-1856 гг.), родом из крестьян Малоярославецкого уезда Калужской губернии, — типичный пример основателя и главы подобной мануфактуры. С него началась династия известных московских фабрикантов Гучковых. Мальчиком он был привезен в Москву в 70-х гг. XVIII в. и отдан в обучение ткацкому и красильному делу на фабрике. Смышленый парнишка быстро освоил тонкости производства и на скопленный в течение нескольких лет непрерывного труда капитал в начале 1790-х гг. открыл свою ткацкую мастерскую с пятью станами.

Несмотря на скромные мощности молодого предприятия товары из-под рук Федора Гучкова и нескольких его мастеров выходили оригинальные и качественные. Он был в определенной степени новатором: первым в Москве стал производить шали на манер популярных тогда турецких и французских. Ткани использовались самые разные: шерсть, бумага, шелк. Предприниматель собственноручно окрашивал изделия, каймы шалей и платков были приставные и нашивались на терно или кашемир.

Благодаря высокому качеству и сходной цене платки и шали попали в известный магазин модных товаров К. И. Майкова. Гучковские изделия не просто пользовались спросом — они шли нарасхват: покупатели, делая заказы, платили деньги вперед. Гучков понял, что необходимо срочно наращивать производственные мощности, и в 1798 г. увеличил количество станов на предприятии до 50 штук, вложив в обновление все свободные средства. В 1812 г. предприниматель вступил в гильдию московского купечества, не отходя при этом от дел: напротив, работал за ткацким станком, продавал товары на Нижегородской ярмарке, в Хрустальном ряду в Москве.

Война 1812 г. разорила многие предприятия Московской губернии, не обойдя стороной и Гучковскую мануфактуру. Товары были разграблены, а фабрика сгорела. Только через 10 лет в стране началось строительство новых фабрик. Федор Гучков восстанавливает состояние и открывает новую, на этот раз специализированную, шерстяную фабрику в Преображенском Лефортовской части. Место было выбрано не случайно: Федор Алексеевич был старовером, а в Лефортово располагалось старообрядческое кладбище. Впоследствии Гучков, как и другие известные капиталисты-старообрядцы, будет широко использовать тесные связи в общине для расширения собственного дела и выступать защитником и меценатом единомышленников.

Head-hunter Гучков

К 1825 г. капитал Гучкова исчисляется миллионами, а на фабрике работает 900 человек. Постаревший Федор Гучков передает бразды правления производством сыновьям, Ефиму и Ивану. Оба сына были настолько талантливы, что получили звание мануфактур-советников, даваемое крупным промышленникам только за особые заслуги. При этом ведущую роль в тандеме играл старший сын — Ефим. Ефима Гучкова-предпринимателя современники характеризовали как человека с ясным умом, сообразительного, быстро реагирующего. В отличие от отца-старообрядца, ходившего в армяке, носившего длинную бороду, Ефим отдавал предпочтение европейской моде. Довольно рано он осознал необходимость самообразования и овладел немецким и французским, что помогло ему в дальнейшем во время внедрения инноваций на фабрике.

Несмотря на быструю реакцию, умение принимать решения в критических ситуациях, он тщательно обдумывал каждый поступок. Зоркий хозяин, он неуклонно следил за действиями каждого из своих служащих, внедряя, таким образом, патриархальную модель управления. Каждое утро в его кабинете происходил «разбор полетов», мастера и приказчики получали указания, которым они должны были следовать в течение дня. Многие из служащих за усердие и расторопность получали от хозяина значительные премии и впоследствии смогли основать на заработанный капитал собственное дело.

Особого внимания заслуживает политика Ефима в отношении управления персоналом. Сторонник патриархальных отношений между хозяином и рабочими (выступал в качестве арбитра, женил и разводил семьи рабочих), он был прирожденным HR-менеджером. Чтобы штат на фабрике был постоянным, Гучков выкупал многих помещичьих крестьян прямо с семьями. В обмен на это крестьянин отрабатывал выкупную сумму и становился кадровым рабочим. Для наиболее ценных рабочих Гучков добивался записи их в мещане, благодаря чему мастера приписывались к предприятию, пополняя ряды «верных». Однако получить «запись» было не так просто: на этот случай у общительного Ефима, с 20 лет понимавшего необходимость полезных связей, в магистрате или полиции всегда находился нужный чиновник, чем-то ему обязанный. Еще один способ найма персонала — беглые помещичьи крестьяне (этим грешили все капиталисты-фабриканты). Им, опять-таки благодаря связям, выправляли фальшивые документы.

При запуске нового направления из Эльзаса и Голландии выписывались лучшие колористы, красильные мастера. Соцпакет на фабрике Гучковых во многом приближался по полноте к «прохоровскому». При фабрике была построена больница для рабочих, школа для бесприютных сирот и малолетних детей, родители которых умерли от холеры. Сироты получали знание ремесла и таким образом пополняли кадры рабочих и техников на фабриках.

Public Relations

Что касается умения заводить связи, здесь Ефиму Гучкову не было равных. В 1851 г. к нему приходит признание в предпринимательской среде: он избирается экспертом со стороны русских фабрикантов на первой Всемирной выставке в Лондоне. Ефим сумел не только заслужить медаль королевской комиссии по устройству выставки, но и завести полезные знакомства с владельцами влиятельных торговых домов Англии — страны, стратегически важной для России, особенно в области легкой промышленности. По возвращении из Англии его избирают в члены совета московской практической коммерческой Академии, где получала образование «золотая молодежь».

Как на дрожжах

Здесь стоит подробно остановиться на экономических условиях, в которых пришлось работать Ефиму Гучкову. Промышленный переворот, начавшийся в России во второй четверти XIX в. в условиях сохранения крепостного права, приобрел затяжной характер. Первый этап оказался длительным, однако механизация текстильной промышленности в целом проходила быстро, во многом благодаря стараниям таких владельцев мануфактур, как Гучковы. Производство всех видов тканей за период с 1800 по 1860 гг. выросло с 32 до 331 млн аршин, т. е. в 10,4 раза, а их стоимость — в 7,5 раза. По темпам роста Россия опережала Францию, Англию и Германию.

Капиталистические мануфактуры получили наибольшее распространение в легкой промышленности, потому что попасть туда было легче, а наемный труд и широкий рынок сбыта значительно ускорили развитие отрасли.

К 1825 г. доля занятого в ней вольнонаемного труда составляла порядка 95% всей рабочей силы. Вот как описывают мануфактуру современники. «Посетив их [Гучковых] фабрику у Преображенской заставы, мы с особенным удовольствием видели на необширном месте значительное заведение, умным распределением содержимое в совершенном порядке и чистоте. А чистота мастерских есть, по мнению нашему, дело более важное, нежели полагают; она, кроме того, что приятна, существенно полезна, сохраняя экономию в материалах и снарядах, чистота действует на достоинство произведений и даже на нравственное направление фабричных; она невольно приучает их к отчетливости и порядку во всех действиях? Приятно видеть в подобных произведениях окончательность, тщание и вкус, сколь можно чистый, соединенные с всегдашним разнообразием».

Мануфактуры подобного типа, как дает пример история, оказались наиболее восприимчивы к техническим новшествам, удешевлявшим производство, повышавшим конкурентоспособность, в то время как вотчинные предприятия проявляли инертность и не спешили развиваться.

Инновации

В чем же заключались эти инновации? Давайте рассмотрим этот процесс на примере фабрики Гучкова.

Несмотря на то что фондоотдача в прядильном производстве за 10 лет возросла на 60%, в 1820-1830 гг. качество пряжи было довольно низким. В 1822 г., после введения выгодного для русской промышленности тарифа, фабрика Гучковых первая заменила иностранные гарусные материи русскими. Гарусом называли сученую шерстяную пряжу, белую или цветную. На Российской мануфактурной выставке 1829 г. братья Гучковы представили русские гарусные товары.

В 1840-х гг. в текстильной отрасли возникли условия для создания крупного машинного производства комбинированного типа. Новые фабриканты, в том числе и Гучков, становятся пионерами в применении машин. Они строят механические предприятия, создавая технологические цепочки. Но Гучков не просто механизировал собственную фабрику: после длительного путешествия по Англии, Франции и Германии он принялся устраивать камвольно-прядильную фабрику для выработки пряжи из шерсти испанских овец. В 1845 г. на производстве Ефим запустил паровую машину в 85 л.с. И это была далеко не последняя техническая новинка. Все, что он видел за границей, немедленно внедрялось на его производстве. У Гучкова была организована система настоящего промышленного шпионажа: он не только внимательно следил за работой иностранных мануфактур, но и через сеть агентов получал оттуда образцы готовых изделий.

Торгово-промышленная деятельность Гучковых развивала отечественное шерстяное производство в целом и импортозамещающие отрасли в частности. Грубая шерсть русских овец годилась только на грубое сукно. А для тонкого сукна и камвольных тканей нужна была мериносовая шерсть. В начале века мериносовых овец в России было всего 150 тыс., а к 1861 г. — уже 11,6 млн. Ефим Гучков вовремя почувствовал необходимость в «тонкой» шерсти и обеспечил заказами южные районы страны. В стране, таким образом, была создана сырьевая база шерстяной промышленности.

Харьковская, Херсонская, Полтавская, Екатеринославская и Таврическая губернии ежегодно поставляли на фабрику 25 тыс. пудов этой особой шерсти. Качество изделий было столь высоко, что они не только заменили ввозную саксонскую пряденую шерсть, но и стали экспортироваться за рубеж.

Но и это еще не все. Гучков был первым российским предпринимателем, который в 1845 г. наладил отечественное производство так называемой гребеной пряжи. До этого камвольные ткани готовились из гребеной пряжи, которую импортировали, потому как в России ее делать не умели.

Определенных успехов Гучковым удалось добиться и в развитии неосвоенных и уникальных ниш. Так, шелковое производство, развитие которого заинтересовало Ефима Гучкова, в отличие от суконного и полотняного не опиралось на собственную сырьевую базу и поэтому зависело от импортного сырья. В качестве предпринимателей здесь выступали купцы, распределявшие сырье с использованием кредита. Они организовывали работу на дому и осуществляли сбыт готовой продукции. Кстати, сегмент потребителей шелка был весьма узок. Но интерес к развитию отрасли проявляло правительство. И если в 1825 г. в отрасли насчитывалось всего 184 предприятия с выработкой 2 226 333 аршин тканей, то в 1858-1861 гг. их становится уже 395 с выработкой 7 407 240 аршин.

В 1850-е гг. дело Гучковых переживает расцвет, значительно укрепив легкую промышленность. Ефим активно развивает торговлю: в Москве и Петербурге открываются знаменитые магазины русских изделий. Товары сбывались не только через эти торговые точки, но и доставлялись на Украину, а с Нижегородской и Ирбитской ярмарки попадали в самые отдаленные места Российской империи и за рубеж. Предпринимателям удалось найти оптимальное соотношение цены и качества, которое и обеспечило массовый спрос.

Итоги

Таким образом, выросшая из кустарных промыслов текстильная мануфактура к середине XIX в. вышла на первое место среди предприятий этой отрасли. Именно в текстильной промышленности, имевшей в России давние традиции, и начался промышленный переворот. Фабрика Гучкова к середине 1840-х гг. стала одним из самых передовых предприятий в Московской губернии. В атласе промышленности А. Самойлова в 1845 г. она названа «знаменитейшей в России». Образцово-показательное предприятие часто посещали сановники, Великий князь Константин Николаевич, царские министры, иностранные делегации. К этому времени на производстве была занята почти тысяча рабочих, а годовая сумма производства равнялась 516 тыс. руб. серебром. Спустя 10 лет объем производства вырос до 700 тыс. руб., а количество рабочих — до 1850 чел. Только в 1898 г. производство было закрыто, и следующие поколения Гучковых дали стране скорее политических и общественных деятелей, нежели крепких хозяйственников, какими были Федор и Ефим Гучковы.

image

Где оставить автомобиль поблизости от аэропорта Домодедово?

Под Оленегорском поселятся гномы

image

Необычный городок появится в Мурманской области к 2020 году.

Кавказская здравница оздоровит экономику

image

Кроме лечебных учреждений в состав центра войдут научно-исследовательский центр и университет.

image

В субботу 9 сентября все желающие могли бесплатно посетить любые из 107 музеев, присоединившихся к празднованию Дня города.

Город Москва, город Владимир и другие города России.

Русские города издревле славились своей красотой и величием. Город Владимир, город Москва, такие города, как Муром, Ярославль, Великий Новгород, Тамбов всегда обеспечивали славу русской земли. Враги знали: кто на русскую землю с мечом придет, от меча и погибнет!

Однако не только храбростью своих людей славилась Русь. Русское зодчество, уникальное по своей природе, внесло немалую лепту в прославление России. Немногие страны могут похвастаться таким же количеством великолепных архитектурных сооружений, как Россия.

Кроме того, в России замечательная природа. У нас есть все: горы и равнины, великие реки и огромные озера, широкие степи и непроходимые леса, тундра и тайга, субтропики и вечная мерзлота. Одним словом, есть где развернуться.

Этот сайт создан для того, чтобы дать вам возможность сориентироваться в стране, в которой мы все живем. На его страницах вы познакомитесь с прекрасными русскими городами, узнаете, какие интересные места есть в каждом из них, познакомитесь с достопримечательностями. И может быть, планируя следующий отпуск, отдадите предпочтение не Египту (Турции, Испании, Франции и т.п.), а России с ее уникальными туристическими маршрутами.

Такие города, как Ярославль, Тверь, Владимир, Муром, Тамбов, Рязань, Нальчик и другие незаслуженно забыты нашими соотечественниками. А ведь в советское время в любой из них организовывались интереснейшие экскурсии и посетившие их не жалели об этом.

На этом сайте я постараюсь помочь Вам не только выбрать город для посещения, но и дать необходимую справочную информацию. В разделе «Коды городов» можно узнать, как позвонить в интересующий Вас город, чтобы выяснить режим работы музеев, заказать места в гостинице.

Надеюсь, сайт «Города России» будет вам интересен и полезен.

move

репутация отзывы

В 

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий