Роковой сентябрь Петра Нестерова. Почему имя знаменитого русского аса неразрывно связано с Киевом

09:30 31.05.2012 image © РИА Новости / Иван Шагин Перейти в фотобанк Читать ria.ru в 31 мая исполняется 150 лет со дня рождения русского художника Михаила Нестерова.

31 мая исполняется 150 лет со дня рождения русского художника Михаила Нестерова.

Выдающийся русский художник, заслуженный деятель искусств РСФСР Михаил Васильевич Нестеров родился 31 (19 по старому стилю) мая 1862 года в Уфе в религиозной купеческой семье. Его мать, Мария Нестерова, происходила из старинного рода Ростовцевых. Отец, Василий Нестеров, занимался торговлей мануфактурными и галантерейными товарами.

До двенадцати лет Нестеров учился в Уфимской гимназии. В 1874 году будущий художник переехал в Москву, в 1874-1876 годах учился в реальном училище К.П. Воскресенского.

В 1876-1880 годах учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Среди преподавателей училища были знаменитые передвижники Павел Сорокин, Илларион Прянишников и Василий Перов.

С 1879 года Михаил Нестеров начал принимать участие в проводившихся в училище ученических выставках. Его работы раннего периода, такие как «В снежки», «В ожидании поезда», «Жертва приятелей», «Домашний арест», «Знаток» и «Экзамен в сельской школе», были написаны в традициях русского передвижничества.

В 1881 году Нестеров, пребывающий в поисках своего художественного стиля, перебрался в Санкт-Петербург, где поступил в Академию Художеств. Академия не оправдала надежд художника, и в 1883 году он вернулся в Москву. Вновь поступив в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, Михаил Нестеров попал в класс к Владимиру Маковскому.

В последние годы обучения в училище Нестеров обратился к теме прошлого России. Среди работ того времени «Прием послов», «Смерть Лжедмитрия», «Сбор на погорелый храм в Москве», «Шутовской кафтан. Боярин Дружина Андреевич Морозов перед Иваном Грозным».

В 1885 году за картину «Призвание М. Ф. Романова на царство» Нестеров получил звание свободного художника.

В 1889 году Нестеров предложил свою картину «Пустынник» на XVII передвижную выставку в Санкт-Петербурге. Еще до открытия на полотно обратил внимание Павел Третьяков и приобрел его для своей галереи. Картина стала одной из первых работ Нестерова, заявивших особый почерк художника. Тема ухода от мирской суеты в мир русских святых и, в первую очередь, Сергея Радонежского, стала одной из ключевых в его творчестве.

На полученные от Третьякова деньги Нестеров отправился в Европу. Он посетил Вену, Венецию, Падую, Флоренцию, Рим, Париж, Дрезден. Вернувшись на родину, художник поселился в деревне Комякино неподалеку от Троице-Сергиевой Лавры. Там он начал работу над первым полотном в цикле картин, посвященных житию Сергия Радонежского, — «Видение отроку Варфоломею». Работа была представлена на XVIII передвижной выставке в 1890 году. Картину приобрел для своей коллекции Павел Третьяков. До конца жизни Нестеров считал «Видение отроку Варфоломею» лучшей своей картиной.

В 1890 году Михаила Нестерова пригласили принять участие в росписи Владимирского собора в Киеве вместе с Виктором Васнецовым. Художник принял приглашение и в 1893-1894 годах создал запрестольный образ «Рождество Христово».

В 1894-1896 годах работал над мозаиками храма Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге.

В 1899-1904 годах принимал участие в росписи церкви Александра Невского в Абастумани (Грузия).

В 1901 году Михаил Нестеров посетил Соловецкие острова, где познакомился с жизнью русского Севера и северных монастырей. Под впечатлением от путешествия художником были написаны картины «Молчание», «Лисичка», «Тихая жизнь», «Обитель Соловецкая», «Мечтатели», «Соловки».

В 1901-1905 годах Нестеров работал над полотном «Святая Русь». Тему явления Христа народу художник попытался перевести на русскую почву и показать явление Христа русскому народу.

В 1907 году Нестеров согласился на предложение великой княгини Елизаветы Федоровны и взялся расписывать храм Покрова Богородицы при Марфо-Мариинской обители в Москве. Над росписью он работал четыре года вместе с архитектором Алексеем Щусевым.

В 1909-1914 годах в творчестве Михаила Нестерова зазвучала тема тихой человеческой жизни, ничем не замутненной радости бытия. Именно этой теме посвящены работы «Вечерний звон», «Схимник», «Тихие воды», «Старец».

В 1913-1914 годах Нестеров написал шесть великих образов для иконостаса Свято-Троицкого собора в Сумах (Украина) — Христоса, Богоматери, Троицы, Николы, архангелов Гавриила и Михаила.

В 1917 году художником была написана картина «Философы» — двойной портрет Павла Флоренского и Сергея Булгакова.

После революции 1917 года Михаил Нестеров не сразу оставил тему «Святой Руси», он написал такие картины, как «Молитва», «Мать Евпраксия», «У монастырской стены».

В начале 1920-х годов художник вплотную обратился к портретной живописи. В 1923 году Нестеров написал одно из лучших своих полотен — «Девушка у пруда», где изобразил свою дочь Наталью. Нестеров много писал своих родных и друзей – жену и детей, художников Павла и Александра Кориных и Виктора Васнецова. В каждой модели художник отыскивал и акцентировал только самые главные, определяющие черты, создавая яркие, выразительные характеры. К 1928 году относятся два автопортрета Нестерова — «Автопортрет в черном» и «Автопортрет в белой блузе». В 1935 году художник написал портреты издателя Владимира Черткова, хирурга Сергея Юдина и физиолога Ивана Павлова. За портрет академика Павлова живописец получил Сталинскую премию. В 1940 году Нестеров написал необыкновенно динамичный, глубокий портрет скульптора Веры Мухиной, которая лепила летящую фигуру Борея.

Последней работой художника стал пейзаж «Осень в деревне».

В последние годы жизни Нестеров с увлечением работал над воспоминаниями, вышедшими отдельной книгой в начале 1942 года под названием «Давние дни». Книга имела большой успех.

Скончался художник в Москве 18 октября 1942 года и был погребен на Новодевичьем кладбище.

Михаил Нестеров — обладатель Сталинской премии (1941), Заслуженный деятель искусств РСФСР (1942).

Художник был награжден орденом Трудового Красного Знамени (1942).

Михаил Нестеров был дважды женат. Первая жена художника — Мария Мартыновская; в браке родилась дочь Ольга, однако спустя сутки после родов молодая мать умерла. Второй раз Нестеров женился на Екатерине Васильевой. Во втором браке появились на свет дочери Наталья и Анастасия и сын Алексей.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников.

  • Название: Петр Николаевич Нестеров
  • Автор: Евгений Федорович Бурче
  • Издательство: Молодая гвардия
  • Жанр: Биографии и Мемуары / на русском языке
  • Год: 1955
  • Город: Москва
  • Язык: Русский
  • Рейтинг книги: 3 / 5
  • Избранное: Добавить книгу в избранное
  • Ваша оценка:

Петр Николаевич Нестеров: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Петр Николаевич Нестеров»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Книга посвящена летчику-испытателю, родоначальнику высшего пилотажа, первым осуществившем таран, Петру Николаевичу Нестерову (1887–1914).

Уважаемые правообладатели! Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи. В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

На обочине трассы М 09 (Е 372) в шести километрах от Жолквы возвышается памятник основоположнику высшего пилотажа Петру Николаевичу Нестерову.

Жолква. Памятник Петру Нестерову

Несмотря на забвение и разрушенное состояние, памятник поражает своими размерами. Былое величие можно представить, такие воздвигались только в столицах. Пробраться к нему не так уж и просто, тропинку практически не видно, всюду сухие ветки, мусор и разросшийся молодняк. А когда-то здесь был мемориальный комплекс, посвящённый автору замкнутой петли в вертикальной плоскости и его подвигу, совершенному в начале Первой мировой войны в месте установки памятника.

Жолква. Музей авиации и Петра Нестерова

Будущий авиатор, испытатель, конструктор родился в 1887 году в Нижнем Новгороде в семье офицера.

Пётр Николаевич Нестеров. Основоположник высшего пилотажа

Окончив артиллерийское училище, Нестеров всё же посвятил себя авиации. Воздухоплавание его увлекло так, что в 1910 году он соорудил планер и испытал его в полёте. Пройдя обучение, в 1912 году Нестеров стал военным лётчиком и командиром авиационного полка в Киеве.

Нестеров возле «Ньюпора -IV»

Знания инженера и механика, личностные качества, одержимость идеями совершенства полётов позволили ему осуществить в воздухе небывалые эксперименты. В копилке исследователя первая в истории авиации маршрутная авиасъёмка, выполнение полных виражей, ночные вылеты и наработки в тактике воздушного боя. Преодолевая так называемые «критические углы смерти» и постоянно совершенствуя навыки управления аэропланом, отважный пилот доказывал, что крылатую машину воздушный извозчик удержит в любом положении. В сентябре 1913 года после годичной подготовки Нестеров осуществляет свою мечту. В небе над Киевом он совершил полёт по замкнутой кривой в вертикальной плоскости. Подняв самолёт «Ньюпор IV» на высоту 800-1000 метров, он выключил мотор и начал пикировать. Снизившись до 600 метров, лётчик вновь включил мотор и описал вертикальную петлю. Выйдя из пике, он выровнял лайнер и плавно спустился по спирали.

«Мёртвая петля», выполненная Петром Нестеровым

Выполнение фигуры высшего пилотажа военное руководство не только не оценило, но и чуть было не арестовало смельчака за возможную порчу казённого имущества. А спустя неделю французский планерист повторил сложный трюк, и первопроходцу пришлось доказывать своё первенство. У Нестерова была цель посвятить себя теоретическим разработкам, но началась Первая мировая война. Талантливый авиаконструктор и воздушный боец был её участником на Юго-Западном фронте в боях за Львов. Войсковая часть размещалась в Жолковском замке.

Жолква. Замок 16 в.

Воздушный разведчик одним из первых осуществил бомбардировку вражеских позиций артиллерийскими снарядами. Австрийское командование назначило крупную сумму за уничтожение легко планирующего ястребка. Но сам пилот называл первые российские штурмовики и истребители «воронами» и вынашивал идею воздушного тарана.

Штабс-капитан Нестеров возле самолёта «Ньюпор-IV»

В те годы самолёты не были приспособлены для воздушного боя и служили в основном для разведывательных операций. Нестеров разработал метод разгрома противника ударом сверху колёсами своего пикировщика. Ежедневно над размещением российских позиций осуществлял полёт на биплане «Альбатрос» барон Розенталь, бывший местный помещик. Тяжеловесного австрийца невозможно было сбить выстрелами с земли. Нестеров заметил воздушного разведчика, кружившего над Жолквой, уселся за штурвал, даже не пристегнувшись ремнями. На лёгком «Моране» отважный лётчик настиг врага и хотел его обезвредить ударом шасси по несущей плоскости «Альбатроса». Удар был слишком сильным, мотор самолёта Нестерова при столкновении с «Альбатросом» оторвался и упал.

Воздушный бой Петра Нестерова над Жолквой

Облегчённый «Моран» продолжал плавно снижаться, а Нестеров выпрыгнул из хрупкого воздушного судна и, опережая его, упал на землю. Тогда ещё авиаторы не имели парашютов. На момент гибели Петру Николаевичу было всего 27 лет. Современники его запомнили жизнерадостным, эрудированным, всесторонне развитым человеком. Неподалёку в болоте был найден самолёт неприятеля с погибшим пилотом. В 1914 году на месте гибели П. Н. Нестерова был сооружён первый памятник. В 1952 году соорудили новый монумент. В 1979 году открылся мемориальный комплекс, в состав которого вошёл музей воздушного аса.

45-метровая гранитная стела была облицована чёрным мрамором. С правой стороны к ней примыкает облицованное титаном 39-метровое изображение траектории «мёртвой петли». Когда-то к стеле крепился двухметровый барельефный портрет Нестерова. Сразу же замечаешь несоответствие события и времени совершения полёта Нестеровым и установленного на стеле макета реактивного самолёта. Видимо, у автора памятника, скульптора Л. Д. Биганича, был замысел передать таким образом идею преемственности поколений. Во время Второй мировой войны советские лётчики совершили более 600 таранов, наследуя пример Нестерова.

В музее была представлена экспозиция, рассказывающая об истории авиастроения, геройском поступке покорителя неба, о подвигах других авиаторов. В круглом зале с куполом, разрисованным в виде голубого неба, хранилась модель самолёта «Моран».

Жолква. Музей авиации и Петра Нестерова

Местные жители рассказывают, что в 1980-е годы за памятником и прилегающей территорией ухаживали военнослужащие из рядом расположенной воинской части. 1990-е годы стали роковыми для мемориального комплекса. Музей был закрыт и разграблен, редкие экспонаты утрачены. С памятника исчезли барельефы, панно и надписи. Вандалы пытались с помощью трактора сорвать самолёт, но конструкция оказалась не подвластна человеческой алчности. Возникает вопрос: можно ли было сохранить музей и памятник монументального искусства? Это был популярный туристический объект, сюда приезжали зарубежные и отечественные гости. Судя по территории автопарковки, машин здесь останавливалось немало. Наверное, в сложное время бесконечных экономических реформ, когда менялись формы собственности, нелегко было содержать мемориальный комплекс, находящийся в отдалённой от областного центра глубинке. Но ведь можно было перевезти экспонаты в Жолкву или Львов. Теперь эти руины – уже не памятник лётчику и авиации, а памятник бесхозяйственности и безалаберности, жадности и агрессивности, дремучести и неблагоразумию. Список можно продолжить. Руины мемориального комплекса находятся возле села Воля-Высоцкая Жолковского района Львовской области. Координаты: 50°5’42″N 23°53’53″E   Содержание

Нестеров Михаил Васильевич – русский и советский живописец, мастер исторического, религиозного и портретного жанра, глубокий исследователь связи души человека с родной землёй и верой.

Происхождение и детство

Родился 31 мая 1862 года в Уфе в религиозно-патриархальной купеческой семье. Из восьми детей оставалась одна девочка, когда появился на свет очень слабенький Миша. Родители готовились к худшему, но мальчик, к счастью, выжил. Мария Михайловна, дочь купца Ростовцева из Ельца, и Василий Иванович, человек прямой и уважаемый в обществе, родители Михаила, жили дружно. Отец занимался торговлей, но больше по долгу, чем по призванию. Любил читать, увлекался историей. Поэтому, хоть и надеялся передать сыну семейное дело, всё же поддерживал его гуманитарные увлечения и интерес к рисованию – мальчик с детства проявлял чуткое отношение к природе и художественное дарование.

Учёба и первый успех: Уфа, Москва

До 12 лет Михаил учился в мужской гимназии на родине. По решению семьи в 1874 году отправился в Москву для поступления в техническое училище, но провалил экзамены. Был принят в реальное училище К.П. Воскресенского, молодое, но уже именитое столичное учебное заведение с расширенной программой изучения точных наук.

По рекомендации самого Воскресенского, директора и опытного педагога, который обратил внимание на наклонности Михаила, Нестеров в 1877 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Первыми наставниками начинающего художника стали Сорокин П.С., Прянишников И.М. Особенное влияние на становление Нестерова как художника оказал любимый им преподаватель В.Г. Перов. В Училище была практика проводить выставки работ учеников, в них принимал участие и юный Нестеров с интересными жанровыми работами бытовой тематики. Биография Михаила Васильевича Нестерова, художника, позже принятого в Товарищество передвижников, началась с картин: «Снежки», «Домашний арест», «Экзамен в сельской школе», «В ожидании поезда», «Знаток» и «Жертва приятелей». Сегодня они выставляются в Третьяковской галерее.

Учёба, первые заработки и профессиональные звания

В 1881 году Нестеров отправился в Петербург и поступил в Академию художеств. Через год, разочаровавшись, возвращается в Москву, надеясь продолжить обучение у любимого педагога. Но застал Перова тяжело больным и едва успел закончить портрет умирающего наставника.

В 1882 году – Нестеров вновь студент Училища живописи, на этот раз он ученик Саврасова А.К., позже Маковского В.Е.

В 1884 году художник зарабатывает первые деньги, иллюстрируя издания, в том числе сборники сказок Пушкина, произведения Гоголя и Достоевского. В это же время увлекается исторической тематикой допетровской эпохи. В этом амплуа и получил известность, а за работу «Призвание М.Ф. Романова на царство» квалифицирован как свободный художник. В 1886 году Нестеров получил Большую серебряную медаль – на конкурс выставлялась картина «До государя челобитчики». Теперь Нестеров классный художник третьей степени.

Личная жизнь в период учёбы

Автопортрет 1915 г.

Летом 1883 года, приехав домой на каникулы, Михаил познакомился с Марией Мартыновской, просто влюбился, встретив девушку на улице. Молодость и чувства привели к тому, что через год Мария и Михаил стали женихом и невестой, а в 1885 году молодые обвенчались, хотя родители были против. Молодые Нестеровы были счастливы: Михаил много работал – любовь окрылила и вдохновила его, Маша занималась нехитрым хозяйством и ждала ребёнка. В мае 1886 года родилась дочь Ольга, но на следующий день родильная горячка унесла жизнь Марии, верной Музы художника. От отчаяния Михаила спасла необходимость заботиться о малышке – он отвёз её к своим родителям в Уфу. Пока не подрастёт. Сам вернулся в Москву, надо было работать.

Серьёзное творчество

Как встреча с Марией вдохновила художника на усердные занятия и рисование, так её смерть подвигла его на создание череды женских образов, поэтически-печальных и удивительно похожих на безвременно ушедшую супругу.  Тоска живописца по любимой выливалась в лирических и одухотворённых пейзажах, где каждый чахлый стволик и бледные цветки, тихие воды и замершие травы гармонично сливались с эмоциями героев. Сопереживание и скорбь на картинах выказывали душевное состояние художника.

Трагедия дала мощный импульс развитию таланта живописца, самобытность которого проявилась в первой большой работе. Картина «Пустынник» в 1889 году стала экспонатом Передвижной выставки и принесла автору славу. Осматривая выставку перед открытием, Пётр Третьяков был восхищён нестеровской работой и сразу купил картину.

Первое путешествие за границу

Вырученные за «Пустынника» деньги позволили художнику впервые отправиться в Европу. Музеи, архитектура и природа ошеломили молодого живописца. Позже, вспоминая своё упоение, он удивлялся, «как сердце не разорвалось от восторгов и сладкого томления». В путешествии художник написал «Остров Капри», делал множество набросков. Примечательно, что с течением времени в его зарисовках всё чаще проглядывались русские пейзажи и темы – Нестерова влекла родина. Здесь, вдали от неё, художник остро почувствовал свою причастность к Руси и долг перед ней. Нравственное совершенство и духовный подвиг русского человека как художественная тема выходила на первый план в творчестве живописца.

Отрадное произведение

В 1890 году Нестеров закончил «Видение отроку Варфоломею» на сюжет из «Жития преподобного Сергия». Образ Сергия Радонежского с детства был для художника нравственным идеалом и всю жизнь будет волновать его, заставляя вновь и вновь возвращаться к герою и теме в своих произведениях. Картину, которая стала сенсацией на выставке передвижников, приобрёл Павел Третьяков. Коллекционер, как и автор, был очарован эпическим сюжетом на фоне притихших, блёклых и трогательных, русских просторов.

Работа в храмах

После выставки Нестеров получил приглашение участвовать в росписи Владимирского собора в Киеве. Решившись принять его, отправился в Европу – надо было внимательнее изучить византийское искусство. Впоследствии роспись храмов, работа бок о бок с искусными мастерами, в частности, с Виктором Васнецовым принесла Нестерову лавры профессионала и множество заказов. Если фресками, созданными в Киеве и Абастумани (Грузия), художник был не вполне доволен, то работой в Марфо-Мариинской обители (Москва) он увлёкся серьёзно. Причём подошёл к ней творчески, внося новшества – кроме святых и посвящённых героями фресок были простые люди в поисках пути ко спасению. Последним храмовым заказом стала работа в Спасо-Преображенском соборе (Сумы). В общей сложности художник расписывал церкви более 22-х лет.

«Душа народа» или «На Руси»

Русский Север в творчестве Нестерова

Задумав изучить православную жизнь севера России, в 1901 году Нестеров, по примеру многих художников того периода, отправляется в Архангельскую губернию. Точнее, в Соловецкий монастырь на одноимённом острове, суровые места на Белом море. Здесь родились великолепные полотна «Тихая жизнь», «Молчание», «Мечтатели» и другие. Чтобы подвести итог циклу, Нестеров задумал грандиозное полотно «Святая Русь». Закончил его только в 1906 году. Оно вызвало горячие споры критиков: художников и писателей, искусствоведов и просто неравнодушных людей. Всё было в нём прекрасно и одухотворённо: пейзаж, фигуры героев, их лица. Но русская критика сошлась в недопустимой пропасти между образом Спасителя и странниками, олицетворяющими народ России. Художественное исполнение было на высоте, но решение живописца относительно образа Христа сочли неудачным. Лишь на склоне лет Нестеров согласится с этим выводом.

Старообрядческий цикл

Михаил Васильевич любил читать. Именно из литературы он близко узнал уклад жизни русских старообрядцев, из романов Мельникова-Печерского. Под впечатлением художник создал большой цикл пронзительных картин, в которых могучая и молчаливая природа сливается воедино с мудростью и страданием человека, обозначая общую безысходность. Картина «Великий постриг» (1897-1898) принесла Нестерову звание академика живописи.

Частная жизнь, Нестерову около тридцати

После смерти супруги Михаил Васильевич долго не женился. В период 1898-1902 гг. жил с Юлией Урусман, которая была младше художника на 15 лет. Она родила ему троих детей. Расстался с ней из-за Екатерины Васильевой, на которой женился в 1902 году. Она также родила Нестерову троих детей (одна девочка умерла младенцем). О дочери Ольге от первого брака всегда заботился, она училась в лучших заведениях.

После революции

После 1917 года наступили смутные времена. Художнику уже за 50, а он с семьёй вынужден ехать из Москвы, спасаться, сначала на Северный Кавказ. Но волнения, тревоги и болезни не обошли стороной. Вернуться удалось лишь в 1920-м. Сначала Нестеров продолжает свои художественные изыскания на религиозную тематику как наиболее близкую ему. Но со временем художник понял, что поиск христианской истины не в чести у советской власти, главное для неё – революционная борьба. Затем начались гонения на Церковь и священнослужителей, но Нестеров не изменял себе, лишь научился быть более осторожным. К примеру, на написанной в 1933 году «Страстной седмице» указал год создания картины 1914-ый – в то время, как советские искусствоведы хвалили художника за переосмысление творчества и отказ от религиозной тематики.

Нестеров портретист

До революции в творчестве художника портрет как жанр почти не существовал. Лишь единичные работы с образом близких: дочери Ольги, жены Екатерины, да ещё несколько значимых личностей (Горький, Толстой).

При советской власти на полотна художника пришёл самый цвет нации, её гордость. Это были выдающиеся деятели в самых разных областях: гений физиологии Иван Павлов, коллега и товарищ Виктор Васнецов, мастер монументальной скульптуры Вера Мухина и многие другие. Художник не раз подчёркивал, что пишет только хороших и симпатичных ему людей. Поэтому любой портрет из обширной плеяды знаменитостей кисти Нестерова не обезличенное или праздное изображение, а демонстрирующая характер портретируемого, яркая и прочувствованная работа мастера.

В 1941 году – Сталинская премия за портрет Павлова, написанный в 1935-м. Есть у художника и автопортреты, в графике и живописи, их около десятка. На заказ художник портреты не писал, дорожа независимостью, руководствовался только собственными желаниями и решениями.

Последние годы

Нестеров жил в эпоху исторических потрясений, выпавших на долю его горячо любимой России, без которой он себя не мыслил. Задела гроза и художника, и его семью. В 1938 году был обвинён в шпионаже и расстрелян зять живописца, муж его первой дочери. Ольгу сослали в Джамбул, откуда она вернулась с началом войны. Был арестован, к счастью, только на две недели, и Михаил Васильевич.

Прощальной картиной художника стала «Осень в деревне», написанная в 1942 году, в тревожное и полуголодное военное время. Пушкинские стихи звали старого и больного живописца к мольберту и любимой работе, а сирена о фашистском налёте – в бомбоубежище.

Писал художник и воспоминания – ведь в богатой на события жизни ему встречалось так много замечательных и известных людей. Книга «Давние дни» была издана в начале 1942 года и имела успех.

Художника не стало 18 октября 1942 года, причиной смерти был инсульт. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Произведения живописи кисти Нестерова

В галерее художника сотни картин. Некричащие и ненавязчивые, тихие и мудрые, они овладевают сердцами постепенно, спокойно и навсегда остаются в них.

Наиболее известны:

  • «Христова невеста» (1887;
  • «Пустынник» (1889);
  • «Видение отроку Варфоломею» (1889-1890);
  • «На горах» (1896);
  • «Святая Русь» (1901-1906);
  • «Два лада» (1905);
  • «Портрет дочери» (1906);
  • «Душа народа» или «На Руси» (1915-1916);
  • «Весна-красна» (1922);
  • «Портрет Ивана Павлова» (1935).

Многим картинам Нестерова уже более 100 лет. Они просвещают и звучат, будят чистые помыслы и взращивают патриотизм. Они действительно живые.

Святая Русь
Видение отроку Варфоломею
На горах
Три старца 1915 г.
Портрет дочери
Пустынник

Смотрите также:

«Видение отроку Варфоломею» художника Нестерова

«Святая русь» — взгляд М.Нестерова в начале ХХ века

Биография Михаила Ларионова

В этот день 1914 года в воздушном бою погиб русский летчик Петр Николаевич Нестеров. Останавливаться на его весьма насыщенной биографии не буду, так как в рунете и так много информации. Вернёмся на 97 лет назад в тот фатальный для Нестерова день — 26 августа(08 сентября)1914 года После взятия Львова русскими войсками 11-й корпусный авиаотряд 9-й Сибирской стрелковой бригады 3-й армии Юго-Западного фронта во главе со штабс-капитаном Петром Николаевичем Нестеровым перебазировался в г.Жолква. В этом же городе в замке Яна Собеского разместился штаб 3-й армии. А с Перемышля участились разведывательные вылеты австрийских летчиков, клюнувших на столь лакомый кусочек. Среди них самым назойливым оказался «Альбатрос» барона фон Розенталя. Из воспоминаний поручика В.Соколова :

«И вот каждый день утром над Жолкиевом стал появляться австрийский биплан. Он летал над городом круг и уходил обратно. В штабе нервничали, мы, летчики, тоже. Но чем же можно было остановить эти регулярные полёты австрийца? Оружия ведь у нас никакого не было. Но тем не менее некоторые офицеры Генерального штаба, служившие в штабе 3-й армии, считали, что мы должны сделать невозможное: прекратить полёты австрийского лётчика. Особенно настаивал на этом генерал-майор Бонч-Бруевич, ведавший разведкой и контрразведкой…».

Далее поручик вспоминает и разговор летчиков с Бонч-Бруевичем: На следующий день в небе над городом вновь появился «Альбатрос». Нестеров и поручик Александр Кованько поднялись на перехват и вдогонку, но при взлете оборвался трос с гирей, которым Петр надеялся сбить винт у «Альбатроса» и заставить его сесть. Нестеров с Кованько вернулись на землю. Нестеров приказал механику скорее отремонтировать двигатель, а сам сел в автомобиль и поехал в армейскую казну получить деньги для нужд 11-го отряда. Когда возвращался обратно, в воздухе опять появился злосчастный австриец. И, так как у Нестерова было два самолёта – основной и запасной, полученный им как награда ещё до войны – за «мёртвую петлю», Петр Николаевич решил воспользоваться исправным наградным «Мораном-Ж»( заводской номер № 281 ) для новой попытки сбить противника. Нестеров подъехал прямо к исправному «Морану», где стоял Кованько, и вскочил в самолет. Кованько хотел занять место наблюдателя. «Что же ты сделаешь, возьми хотя бы браунинг», – сказал Кованько.«Ничего, как-нибудь обойдусь», – бросил Нестеров и поднялся в воздух. На своем легком и быстром аэроплане Нестеров догнал тяжелый и громоздкий «Альбатрос» и, зайдя сверху и сзади ударил неприятеля в хвост. Поврежденный «Альбатрос» еще продолжал некоторое время лететь, потом повалился на левый бок и упал. «Моран-Ж» Нестерова тоже упал… Из книги В.Соколова «Таран Нестерова»:

Когда мы выехали из города, то увидели, что все поле было покрыто людьми, бежавшими к месту падения самолетов. Они упали километрах в пяти от Жолкиева, с левой стороны шоссе, ведущего в Раву-Русскую. Никаких строений поблизости не было, но повсюду виднелись палатки военных лагерей: километрах в двух, около леса, стояли казаки; в километре от «Морана», за дорогой, разместился большой обоз, а ближе к Жолкиеву, около села Воля Висоцка, виднелись большие палатки походного госпиталя. [297] Около разбитых самолетов уже толпилось человек двадцать солдат и казаков. «Моран» Нестерова лежал шагах в тридцати от дороги, на невспаханном поле. Шасси у него было разбито, крылья сложились, мотора не было, рули погнуты. Перед самолетом шагах в двадцати лежал Нестеров. Его уже кто-то прибрал как покойника, сложив ему руки на груди. Его тело, руки и ноги были целы, даже одежда нигде не была порвана. Крови нигде не было видно. Только на правом виске виднелась вмятина с капелькой крови. Мне сразу бросилось в глаза, что на голове у Петра Николаевича не было шлема, а на ногах ботинок, он лежал в шерстяных чулках. Шагах в пятидесяти от «Морана» было небольшое болото, упиравшееся в дорогу. Часть его была покрыта камышами, среди которых был виден «Альбатрос» с задранным кверху отломанным хвостом. На берегу болота в луже крови лежал разбившийся вдребезги австрийский солдат. Он, очевидно, выпал с падающего австрийского самолета. Минут через пять после нас приехал автомобиль 1-го отряда в летчиками Кованько и Передковым и с летчиком-наблюдателем Генерального штаба Лазаревым. Они наблюдали бой с аэродрома. Мы молча, со слезами на глазах смотрели на лежавшего перед нами Нестерова. Он был нашим другом и учителем, которому мы подражали и которым мы гордились. После нескольких минут молчания я спросил у Кованько, который после смерти Нестерова вступал в командование 11-м отрядом: — Александр Александрович, почему Петр Николаевич без ботинок? Кованько пришел в себя. — Действительно… Странно… Улетал он в ботинках. — А где его шлем? — спросил Передков. — Непонятно… Я хорошо помню, что он, улетая, застегнул шлем, — сказал, вытирая слезы, Кованько. — Надо посмотреть документы. Он начал осматривать карманы куртки. Нашел записную книжку, носовой платок, перочинный нож, но бумажника не было. — Его обокрали! Обокрали, сволочи, мародеры! — закричал Александр Александрович. — Ведь Петр Николаевич приехал на аэродром прямо из казначейства, где он получил деньги для отряда… Кто первым подбежал к аэроплану? — обратился он к толпе солдат. [298] Из расспросов солдат выяснилось, что первыми подбежали к «Морану» четыре обозных солдата, но они не прикасались к Нестерову, который лежал в том же положении, как и сейчас. Издалека они видели двух человек, которые были около погибшего летчика, а потом побежали по направлению к казачьему лагерю. Но когда обозники подбежали близко и увидели аккуратно уложенное тело с сложенными на груди руками, то они подумали, что те двое, которые были около летчика, прибрали его как покойника. Поэтому они и не смотрели, куда девались те люди. Это показание подтвердили другие солдаты, подбежавшие тотчас же после четырех обозников. Некоторые из них также заметили убегавших мародеров. — Ну ладно. Потом разберемся, — решил Кованько. — Давайте осмотрим австрийца. Разбившегося австрийца стали обыскивать и нашли у него легитимацийную карточку. — «Унтер-офицер Франц Малина», — прочитал громко Кованько. — Наш брат славянин, — тихонько отозвался стоящий рядом со мной солдат. — В легитимации указано, что он механик, — сообщил нам прочитавший легитимацию Передков. Пришел грузовик 11-го отряда. На нем приехали мотористы. Нелидов подошел к телу Нестерова и горько заплакал. Остальные мотористы, постояв около «Морана», пошли к болоту осматривать «Альбатрос» и нашли в грязи мотор «Гном»; во время тарана он оторвался от аэроплана Нестерова. Его уложили в грузовик. После на привезенный ковер туда же положили Нестерова. Солдаты и казаки, которых набежало уже больше сотни, полезли в болото, чтобы вытащить «Альбатрос». Он так увяз в болоте, что его долго не могли сдвинуть с места. Наконец аэроплан сдвинулся, и в тот же момент кто-то из солдат кричал: — Стойте, стойте! Тут человек лежит! Из болота вытащили австрийца. У него также нашли легитимацию. «Лейтенант барон Розенталь, летчик». В карманах у него обнаружили бумажник с крупной суммой денег и фотографией, где были сняты он сам, молодой и красивый, жена-красавица и две очаровательные девочки-дочки. Семья производила чарующее впечатление. В кармане брюк нашли небольшой кожаный мешочек с золотыми монетами. — Это на случай вынужденной посадки в нашем расположении, — заметил кто-то. [299] Вдруг один местный житель, стоявший в толпе солдат, закричал: — Так это же наш барон Розенталь! Наш помещик! Его имение рядом с вашим аэродромом.

В «Акте расследования по обстоятельствам геройской кончины начальника 11-го корпусного авиационного отряда штабс-капитана Нестерова» указывалось:

«Штабс-капитан Нестеров уже давно выражал мнение, что является возможным сбить неприятельский воздушный аппарат ударами сверху колёсами собственной машины по поддерживающим поверхностям неприятельского аппарата, причем допускал возможность благополучного исхода для таранящего лётчика».

В посмертном представлении на награду указывалось : Спустя несколько месяцев после этих событий П.Н.Нестеров Высочайшим приказом посмертно был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени. Похоронили Петра Николаевича в Киеве на старинном аристократическом кладбище на Аскольдовой могиле. Но с приходом советской власти кладбище превратили в парк, а останки покойного Нестерова (кстати сказать, узнанного по отсутствию обуви) перенесли на Лукьяновское гражданское кладбище, где на днях мы и помянули нашего героя неба. UPD: В 1990г. в Киеве у входа в авиазавод «Антонов» был открыт памятник П.Н.Нестерову.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий