Значение ФИЛИПП (В МИРУ ФЕДОР СТЕПАНОВИЧ КОЛЫЧЕВ) в Краткой биографической энциклопедии

Митрополит Филипп II

Епископ Русской церкви, митрополит Московский и всея Руси с 1566-го по 1568-й годы, известен обличением злодейств опричников царя Ивана Грозного. До избрания на московскую кафедру был игуменом Соловецкого монастыря, где проявил себя как способный руководитель. Из-за несогласия с политикой Ивана Грозного и открытого выступления против опричнины попал в опалу. Решением церковного собора лишён сана и отправлен в ссылку в тверской Отроч Успенский монастырь, где был убит Малютой Скуратовым.

image

В 1652 году по инициативе патриарха Никона мощи Филиппа были перенесены в Москву. Он был прославлен для всероссийского почитания как святитель Филипп Московский. Память совершается 9 января, 3 июля и 5 октября (по юлианскому календарю).

Малюта Скуратов

Настоящее имя — Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский — русский государственный, военный и политический деятель, один из руководителей опричнины, думный боярин (с 1570), любимый опричник и помощник Ивана Грозного.

Противостояние Филиппа и Ивана Грозного

Вернувшись зимой 1568 года из первого ливонского похода, царь начал новую волну террора. Причиной послужили перехваченные письма к московским боярам польского короля Сигизмунда и гетмана Ходкевича с предложением перейти в Литву. Начались массовые казни. Первым пострадал боярин Иван Челядин с семьёй, а затем по его изменническому делу погибли князья И. А. Куракин-Булгаков, Д. Ряполовский, трое князей Ростовских, принявшие монашество князья Щёнятев и Турунтай-Пронский. События в 1568 году переросли в открытый конфликт между царём и духовной властью. Филипп активно выступил против опричного террора. Сначала он пытался остановить беззакония в беседах наедине с царём, просил за опальных, но Иван Грозный стал избегать встреч с митрополитом. Тогда, по словам Андрея Курбского, Филипп «начал первее молити благовременно, яко апостол великий рече, и безвременно належат и; потом претити страшным судом Христовым, заклинающе по данной ему от Бога епископской власти».

Убийство митрополита

(Текст моего выступления на вечере памяти о. Александра в Библиотеке Иностранной Литературы, отредактированный вариант). Сегодня, 22.01. 2020, день памяти митрополита Московского Филиппа и 85 лет со дня рождения о. Александра, который при своей жизни выделял святителя, считая его одним из своих небесных покровителей. Хотя день кончины митрополита не сегодня (по-настоящему надо было бы праздновать его память числа 3 или 4 января по современному календарю (соответственно 23 декабря 1569 года по старому случилась его мученическая кончина), однако в связи с Рождественскими днями и Святками празднование когда-то перенесли почти на три недели позже), но между судьбами святителя Филиппа и отца Александра есть удивительное соответствие и выразительная внутренняя связь, при всём том, что их судьбы, их происхождение, служение, эпоха, в которые они жили, были очень различными. Будущий митрополит происходил из боярского рода Колычёвых, который был приближен к царскому двору. Житие святого, быть может, по образцу древнего жития Антония Великого, а не исключено, что это и в самом деле так случилось, повествует о том, как тридцатилетний боярин Феодор принял окончательное решение уйти в монахи. Он стоял в храме и услышал читаемые священником строки из Евангелия: «Никто не может служить двум господам: или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне». Дожить до 30 лет в ту пору, не женившись и притом будучи из знатного рода, было весьма не обычным явлением (будущий отец Александр вступил в брак, когда ему было едва за двадцать). И тем более совсем уж исключительным шагом в его положении было оставить службу, карьеру при дворе и удалиться в далёкий северный Соловецкий монастырь! До которого от Москвы по тем временам было не один месяц пути. Исследователи установили, что в 1537 году день, когда читался этот евангельский отрывок из Нагорной проповеди (а будущий святитель родился в 1507 году), приходился на воскресенье 3 июня, вторую неделю по Пятидесятнице. Какое воспитание получил митрополит в юности, какие книги читал, к сожалению, неизвестно – об этой поре юности будущего митрополита до нас не дошло ясных сведений, в отличие от жизни отца Александра, который в том числе писал о себе самом, не говоря уже о его окружении с детства, прежде всего мамы Елены Семеновны и тети Веры Яковлевны Василевской, оставивших свои живые и трогательные воспоминания о «катакомбах ХХ века» и их служителях. Поступок будущего митрополита был настоящим шоком для его родни. Скорее всего, именно для того, чтобы его не беспокоили, чтобы не заставили вернуться назад, оказывая психологическую обработку и давление, он пошёл на радикальный разрыв с прошлым, чтобы оказаться в недосягаемости на краю света в прямом смысле по тем временам. Его сначала оплакивали как умершего, поскольку он никому не сказал, куда удалился. И только когда укоренился на Соловках, стали доходить до его родных первые весточки. У отца Александра в этом плане всё складывалось более цельно и органично: решив ещё в отрочестве встать на путь священнослужителя, он прямо и последовательно шел к этой цели, при полном одобрении выбора его матерью. Как он сам о себе писал, «Принятие сана (в 1958 году) не переживалось мной как переломный момент, а было органическим продолжением пути». Предварительно он планировал получить светское образование, но институт ему окончить не дали, отчислили после сдачи первого госэкзамена, и это ускорило становление Александра на путь священнослужения. Сопоставим теперь периоды становления и зрелости у обоих подвижников. Месяца через четыре, осенью 1537, а может и только на следующий год Филипп достигает Соловков, там становится послушником, пострижеником и затем игуменом монастыря через несколько лет. Почти 30 лет он живёт там, пока не призывается на митрополичью кафедру (скорее всего, кто-то из родственников-бояр похлопотал и рекомендовал его царю). Если считать годы от ухода из мира в монашество до самой кончины, то получится 32. Служение отца Александра в священном сане было также 32 года срока, с 1958 по 1990 гг. Филипп сочетает в себе молитвенника, духовного наставника всей братии монастыря и умелого хозяйственника и организатора. При нем Соловецкий монастырь преображается настолько, что именно тот вид монастыря, который современные туристы и паломники знают по фото, фильмам или воочию, в основном он приобрел в период игуменства Филиппа. Ни каменных церквей, ни каменных палат, ни каналов, ни садков для разведения рыбы, ни мощёных дорог – ничего этого не было, когда Филипп ступил на Соловецкую землю. А при его отъезде всё уже в основном было построено, за исключением мощных стен вокруг обители. Отец Александр проявит себя на другом поприще – библеистики, миссионерства, просвещения, проповедничества, катехизации. Большую часть жизни – всё-таки в стеснённых условиях, тайно, публикуясь за границей под псевдонимами. И только последние два с половиной года жизни – открыто, с лекциями в ДК, на радио и телевидении. Хотя при жизни о. Александра ни одной из его книг в Советском Союзе напечатано не было. Этот последний этап жизни отца при максимально широкой доступности и публичности фактически стал его восхождением на свою Голгофу. По мере популярности пастыря росла и зависть, и недоброжелательство, и подозрения, и ненависть к нему, и клевета в его адрес в церковной среде (хотя ведущие иерархи, к их чести, в ней тогда не участвовали). Последние два с половиной года жизни митрополита Филиппа, при его возвышении на первосвятительский пост, также привели его к мученичеству. И расправу с ним царь пытался осуществить руками и устами разных иерархов. Один из них был Новгородский архиепископ Пимен, которому Филипп предрёк: «Тщишься похитить чужой престол, но вскоре из своего извержен будешь!». Затем были Суздальский архиепископ Пафнутий, Соловецкий игумен Паисий, под давлением что-то невнятно говоривший… Митрополит выступал против беззаконий и самосудов учреждённой царём опричнины, фактически ставшей спецслужбой, «государством в государстве», поневоле затрагивая политические вопросы, от которых было невозможно уйти. За это и пострадал от главного опричного представителя, Григория Скуратова-Бельского, по прозвищу Малюта. Отец Александр Мень, занимая куда более скромное положение в церковной иерархии, прямо никогда не выступал ни против существовавшей власти, ни делал каких-либо публичных политических заявлений, но видел свою задачу исключительно как проповедника и просветителя. Из книги «Цветочки отца Александра» можно привести такое его изречение: «На мученичество не напрашиваются, мученичества надо сподобиться». Его мученичество случилось также от руки кого-то из сотрудников спецслужб, учитывая ведение дальнейшего следствия этого дела по ложному следу и нераскрытость этого преступления. Убийца митрополита наказан не был (отдавал ли сам царь приказ уничтожить Филиппа или нет — точно не известно и прямых доказательств нет; но прожил он после этого около трех лет весьма благополучно, осыпанный разными наградами, пока не погиб в бою). Скорее всего, то же самое произошло и с убийцей о. Александра. Прославление и почитание в народе свт. Филиппа шло по нарастающей, начиная с 1590-х годов, когда его мощи были перенесены на Соловки в 1590 или 91 году, и затем была уже составлена служба ему как местночтимому святому, сначала в Соловках и Твери. То есть, прошло около 20 с небольшим лет. В 1636 году вышла очередная месячная Минея, где под 23 декабря была поставлена служба свят. Филиппу для общецерковного употребления. О святости и небесном заступничестве о. Александра 20 лет спустя после его кончины тоже заговорили открыто всё больше и больше, будучи уверенными, что канонизация его обязательно состоится, вопрос только в сроках. Явный перелом в отношении к наследию о. Александра на официальном церковном уровне произошел как раз 10 лет назад в начале патриаршества Святейшего Кирилла, хотя среди части епископата, рядового духовенства и многих верующих по-прежнему существуют разные предубеждения и предрассудки. Может, кто-то из нас, здесь находящихся, доживёт и до его общецерковного прославления? Поживём – увидим. Хочется надеяться на это, учитывая, что при современных темпах жизни и динамике перемен сроки будут явно короче, чем они были после кончины митр. Филиппа.

С помощью дополнительной литературы и Интернета соберите информацию о митрополите Филиппе. На основе собранной информации сделайте сообщение перед одноклассниками. В чем вы видите нравственный подвиг этого человека?

Ответ

Митрополит Филипп

Филипп (в миру Колычев Федор Степанович) (1507 — 1569, Тверь) — церковный деятель. Происходил из знатного боярского рода. Служил при дворе Елены Глинской и в 1537 после участия в мятеже удельного князя Андрея Старицкого бежал в Соловецкий монастырь, где принял монашество.

В 1548 стал игуменом и приобрел репутацию замечательного администратора. При нем было построено множество хозяйственных сооружений: сеть каналов, соединившая 72 озера и обслуживавшая водяные мельницы, кирпичный завод, поварни, склады и т.д.

В среде духовенства выделялся суровым, непреклонным характером. Стремясь опереться на церковный авторитет, Иван IV Васильевич Грозный предложил занять престол митрополита Филиппа, который соглашался на это при условии отмены Иваном Грозным опричнины. Царь сумел уговорить Филиппа, чтобы тот не вмешивался в опричнину («в царьской домовой обиход не въступатися»), но зато получал право «советования» с государем, включавшее и возможность «печалования» за опальных.

Недолгий перерыв в терроре Ивана Грозного завершился новой серией убийств, и Филипп не стал молчать. Весной 1568 в Успенском соборе Филипп публично отказал царю в благословении, осудив опричные казни. Направленная в Соловецкий монастырь комиссия не смогла отыскать материалы, доказывавшие, что игумен Филипп вел порочную жизнь. Тем не менее, в ноябре 1568 г. послушные царю иерархи на церковном Соборе признали Филиппа виновным в «скаредных делах» и низложили. Отправленный в заточение в Тверской Отроч-Успенский монастырь, Филипп, отказавшись благословить новгородский опричный погром, был задушен М. Скуратовым-Бельским. В 1652 был канонизирован Русской православной церковью.

Разделы

  • Древнерусские князья
  • Князь Святослав
  • Князь Владимир. Крещение Руси
  • Александр Невский. Ледовое побоище
  • Грюнвальдская битва
  • Витязь на распутье. Московское государство в XV веке. Иван Великий, Государь всея Руси
  • Иван Грозый: Царь и человек
  • Смутное время
  • Древняя Русь: Быт и нравы
  • Пётр Великий: Pro et contra
  • 1917. «России страшный год…»
  • Великая Отечественная война: Цена Победы. 1941 год
  • Великая Отечественная война: Цена Победы. 1945 год

Источник: Домодедовские вести

Его цель – безграничная власть над душами современников. «Чего хочет царь – хочет Бог!»

В 15 километрах от Москвы, на высоком берегу реки Пахры высится кирпичная свеча колокольни храма Воскресения Словущего. Колокольня является самой высокой точкой села Колычево. История села уходит в глубокую древность и неразрывно связана с одним из самых почитаемых святых Русской Православной Церкви – московским митрополитом Филиппом. Его иконописный лик смотрит с фасада колокольни. Внимательный взгляд митрополита встречает молящихся в храме. О священномученике Филиппе, Иване Грозном и истории села и пойдет этот рассказ.

1. Холодная зима 1568 года

По свидетельству современников зима 1568 года выдалась лютой. Москва была окутана морозной дымкой, в которой как в вате гас знаменитый звон ее колоколов. На лету замерзали птицы, и горожане предпочитали сидеть по домам. Государь Иван Васильевич, недавно вернувшийся из Первого ливонского похода, поначалу был благодушен.

Но вскоре шепот ужаса пронесся среди горожан. То там, то здесь толпы опричников врывались в дома известных служивых людей, грабили и насильничали. Бояр и их слуг голышом выволакивали из домов. А затем с гиканьем и свистом тащили на арканах по обледенелым улицам, чтобы кинуть в пыточные подвалы.

И вскоре главные площади столицы украсили сосновые перекладины виселиц, дубовые плахи и огромные дымящиеся котлы со смолой. Возле деревянных настилов с топорами в руках прохаживались мускулистые каты – палачи Древней Руси.

Причиной новой волны террора послужили якобы найденные письма польского короля Сигизмунда. Единственным, кто не поддавался всеобщему настроению страха, был московский митрополит Филипп.

2. Соловецкий игумен, ставший митрополитом Московским

К 1568 году ему исполнился 61 год. Родившийся в знаменитой боярской фамилии, детство он провел в Москве и семейном имении Колычево, вблизи нынешнего городского округа Домодедово. На берегу неторопливой Пахры он впитал любовь к родной земле и получил разностороннее образование. Иначе просто быть не могло, ведь его отец был воспитателем Юрия Васильевича – брата Ивана IV .

Юность пролетела при дворе Великого князя. Казалось, его ждала блестящая придворная карьера. Но блеск придворной жизни и звон боевых мечей не радовали молодого человека. Всем своим сердцем он жаждал посвятить жизнь Богу.

Тридцати лет от роду Федор – так звали в миру молодого человека – в одежде простолюдина уходит вместе с обозом на далекий Север. Полгода он пасет овец, а еще через год его постригают в монахи под именем Филипп. Восемь лет трудов, молитвы, постов и подвигов поднимают Филиппа до звания игумена знаменитой Соловецкой обители.

image

Угловая башня Соловецкого монастыря, цветная фотография 1913 года

Именно при игумене Филиппе вокруг монастыря поднимаются те циклопические стены, которые мы видим сейчас, строятся храмы и в разы расширяется хозяйственная деятельности. Среди лучшего русского духовенства Филипп участвует в Стоглавом соборе, на котором Иоанн Васильевич обращает пристальное внимание на усердного игумена. Не связанный ни с какой боярской партией, Филипп Колычев представляется царю идеальной фигурой на место московского митрополита.

Царь Иоанн IV был сложным человеком, в душе которого склонность к неудержимому насилию парадоксальным образом уживалась с православной религиозностью.

Соловецкий игумен говорил прямо там, где все льстили. Он был словно отражением совести Иоанна. Поэтому царь остановил на нем свой выбор.

Слово царя много значило в то время. И поэтому на соборе духовенства 1566 года именно Филиппа единодушно избирают кандидатом на первосвятительскую кафедру.

Но тут возникает неожиданная проблема. Приехавшего издалека соловецкого игумена ужасают московские казни. Неожиданно для всех он выступает с резким осуждением разделения государства на Земщину и Опричнину, а также политики террора, которую проводит царь. Не ограничиваясь разговорами наедине, Филипп поднимает вопрос ребром прямо на заседании собора.

– Умири совесть мою, – обращается к царю будущий митрополит, – упраздни опричнину! Ибо всякое разделенное Царство, по глаголу Всевышнего, падет. Пусть будет только единая Россия!

Царь пугается. Собор епископов – это сила. Вдруг духовенство единым фронтом выступит против его нововведений? В некотором замешательстве он обещает подумать. А пока он думает, 25 июля 1566 года собором всех русских епископов Филиппа Колычева поставляют на престол митрополита Московского и всея Руси.

3. Совесть царя

В течение полутора лет кажется, что в жизни Русского государства началась новая пора. Царь приближает святителя Филиппа к себе, советуется с ним по всем вопросам церковной и государственной жизни. Он занят войной с Ливонией настолько, что даже оставил свое любимое развлечение – казнить изменников. Нет, опричнину Иван IV так и не распустил. Но ходят слухи, что это может случиться в любой момент. Слухи настораживают высокопоставленных опричников, которые привыкли наживаться за счет ограбления Земщины. Известна фраза Малюты Скуратова, которую он кинул на счет митрополита Филиппа:

– Везде этот поп! Продыху от него нет!

Царедворцы уже догадываются, что слухи распускаются с ведома самого царя. Ему сложно сдерживать себя, ему сложно разговаривать с митрополитом. Он самодержавный властелин, он сам – властелин своей совести. Эти странные евангельские слова – «не убий»… Они же не относятся к царю, который должен убивать врагов Отечества?

image

Васнецов, «Царь Иоанн Васильевич Грозный»

Холопов своих он волен миловать и казнить! Зачем ему укоры от какого-то священника? Зачем выстраивать внутреннюю политику на системе «сдержек и противовесов». Куда проще – страхом! Царь осторожно прощупывает общественное мнение. И все вокруг – царедворцы, бояре, опричники и духовенство льстиво поддакивают:

«Да, ты – прав! Ты самодержец! Ты волен над нашей жизнью! Твоя воля – воля Божья».

И лишь один человек продолжает твердить о необходимости христианского милосердия. Лишь один голос напоминает Иоанну о том, что тот, прежде всего – человек. Один – вопреки всем!

Поняв все это, царь резко прекращает общение с митрополитом Филиппом. Один в поле не воин!

Что бы ни делал царь – митрополит должен молчать! Совесть – замолчи!

4. Царь и христианин

Отстранив от себя митрополита Филиппа, государь Иоанн Васильевич начинает закручивать новую спираль террора.

Его цель – безграничная власть над душами современников. «Чего хочет царь – хочет Бог!» – вот его лозунг.

Аресты и казни следуют одна за другой. Первым казнят боярина Иван Челяднина с семьей. Затем следует очередь князей Куракиных, Булгаковых, Ряполовских, и Ростовских. Царь не щадит даже принявших иноческий чин князей Щенятевых и Турунтай-Пронских. Под пытками несчастные оговаривают еще кучу друзей и родственников. Следуют новые аресты. Вслед за господами волокут в пыточные подвалы слуг. Царь пытает сам. Он словно находит в этом какое-то извращенное удовольствие.

В перерывах между казнями, он вместе с опричниками надевает монашеские одежды и бьет земные поклоны.

А затем вся честная компания бражничает. Наступает весна. Приближается конец Великого поста.

image

Митрополит Филипп, современная картина.

Родственники репрессированных, обиженные и обездоленные – все они стекаются к митрополиту. «Заступись, Владыка, – со слезами молят они, – помоги!».

Но Филиппа даже не пускают под государевы очи. Его лишают древнего права всех христианских епископов – печаловаться, заступаться за осужденных. И тогда митрополит решается на небывалое: обратиться к Иоанну прямо в храме.

5. Христианин и царь

22 марта 1568 года митрополит совершал Божественную литургию в Успенском соборе Московского кремля. Иоанн Васильевич пришел на службу вместе с опричниками. Расшитые золотом шубы вошедших были наспех прикрыты черными ризами. На их головах красовались высокие монашеские шапки. В таком виде царь подошел к митрополиту за благословением. Филипп сделал вид, что не замечает главу государства. По собору пробежал сдержанный шум.

– Перед тобой царь, – одернул Филиппа кто-то из бояр, – благослови его!

Митрополит остановился, обвел присутствующих взглядом и с расстановкой произнес:

– В этом рубище и в делах государственных я не узнаю царя православного!

Все замерли. Царедворцы боялись не то что посмотреть на царя, они дышать боялись! В этой жуткой тишине митрополит, глядя в глаза Иоанну, продолжил:

– Государь! Мы здесь приносим жертвы Богу, а ты за алтарем проливаешь кровь христианскую. В самых неверных, языческих Царствах есть закон и правда, есть милосердие к людям — а на Руси их нет! Грабежи и убийства совершаются именем царским! Государь! Как ты предстанешь на Суд Божий? Обагренный кровью невинных, оглушаемый воплем их муки? Государь, побойся Бога…

image

Митрополит Филипп отказывается благословить Иоанна Грозного, гравюра XIX века

Гримаса гнева обезобразила лицо царя. Слова правды жгли его как железо.

– Довольно! – придушенно закричал Иоанн. В руках мелко дрожал посох, – Я был слишком милостив к тебе, митрополит! К тебе – и твоим сообщникам!

Затем развернувшись, он буквально побежал к выходу!

Царь испугался! Он, знавший силу слова, испугался. Испугался того, что Филипп сейчас произнесет самое страшное – отлучение от Церкви, анафему! Ведь тогда православный народ просто разорвет его на куски!

За царем опрометью бросились опричники и бояре, иностранные гости и простой люд. Собор опустел почти мгновенно. Этого ужаса и унижения Иоанн Васильевич не забудет до конца своих дней. Участь митрополита Филиппа была решена.

image

Икона митрополита Филиппа, Россия, XVIII век.

Его арестуют и осудят за измену. На его глазах казнят всех родственников, а затем сошлют в дальний монастырь. Но, ни пытками, ни щедрыми посулами, сломать волю митрополита царю не удастся.

«Нет тебе, государь, моего благословения!» – будет снова и снова повторять Филипп. Нет, и никогда не будет благословения православной Церкви на кровь, беззаконие и насилие! Не в силе Бог, а в правде!

В 1569 году в тверском Отроч-Успенском монастыре Малюта Скуратов задушит бесстрашного старца. А уже через сто лет митрополита Филиппа Колычева Русская церковь прославит в лике святых мучеников.

6. Наследство бояр Колычевых

Убийство митрополита Филиппа и расправа над его родственниками не могла не коснуться вотчинных владений бояр Колычевых. Но село на реке Пахре ими заранее было передано Московскому Богоявленскому монастырю. А потому уцелело. Это оказалось лишь отсрочкой.

image

Храм в Колычево, современный вид

Последствия тиранического правления Ивана Грозного привели страну к смуте 1612 года. Польские интервенты и грабители всех мастей не оставили от подмосковных деревень камня на камне, их пришлось десятилетиями отстраивать заново.

Однако жизнь продолжалась. В древнем селе она была сосредоточена возле древнего деревянного храма. Колычевы построили его настолько добротно, что простоял он почти триста лет. Лишь к 1697 году неподалеку возвели новый храм во имя Воскресения Христова – каменный храм Воскресения Словущего. Старую церковь разобрали, отметив памятное место часовней.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий