Павел Третьяков и Вера Мамонтова: единственная любовь основателя знаменитой галереи

22 мая 1856 года молодой купец Павел Третьяков приобрел две картины Василия Худякова и Николая Шильдера, которые положили начало его знаменитой коллекции. Этот день принято считать днем рождения знаменитой Третьяковской галереи. «Известия» — о великом московском собирателе и феномене русского меценатства второй половины XIX столетия.

Первый блин

Разумеется, дата 22 мая несколько условна, но, поскольку сам Третьяков ее не оспаривал, она стала общепринятой. Исследователи давно установили, что самые первые картины тогда еще двадцатилетний купец приобрел на Сухаревском рынке примерно тремя годами ранее. Правда, тот опыт оказался неудачным — значительная часть купленных Павлом Михайловичем «голландцев» оказалась подделками. Страсть к живописи у Третьякова после этого не пропала, но возникла мысль, что приобретать стоит лишь современные ему произведения русских художников. Мотивов было множество: от патриотичного желания помочь отечественным мастерам до вполне прагматичного намерения собрать уникальную коллекцию, которая со временем сможет стать бесценной.

image

Фото: commons.wikimedia.org/фонды Российской Национальной библиотеки Павел Третьяков на заседании в Академии художеств

Считается, что определенную роль сыграло и знакомство Третьякова с коллекцией известного масона и мецената Ф.И. Прянишникова, как раз собиравшего качественные картины малоизвестных отечественных мастеров, надеясь, что впоследствии их цена сильно вырастет. Правда, Третьяков сразу отверг идею заработка на перепродаже произведений и решил, что его собрание станет общедоступным.

Вопреки стереотипам, Третьяковы богатеями не были, их даже купцами средней руки трудно было назвать. Прадед будущего коллекционера в петровское время переехал в Москву из Малоярославской губернии. Его внук, купец Михаил Захарович Третьяков, владел скромными Якиманскими банями возле обводного канала в Котельниках и несколькими лавками в Китай-городе, в которых торговали всем — от дров до текстиля. В семейном деле так или иначе участвовали все. Павлу было 12 лет, а его брату Сергею — 10, когда они начали трудиться в качестве «мальчиков на побегушках» — подсобных рабочих, уборщиков и посыльных. Образование дети Третьяковых (в семье было девять детей, но четверо умерли в 1848 году от скарлатины) получали дома, жили в скромности и строгости. К моменту смерти отца семейный капитал составлял около 100 тыс. рублей, но не деньгами, а коммерческой недвижимостью и торговыми площадями. До совершеннолетия сыновей, которое тогда наступало в 21 год, распоряжаться делом купец завещал супруге со строгим наказом:

Из завещания купца 2-й гильдии М.З. Третьякова:

«Сыновей до совершений лет воспитывать и прилично образовывать. Ежели моей супругой будет замечено, что сыновья будут брать деньги не на доброе дело, а на какую-нибудь слабость или распутство, то даю полную волю запретить выдачу денег до формального раздела».

Принцип отдачи1 image Фото: commons.wikimedia.org Сергей Третьяков

Среди благотворителей были не только последователи официальной церкви, но и старообрядцы, католики, лютеране, иудеи, даже откровенные атеисты. Жертвовали на добрые дела люди очень богатые и довольно скромного достатка, западники и славянофилы, прекрасно образованные и едва умевшие читать и писать. Русская благотворительность тех времен довольно подробно описана, но до конца не изучена. Во всяком случае причины ее возникновения и массовости остаются темами дискуссионными. А жаль, сегодня этой социальной ответственности состоятельной части общества нам очень не хватает.

Меценатство же шло следом за благотворительностью, было его дополнительной и необязательной частью. Все купцы в первую очередь жертвовали на помощь «сирым и убогим» — строили дома для неимущих, приюты и богадельни, попечительствовали над общедоступными больницами, субсидировали учебные заведения. Подавляющее большинство на том и останавливалось, и лишь некоторые помимо благотворительности тратили свои доходы еще и на поощрение искусств.

Фото: commons.wikimedia.org Проект фасада Третьяковской галереи

Братья Третьяковы, как и другие купцы, давали средства на школы, больницы и церкви, построили богадельню на территории нынешнего института имени Склифосовского и детскую больницу при богадельне Медведниковых — ныне это больница святителя Алексия на Ленинском проспекте. Сотни молодых людей из бедных семей в разных учебных заведениях получали образование на средства Третьяковых, а в консерватории существовали именные стипендии. Но главным предметом заботы семьи Третьяковых стало первое в Москве училище для глухонемых детей на Донской улице. Павел Михайлович не только оплатил строительство нового современного здания и взял на себя все финансовые проблемы заведения, но и принимал активное участие в жизни воспитанников. Помогала ему и супруга Вера Николаевна, кстати, двоюродная сестра другого известного мецената той поры Саввы Мамонтова. Благотворительная деятельность Павла Третьякова не завершилась даже после его смерти: на завещанные им средства были построены богадельня для умалишенных на Серпуховской улице и дом-приют для вдов и детей художников в Лаврушинском переулке.

Фото: commons.wikimedia.org Художник Николай Гриценко и Павел Третьяков Поколение коронавируса: что ждет посетителей открывшейся Третьяковки Одностороннее движение, современное искусство и культурные отказы COVID-диссидентам

Авторитет Третьякова в художественной среде был беспрекословным, причем основан он был не на его материальных возможностях, а на великолепном вкусе. Третьяков безошибочно отличал талантливые произведения. Критика его была подчас жесткой, но всегда бескорыстной и беспристрастной — он никогда не давал волю личным симпатиям. Он вообще был человеком немногословным, замкнутым и малообщительным, а личная скромность Третьякова стала легендарной. Он ездил в простом экипаже, всегда ходил в одежде одного кроя, не пил вина, не посещал светские рауты. Из развлечений позволял себе лишь премьеры в Большом и путешествия. И, конечно, картины.

Уже в 1860 году Третьяков, которому не было и тридцати, составил первый вариант завещания, где указал, что хочет сделать собрание публичным и оставить его Москве. Это важно — расходуя огромные деньги на картины, меценат изначально понимал, что это не вложение средств, а исключительно их трата. Первым шагом было открытие музея публике, что требовало устройства соответствующего помещения. Тогда в Москве еще не было публичных музеев, а владельцы частных коллекций пускали к себе лишь избранную публику, да и то «по большим праздникам».

Третьяков же решил за свой счет сделать постоянно действующий бесплатный музей, открытый для всех. Сначала для этой цели было оборудовано несколько комнат в семейном особняке в Лаврушинском переулке, а в 1874 году архитектор Каминский пристроил к нему новое здание с отдельным входом. Поначалу в музее было два зала, но коллекция росла, и вскоре полотна занимали уже 14 комнат! К моменту перехода коллекции городу она состояла из 1276 картин, 471 рисунка, десяти скульптур русских художников, а также 84 картин иностранных мастеров из собрания Сергея Третьякова.

Почетный гражданин

Сами с деньгами: доходы Третьяковки впервые превысили 1 млрд рублей Российские музеи богатеют, но становятся менее доступными

Ускорить процесс передачи коллекции городу Павла Михайловича заставила личная трагедия — неожиданная смерть его брата Сергея, наверное, самого близкого человека, лучшего друга и единомышленника. Сергей не так самозабвенно увлекался искусством (чтобы не конкурировать с братом, он коллекционировал работы европейских мастеров), зато активно занимался общественной деятельностью и даже дважды избирался московским городским головой. В 1892 году во время поездки в столицу Сергей, которому было всего 58 лет, скоропостижно скончался, после чего Павел немедленно взялся за решение юридических и технических вопросов, связанных с их общей галереей. Не прошло и месяца после похорон Сергея, как в Московской городской думе лежало прошение коллекционера о принятии его собрания в дар Москве, которое было удовлетворено.

Всё общее собрание Третьяковых вместе со зданием было безвозмездно передано городу, представителем которого выступала московская Дума. Кроме того, Третьяков выделил значительный капитал на обслуживание и поддержание коллекции и выставочных залов, включая жалованье сотрудников. Условием было то, что вход в галерею будет свободным и общедоступным, а сам Павел Михайлович останется пожизненным попечителем музея, официально получившего название «Городская художественная галерея Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых». Отдельно Третьяков просил, чтобы никаких наград ему не вручали и торжественных мероприятий не проводили. Единственное, на что купец согласился, это на присуждение ему звания «Почетный гражданин Москвы». Между прочим, за полвека с момента его учреждения (в 1866 году) и до 1917 года этого звания были удостоены всего 12 человек!

Принцип отдачи3 Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Третьяков продолжал руководить галереей. Он по-прежнему покупал новые работы, под его редактурой вышли первые книги, посвященные собранию и отдельным произведениям. Много времени Павел Михайлович уделил развеске картин, которая отвечала бы его концепции. Он лично многократно менял расположение полотен, пока не добился удовлетворившего его результата. Незадолго до смерти Третьяков внес изменения в текст договора с Думой, добавив пункт о том, что коллекция должна остаться неизменной.

Из завещания П.М. Третьякова:

«Находя неполезным и нежелательным для дела, чтобы художественная галерея пополнялась художественными предметами после моей смерти, так как собрание и так очень велико и еще может увеличиться, почему для обозрения может сделаться утомительным, да и характер собрания может измениться, то я по сему соображению, назначение в пункте Р, в городскую думу сто двадцать пять тысяч рублей для приобретения на проценты художественных предметов вместо того определяю на ремонт и содержание Галереи, совместно с суммою выше сего назначенную».

Будучи приверженцем критического реализма, Третьяков не разделял набиравших популярность новых художественных веяний. В своем вкусе он был уверен, но душеприказчики могли смотреть на ситуацию иначе. Силы Третьякова подтачивала мучившая его язва, а надеяться было не на кого. Его «добрый ангел» — супруга Вера Николаевна — была практически парализована, взрослые дочери жили своей жизнью, а единственный сын и наследник Михаил с детства был недееспособен из-за душевной болезни.

Но воля собирателя исполнена не была. Вскоре после смерти купца и его супруги члены Совета Третьяковской галереи (родственники, художественная и городская общественность) после долгих споров решили, что коллекция должна пополняться, иначе она потеряет свое значение и интерес публики. Одновременно было решено расширить здание галереи, дополнив его частью жилых помещений особняка Третьяковых.

Принцип отдачи2

Памятник Павлу Третьякову перед главным зданием галереи

Фото: ТАСС/Сергей Карпухин

Художественное оформление выставочного комплекса было доверено В.М. Васнецову, и именно он создал внешний облик галереи, знакомый всем с детства. От развески картин Павла Михайловича тоже решено было отказаться. Галерея, по словам ее директора И.Э. Грабаря, превратилась из «собрания частновладельческого характера в организованный музей европейского плана», призванного быть «не только хранилищем, но и научным институтом, задача которого — широкая разработка собранного в его стенах художественного материала». Как бы отреагировали на такое решение Павел и Сергей Третьяковы, мы уже никогда не узнаем.

Читайте также Перейти к навигации Перейти к поиску

Павел Михайлович Третьяков
Дата рождения 15 (27) декабря 1832
Место рождения
Род деятельности меценат, коллекционер, предприниматель
Супруга Вера Николаевна Мамонтова
Дети Вера (1866—1940), Александра (1867—1959), Любовь (1870—1928), Михаил (1871—1912), Мария (1875—1952), Иван (1878—1887)
Награды и премии
 Медиафайлы на Викискладе

Па́вел Миха́йлович Третьяко́в (15 [27] декабря 1832 года, Москва — 4 [16] декабря 1898 года, Москва) — российский предприниматель, меценат, коллекционер произведений русского изобразительного искусства, основатель Третьяковской галереи. Почётный гражданин Москвы (1896).

Биография

Днём появления на свет Павла Третьякова принято считать 15 (27) декабря 1832; однако метрическая книга церкви св. Николая Чудотворца, что в Голутвине, содержит другую дату — 14 (26) декабря[1]. Родился в Москве, в купеческой семье, в родовом гнезде Третьяковых в 1-м Голутвинском переулке. Получил домашнее образование, начал карьеру в торговле, работая с отцом. Развивая семейное дело, Павел вместе с братом Сергеем построил бумагопрядильные фабрики, на которых было занято несколько тысяч человек. Состояние П. М. Третьякова к моменту его смерти оценивалось в 3,8 млн рублей[2].

Павел Михайлович долго не женился. Лишь в августе 1865 года состоялась его свадьба с Верой Николаевной Мамонтовой, двоюродной сестрой известного мецената Саввы Ивановича Мамонтова. В 1866 году родилась старшая дочь Вера (1866—1940), затем Александра (1867—1959), Любовь (1870—1928), Михаил (1871—1912), Мария (1875—1952), Иван (1878—1887). В 1887 году от скарлатины, осложнённой менингитом, умер Иван, всеобщий любимец. Павел Михайлович сильно горевал по этому поводу. Старший сын, Михаил, родился больным и слабоумным.

Картина «Стычка с финляндскими контрабандистами» кисти Василия Худякова.

В 1850-х годах Павел Третьяков начал собирать коллекцию русского искусства, которую практически с самого начала он намеревался передать городу. Считается, что первые картины он приобрёл в 1856 году, — это были работы «Искушение» Н. Г. Шильдера и «Стычка с финляндскими контрабандистами» (1853) В. Г. Худякова. Затем коллекция пополнилась картинами И. П. Трутнева, А. К. Саврасова, К. А. Трутовского, Ф. А. Бруни, Л. Ф. Лагорио и других мастеров. Уже в 1860 году меценат составил завещание, в котором говорилось:

Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, приносящего многим пользу, всем удовольствие[3].

В 1860-е годы Третьяков приобрел картины «Привал арестантов» В. И. Якоби, «Последняя весна» М. П. Клодта, «Бабушкины сказки» В. М. Максимова и другие. Высоко ценил Павел Михайлович творчество В. Г. Перова, которому писал в октябре 1860 года: «Берегите себя для службы искусству и для Ваших друзей». В 1860-е годы были приобретены такие работы Перова, как «Сельский крестный ход на Пасхе», «Тройка» и «Дилетант»; в дальнейшем Третьяков продолжает приобретать картины Перова, заказывает ему портреты, активно участвует в организации посмертной выставки произведений художника.

В 1864 году в собрании появляется первая картина, написанная на сюжет русской истории, — «Княжна Тараканова» К. Д. Флавицкого. В конце 1860-х годов Павел Михайлович заказывает Ф. А. Бронникову произведение, ставшее впоследствии любимой картиной Веры Николаевны Третьяковой, — «Гимн пифагорейцев восходящему солнцу».

В 1874 году Третьяков построил для собранной коллекции здание — галерею, которая в 1881 году была открыта для всеобщего посещения. 31 августа 1892 года Павел Михайлович написал заявление в Московскую городскую думу о своём решении передать всю свою коллекцию и собрание покойного брата Сергея Михайловича вместе со зданием галереи — городу[4]. Год спустя это заведение получило название «Городская художественная галерея Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых». Павел Третьяков был назначен пожизненным попечителем галереи и получил звание Почётного гражданина Москвы. Пайщик Московского купеческого банка[5].

К концу жизни Третьяков получил звание коммерции советника, был членом Московского отделения Совета торговли и мануфактур, а также действительным членом Петербургской Академии художеств (с 1893).

Скончался 4 (16) декабря 1898 года. Последние слова его родственникам были такими: «Берегите галерею и будьте здоровы»[6].

Похоронен на Даниловском кладбище в Москве рядом с родителями и умершим в 1892 году братом Сергеем.

В 1948 году прах братьев Третьяковых был перезахоронен на Новодевичьем кладбище[7].

Адреса в Москве

“Родина” регулярно рассказывает об отечественных традициях благотворительности и меценатства. Нашими героями были предпринимательница Софья Фальц-Фейн, купцы Бугровы, промышленники Рукавишниковы, чиновница Софья Панина…1 Сегодня – продолжение темы.

Арнольдо-Третьяковское училище для глухонемых. 1910-е гг.

Известные благотворители

Все знают о знаменитой Третьяковке – крупнейшей в мире галерее русской живописи. Но что известно широкой публике о ее создателях, братьях Третьяковых? Не так уж много, как ни странно. Что Павел Третьяков кропотливо собирал произведения русских художников, а Сергей – зарубежных. Что под занавес жизни оба пожертвовали свои собрания родному городу, Москве. Но галерея – далеко не единственное, что они создали на благо народа.

Павел Михайлович (1832-1898) и Сергей Михайлович (1834-1892) Третьяковы на протяжении всей жизни неустанно жертвовали на церковные нужды, заботились о сирых и обездоленных. Их жизненным кредо можно назвать слова Павла Михайловича из письма к дочери Александре: “Моя идея была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь”2.

Братья поддерживали рублем художников, скульпторов, архитекторов. Причем не только маститых, но и начинающих, готовых писать картины за кусок хлеба. Благодаря Третьяковым всего за три десятилетия цены на русскую живопись существенно выросли. Художник из нищего оборванца превратился в уважаемого человека, получил возможность своими работами влиять на умы.

Училище для глухонемых детей и богадельня в русском стиле

Почти три десятка лет (1869-1898) Павел Третьяков возглавлял Попечительный комитет Арнольдо-Третьяковского училища для глухонемых детей. Ближайшими помощниками купца были члены его семьи – жена, брат, а позднее и дочери. Третьяковы не просто жертвовали деньги на училище. Они старались удовлетворить все нужды этой своеобразной школы, заботились об учениках, сами принимали экзамены, участвовали в разработке учебных планов. Именно они построили для училища добротное каменное здание, организовали ремесленные мастерские.

По завещанию Павла Третьякова в центре Москвы была построена обширная, оборудованная по последнему слову техники богадельня в русском стиле. Городской голова Николай Гучков писал в 1906 г.: “В распоряжении города нет лучше учреждения, чем Третьяковская богадельня”3.

“Лён-батюшка” от братьев

Главным источником дохода купцов была Новая Костромская льняная мануфактура (НКЛМ), которую они основали в 1866 г. совместно с зятем Владимиром Коншиным и костромским купцом Константином Кашиным. НКЛМ производила льняные ткани превосходного качества. Продукция была востребована при императорском дворе и получала высшие награды на международных выставках.

Выставка “Л.С. Бакст и семья Третьяковых” в Лаврушинском переулке

Лён – исконно русский продукт. В народе его уважительно называли “лён-батюшка”. На отечественном рынке он соперничал с иноземным хлопком. Растущей популярности хлопка способствовала его относительная дешевизна. Однако хлопок не обладал целым рядом уникальных качеств, присущих льняным материям. Это и гигроскопичность, благодаря которой под льняной простыней зимой тепло, а летом прохладно. И бактерицидные, ранозаживляющие, антиаллергенные свойства.

Русский народ посвятил льну немало поговорок: “Кто в лён одет, тот проживет сто лет”, “Кто носит лён, тот в любви силен”…

Благодаря Третьяковым резко расширилось производство тканей, цены на лён заметно поднялись, и сеять эту культуру стало выгодно. Сырье для мануфактуры производили десятки тысяч крестьян из ряда нечерноземных губерний. И, конечно, сама мануфактура давала немало рабочих мест.

В Костроме студенты отказываются покидать особняк купцов Третьяковых

На мануфактуре Третьяковы наладили производство льняных холстов высочайшего качества. Тем самым позаботились о долговечности будущих живописных шедевров.

Из двух братьев старший, Павел, был несомненным лидером. Он брал на себя ответственность за каждое новое начинание, взвешивал все “за” и “против”, претворял в жизнь общие идеи. Братья были людьми разного склада. Павел – вдумчивый, волевой, избегающий проводить время праздно. Сергей – легкий, общительный, любящий светские развлечения. Они прекрасно дополняли друг друга. Павел ценил мнение Сергея, дорожил его поддержкой. Сергей помогал брату во всем. Рука об руку они созидали все то, что, по их мнению, должно было прославлять Россию и ее талантливый народ.

В Москве отреставрирован “Торговый дом Третьяковых”

1. Громова Д. Триумф и крах империи Софьи Фальц-Фейн // Родина. 2016. N 4. С. 103-105; Был бы купец, а товар есть! // Родина. 2017. N 8. С. 38-40; Штраус О. Тюремные лекции Софьи Паниной // Родина. 2018 N 3. С. 60-63; Федорец А. Все на борьбу с Наполеоном! // Родина. 2018. N 10. С. 52-55.

Рубрика: Из жизни великих

Интересные факты о Павле Третьякове – это прекрасная возможность узнать больше о российском коллекционере. Он был одним из самых известных меценатов и ценителей искусства в России. Коллекционер на собственные сбережения построил Третьяковскую галерею, которая сегодня относится к числу крупнейших музеев мира.

Итак, перед вами самые интересные факты о Павле Третьякове.

17 интересных фактов о Павле Третьякове

  1. Павел Третьяков (1832-1898) – предприниматель, меценат и крупный коллекционер изобразительного искусства.
  2. Третьяков рос и воспитывался в купеческой семье.
  3. В детстве Павел получал домашнее образование, что в те годы являлось обычной практикой среди состоятельных семей.
  4. Интересен факт, что на бумагопрядильных заводах Третьякова трудилось до 200 000 рабочих.
  5. Супруга Павла Третьякова приходилось кузиной Савве Мамонтову, другому крупному меценату.
  6. Собирать свою известную коллекцию художественных полотен Третьяков начал в 25-летнем возрасте.
  7. Павел Михайлович являлся большим почитателем творчества Василия Перова, картины которого часто покупал и заказывал ему новые.
  8. Знаете ли вы, что Павел Третьяков с самого начала планировал подарить свою коллекцию Москве (см. интересные факты о Москве)?
  9. На протяжении 7 лет шло строительство здания, в котором позже были выставлены все картины Третьякова. Стоит отметить, что галерею мог посетить любой желающий.
  10. За 2 года до смерти Павлу Третьякову присвоили звание Почетного гражданина Москвы.
  11. Когда коллекционер передал все свои полотна городской управе, он получил должность пожизненного смотрителя и попечителя галереи.
  12. Последняя фраза Третьякова звучала следующим образом: «Берегите галерею и будьте здоровы».
  13. Интересен факт, что с самого начала Павел Третьяков намеревался собирать работы исключительно русских живописцев, однако позже в его коллекции появились и картины зарубежных мастеров.
  14. На момент передачи меценатом своей галереи Москве, в ней насчитывалось до 2000 произведений искусства.
  15. Павел Третьяков финансировал художественные школы, где любой человек мог получить бесплатное образование. Также он основал в Донской губернии училище для глухонемых людей.
  16. В СССР и России неоднократно печатались марки, открытки и конверты, с изображением Третьякова.

Это были самые интересные факты о Павле Третьякове. Если вам понравилась данная статья, – поделитесь ею с друзьями. Если вы вообще любите интересные факты о великих людях, – подписывайтесь на сайт interesnyefakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку: Top

  • Статьи
  • /
  • История
image
Валентин Серов. Портрет Сергея Михайловича Третьякова. 1895 год. Изображение с сайта wikipedia.org

Такие разные братья-погодки

Сергей Михайлович Третьяков родился в 1834 году в Москве, в семье купца-гостинодворца средней руки. Спустя год с небольшим после рождения своего знаменитого брата, Павла Михайловича. Их детские биографии схожи: неплохое, но и не блестящее домашнее образование, работа «мальчиком» в фамильной лавке, смерть отца и получение от матери всех прав на ведение бизнеса.

Братья были дружны, насколько такое возможно при значительной разнице темпераментов. Старший – хмурый, необщительный, задумчивый. Младший – полная его противоположность: балагур, живчик, весельчак, душа любой компании. Соответственно распределились их обязанности. Павел занимался бухгалтерией, а Сергей заграничной торговлей.

Павел долго не мог объясниться в любви своей будущей жене, стеснялся. А Сергей уже в 22 года женился на шестнадцатилетней купеческой дочери Лизе Мазуриной. Это была очень красивая и очень счастливая пара, но брак продолжался недолго, Елизавета Сергеевна скончалась в 1860 году вторыми родами.

Сергей Михайлович горевал страшно. Спасением, как это нередко бывает, стали полезные дела. В 1863 году он становится гласным Московской городской думы. В 1864 году – старшиной московского купечества. В 1868 году входит в комитет директоров Русского музыкального общества. Еще спустя год – в состав Славянского благотворительного комитета.

Все не для галочки, не ради почестей, каждое дело его зажигает. Денег тоже не жалеет, раздает налево и направо. Всякое благородное начинание заставляет его вытащить кошелек.

То и дело оформляет переводы Училищу живописи, ваяния и зодчества, Московской консерватории, тому или иному реальному училищу.

Первое пожертвование (500 рублей «на госпитальные нужды») он внес еще в девятнадцатилетнем возрасте. И далее этот процесс не прерывался. А случалось, младший брат выступал перед старшим в роли адвоката их общих рабочих.

Писал, например, в 1885 году: «О 30-часовой работе на фабрике при 2-х сменах с малолетними детьми не может быть и речи».

Если для Павла Михайловича семейная фабрика была в первую очередь средством пополнения коллекции, которое должно функционировать максимально эффективно, то младший первым дело видел в этой фабрике шесть тысяч душ живых людей.

Случалось, что Павлу Михайловичу доводись оправдываться перед братом: «Мне было очень грустно услышать от тебя упреки, что я не забочусь о пользе общественной, тогда как тебе более чем кому-либо известно, что я почти всю мою жизнь или, по крайней мере, лучший возраст моей жизни употребил только для польз общественных».

Видимо, Третьяков-младший полагал, что «польз» этих могло бы быть и больше.

А самый крупный взнос – 50 000 рублей – Сергей Михайлович сделал на строительство православного храма в болгарской деревне Шипка, в память о русских воинах, погибших за освобождение братской страны.

«Весь пропитан порядочностью»

image
Дом С. М. Третьякова на Пречистенском бульваре, 6. 1880-е годы. Фото с сайта wikipedia.org

Пик общественной карьеры Третьякова-младшего пришелся на 1877 год. Сергей Михайлович избирается Московским городским головой. Камергер, князь Владимир Голицын писал: «Лучшего выбора сделать нельзя было. Умный, культурно-образованный, обладавший прекрасным, но очень твердым характером, он умел воодушевлять своих сотрудников и сотоварищей, внушать им любовь и преданность делу, которое сам он безгранично любил и которое знал до мельчайших подробностей…

Третьякову удалось собрать при Управе и воспитать целый ряд молодых деятелей – специалистов, инженеров, архитекторов, врачей, из которых многие заслужили громкое имя в городских летописях».

Он, как всегда, берется с жаром и азартом. Открывает сбор пожертвований на нужды участников русско-турецкой войны, увеличивает финансирование гимназий и училищ, присоединяет к Москве Сокольническую рощу и Ширяево Поле. Если второе не так актуально, то Сокольники значат для москвичей довольно много.

Сейчас в это трудно поверить, но в те времена именно Павел Михайлович находился в тени своего младшего брата. «Замоскворецкий коллекционер, брат нашего городского головы», – говорили о нем современники.

Младший Третьяков на собственные деньги издавал «Художественный журнал», был членом Московского художественного общества, московского отделения Русского музыкального общества (так называемой «Музыкалки»).

Именно при Третьякове состоялось открытие памятника Пушкину на Тверском бульваре. Тогда не обошлось без курьезов. Современников особо позабавило, что во время открытия разные депутатские группы расставили на площади под транспарантами с названиями пушкинских произведений.

При этом ученые и литераторы оказались под надписью «Братья разбойники», общество литературного фонда – под заголовком «Скупой рыцарь», Катковский лицей – под вывеской «Кавказский пленник» и так далее.

В основном же открытие памятника прошло трогательно, по-домашнему. «Москва будет хранить его как драгоценнейшее народное достояние, и да воодушевит изображение великого поэта нас и грядущие поколения на все доброе, умное, честное, славное», – говорил Сергей Третьяков.

В 1881 году Третьяков-младший избран был на второй срок. А через год был вынужден уйти в отставку. Виной тому стала уже упоминавшаяся Сокольническая роща. Якобы под его предводительством была незаконно вырублена и продана часть этой самой рощи.

Нечто подобное действительно произошло, но Сергей Михайлович не имел к этой махинации никакого отношения. Для него проще было подарить, а не украсть. «Человек он пресимпатичный, весь пропитан порядочностью», – отзывались современники.

Увы, именно на таких людей частенько вешают растраты и прочие экономические преступления. Для Третьякова было проще уйти, чем доказывать, что он не верблюд. Тем более, при нем остались и благотворительность, и бизнес, и заграничные путешествия, и удовольствия света – все то, что составляло радости его жизни.

Неожиданная смерть

image
Экспозиция Городской художественной галереи Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых. Мемориальный зал Сергея Михайловича Третьякова, умершего в 1892г. Фото 1898 года с сайта pastvu.com

Было у Сергея Михайловича еще одно увлечение – коллекционирование. Началось, видимо, как подражание старшему брату. У Павла есть картины, что же у меня не быть картинам.

Он поначалу тоже покупал картины русских мастеров, но вскоре перешел на иностранцев. Причину особенно не афишировал, но близкие знали: не хочет путаться в ногах старшего брата, составлять ему пусть незначительную, но все равно абсолютно ненужную конкуренцию.

Та же самая легкость характера позволила перескочить на европейцев. Перов, Верещагин, Саврасов, Крамской – и вдруг сразу Коро, Милле, Делакруа.

Старший вздохнул с облегчением, хотя виду не подал.

Впрочем, как таковой галереи у Сергея Михайловича не было, живопись собирал для собственного удовольствия, для украшения своего дома на Пречистенском бульваре (при его светском характере в Замоскворечье ему делать было нечего).

При этом постоянно действовал как профессиональный агент старшего брата. Во время своих многочисленных поездок в Петербург и за рубеж он мониторил рынок русской живописи, сразу же сообщал Павлу Михайловичу о всех новинках, новостях и трендах, что-то для него приобретал.

Более того, давал советы, к которым старший брат предпочитал прислушиваться. Отговорил от покупки картины Андрея Матвеева «Куликовская битва»: «Матвеев, живя в Голландии, писал «Куликовскую битву», применяясь к изображениям битв германских. Я полагаю, что к твоей коллекции она совершенно не подходит».

Убедил купить картину Юрия Лемана «Дама в костюме времен Директории», старшего брата смущало, что там изображена парижанка.

Уговорил Антона Рубинштейна позировать Илье Ефимовичу Репину, опять-таки для галереи брата. Радостно писал ему: «Портрет уже почти готов, и, по-моему, превосходный – следовательно, твое желание и поручение исполнено».

А еще случалось, что Сергей Михайлович приобретал какое-нибудь полотно русского живописца, а если оно нравилось старшему брату, безо всякого сомнения просто отдавал ему. Доходило до абсурда. Крамской недоуменно спрашивал Павла Михайловича: «Я не совсем понял, как это мой этюд куплен вашим братом, для вашей коллекции (в подарок)?».

Художники нередко путались, кто именно является истинным владельцем их работ.

Как ни странно, сильнее всего на судьбу будущей «Третьяковки» повлияла смерть Сергея Михайловича. Он неожиданно скончался от инфаркта, будучи на своей даче в Старом Петергофе, в возрасте 58 лет.

Еще раньше, в возрасте 28 лет Павел Третьяков составил завещание, в котором передавал свое еще не существующее собрание городу Москве: «Капитал же 150 тысяч рублей серебром я завещаю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи…

Желал бы оставить национальную галерею, состоящую из картин русских художников. Более всех обращаюсь с просьбой моей к брату Сергею, прошу вникнуть в смысл желания моего. Не осмеять его, понять, что для не оставляющего ни жены, ни детей и оставляющего мать, брата и сестру вполне обеспеченных, для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие».

Составил и, фактически, забыл. Спокойным образом жил дальше, обзавелся немалым семейством (крестным отцом всех шестерых его детей был, кстати говоря, Сергей Михайлович), собирал себе полотна русских мастеров.

Но младший брат отнесся к этому со всей серьезностью. И после смерти открылось его завещание: «Из художественных произведений, находящихся в моем доме на Пречистенском бульваре, прошу брата моего Павла Михайловича Третьякова взять для присоединения к своей коллекции… все то, что он найдет нужным, с тем, чтобы взятые им художественные произведения получили то же назначение, какое он даст своей коллекции».

Павел Михайлович оказался в патовой ситуации. С одной стороны, он ничего еще не собирался никому передавать. Да, планы сделать драгоценный дар существовали, но в очень отдаленном будущем, а лучше после смерти.

Но завещание Сергея Михайловича как бы требовало торопиться, передать обе коллекции прямо сейчас. Иначе совсем не понятно, что делать с полотнами младшего брата. Взять себе – скажут, присвоил, что плохо лежало. Да и не нужен Каро в галерее. Продать? Еще хуже.

Всего 75 картин европейских художников и несколько работ русских мастеров сидели занозой в глазу.

В результате, спустя год после смерти Сергея Михайловича, в августе 1893 года в Замоскворечье открылась «Московская городская галерея имени братьев Павла и Сергея Третьяковых».

Да, вероятно, рано или поздно это и так бы случилось. Просто смерть младшего брата превратила планы в реальность.

Павел же Михайлович после смерти брата сделал неожиданное признание: «Он любил живопись страстно и если собирал не русскую, то потому что я ее собирал, зато он оставил капитал для приобретения на проценты с него только русских художественных произведений. А человек он был гораздо лучше меня».

Вам важно, чтобы разговор на эту тему продолжился? Поддержите портал!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий