Юлия Друнина Биография Юлия Друнина родилась 10

«Бульвар Гордона», № 47 (343) 2011, ноябрь 21 Ноября, 2011 Жизнь и судьба image Не одно поколение советских школьниц переписывало в общие тетрадки трогательные строки Юлии Друниной про «светлокосого солдата Зинку». Потом были «Я ушла из детства в грязную теплушку», «Я только раз видала рукопашный», «Не встречайтесь с первой любовью», «Ты рядом, и все прекрасно»…

Автор этих стихов ушла на фронт в 17 лет, потому что «отрочество поездом с откоса вдруг покатилось с грохотом в войну». Дважды была ранена. В 1943 году, во фронтовом госпитале, написала свое первое стихотворение. В 1944-м после сильнейшей контузии Юлия Друнина была демобилизована, но так до конца и не смогла привыкнуть к мирной жизни. Она видела и слышала войну во всем — в шелесте подмосковной листвы, шуме московских улиц и грохоте крымского прибоя, который «звякает отстрелянными гильзами». Даже спустя десятилетия по военной привычке делила окружающих на своих и чужих, чувства — на любовь и ненависть, а цвета — на черное и белое. И когда в начале 90-х перевернулось с ног на голову все, чем она жила, что любила, во что верила, поэтесса просто не смогла этого пережить: «Как летит под откос Россия, не могу, не хочу смотреть».

А еще Друнина не могла жить без любви. «От первой любви до последней у каждого целая жизнь», — писала она. Ее первой любовью был молодой комбат — учитель из Минска, погибший у нее на глазах, последней — ее второй муж Алексей Каплер. Похоронив его, она уже так до конца и не пришла в себя. Да, она не могла принять новую страну и себя в ней. Но, возможно, будь рядом с ней любимый человек, и не было бы того ужасного ноябрьского дня 1991 года, когда Юлия Владимировна зашла в гараж, где стоял старый «москвич», и, выпив снотворное, отравилась выхлопными газами. Письма с объяснениями своего поступка она оставила дочери, зятю, внучке и единственной подруге — вдове поэта Сергея Орлова Виолетте.

«ТАКОЙ КРАСИВОЙ ЛЮБВИ Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ВИДЕЛА»

— Виолетта Степановна, как долго вы дружили с Друниной?

— Кажется, что почти всю жизнь. Мы познакомились, когда ей было лет 30. Юля тогда только развелась со своим первым мужем, поэтом Николаем Старшиновым, и вышла замуж за Алексея Яковлевича Каплера. Я даже не могу вам передать, какой это был замечательный и разносторонне одаренный человек — прекрасный актер, режиссер, автор сценариев к нескольким фильмам, самые знаменитые из которых «Полосатый рейс» и «Человек-амфибия». Но больше всего его знают как ведущего знаменитой «Кинопанорамы». А вот то, что именно он эту программу и придумал, сейчас уже мало кто помнит. Когда они с Юлей встретились, оба были несвободны, поэтому шесть лет скрывали свои отношения, даже пытались расстаться, но не смогли.

Вообще, Каплера любили очень красивые и достойные женщины, в том числе дочь Сталина Светлана Аллилуева, за роман с которой его на 10 лет сослали в Воркуту. Юля была его последней женой и последней любовью. Они прожили вместе 19 лет.

image
С Алексеем Каплером Юлия Друнина прожила 19 лет. «В то время как люди вокруг расходились и разводились, их семья оставалась островком семейной стабильности»

— Супруг ведь был на 20 лет старше Друниной?

— Никто этого не чувствовал, а уж она, по-моему, меньше всего. Алексей Яковлевич сумел окружить ее такой теплотой и заботой, что Юля ощущала себя счастливой каждый час, каждую минуту. Внешне Каплер был человеком скромным, почти незаметным — вы не выделили бы его из толпы, но в общении раскрывался так, что его обожали все — и старые, и малые.

В наше время сильный пол уже не умел так по-рыцарски относиться к женщине, как Алексей Львович. Это и неудивительно — ведь он родился в начале ХХ века и получил блестящее воспитание и образование. У него были няни и бонны, которые учили его французскому и немецкому языкам. Потом ему наняли гувернера, о котором Алексей Львович шутя говорил словами Пушкина, что тот его «слегка за шалости бранил и в Летний сад гулять водил». Наверное, как мальчика из хорошей семьи его обучили и искусству обхождения с женщинами.

— Сегодня главным проявлением любви считаются подарки — причем чем дороже, тем лучше.

— Не помню, чтобы он делал ей какие-то особенные презенты (кстати, больше всего он дарил их моему внуку, так как обожал детей). Подарком было уже само его существование в ее жизни. А безумные поступки, которые он совершал ради Юли, заставляли завидовать ей всех наших общих знакомых. Муж мог, например, зная, что она возвращается из-за границы, поехать встречать ее из Москвы в Брест. Когда поезд остановился, все ахнули: на перроне стоял Алексей Яковлевич с огромным букетом цветов.

В то время никто не слышал о мобильных телефонах, тогда и обычные-то были редкостью, но он находил способ напомнить любимой жене о себе — всюду, где бы она ни была, посылал ей телеграммы. Помню, пока мы с ней ехали в поезде из Москвы в Симферополь, их приносили трижды. Но больше всего меня удивило, когда однажды в самолете к Юле подошла стюардесса и с улыбкой сказала: «Вам телеграмма!». Я и представить себе не могла, что телеграммы можно посылать в самолет. В то время как люди вокруг расходились и разводились, их семья оставалась островком семейной стабильности. Он понимал каждое ее слово, каждое дыхание, у них каждый чих был вместе. Такой красивой любви я больше никогда не видела.

— Юлия Владимировна часто вспоминала о войне?

— Со мной — нет, зато с моим мужем поэтом Сергеем Орловым они любили поговорить о тех временах. Он ведь тоже был фронтовиком, три раза горел в танке. Несмотря на то что они с Сережей воевали на разных фронтах, у них была настоящая мужская фронтовая дружба. Юля ведь при всей своей приветливости и доброжелательности была не очень открытым человеком. Ее внимание еще надо было заслужить. Но с теми, кому она доверяла, с близкими людьми была очень откровенной и доброй. Юля с Алексеем Львовичем очень поддержали меня в трудные времена — после смерти Сережи, за что я была им очень благодарна. Они тогда просто взяли меня под свою опеку.

Первым супругом Друниной стал поэт Николай Старшинов

«КОГДА КАПЛЕР ЗАБОЛЕЛ, ЮЛЯ ЗАБРОСИЛА ВСЕ И ЗАНИМАЛАСЬ ТОЛЬКО ИМ»

— У Друниной и Каплера был гостеприимный дом?

— У них постоянно кто-нибудь гостил. Алексей Яковлевич был известным человеком в мире кино. В те времена, когда нашу страну отделял от других стран железный занавес, он часто ездил за границу и общался с кинематографистами всего мира. Приезжая в Советский Союз, они, в свою очередь, обязательно бывали у него в гостях, чаще всего — на даче.

— Как же Юлия Владимировна с этим справлялась — по воспоминаниям тех, кто ее знал, она была далека от бытовых проблем?

— В таких случаях все деликатесы заказывались в знаменитом «Елисеевском» гастрономе и в лучших московских ресторанах. Их привозили уже приготовленными и нарезанными, оставалось только накрыть на стол — с этим Юля замечательно справлялась. По будничным дням они готовили сами — и она, и Алексей Яковлевич, но надо сказать, что у него получалось гораздо лучше. Более того, Юля не знала, где платить за квартиру, за гараж, как починить машину или вызвать мастера, если в доме что-нибудь поломается. Все это Алексей Яковлевич брал на себя.

— Тем не менее, когда Каплер заболел, жена самоотверженно за ним ухаживала…

— Она забросила все — стихи, общественную работу, которой всегда уделяла много времени, — и занималась только им. Когда врачи сказали, что жить ему осталось недолго, сделала все, чтобы муж об этом не узнал. Возможно, он, как умный человек, догадывался, что его дни сочтены, но Юля ни словом, ни жестом не дала ему этого понять. В его присутствии она всегда держалась, а плакала только тогда, когда он не видел. Вообще, само присутствие Алексея Яковлевича как будто облагораживало людей, находящихся рядом с ним. И к Юле это имело самое непосредственное отношение: без него она была бы другой — более жесткой, даже черствой. Муж во многом ее смягчал, делал добрее, нежнее.

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». Юлия Друнина прошла почти всю Великую Отечественную санинструктором

— Она тяжело перенесла смерть супруга?

— Юля как-то сразу потеряла интерес к жизни, впала в депрессию, которая впоследствии и привела ее к трагическому результату — к самоубийству. Понимаете, она была из тех женщин, которые не могут жить без мужчины рядом, ей нужны были любовь и внимание. Говорят, в детстве Юля дружила и играла только с мальчишками. С возрастом ничего не изменилось, она по-прежнему предпочитала мужчин, из подруг-женщин у нее была только я. Да и то, мне кажется, я досталась Юле «по наследству» — после смерти моего мужа свое нежное отношение к нему она перенесла на меня.

Поэтому, оставшись одна, буквально не могла найти себе места. Кто-то из нас относится к вынужденному одиночеству спокойно: ну нет мужа — и не надо! А Юля страдала, пыталась устроить свою личную жизнь. У нее было много знакомых мужчин, которые приходили к ней в гости, оказывали ей знаки внимания. Она многим нравилась, ведь, несмотря на возраст, была очень красива — с огромными лучистыми глазами. Мы с ней накрывали стол, я пекла ее любимые пироги с капустой, пили чай…

Ее трагедия была в том, что никто из окружавших ее мужчин не выдерживал конкуренции с Алексеем Яковлевичем. Все они были хорошими людьми, но все-таки не такими, как он, и Юля так и не смогла никого больше полюбить.

— Она ведь и раньше, если не ошибаюсь, отвергала ухаживания знаменитых людей?

— Николай Старшинов рассказывал, что к ней пытались подбивать клинья занимавшие серьезные посты в литературном мире поэты Павел Антокольский и Степан Щипачев, но она довольно резко их отшила. Также бескомпромиссно Юля вела себя, овдовев. С одной стороны, чахла без мужского внимания, с другой — «Умри, но не давай поцелуя без любви» — это про нее.

— Говорят, была у Юлии Друниной и еще одна фобия — она ужасно боялась стареть…

— Тот же Старшинов вспоминал, что она категорически запрещала печатать поздравления, где указывался ее настоящий возраст. И в официальных биографиях долго отсутствовал год рождения Друниной. Юле хотелось оставаться вечно молодой, но ведь время не обманешь.

«ДРУНИНА С ДОЧЕРЬЮ НЕ ОЧЕНЬ ЛАДИЛА — ГОРАЗДО БОЛЕЕ ТЕПЛЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЕЕ СВЯЗЫВАЛИ С ЗЯТЕМ АНДРЕЕМ»

— Это правда, что ее добил распад Советского Союза, крах тех ценностей, которые она считала незыблемыми и единственно верными?

— Ее угнетали неуважение к людям в военной форме, которое демонстрировала новая власть, нищенские пенсии, которые страна выплачивала своим бывшим защитникам, калеки в камуфляже, вынужденные просить подаяние в подземных переходах. Но еще тяжелее она переживала моральное унижение — в то время только ленивый не называл военных убийцами и оккупантами.

Юля, прошедшая почти всю войну санинструктором, дважды тяжело раненная, не могла снести таких оскорблений. Она не была готова жить в новом прагматичном мире, потому что для этого оказалась слишком романтичной. На душе у нее было очень плохо, жизнь казалась беспросветной.

— Вы могли предположить, что она может покончить жизнь самоубийством?

— Нет, конечно. Мне казалось, что моя подруга слишком любит жизнь, чтобы самой ее прервать. Как потом выяснилось, она замыслила самоубийство чуть не за год до того, как совершила его, — продумала и предусмотрела каждую деталь. Повторюсь: если бы в это время рядом с ней был мужчина, этого бы не произошло.

— Как она жила в последние годы?

— Почти все время проводила на даче. Во-первых, так было тихо, спокойно, никто не мешал ей работать. К тому времени она уже потеряла надежду найти замену Каплеру и очень много писала — и чем ближе к концу, тем больше. Во-вторых, Юля не очень ладила со своей дочерью Леной, а поскольку та жила в их московской квартире, предпочитала там не появляться.

— Как случилось, что между самыми близкими людьми — матерью и дочерью — сложились такие отношения?

— Я никогда не лезла Юле в душу, поэтому не знаю, когда и почему между ними пробежала черная кошка. Могу предположить, что причина могла быть в творческой ревности. Лена тоже писала стихи и весьма неплохие — все-таки она дочь двух поэтов. Возможно, мать не верила в ее поэтический дар или считала, что для одной семьи это перебор. При ее жизни Лена ни разу нигде не печаталась: Друнина запрещала дочери даже заикаться об этом. Только после смерти Юли у нее вышло два сборника, которые высоко оценили и читатели, и критики, но восторг вокруг них как-то очень быстро утих.

Как бы там ни было, а гораздо более теплые отношения — редкий случай! — связывали Юлю с ее зятем Андреем, который относился к ней с любовью и уважением. Именно ему была адресована прощальная записка, которую Друнина прикрепила к двери гаража: «Андрюша, не пугайся! Вызови милицию, и вскройте гараж!».

— А что она написала вам?

— То, что принято называть последней волей покойного, — в основном технические детали относительно ее похорон. Я была одной из немногих, кому она доверяла. Юля знала: я все сделаю так, как она просит. Друнина завещала после кремации отвезти урну с ее прахом в Старый Крым и похоронить в одной могиле с Каплером, где в свое время оставила на могильном камне место для ее имени.

Пышных торжественных проводов с плачущими поклонниками ее таланта и оркестром просила не устраивать. Так мы с Леной и сделали — вдвоем отвезли урну в Крым и похоронили. Предсмертную записку Друниной я храню как реликвию.

— Почему Алексей Яковлевич завещал похоронить себя в Старом Крыму?

— Это было особое для всех нас место — и для Каплера с Друниной, и для нас с мужем. Мы очень часто приезжали в Коктебель, в Дом творчества писателей, а это рядом со Старым Крымом. Там всегда отдыхало много творческой интеллигенции — поэты, писатели, художники, артисты Большого театра. Собирались прекрасные компании, устраивали замечательные вечера — атмосфера была удивительная. Пели под гитару, читали стихи и отрывки из новых книг, пили молодое крымское вино. Это был для всех нас своеобразный культурный центр.

В Старый Крым ходили гулять и днем, и по вечерам, под луной… Там замечательные леса, которые Юля, по ее собственным словам, любила «ненормальной любовью». Теперь в этом прекрасном, вечно теплом краю они с Алексеем Яковлевичем покоятся рядом.

— С дочерью Юлии Владимировны вы сейчас общаетесь?

— К сожалению, нет. Первое время еще созванивались, поздравляли друг друга с праздниками, а потом звонки становились все реже и постепенно прекратились совсем. Время сейчас такое — все куда-то торопятся, спешат, на людей из прошлого у нас просто нет времени.

Опубликовано вкл 25.06.2013 — 23:23 Автор:  Солдатова Анастасия

Война длиною в жизнь. Юность поэтессы. Первые стихи. Из — за парты в блиндаж. Стихотворения о Великой Отечественной Войне —  основное дело  жизни поэтессы. Реалистичность  военной лирики Друниной. Юлия Друнина и Зинаида Самсонова: анализ стихотворения «Зинка». О войне после войны. Юлия Друнина – поэт фронтового поколения.

Скачать:

Вложение Размер
Реферат 139 КБ
Рецензия на реферат 25.5 КБ
Тезисы к реферату 44 КБ

Предварительный просмотр:

Районная научно – практическая конференция обучающихся

«ШКОЛА – НАУКА – ВУЗ»

«Я родом не из детства – из войны»

(по творчеству Ю.В. Друниной).

Автор:

Солдатова Анастасия Михайловна,

обучающаяся 9 «А» класса,

МБОУ СОШ №7.

Руководитель:

Чижик Ирина Николаевна,

учитель русского языка

 и литературы высшей категории

МБОУ СОШ №7.

Вязьма

2012

Оглавление.

1. Введение.                                                                                       Стр.3

2. Война длиною в жизнь.                                                                Стр.4-6

3.«Я ушла из детства…»                                                                  Стр.6-13

4. О войне после войны.                                                                   Стр.13-18

5. «Жизнь – Родине, честь – никому».                                            Стр.19-23

6. Заключение.                                                                                   Стр.23-25

7. Список используемых источников и литературы.                     Стр.26

  1. Введение.

С каждым годом все дальше и дальше от нас героические и трагические годы Великой Отечественной Войны. Эта война была одной из самых тяжких испытаний, которые с честью выдержала наша страна. Каждый год отмечаем мы День Великой Победы, день святой народной памяти, отдаём дань уважения людям, которые воевали и победили. В своей работе я хочу рассказать о поэтессе Юлии Владимировне Друниной, прошедшей санитаркой всю войну и сохранившей о ней память на всю жизнь.

Цель моей работы:  рассказать о жизни и творчестве Юлии Друниной, доказав, что тема войны и патриотизма проходит через всё творчество поэтессы.

Задачи:

  1. Познакомиться с биографией жизни и творчества Ю.В.Друниной.
  2. Изучить литературу по данной теме.
  3. Выделить особую грань поэзии Юлии Друниной.
  4. Выявить основной мотив лирики поэтессы.
  1. Война длиною в жизнь.

Центральная часть Млечного пути приоткрывает свои тайны

Браво, Феликс!

Андрей Усачев. Как Дед Мороз сделал себе помощников (из книги «Школа снеговиков»)

Солнечная система. Взгляд со стороны

Без сердца что поймём?

Юлия Друнина родилась 10 мая 1924 года в Москве. Отец — учитель истории, мать — школьный библиотекарь. Училась в московской школе № 131, где преподавал её отец. После начала Великой Отечественной войны, в семнадцатилетнем возрасте записалась в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста), работала санитаркой в глазном госпитале. Вместе с семьёй была эвакуирована в Заводоуковск, оттуда ушла на фронт. Участвовала в строительстве оборонительных сооружений под Можайском, была санитаркой пехотного полка.

Получила ранение на фронте, после чего стала курсантом Школы младших авиаспециалистов (ШМАС), по окончании которой получила направление в штурмовой полк на Дальнем Востоке. Получив сообщение о смерти отца, поехала на похороны по увольнению, но оттуда не возвращается в свой полк, а едет в Москву, где в Главном управлении ВВС, получает справку, что отстала от поезда, едет на западный фронт. В Гомеле Юлия Друнина получила направление в 218-ю стрелковую дивизию. Снова была ранена. После выздоровления неудачно пыталась поступить в Литературный институт. Она вернулась в самоходный артполк, получила звание «старшина медслужбы», воевала в Белорусском Полесье, затем в Прибалтике. Была контужена и 21 ноября 1944 года признана негодной к несению военной службы. Опыт войны лёг в основу её творчества.

В двадцатилетнем возрасте приезжает в Москву и начинает посещать лекции в Литературном институте, не сдав вступительных экзаменов. Никто не посмел ей отказать. В начале 1945 года в журнале «Знамя» была напечатана подборка стихов Юлии Друниной, в 1948 году — стихи «В солдатской шинели». В марте 1947 года Друнина приняла участие в Первом Всесоюзном совещании молодых писателей, была принята в Союз писателей, что поддержало её материально и дало возможность продолжать свою творческую деятельность. Институт закончила только в 1952 году, несколько лет пропустила из-за замужества и рождения дочери Елены. Стихов в тот период не писала.

В 1955 году вышел сборник «Разговор с сердцем», в 1958 году — «Ветер с фронта», в 1960 году — «Современники», в 1963 году — «Тревога» и другие сборники. В 1967 году побывала в Германии, в Западном Берлине. Во время поездки по ФРГ её спросили: «Как Вы сумели сохранить нежность и женственность после участия в такой жестокой войне?» Она ответила: «Для нас весь смысл войны с фашизмом именно в защите этой женственности, спокойного материнства, благополучия детей, мира для нового человека».

В 1970-е годы выходят сборники: «В двух измерениях», «Я родом не из детства», «Окопная звезда», «Не бывает любви несчастливой» и другие. В 1980 году — «Бабье лето», в 1983 году — «Солнце — на лето». Среди немногих прозаических произведений Друниной — повесть «Алиска» (1973), автобиографическая повесть «С тех вершин…» (1979), публицистика.

В 1990 году была избрана в Верховный Совет СССР 12 созыва. На вопрос, зачем она баллотировалась в Верховный Совет, Юлия Друнина однажды ответила: «Единственное, что меня побудило это сделать, — желание защитить нашу армию, интересы и права участников Великой Отечественной войны и войны в Афганистане». Разочаровавшись в полезности этой деятельности и поняв, что сделать ничего существенного не сможет, вышла из депутатского корпуса.

Юлия Друнина трагически ушла из жизни, покончив с собой 20 ноября 1991 года.

Оставила предсмертную записку: «Андрюша, не пугайся. Вызови милицию и вскройте гараж».

Ознакомиться с творчеством Юлии Друниной

Previous Entry | Next Entry

Юлия Друнина. Что привело поэтессу к самоубийству

10 мая могло бы исполниться 93 года советской поэтессе Юлии Друниной, но в 1991 г. она приняла решение уйти из жизни. На ее долю выпало немало испытаний, которые она перенесла с неженской стойкостью и мужеством. Юлия Друнина прошла через войну, но не смогла выжить в мирное время и смириться с распадом СССР. Юлия Друнина Юлия Друнина появилась на свет 10 мая 1924 г. в Москве. Ее отец был учителем истории, а мать – библиотекарем, и любовь к литературе ей прививали с самого детства. Стихи она начала писать еще в школе, в конце 1930-х гг. Юля заняла первое место на поэтическом конкурсе, ее стихи напечатали в газете и передали по радио. Юлия Друнина 21 июня 1941 г. Юлия Друнина вместе со своими одноклассниками встречала рассвет после выпускного. А наутро они узнали о том, что началась война. Как и многие ее ровесницы, 17-летняя Юлия участвовала в строительстве оборонительных сооружений, пошла на курсы медсестер, поступила в добровольную санитарную дружину при Районном обществе Красного Креста. Родители не хотели отпускать дочь на фронт, но она вопреки их воле стала санитаркой в пехотном полку. Поэтесса, чьи стихи о войне в ХХ в. знал каждый школьник На фронте Друнина встретила свою первую любовь. Она никогда не называла его имени и фамилии, в стихах этого периода он упоминается как «Комбат». Эта любовь была очень недолгой – командир батальона вскоре погиб. Выйдя из окружения, Друнина вернулась в Москву, а оттуда с семьей отправилась в эвакуацию в Сибирь. Она хотела вернуться на фронт, но здоровье отца было в критическом состоянии – в начале войны он пережил первый инсульт, а после второго в 1942 г. скончался. После похорон Друнина снова вышла на линию фронта. Юлия Друнина «Подстриженная под мальчишку, была похожа я на всех», – писала поэтесса. Действительно, таких, как она, на войне было очень много. Девушки не только выносили с поля боя раненых солдат, но и сами умели обращаться с гранатами и пулеметами. Подруга Друниной Зинаида Самсонова спасла около 50 русских солдат и уничтожила 10 немецких. Одно из сражений стало для нее последним. Поэтесса посвятила ей стихотворение «Зинка», которое стало одним из самых известных ее военных произведений. Советская поэтесса Юлия Друнина В 1943 г. Друнина получила ранение, которое чуть не стало для нее смертельным: осколок снаряда прошел в 5 мм от сонной артерии. В 1944 г. она была контужена, и ее военная служба завершилась. После окончания службы поэтесса начала посещать занятия в Литературном институте, где встретила своего будущего мужа Николая Старшинова. Позже он вспоминал: «Мы встретились в конце 1944 года в Литературном институте. После лекций я пошел ее провожать. Она, только что демобилизованный батальонный санинструктор, ходила в солдатских кирзовых сапогах, в поношенной гимнастерке и шинели. Ничего другого у нее не было. Мы были студентами второго курса, когда у нас родилась дочь Лена. Ютились в маленькой комнатке, в общей квартире, жили сверхбедно, впроголодь. В быту Юля была, как, впрочем, и многие поэтессы, довольно неорганизованной. Хозяйством заниматься не любила. По редакциям не ходила, даже не знала, где многие из них находятся, и кто в них заведует поэзией». Юлия Друнина и Алексей Каплер После войны о ней заговорили как об одном из самых талантливых поэтов военного поколения. В 1945 г. ее стихи опубликовали в журнале «Знамя», через три года вышел ее сборник «В солдатской шинели». До конца 1980-х гг. она выпустила еще несколько сборников, во всех учебниках были ее стихи: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне». На ее стихи Александра Пахмутова написала песни «Походная кавалерийская» и «Ты – рядом». Юлия Друнина и Алексей Каплер В 1960 г. Юлия Друнина разошлась с мужем – уже несколько лет ее сердце было занято другим человеком, режиссером и телеведущим Алексеем Каплером. Они познакомились в 1954 г., когда Друниной было 30, а Каплеру – 50. Вместе они прожили до 1979 г., когда режиссер умер от рака. После смерти мужа поэтесса так и не смогла найти новых смыслов своего существования. В конце 1980-х она отстаивала права фронтовиков и даже баллотировалась в Верховный Совет СССР. Но очень скоро она разочаровалась в депутатской деятельности, а распад Союза Друнина восприняла как личную трагедию и крах идеалов всего ее поколения, прошедшего через войну. Поэтесса, чьи стихи о войне в ХХ в. знал каждый школьник В августе 1991 г. поэтесса вышла на защиту Белого дома, а через три месяца она закрылась в своем гараже, выпила снотворного и завела машину. За день до смерти Друнина написала: «Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно только имея крепкий личный тыл… Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, не верующая. Но если Бог есть, он поймет меня. 20.11.91». А в ее последнем стихотворении были такие строки: «Как летит под откос Россия, не могу, не хочу смотреть». Могила Алексея Каплера и Юлии Друниной в Старом Крыму via Buy for 50 tokens Journal information Current price50 LJ Tokens Social capital Friends of Duration24 hours Minimal stake50 LJT View all available promo Стивен Хокинг: Прошлое — это вероятность 1. Прошлое — это вероятность По словам Хокинга, одно из следствий теории квантовой механики заключается в том, что события, произошедшие в прошлом, не происходили каким-то определённым образом. Вместо этого они произошли всеми возможными способами. Это связано с вероятностным…

Profile

Ирина

Latest Month

July 2021
S M T W T F S
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

View All Archives

Links

  • Дизайн ЖЖ — от Harmful_viki

Tags

View my Tags page

Page Summary

  • : (no subject) [+0]
  • : (no subject) [+1]
  • : (no subject) [+1]
  • : (no subject) [+3]
  • : (no subject) [+0]

Categories

View my Categories page Powered by LiveJournal.com Грустная история: Алексей Каплер и Юлия Друнина

Люди

imageИзображение: архив Между этими мужчиной и женщиной – 20 лет разницы и большая любовь длиной в четверть века У него в прошлой жизни остался скандальный роман с дочерью Сталина, десятилетие лагерей. У нее – нелегкие фронтовые будни, замужество. Речь пойдет о трогательной любви поэтессы Юлии Друниной и кинодраматурга Алексея Каплера.

О ней

«Светлокосого солдата Зинку» знало несколько поколений школьниц СССР. Трогательные стихотворения Друниной переписывались, заучивались наизусть. Автор проникновенных строк родилась в Москве в мае 1924. С детства увлекалась чтением, поэтическим творчеством. С одиннадцатилетнего возраста начала писать стихи, а в конце 1930-х выиграла конкурс на лучшее стихотворение, которое было опубликовано в «Учительской газете». А после в ее мирную жизнь, полную творческих планов, ворвалась война. Юная Юлия ушла на фронт, несколько раз была ранена. В 1944 после сильной контузии старшину медицинской службы Друнину демобилизовали. Она была удивительным человеком: сильным, ответственным, отважным, о чем свидетельствуют боевые награды. image Впоследствии военные переживания стали ключевыми в ее поэтическом мировосприятии, принизав все творчество талантливой поэтессы. После войны стихи автора печатались в журнале «Знамя», затем выходили отдельными сборниками. Во время учебы в Литературном институте вышла замуж за поэта-фронтовика Николая Старшинова, родила дочку Елену. В 1954 на сценарных курсах при Союзе кинематографистов встретила человека, которого полюбила искренне и навсегда. Любовь к Алексею Каплеру охватила ее душу практически мгновенно, но еще в течение шести лет она делала попытки сберечь семью и верность мужу. В одном из своих поэтических творений Друнина написала: «От первой любви до последней у каждого целая жизнь». Свое первое возвышенное и романтическое девичье чувство она испытала к молодому Комбату (вот так, с прописной буквы, без имени он фигурировал в ее стихах), с бойцами которого выходила из окружения летом 1941. А вот последним был Алексей Каплер.

О нем

Этого талантливого человека знали и любили как сценариста и режиссера известных фильмов, бессменного ведущего «Кинопанорамы». Лазарь, позднее ставший Алексеем, Каплер родился осенью 1903 в Киеве в состоятельном еврейском семействе. В этом же городе учился в гимназии, выступал в эстрадном театре. image В конце 1930-х стал известным сценаристом, одним из творцов фильма «Ленин в Октябре», впечатлившего И. Сталина. За эту работу вместе режиссером М. Роммом, исполнителем главной роли Б. Щукиным получил государственную награду – орден Ленина, а впоследствии и Сталинскую премию. Представительницы прекрасного пола буквально очаровывались Каплером практически после первых минут знакомства. Про любовные подвиги кинематографиста ходили легенды. Его первой любовью стала актриса Вера Холодная. А потом было еще много женщин, которых любвеобильный Каплер умел понимать. В 1942 у 40-летнего Алексея Яковлевича завязался роман с юной дочерью Сталина Светланой Аллилуевой, что вызвало гнев ее отца. Такая дерзость и опрометчивость в выборе возлюбленной стоила Каплеру вычеркнутых 10 лет жизни, которые он провел в заключении. Свободу мастер получил летом 1953, после смерти «вождя всех времен и народов», а спустя год был реабилитирован. Несмотря на тяжелые испытания, Алексей не утратил тяги к романтике. Он сумел восстановить старые связи, включиться в творческий процесс. Каплер запретил себе переживать о том, что осталось в прошлом, и заставил себя верить в будущее. А грядущее предстало пред ним в виде прошедшей тяжкие испытания войной молодой поэтессы Юлии Друниной, неисправимо романтичной, как и сам Алексей.

История любви, похожая на сказку с грустным концом

Скитания по лабиринтам жизни, свидания и расставания, страсти благодаря каким-то удивительным стечениям обстоятельств привели к судьбоносной встрече двух людей с солидной разницей в возрасте. Каплер в момент их знакомства в 1954 был женат на актрисе Валентине Токарской, с которой его свела лагерная жизнь. Друнина тоже была замужем, имела дочь. Однако любовь, поразившая их, словно удар молнии, была так сильна, что пара не могла ей сопротивляться. Даже брачные узы не сдержали взаимное и мощное притяжение Алексея и Юлии. В 1960 они окончательно решили быть вместе, разорвав отношения с законными супругами. Пара оказалась настолько гармонична, словно люди, ее создавшие, были созданы друг для друга. Те, кто близко знал Друнину и Каплера, говорили, что муж надел на жену хрустальные туфельки вместо солдатских сапог. Действительно Алексей Яковлевич очень трогательно относился к своей молодой супруге, взяв все бытовые заботы на себя, максимально оградив от житейских трудностей. Каплер урегулировал отношения поэтессы с Симоновым и Антокольским, помог выйти в свет многим ее произведениям. Когда появлялись ее книги, Алексей Яковлевич, по словам работников магазина «Поэзия», приходил и договаривался о больших заказах и даже обещал их выкупить, если сборники будут залеживаться. А Юлия Владимировна много и упорно трудилась. Из-под ее пера выходили не только искренние, проникновенные стихи о том единственном, который подарил ей великое счастье любви, но и прозаические, публицистические произведения. image Супруги практически не расставались, проводя вместе все свободное время. Особенно любили проводить отпуск в Доме творчества писателей в п. Планерское (Коктебель) с обязательными пешими походами в Старый Крым, подъемами на Кара-Даг. Они были счастливы в своей большой любви. Девятнадцать лет абсолютно счастливой жизни удивительной, редкой по взаимопониманию пары промелькнули, словно один день. Ими восхищались, а некоторые – завидовали. Известен такой случай. Поэтесса возвращалась домой из зарубежной командировки. Уже пожилой Каплер так соскучился по любимой так, что, не выдержав, отправился из Москвы встречать ее в Брест, где жена должна была пересекать границу. Над ним иронично посмеивались, но и преклонялись перед его великим чувством. В марте 1979 Алексей Яковлевич стал слабеть, его положили в больницу в Филях. Юлия Владимировна практически круглосуточно была рядом. Каплер уходил мужественно. Окружающие его люди говорили о его доброжелательности. Ни единой гримасы боли, только улыбки и сожаления о том, как же Юленька будет жить без него. Его не стало 11 сентября 1979. Урну с прахом мужа Юлия Владимировна привезла в Старый Крым, где завещал похоронить себя Каплер. На его могиле – черный холодный камень, с холма – вид на ту дорогу, по которой супруги не раз ходили вместе. Тогда Друнина сказала, что хочет покоиться в одной могиле с Алексеем, и побеспокоилась, чтобы на надгробии оставили место и для ее имени. День похорон мужа стал началом погружения поэтессы во тьму отчаяния и депрессии. Она чувствовала безмерную тоску об оборвавшейся нити их совместной жизни, скорбь о возлюбленном и о себе, оставшейся без любви, а значит и без будущего. Дальше было лишь существование, наполненное воспоминаниями о минувших счастливых днях. Жизнь стала для нее настоящим кошмаром во второй половине 1980-х, после грянувшей перестройки. Она чувствовала крушение того святого, во что верила и за что воевала, мечтала быстрее воссоединиться в вечности с любимым мужем. image Какое-то время Юлия Владимировна боролась за свои идеалы, была в 1990 даже депутатом Верховного Совета Российской Федерации, желая защитить армию, права участников Великой Отечественной войны и афганских событий. Вскоре она вышла из депутатского корпуса, поняв свою наивность и невозможность пробить стену непонимания. Поэтесса восторженно, с романтическим подъемом встретила события августа 1991. Однако эйфория долго не продержалась. Ей стало «безумно страшно за Россию». Как следствие – самоубийство, последний мужественный поступок для сохранения чувства собственного достоинства, случившееся холодным ноябрьским днем 1991. Желание Друниной лежать в одной могиле с супругом исполнилось. Прах двух талантливых людей, связанных большой любовью, покоится в Старом Крыму. Приглашаем на наш Телеграм-канал.

Рекомендуем почитать

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий