Сергей Петрович Боткин – врач, ученый, педагог и основоположник врачебной династии Боткиных

Previous Entry | Next Entry

Богатый наследник Сергей Петрович Боткин

История

Мириам Ротшильд –

человека, обладающего солидным капиталом и тратящего его в интересах науки

,

побудила меня искать параллели в отечественной истории.

Сергей Петрович Боткин

Сергей Петрович Боткин был одиннадцатым ребёнком богатейшего купца, «чайного короля» Петра Кононовича Боткина. Успешное развитие торгового дома «Пётр Боткин и Сыновья» было основано на двух нововведениях. Учредив контору в городке Кяхта, Боткины научились поставлять чай из Китая в Россию без посредников и в обмен на собственный текстиль.

Сергей мечтал о математическом факультете Московского университета. Но вдруг вышел указ Николая I, запрещавший лицам недворянского сословия поступать на все факультеты, кроме медицинского. И «неблагородному» юноше Боткину пришлось пойти в доктора…

В 1861 году 29-летний врач С. П. Боткин стал профессором кафедры академической терапевтической клиники Медико-хирургической академии Петербурга, которой руководил затем почти три десятилетия. Через 11 лет Боткина избрали действительным членом Академии наук. Уже в то время проявились нравственные качества Сергея Петровича — пронзительная совестливость, чувство личной ответственности за то, на что многие его современники даже не обращали внимания, скажем, на ужасное положение бедных слоёв. Эти особенности характера и стали главным внутренним двигателем всей его деятельности.

Боткин одним из первых доказал, что к каждому больному нужно подходить индивидуально. К тому же он считал: чтобы медицинская помощь была осмысленной и действенной, врач должен заниматься не только практической, но и научной медициной. Он первый ввёл процедуру «клинического разбора больных», которая стала школой научной терапии.

Боткин отстаивал права женщин на высшее медицинское образование. По его инициативе в 1872 году в Петербурге были открыты первые женские врачебные курсы. Вместе с Сеченовым Боткин предоставил возможность женщинам-врачам работать на кафедре, которой руководил, заниматься наукой.

Боткина волновал и вопрос о причинах высокой смертности в России. Он призывал правительство и царскую семью улучшать санитарное состояние страны. Боткин блестяще владел медицинской и демографической статистикой и настаивал на том, что приоритетными направлениями развития здравоохранения должны стать те, что предупреждают наиболее распространённые заболевания. По структуре смертности Россия XIX века напоминала нынешние беднейшие страны Африки — лидировали инфекционные и воспалительные заболевания.

Учёный много сделал для организации бесплатной медицинской помощи малоимущим, к которым в ту пору относились едва ли не 90% россиян. В 1861 году он основал первую бесплатную амбулаторию в Петербурге. Благодаря настойчивости Боткина сначала в столице, а затем и в других городах стали открываться своеобразные медицинские комплексы для беднейшего населения, состоящие из амбулатории (прообраза современной поликлиники) и больницы. Для этих комплексов были продуманы кадровая структура, основы финансирования, в общих чертах определены стандарты медицинской помощи. Таким образом, одним из основоположников системы бюджетного общедоступного здравоохранения, пока ещё главенствующего в Российской Федерации, можно считать Боткина.

Выдержки из статьи А. Рылова в журнале “Наука и жизнь” за 2008 год 

а также:

сайт Боткинской больницы     ,   Воспоминания о Боткине

Хочется еще отметить, что у С.П.Боткина было 12 детей (от первого брака он имел пять сыновей и одну дочь, а от второго – шесть дочерей)

Profile

Елена

Latest Month

May 2021
S M T W T F S
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

View All Archives

Tags

View my Tags page

Page Summary

  • : (no subject) [+1]
  • : (no subject) [+0]

Categories

View my Categories page Powered by LiveJournal.com Designed by Tiffany Chow Лейб-медик Е.С. Боткин со своими детьми: Татьяной и Глебом. 1918 г. Лейб-медик Его Величества Личность Лейб-медика Е.С. Боткина, как человека весьма близкого Царской Семье, безусловно, заслуживает особого разговора. Проявленная им верность Ей ставит этого человека, прежде всего по моральным соображениям, как бы вне критики. Но такой подход в корне не верен, хотя бы перед лицом Истины, которая одна только может и должна являться целью не только всякого настоящего историка, но и просто честного человека. Иной подход чреват искажением вещей гораздо более важных, чем добрая память какой бы то ни было личности. Тем более хорошо известно, что всяк человек ложь; несть бо человека, иже поживет и не согрешит. Евгений Сергеевич Боткин. О Лейб-хирурге Сергее Петровиче Федорове см.: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/387716.html Евгений Сергеевич Боткин с женой Ольгой Владимiровной и детьми (слева направо): Дмитрием (1894–1914), Глебом (1900–1969), Георгием/Юрием (1895–1941) и Татьяной (1898–1986). 1905 г. Дочь Евгения Сергеевича пишет, что однажды тот «убедился, что необходимо назначение сильного, интеллигентного и неподкупного человека в Святейший Синод, чтобы остановить всё возрастающее влияние Распутина. […] Когда этот пост стал вакантным, мой отец употребил всё свое влияние, чтобы выдвинуть одного из своих друзей Сергея Лукьянова – абсолютно преданного Монархии, очень смелого человека. Он был бывшим студентом моего деда и не имел никаких связей при Дворе и в духовной среде. Как выдающийся патолог, он обладал интеллигентностью и исключительной способностью логически мыслить. […] Его прямолинейность завоевала уважение Столыпина, который был также очень дружен с моим отцом» («Царский Лейб-медик». С. 125). Е.С. Боткин с Великими Княжнами Ольгой и Татьяной Николаевнами во время посещения Царской Семьей ежегодной Королевской регаты «Cowes Week» на севере английского острова Уайт в Каусе. 1909 г. Вот, оказывается, кому, помимо П.А. Столыпина, обязаны мы появлением на посту Обер-прокурора Св. Синода рационалиста-невера С.М. Лукьянова. Вскоре, правда, выяснилось, что быть «выдающимся патологом», вовсе не одно и то же, что разбираться в церковных вопросах. По отзыву митрополита Евлогия (Георгиевского), Сергей Михайлович «не знал ни Церкви, ни народа» (Митр. Евлогий (Георгиевский) «Путь моей жизни». М. 1994. С. 181). Резкое недовольство его деятельностью выражено в одном из частных писем владыки Серафима (Чичагова) (16.5.1910): «Пока Ст[олыпин] и Лукьянов – в силе, можно ли помышлять о восстановлении Синода? Государство совсем придавило Церковь и катастрофа неизбежна» («…И даны будут Жене два крыла». Сб. к 50-летию С. В. Фомина. М. «Паломникъ». 2002. С. 519). Использовавшийся П.А. Столыпиным в качестве одной из немногих своих креатур в антираспутинской кампании (вполне соответствовавшей также видам Е.С. Боткина), С.М. Лукьянов был, в конце концов, отставлен 2 мая 1911 г. от должности, вопреки тому, что совершенно безосновательно пишут, даже и до сих пор, некоторые ангажированные исследователи, вовсе не за неприятие Царского Друга, а за допущение им спровоцированного иеромонахом Илиодором и поддержанного епископом Гермогеном т.н. «Царицынского скандала» (С.В. Фомин «Судья же мне Господь!». М. 2010. С. 445-447). Император Николай II, Лейб-медик Е.С. Боткин и флигель-адъютант А.А. Дрентельн. Германия 1909 г. Лейб-медик Е.С. Боткин и Флаг-капитан ЕИВ адмирал К.Д. Нилов на борту «Штандарта». Снимок из альбома А.А. Вырубовой. Что касается Е.С. Боткина, то его политические и иные взгляды во многом определялись его происхождением, родственными связями, ближайшим окружением и знакомствами. Недаром говорится: скажи мне, кто твой друг, и я тебе скажу, кто ты. Дочь Евгения Сергеевича вспоминала посещение летом 1914 г. московского дома «папиной кузины» – «старого гнезда Боткиных, в то время когда они еще были чаеторговцами»: «Нас дружески принимали две младшие дочери дома, две старшие давно были замужем. С мальчиками мы не нашли общего языка, – в разговорах они выражали свои политические мнения, которые казались нам слишком смелыми. В нашем присутствии они всё время выражали восхищение своим дядей, несменяемым председателем Думы Гучковым» («Царский Лейб-медик». С. 215). В действительности А.И. Гучков был председателем в одной лишь III Думе с марта 1910 г. по март 1911 г. Известно, что тетка А.И. Гучкова, Анна Ефимовна еще в 1861 г. вышла замуж за В.П. Боткина. Это было т.н. первое породнение двух известных купеческих семей. «Именно чай, – вспоминает один из членов этой семьи, – был в основе огромного состояния Боткиных. У Петра Кононовича, продолжившего семейное дело, от двух жен было двадцать пять детей. […] Василий Петрович, старший сын, был известным русским публицистом, другом Белинского и Герцена, собеседником Карла Маркса»: http://www.itogi.ru/exclus/2011/29/167407.html Дом Е.С. Боткина в Царском Селе. 1910-е гг. https://www.proza.ru/2010/06/14/1078 Великая Княжна Анастасия Николаевна, адмирал К.Д. Нилов и Е.С. Боткин. Снимок из альбома А.А. Вырубовой. В 1996 г. дореволюционные рисунки Г.Е. Боткина были изданы в США в книге-альбоме его дочерью Мариной Боткиной-Швейцер (G. Botkin «Lost tales. Stories for the Tsar`s Children». Villard. N.Y. 1996). Как писал еще в 1910 г. одному из своих сыновей Е.С. Боткин, «можно жить иногда с человеком годами под одной крышей, при условии, разумеется, рабочей, деятельной жизни, и остаться ему почти чуждым или, по крайней мере, очень мало знать его…» («Царский Лейб-медик». С. 453). Но и от народной мудрости – о яблоке и яблоньке – куда же деваться? В своих мемуарах «Настоящие Романовы», вышедших в 1931 г., Глеб Боткин, подтверждает те близкие отношения, которые связывали его семью с князем В.Н. Орловым и А.А. Дрентельном (G. Botkin «The real Romanovs». London, N.Y. 1932. P. 43-45). Однако продолжим оглашение списка тех, с кем так или иначе была близка эта семья Известно, например, что Е.С. Боткин не гнушался общением и с пресловутой разносчицей сплетен о Царской Семье С.И. Тютчевой («Царский Лейб-медик». С. 462). Небезызвестный протопресвитер военного и морского духовенства о. Георгий Шавельский был духовником старшего сына Лейб-медика Дмитрия ( Там же. С. 243). Об о. Георгии Шавельском см.: https://sergey-v-fomin.livejournal.com/195327.html https://sergey-v-fomin.livejournal.com/232103.html https://sergey-v-fomin.livejournal.com/386955.html https://sergey-v-fomin.livejournal.com/387716.html Е.С. Боткин с детьми (слева направо): Глебом, Татьяной, Георгием/Юрием и Дмитрием. 1910 г. Осенью 1911 г. Боткины удостоились также приглашения князей Юсуповых погостить в их прекрасном крымском имении Кореиз. Именно там произошло их личное знакомство и с Юсуповым младшим – будущим убийцей Царского Друга (Там же. С. 141-142, 462). Среди «старых друзей семьи» Глеб Боткин пишет о Марианне (именуя ее Маргаритой) Эриковне Дерфельден, урожденной Пистолькорс, причастной к убийству Г.Е. Распутина (G. Botkin «The woman who rose again». N.Y., London, Edinburgh. 1937. P. 129). Общение с ней младший сын Лейб-медика возобновил в США, куда та выехала после революции с двумя своими дочерьми. http://sergey-v-fomin.livejournal.com/26884.html Император Николая Александрович с Дочерью, Великой Княжной Татьяной Николаевной на теннисном корте. Крайний слева за Государем – Лейб-медик Е.С. Боткин. Снимок из альбома А.А. Вырубовой. Е.С. Боткин со своими сыновьями Юрием и Дмитрием. 1914 г. Великие Княжны, А.А. Вырубова и Е.С. Боткин на борту Императорской яхты «Штандарт». Снимок из альбома А.А. Вырубовой. Поведение врача было вполне созвучно настроению других придворных, долгое время скрыто ненавидевших Анну Александровну за особое отношение к ней Государыни. Для примера приведем записи из дневника, который вела в те дни обер-гофмейстерина Императрицы, княгиня Е.А. Нарышкина. По ее словам (11/24.3.1917), флигель-адъютант ЕИВ и личный секретарь Императрицы граф П.Н. Апраксин «ходил прощаться с Императрицей и сказал, что Ей следует расстаться с Аней Выр[убовой]. Гнев и сопротивление. Держится за нее больше кого бы и чего бы то ни было. Нас спасает корь; но было бы опасно оставлять ее в нашем обществе после выздоровления» («С Царской Семьей под арестом. Дневник обер-гофмейстерины Е.А. Нарышкиной» // «Последние Новости». № 5547. Париж. 1936. 31 мая. С. 2). (19.3/1.4.1917): «Мы совершенно ее [А.А. Вырубову] игнорируем, но Они проводят у нее всё Свое время и Свои вечера. А к нам заходят от времени до времени, поболтать с усилием о незначительных вещах» (То же // «Последние Новости». № 5553. Париж. 1936. 7 июня. С. 2). Нет ничего удивительного, что подобные приведенным нами оценки верных Царских слуг неминуемо должны были отразиться и на восприятии их Господ. При всей внешней сдержанности (для приличия, так сказать, и потомков) мемуары Татьяны Евгеньевны содержат немало колкостей даже по адресу Государыни: «Великий день настал. Для мамы это было как бы посвящением ко Двору, и она очень волновалась. […] Всё прошло прекрасно. Царица долго разговаривала с мамой о проблемах воспитания детей, задавала вопросы о нас, наших вкусах, нашей школе. Мама была в восторге от Ее шарма, естественности и простоты. На нее произвел большое впечатление Ее чистый, без всякого акцента безукоризненный русский язык, несмотря на немецкое происхождение и детство, проведенное при Дворе Королевы Виктории. […] Мама была в восторге, может быть, не очень обоснованно, так как несмотря на приветливый прием, который ей был оказан Государыней, ее больше во Дворец никогда не приглашали» («Царский Лейб-медик». С. 88-89). Ольга Владимiровна Боткина (1872–1946), урожденная Мануйлова. Ничего не скажешь, Государыня умела разбираться в людях: кому можно было доверять, а кого вполне достаточно просто приласкать. Разочек. Ольга Владимiровна Боткина, напомним, в 1910 г. бежала с учителем немецкого языка своих старших сыновей, студентом Рижского политехнического института Ф.В. Лихингером, вступив с ним, как изящно выражаются ныне, «в гражданский брак» (иными словами, просто сожительствовала), скончавшись вскоре после второй мiровой войны в Берлине. С другой стороны, в приведенной фразе дочери придворного врача, даже и 70 лет спустя, явно звучит некий укор: не оценили – замес на семейных дрожжах и, прежде всего, конечно, на разговорах с отцом… И еще одно замечание: в белградском издании мемуаров 1921 г. Т.Е. Боткина передает этот эпизод совершенно в ином, верноподданническом духе, в расчете, видимо, на монархические круги эмиграции (Т. Мельник (рожденная Боткина). «Воспоминания о Царской Семье и Ее жизни до и после революции». С. 9). В воспоминаниях 1980 г., которые мы цитировали, она приоткрыла свое настоящее лицо. Продолжение следует.

Боткины — одна из самых известных династий России. Среди них были успешные предприниматели и собиратели искусства, авторитетные литераторы и профессиональные медики. Каждый из Боткиных внес особый вклад в русскую культуру и науку. Критик В .Стасов писал о них:«…необыкновенно замечательно по количеству интеллигентных индивидуумов, в нем народившихся, образовавших почти исключительно самих себя и потом игравших очень значительную роль в истории русского развития». В нашем материале читайте об известных представителях рода Боткиных.

Род Боткиных происходит из Тверской губернии. Их предками были посадские люди, которые выплачивали государству налоги. В 1791 году глава семейства Конон Боткин вместе с сыновьями переехал в Москву, где запустил текстильное производство. Через 10 лет его сын Петр уже входил в московское купечество. Петр Петрович Боткин.

У Петра Боткина было 25 детей от двух браков, но в живых осталось только 14. Вся семья жила в усадьбе в Петроверигском переулке (сегодня Музей военной формы одежды, которую он купил в 1832 году. Друг семьи, доктор медицины Николай Белоголовый, вспоминал: «…все многочисленные члены этой семьи поражали своей редкой сплоченностью; их соединяла между собою самая искренняя дружба и самое тесное единодушие… на фамильных обедах этой семьи… нередко за стол садилось более 30 человек, все свои чада и домочадцы, и нельзя было не увлечься той заразительной и добродушной веселостью, какая царила на этих обедах; шуткам и остротам не было конца; братья трунили и подсмеивались друг над другом, но все это делалось в таких симпатичных и благодушных формах, что ничье самолюбие не уязвлялось…»

Боткинский особняк, который еще называли «домом на Маросейке», был центром культурной и общественной жизни Москвы. Сюда приезжали писатели, публицисты, актеры: Герцен, Огарев, Л.Толстой, М.Щепкини другие деятели культуры. Михаил Петрович Боткин. Беседа Христа с учениками. Братья Боткины:Михаил,Сергей,Петр,Дмитрий.

После возвращения с фронта Сергей Боткин стажировался в Европе. В России он изучал внутренние болезни человека и организовал первую в стране экспериментальную лабораторию. Это помогло ему открыть вирусную природу гепатита А, которая сегодня известна как болезнь Боткина. Он также стал первым, кто объединил лабораторную работу с врачебной практикой, тем самым положив начало научной клинической медицине. Сергей Боткин первым в истории страны стал русским лейб-медиком императоров АлександраII и Александра III. Среди его пациентов были и многие культурные деятели: писательФ.Достоевский, скульптор М.Антокольский, художник И.Шишкин композитор М.Балакирев и другие.

(1859—1910) — врач, профессор Военно-медицинской академии и коллекционер живописи. Был женат на дочери Павла Михайловича Третьякова, Александре (1867—1959). Евгений Сергеевич Боткин (27 мая [8 июня] 1865, Царское Село — 17 июля 1918, Екатеринбург) — русский врач, лейб-медик семьи Николая II, дворянин, святой Русской Православной Церкви, страстотерпец, праведный. Сын знаменитого доктора Сергея Петровича Боткина. Расстрелян вместе с царской семьёй. Петр Сергеевич Боткин (2 сентября 1865 — 9 июля 1933, Веве) — русский дипломат. Сын Сергея Петровича Боткина, брат Евгения Сергеевича Боткина. Сергей Боткин мл.с женой А.Третьяковой. The Council for Higher Art School at the Imperial Academy of Arts (Russia). From the left to the right (sittings): V. E. Makovsky, M. P. Botkin, P. A. Bryullov, V. A. Beklemishev, V. E. Savinsky I. I. Tvorozhnikov; (standings): N. A. Bruni, V. V. Mate, ?, N. N. Dubovskoy, D. N. Kardovsky, ?, N. S. Samokish, R. R. Bach, V. I. Albitsky. М.П. Боткин. Вечерня в церкви Святого Франциска в Ассизи. 1871 год Холст, масло. 111 x 176 см. Государственная Третьяковская галерея.

Его племянник Федор, сын самого младшего из Боткиных — Владимира, тоже занимался живописью. Он учился в Италии, а позже переехал во Францию, где писал свои работы в духе русского символизма. Картины Федора Боткина участвовали в выставках в парижских Салонах, а также в экспозиции объединения «Мир искусства». Его кузен Иван Щукин оставил воспоминания о художнике: «…знали мало, разве по слухам, и по русской привычке, не видя его вещей, усердно за глаза бранили… Для большинства же особливо гордых своим невежеством российских мастеров он так и остался каким-то причудливым декадентом заграничной формации».

Исток

Публикации раздела Образование

Боткины — одна из самых известных династий России. Среди них были успешные предприниматели и собиратели искусства, авторитетные литераторы и профессиональные медики. Каждый из Боткиных внес особый вклад в русскую культуру и науку. Критик Владимир Стасов писал о них: «…необыкновенно замечательно по количеству интеллигентных индивидуумов, в нем народившихся, образовавших почти исключительно самих себя и потом игравших очень значительную роль в истории русского развития». В нашем материале читайте об известных представителях рода Боткиных.

«Чайная империя»

Конон Боткин. Художник неизвестен. Изображение: wikipedia.org

Род Боткиных происходит из Тверской губернии. Их предками были посадские люди, которые выплачивали государству налоги. В 1791 году глава семейства Конон Боткин вместе с сыновьями переехал в Москву, где запустил текстильное производство. Через 10 лет его сын Петр уже входил в московское купечество.

В середине XVIII века Россия подписала торговый договор с Китаем, что положило начало развитию чайного дела в стране. Вскоре Петр Боткин основал фирму по оптовой продаже чая. В приграничном городе Кяхта он открыл закупочную базу, где напрямую обменивал свой текстиль на китайский чай. Его фирма быстро стала самым известным и крупным поставщиком восточного напитка в Москве, а его самого прозвали «чайным королем». Часть прибыли Боткин жертвовал на церкви и сиротские приюты. За благотворительную деятельность его наградили орденом Святого Владимира и присудили звание почетного гражданина Москвы.

У Петра Боткина было 25 детей от двух браков, но в живых осталось только 14. Вся семья жила в усадьбе в Петроверигском переулке (сегодня Музей военной формы одежды), которую он купил в 1832 году. Друг семьи, доктор медицины Николай Белоголовый, вспоминал: «…все многочисленные члены этой семьи поражали своей редкой сплоченностью; их соединяла между собою самая искренняя дружба и самое тесное единодушие… на фамильных обедах этой семьи… нередко за стол садилось более 30 человек, все свои чада и домочадцы, и нельзя было не увлечься той заразительной и добродушной веселостью, какая царила на этих обедах; шуткам и остротам не было конца; братья трунили и подсмеивались друг над другом, но все это делалось в таких симпатичных и благодушных формах, что ничье самолюбие не уязвлялось…»

Усадьба Боткиных. Из собрания Готье-Дюфайе. Конец XIX века. Петроверигский переулок, Москва. Фотография: nkj.ru

Боткинский особняк, который еще называли «домом на Маросейке», был центром культурной и общественной жизни Москвы. Сюда приезжали писатели, публицисты, актеры: Александр Герцен, Николай Огарев, Лев Толстой, Михаил Щепкин и другие деятели культуры.

Публицист и коллекционеры

В 1854 году в семейный бизнес вступили дети, и чайная фирма стала Торговым домом «Петра Боткина Сыновья». Однако не все пошли по стопам отца. Василий Боткин, старший сын, был известным публицистом, автором путевых заметок «Письма об Испании», где он рассуждал о национальном характере испанцев и их укладе жизни. Литератор дружил с критиком Виссарионом Белинским и писателем Иваном Тургеневым, был знаком с Михаилом Бакуниным и Карлом Марксом. Его брат, Николай Боткин, был всего на год младше. Он редко бывал в Москве, почти всё время путешествовал: в Италии тесно общался с художником Александром Ивановым и писателем Николаем Гоголем.

Семейным делом в основном занимались средние сыновья — Дмитрий и Петр. Они открыли собственный закупочный пункт в Лондоне и одними из первых привозили в Москву индийский и цейлонский чай. В 1893 году фирму преобразовали в товарищество, которое продавало чай, кофе, рафинад и сахарный песок.

Вторым делом жизни Дмитрия Боткина было искусство. Коллекция началась с полотен, которые ему подарил брат Василий. Все предметы живописи находились в его доме на Покровке, который посещали наравне с другими музеями Москвы. Основой его собрания стали картины Гюстава Курбе, Жана Франсуа Милле, Камиля Коро и других европейских художников. Дмитрий Боткин был председателем Московского общества любителей художеств, дружил с Павлом Третьяковым и помогал ему подбирать произведения для галереи.

Петр Боткин — младший, кроме работы на предприятии, был старостой в церкви Успения на Покровке и Архангельском соборе, а затем в открывшемся храме Христа Спасителя. Он почти не выезжал за границу, редко бывал в обществе, даже в гостях у родственников, всё больше времени проводил на предприятии.

Сестры Боткины

Две из пяти дочерей Петра Боткина породнили семью с известными фамилиями страны. Старшая, Екатерина, в 1851 году вышла замуж за потомка купцов-старообрядцев Ивана Щукина. В их браке родилось 10 детей.

Четверо из шестерых сыновей Щукиных: Петр, Сергей, Дмитрий и Иван — стали коллекционерами. Им принадлежало одно из самых крупных собраний произведений мировых художников. Самый старший сын Щукиных, Николай, известным коллекционером не стал. К коммерции он тоже не имел особой склонности, но в то же время входил в правление Товарищества Даниловской мануфактуры. Уже в позднем возрасте Николай Щукин женился на своей двоюродной сестре Елизавете — дочери Дмитрия Боткина.

В 1857 году состоялась свадьба младшей сестры Боткиных, Марии, с будущим поэтом Афанасием (Шеншиным) Фетом. Они познакомились в Париже, и через несколько месяцев Фет сделал Боткиной предложение. Свидетелем на их свадьбе был литератор Иван Тургенев. Сначала супруги жили в Москве, а затем купили имение в Орловской губернии. В их браке не было детей, они прожили вместе 35 лет; Боткина умерла через несколько лет после смерти мужа — в 1894 году.

Династия врачей

Благодаря еще одному из младших братьев, Сергею, фамилия Боткиных стала известной на весь мир. В юности будущий врач-терапевт мечтал стать математиком, но в 1850 году вышел указ императора Николая I, по которому дети недворянского сословия могли поступать только на медицинский факультет. Сергей Боткин с отличием окончил Московский университет, а позже вошел в отряд хирурга Николая Пирогова на Крымской войне.

После возвращения с фронта Сергей Боткин стажировался в Европе. В России он изучал внутренние болезни человека и организовал первую в стране экспериментальную лабораторию. Это помогло ему открыть вирусную природу гепатита А, которая сегодня известна как болезнь Боткина. Он также стал первым, кто объединил лабораторную работу с врачебной практикой, тем самым положив начало научной клинической медицине. Сергей Боткин первым в истории страны стал русским лейб-медиком императоров Александра II и Александра III. Среди его пациентов были и многие культурные деятели: писатель Федор Достоевский, скульптор Марк Антокольский, художник Иван Шишкин, композитор Милий Балакирев и другие.

У доктора Боткина было 14 детей, три из них связали свою жизнь с медициной. Старший, Сергей, работал врачом-бактериологом и терапевтом. В свободное время он собирал произведения искусства. Основу его коллекции составили акварель и графика участников творческого объединения «Мир искусства». Вместе с художниками Валентином Серовым и Ильей Остроуховым он входил в правление Третьяковской галереи.

С миром искусства Сергея Боткина — младшего связывала и романтическая история. Он был помолвлен с Софьей Крамской, дочерью друга семьи и известного художника. Однако помолвку пришлось расторгнуть — избранницей Сергея Боткина стала дочь Павла Третьякова, Александра. У них было двое дочерей. Старшая, Александра Хохлова, играла в театре и кино, а после вышла замуж за своего преподавателя во ВГИКе — советского режиссера Льва Кулешова.

Дело известного отца-медика продолжил и сын Евгений. После окончания Военно-медицинской академии он учился в Германии, а затем отправился добровольцем на Русско-японскую войну. В 1905 году Боткин вернулся в Петербург, где ему присудили звание почетного лейб-медика. Через три года по просьбе императрицы Александры Федоровны он стал работать при дворе, был лейб-медиком Николая II. В 1917 году вместе с августейшей семьей Евгений Боткин отправился в ссылку сначала в Тобольск, а затем в Екатеринбург. В июле 1918 года его расстреляли вместе с членами царской семьи.

Его младший брат Александр тоже получил медицинское образование, но вскоре перешел на службу в военно-морской флот. Он подолгу выходил в море, бывал в экспедициях, а после стал изобретателем: свою подводную лодку он показывал императору Николаю II на Балтийском море. В 1898 году Александр Боткин женился на младшей дочери мецената Павла Третьякова, Марии. Как и старшие сестры, она занималась благотворительностью, а также переводила каталоги Третьяковской галереи.

Боткины-живописцы

Двенадцатым ребенком в семье был Михаил Боткин. Он занимался живописью, окончил Академию художеств, а после уехал учиться в Европу, где познакомился со многими русскими художниками. Так же как и Дмитрий, Михаил Боткин любил предметы искусства, а в коллекционировании превзошел брата. Около 50 лет он собирал произведения античного, византийского, древнерусского, готического и ренессансного прикладного искусства. Среди них — работы итальянских мастеров: Пинтуриккьо, Сандро Боттичелли, Андреа Мантеньи. Большую часть его коллекции составляли картины Александра Иванова, около 100 полотен, столько не было даже у Павла Третьякова.

Его племянник Федор, сын самого младшего из Боткиных — Владимира, тоже занимался живописью. Он учился в Италии, а позже переехал во Францию, где писал свои работы в духе русского символизма. Картины Федора Боткина участвовали в выставках в парижских Салонах, а также в экспозиции объединения «Мир искусства». Его кузен Иван Щукин оставил воспоминания о художнике: «…знали мало, разве по слухам, и по русской привычке, не видя его вещей, усердно за глаза бранили… Для большинства же особливо гордых своим невежеством российских мастеров он так и остался каким-то причудливым декадентом заграничной формации».

После революции 1917 года многочисленные родственники Боткиных в основном эмигрировали во Францию, США и Италию. Один из потомков династии, Константин Мельник-Боткин, стал известным французским общественным деятелем. Он приезжал в Россию в 1998 году, во время перезахоронения останков императорской семьи и его деда Евгения Боткина.

Автор: Ирина Малахова

Смотрите также

Князья Юсуповы: история богатейшего рода в Российской империи Имения, дворцы, фабрики и многочисленные драгоценности 5 известных портретов из Владимиро-Суздальского музея-заповедника Сколько одинаковых картин написал Тропинин, почему Кончаловский выбрал неестественные цвета и как работал Маковский 5 художников, которые вышли из крепостных Сначала они получили свободу, а потом и признание Картина в деталях: историческое полотно Николая Ге За него боролись меценат Павел Третьяков и император Александр III 5 историй любви известных художников Какими были жены Репина, Врубеля и Куинджи От Египта до Парагвая: где жили и работали русские эмигранты Рассказываем истории генералов, ученых и литераторов Из жизни русских аристократов Истории «брильянтового князя», исследовательницы зороастрийцев, жены декабриста и других Дамы-этнографы царской России Раскопки и рискованные экспедиции вместо салонов и корсетов Русские писатели за границей Чем восхищался Ломоносов в Германии, за что Фонвизин осуждал Францию и почему Достоевскому не понравилась Швейцария Романовы в эмиграции Где жили, чем занимались и в чем обрели себя члены императорской семьи Гид по светским салонам Санкт-Петербурга XIX века Инструкции от известных литераторов по приятному и полезному времяпрепровождению в свете Николай II: биография в портретах Последний русский император на картинах классиков живописи Братские союзы Бурлюки, Гнесины, Стругацкие — и другие примеры родственных творческих союзов Наука в искусстве Как художники писали портреты великих ученых Известные родители известных детей Вспоминаем примеры, когда родителями всем известных поэтов, художников были не менее талантливые люди, известные, правда, в совсем других сферах

1908 году лейб-медиком высочайшего двора был назначен Евгений Сергеевич Боткин. «Он был бес­ко­неч­но доб­рым. Мож­но бы­ло бы ска­зать, что при­шел он в мир ра­ди лю­дей и для то­го, чтобы по­жерт­во­вать со­бой», – так вспоминали о нём родные.

Приглашение на должность придворного врача произошло после того, как царица Александра Федоровна прочла книгу «Свет и тени русско-японской войны», состоявшую из писем доктора Боткина. В то время в действующей армии он занимал должность Главноуполномоченного по медицинской части.

Красный крест в Харбине

Содержание

Красный Крест и наука

Свою медицинскую деятельность Евгений Боткин начал в 1890 году в Мариинской больнице для бедных, а позднее стал трудиться в Российском Обществе Красного Креста. Сначала он работал рядовым врачом, а затем занял должность главврача сестрической общины во имя святого Георгия в столице. Особенностью этой лечебницы было то, что в ней оказывали помощь людям из беднейших слоёв населения, а среди сотрудников, напротив, были некоторые представители высшего сословия, трудившиеся медсёстрами.

Е.С. Боткин

Весь персонал клиники объединяла идея служения ближнему, что соответствовало христианским устремлениям самого Евгения Сергеевича. Ещё до поступления на работу он начал заниматься научной работой в области иммунологии, в 1893 году защитил диссертацию, прошёл двухлетнюю стажировку в Германии и стал приват-доцентом.

Семья

Родившийся в 1865 году в Царском Селе в семье врача Сергия Петровича Боткина, Евгений был воспитан в православных традициях, унаследованных его отцом от родителей.

Его дед, Пётр Кононович, был выходцем из Псковской губернии. В конце XVIII века он приехал в Москву и занялся торговлей. Быстро разбогатев на продаже чая, он стал одним из известнейших в городе благотворителей. Его огромную, даже по тем временам семью – всего у Петра Боткина было двадцать четыре ребёнка – отличала удивительная сплоченность, радушие и благочестие.

Сергей Петрович окончил медицинский институт Московского Императорского университета. Вскоре после начала врачебной деятельности у него проявился редкий талант диагноста, который впоследствии принёс ему всероссийскую известность.

С.П. Боткин

Свою работу доктор всегда сочетал с весьма деликатным отношением к больному. Среди пациентов Сергея Боткина были Н.Некрасов и М.Малтыкоа-Щедрин, И.Репин и А.Куинджи, Д.Менделеев и А.Кони и другие выдающиеся деятели науки и культуры, а также члены императорской фамилии. Доктор Боткин был знаком с отцом Иоанном Кронштадтским и очень почитал его.

Его супругой стала дочь чиновника, Анастасия Александровна Крылова. Блестяще образованная, она владела несколькими языками, любила и понимала музыку. У Боткиных родилось семеро детей, и, казалось, ничто не могло омрачить их счастье, однако, в 1975 году, когда Евгению было только десять лет, мать скоропостижно скончалась.

Через полтора года её постаралась заменить новая жена отца – княжна Оболенская. Вопреки сложившемуся стереотипу, мачеха относилась к детям тактично и с любовью. В семье прибавилось ещё шестеро детей.

Семья С.П. Боткина

До подросткового возраста Евгений обучался дома, постигая не только основы общеобразовательных предметов, но и изучая живопись, музыку, иностранные языки. Обладая отличными знаниями, он смог сразу поступить в пятый класс 2-ой классической гимназии – прославленного учебного заведения Санкт-Петербурга.

Е.С.Боткин — гимназист

Для продолжения образования он выбрал физико-математический факультет, но очень скоро понял ошибку, и через год стал студентом Императорской Военно-Медицинской академии. В 1890 году Евгений женился. Его избранницей стала дворянка Ольга Мануйлова. В браке родились дочь и четыре сына, старший из которых умер в младенчестве.

Первые годы между супругами царило доверие и взаимопонимание, но в 1912 году Ольга оставила мужа, увлекшись другим мужчиной. Заставляет задуматься реакция Евгения Сергеевича на измену жены: «Я наказан за свою гордыню. Как прежде, когда мы были так счастливы … и у нас были такие совсем особо хорошие взаимные отношения, мы с ней, оглядываясь кругом и наблюдая других, самоуверенно и самодовольно говорили, что как у нас хорошо, что с нами ничего подобного тому, что постоянно бывает у других, нет и не может быть, а затем закончили все наше исключительное супружеское счастье самым банальным разводом».

Е.С. Боткин с детьми

Эта потеря стала не единственной – через два года один из сыновей погиб на фронтах Первой Мировой войны.

Лейб-медик

По воспоминаниям очевидцев, постоянное общение с царской семьёй не изменило характера Боткина – он по-прежнему оставался внимательным и добрым. Для Романовых Евгений Сергеевич был не только лекарем, но и очень близким человеком.

Е.С. Боткин и Николай II

В начале Первой Мировой войны доктор обратился с прошением об отправке на фронт, но император поручил ему организацию тыловых лазаретов в столице.

Николай признавался Петру Сергеевичу Боткину: «Ваш брат для меня больше, чем друг».

После отречения императора Боткин остался рядом с царской семьёй, несмотря на отсутствие жалования, а когда их отправили в Тобольск, добровольно отправился за ними, взяв с собой двоих младших детей. Здесь он лечил не только семью Николая II, но и всех горожан, которые обращались за помощью.

При переводе Романовых в Екатеринбург обслуживающему персоналу было предоставлено право выбора. Сотрудник ЧК И.Родзинский писал: «По­сле пе­ре­во­да в Ека­те­рин­бург бы­ла мысль от­де­лить от них всех… Но все от­ка­за­лись. Бот­ки­ну пред­ла­га­ли. Он за­явил, что хо­чет раз­де­лить участь се­мьи. И от­ка­зал­ся». Евгений Сергеевич был расстрелян в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

В последнем письме, найденном в архиве, написано его рукой:

«Моё добровольное заточение здесь настолько времени не ограничено, насколько ограничено моё земное существование. В сущности я умер… умер для своих детей, для друзей, для дела,  я умер, но ещё не похоронен или заживо погребён … всё равно, но впоследствии практически одинаковы… Надеждами себя не балую, иллюзиями не убаюкиваюсь и неприкрашеной действительности смотрю прямо в глаза… Меня поддерживает убеждение, что претерпевший до конца спасется… Это оправдывает и последнее моё решение,  когда я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца,  как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына»

Память

В 2009 году Генеральная прокуратура РФ реабилитировала Евгения Сергеевича Боткина, как и членов семьи императора Николая II.

Почитание его как святого началось с 1981 года, когда его канонизировала Русская Православная церковь заграницей. В 2016 году Архиерейский Собор РПЦ принял решение причислить Евгения Боткина к лику святых как страстотерпца и праведного врача. Ему составлен акафист (автор – Е.Храповицкий) и молитвы.

Молитва

О, всеславный страстотерпче, достохвальный угодниче Христов, Церкви Православныя поборниче, новомучениче и целителю святый Евгение! Преклоньше колена молим тя: призри на ны, грешныя, к заступлению твоему прибегающия, услыши сие малое моление наше и теплым твоим предстательством умоли Всемилосердного Бога, Ему же ныне предстоиши со Ангелы и всеми святыми, да сохранит нас в единении Православныя Церкви и утвердит в сердцах наших живый дух правыя веры и благочестия, и избавит нас от всякого искушения и прелести бесовския. По велицей любви твоей, еюже ближния твоя возлюбил еси, испроси у всещедрого Бога Отечеству Твоему (и нашему купно), мир и благоустроение; всем же нам, недостойным, усердно к тебе прибегающим, богоугодное и безмятежное житие и добрую христианскую кончину, тайн Божиих причастною. О, святый заступниче наш не остави нас, слабых и безпомощных, молимся за ны ко Господу и Спасу Нашему Иисусу Христу, да дарует Он, Всещедрый и Премилосердный Господь наш, вся, яже к пользе временней и вечней полезная и потребная; да не воздаст нам по делом нашим, но по неизреченному человеколюбию своему простит нам грехи и согрешения наша, да избавят ны от всякия нужды и печали, скорби и болезни; да ниспошлет нам благое намерение и силу подвизатися во исправлении жития нашего, и в будущем веце да сподобит нас внити в Царствие Небесное и славити купно с тобою Всесвятое Имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий