Чем знаменит русский географ Петр Семенов-Тян-Шанский и в чем секрет его фамилии?

image Рязанка — это деревня в Чаплыгинском районе Липецкой области, где находится родовая усадьба Семёновых. Правда, с ходу сложно додуматься, кто это такие и чем прославились, пока на помощь не придёт Пётр Петрович и продолжение его фамилии — Тян-Шанский. А вот, так чуткан яснее, ага. Я сбился со счёту, сколько посетил разных усадеб, но Рязанку не забуду и ни с чем не спутаю никогда. Уютный, просторный дом, где пахнет деревом, комнаты с коллекциями растений и минералов, фотографии, карты. Неожиданно усадьба очень сильно отпечатывается в памяти, дарит мощнейшие позитивные впечатления и попадает в личный топ подобных мест. Сам не понимаю, как до летней прошлогодней поездки в Чаплыгинский район, ничего не слышал об этом месте. Планы сюда вернуться рождаются ещё до отъезда. Да и его хочется отложить, оттянуть на сколько это возможно, чтобы ещё раз пройтись по дому или прогуляться в парке. В общем, родные места географа и путешественника Семёнова, ставшего ещё при жизни за заслуги Тян-Шанским, запоминаются ого-го как. 1. Дом не бросается в глаза ещё при подъезде. Он, наоборот, спрятан в парке и до последнего не показывается. Чтобы подойти к нему, нужно пройти какую-то дистанцию, представляя и гадая, что ты сейчас увидишь image 2. И вот, усадьба встречает гостя. Широкая лестница похожа на раскинутые в сторону руки, готовые вот-вот обнять прибывшего 3. И как будто сам хозяин тут 4. Он же встречает и в доме. Пётр Петрович прожил 87 лет и далеко продвинулся не только по научной и географической, но и госслужащей линии. Он был сенатором, дослужился до действительного тайного советника (аналог генерала армии в войсках), членом различных комитетов и комиссий, а также членом Государственного совета 5. В усадьбе можно подробно познакомиться с родом Семёновых. Фамильный герб 6. Земли, где находится усадьба, в 18-м веке получил в приданое Николай Петрович Семёнов (дед Петра Петровича, портрет вверху), женившись на Марии Петровне Буниной. В конце 18-го века здесь была основана деревня Рязанка и построена усадьба, где в 1827 году и родился будущий географ. Позже усадьбой владел отец Петра Петровича — Пётр Николаевич Семёнов, участник Бородинского сражения, а также писатель, литератор, драматург. Так получилось, известен он не очень многим, да и прожил всего 40 лет. Во время эпидемии холеры 1831 года Семёнов-старший добровольно заменил уездного предводителя дворянства. Находясь на ответственной должности, заразился тифом и умер в 1832 году. Пётр Петрович жил в Рязанке до 1841 года, а потом часто приезжал сюда к брату Николаю, который и унаследовал усадьбу от отца 7. Мы так попали, что других групп здесь не было. Тишина и спокойствие. Кажется, что находишься в 19-м веке в действующей усадьбе. Просто хозяева отошли 8. Красота же! 9. В комнатах можно подробно познакомиться с деятельностью Петра Петровича 10. 11. Увидеть различные коллекции 12. Проследить за путешествиями по карте. В 1856-57 годах он исследовал загадочный для современников район Тян-Шаня. Семёнов начертил схему хребтов и высотной зональности горной системы, исследовал озеро Иссык-Куль, открыл верховья реки Сырдарьи, установил отсутствие на Тян-Шане вулканов, достиг горных ледников и открыл многие ранее не известные науке виды растений. Экспедиция прославила путешественника, подарила ему мировую известность и право в 1906 году именовать себя и своих потомков Семёновыми-Тян-Шанскими 13. Камушки 14. Воспоминания Петра Петровича 15. Как я уже говорил, Семёнов-Тян-Шанский часто приезжал на родину. В Рязанке в кругу родных 16. Продолжаем знакомиться с домом 17. Рабочий кабинет 18. Семёнов-Тян-Шанский — автор нескольких десятков работ по географии, путешествиям и ботанике 19. Пётр Петрович был дважды женат 20. В 1850 году, в нескольких километрах от Рязанки, в деревне Гремячка, Семёнов познакомился с Верой Александровной Чулковой (1833-1853). Вскоре они поженились, у них родился сын Дмитрий, но спустя полгода от скоротечной чахотки супруга скончалась. В 1861 году Пётр Петрович женился вторично — на дочери своего давнего знакомого, Елизавете Андреевне Заблоцкой-Десятовской (1842-1915). У них родилось семеро детей: Ольга, Андрей, Мануил (умерший в младенчестве), Вениамин, Валерий, Измаил и Ростислав (умерший в 14 лет от туберкулеза). Андрей и Вениамин также стали учёными-географами, Ольга — этнографом и художницей, Измаил — метеорологом и педагогом. После революции почти все Семёновы-Тян-Шанские не уехали из России, продолжая работать на благо науки. Великая Отечественная застала многих представителей этой фамилии в Ленинграде. Отказавшись эвакуироваться в блокаду Андрей, Вениамин и Измаил умерли в 1942 году от голода и болезней 21. Похоже, женская комната 22. Чемодан, с которым много путешествовал Пётр Петрович 23. При всей научной занятости Семёнов-Тян-Шанский являлся очень крупным коллекционером и знатоком живописи. Его коллекция нидерландской живописи была самой значительной в России (719 картин). Это сейчас можно вывозить «из Рашки» всё за рубеж, а Семёнов ещё в начале составления своей коллекции задумал передать её в Эрмитаж. Поэтому всё внимание он сосредоточил на приобретении тех образцов, которые отсутствовали в собрании этого музея 24. После экскурсии мы пили чай на террасе 25. С видом на парк. Здесь растёт множество привезённых из экспедиций деревьев 26. По пути назад останавливаемся в поле 27. Добавляем к приятным впечатлениям об усадьбе еще эстетики) 14 января 1827 г. Рязанка 11 марта 1914 г. классика , литература 19 века , русская классика , география , приключения , книги о путешествиях , приключения: прочее

Пётр Петро́вич Семёнов-Тян-Ша́нский (до 1906 года — Сёменов;2 (14) января 1827 — 26 февраля (11 марта) 1914) — русский географ, ботаник, статистик, государственный и общественный деятель.

Вице-председатель Императорского Русского географического общества (с 1873) и президент Русского энтомологического общества (с 1889). Почётный член: Императорской Академии наук (1873) и Академии художеств (1874). Сенатор 2-го (крестьянского) департамента Правительствующего сената (с 1882). Член Государственного совета (c 1897). Член Русского горного общества (1900). Действительный член всех Российских университетов. В 1856—1857 годах исследовал Тянь-Шань. Инициатор ряда экспедиций в Центральную Азию. В 1859—60 участвовал в качестве члена-эксперта в работе Редакционной комиссии по подготовке крестьянской реформы 1861. Организатор первой переписи населения России в 1897 году. Отец географа Вениамина Петровича Семёнова-Тян-Шанского и географа, энтомолога, колеоптеролога Андрея Петровича Семёнова-Тян-Шанского. Дед епископа Зилонского Александра (Семёнова-Тян-Шанского) (1890—1979).

Родился в семье отставного капитана лейб-гвардии Измайловского полка Петра Николаевича Семёнова (1791—1832) в поместье Рязанка (ныне Чаплыгинского района Липецкой области). Брат государственного деятеля Николая Семёнова. До 15 лет воспитывался в деревне, развиваясь самостоятельно, с помощью книг семейной библиотеки. Интерес к географии в детстве у него пробудила игра — географическое лото с названиями стран, материков, рек, городов. Мальчика особенно привлёк мир растений. Богатое собрание книг по садоводству помогло ему самостоятельно разобраться в систематике растений, которых было много в домашней оранжерее. Он придумывал им свои названия и старался узнать как можно больше, совершая всё более далёкие экскурсии за пределы усадьбы и ближайшего леса. Затем поступил в школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров, а по окончании курса стал вольнослушателем Санкт-Петербургского университета на физико-математическом факультете по отделу естественных наук. Выдержав экзамен на степень кандидата, в 1849 году был избран в члены Императорского русского географического общества, и с этого времени принял постоянно самое деятельное участие в трудах общества, как секретарь отделения физической географии, потом как председатель того же отделения и, наконец, как вице-председатель общества (с 1873 года). Первой экспедицией стал переход из Петербурга в Москву через Новгород с изучением растительности. Она продолжилась затем в чернозёмной полосе России, в Воронежской губернии, в верхнем течении Дона. В результате была защищена диссертация на звание магистра ботаники. Потом последовало путешествие по Европе и продолжение учёбы в Берлинском университете. Там Семёнов познакомился с будущим выдающимся учёным XIX столетия Александром Гумбольдтом, с которым поделился своими планами исследования Центральной Азии. «Привези мне образец вулканической породы с Тянь-Шаня», — просил его Гумбольдт. В 1851 году совершил поездку в бассейны рек Оки и Дона, результатом которой было исследование «Придонская флора в её отношениях с географическим распределением растений в Европейской России». Этот труд доставил ему степень магистра ботаники. В 1853 году Семёнов отправился за границу и три года слушал лекции в Берлинском университете, тогда же он напечатал работу «Ueber die Fossilien der Schlesischen Kohlenkalkes» в «Трудах Германского геологического общества». Время, остававшееся от кабинетных занятий, было посвящено им многочисленным научным поездкам по Германии, Швейцарии, Тиролю и Италии.

Издав в 1856 году первый том перевода «Землеведения Азии» Карла Риттера с дополнениями, равными по объёму самому оригиналу, Семёнов предпринял по поручение Русского географического общества экспедицию для исследования горной системы Тянь-Шаня, являвшейся тогда местностью недоступной для европейцев. В течение двух лет Семёнов посетил Алтай, Тарбагатай, Семиреченскийи Заилийский Алатау, озеро Иссык-Куль, первым из европейских путешественников проник в Тянь-Шань и первый посетил высочайшую горную группу — Хан-Тенгри. На Иссык-Куле Семёнов искал упомянутый на каталанской карте христианский монастырь, отождествляемый в настоящее время с археологическим комплексом в Ак-булуне. В это время им были собраны богатые коллекции по естественной истории и геологии страны. В 1906 году за заслуги в открытии и первом исследовании горной страны Тянь-Шань к его фамилии была сделана приставка — Тян-Шанский.

Предварительный отчёт о путешествии его был помещён в «Вестнике Императорского Русского географического Общества» за 1858 год, а затем в 1867 году краткий обзор результатов путешествия появился в «Записках Императорского Русского географического общества» и в «Peterm. Mittheil.». Другие материалы были использованы при составлении дополнения ко II тому «Азии Риттера» и «Географо-статистического словаря Российской империи», изданных Географическим обществом под руководством и при деятельном сотрудничестве Семёнова. В 1858 году Семёнов был приглашён принять участие в занятиях по крестьянскому делу, а в1859 году сделан членом экспертом «Редакционных комиссий» и заведующим их делами. Как один из ближайших сотрудниковЯ. И. Ростовцева, он принимал деятельное участие во всех трудах по освобождению крестьян и составлению Положений 19 февраля 1861 года. В 1864 году в сотрудничестве с В. И. Меллером Семенов напечатал геологическое исследование о переходных пластах междудевонской и каменноугольной системами в Средней России в «Bulletin de l’Acad. Imper. des Sciences». В 1864 году назначен директором центрального статистического комитета, которым пробыл 16 лет, а в 1875 году — председателем статистического совета, во главе которого стоял до 1897 года. За это время им устроена правильная система официальной статистики и произведён ряд работ по статистике (например, «Статистика поземельной собственности в России» и ряд докладов на международных статистических конгрессах). В 1882 году назначен сенатором 2-го (крестьянского) департамента правительствующего сената. В 1873 году избран почётным членом Академии наук.

Собрав богатейшую коллекцию картин фламандских и голландских художников XVI и XVII веков, вторую по полноте в Европе (хранится в Эрмитаже, большая часть продана советской властью в 1930-х годах на запад), Семёнов издал обширный труд «Этюды по истории нидерландской живописи». В 1874 году он избран в почётные члены Академии художеств. Участие в деятельности многих благотворительных обществ, в качестве их председателя, дало повод к нескольким статьям Семёнова по вопросам благотворительности. В 1888 году Семёнов совершил поездку по Закаспийской области и Туркестану, результатом чего были обширные энтомологические коллекции, пополнившие его громаднейшее собрание насекомых, и статья «Туркестан и Закаспийский край в 1888 г.». Кроме вышеупомянутых работ, Семёнов написал целый ряд статей и очерков по разным вопросам географии (например, все введения к томам «Живописной России», выходившей под его редакцией) и все статьи по географии в «Энциклопедическом словаре», выходившем в 1860-х годах. В 1893 году он участвовал в составлении сборника «Сибирь, Великая сибирская железная дорога», изданного министерством финансов для всемирной выставки в Чикаго, и в том же году написал статью «Колонизационная роль России».

Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский умер в Петербурге 26 февраля (11 марта) 1914года от воспаления лёгких на 88 году жизни. Похоронен на Смоленском православном кладбище.

76. Тетрадь смерти. Книга 1. Скука 77. Не жалею, не зову, не плачу… 78. Картонная коробка 79. Неуловимый Хабба Хэн Весь рейтинг

российский географ, статистик, глава Русского географического общества

  • 14 января 1827 194 года назад
  •  — 
  • 11 марта 1914 107 лет назад

Пётр Семёнов-Тян-Шанский

Пётр Петрович Семёнов родился (2) 14 января 1827 года в деревне Урусово, под Рязанью, в семье капитана в отставке, участника Бородинского сражения.

В 1848 году Семёнов окончил университет и решил заняться наукой. В 1853 году он начал читать лекции по географии и геологии в Берлинском университете. Здесь у него появляется идея исследования Тянь-Шаня, подсказанная А.Гумбольдтом.

В 1856 году Семёнов совершил свою первую экспедицию, а в 1857 году – вторую. Он собрал богатейший материал, в том числе незнакомые науке виды растений, дал название Заилийскому Алатау. Экспедиция была успешной, но не достигла своей главной цели – доказать вулканическое происхождение Тянь-Шаня. Через 50 лет, в 1906 году, когда началось научное изучение этого горного массива, к фамилии Семёнова было добавлено «Тян-Шанский».

С 1873 по 1914 годы Семёнов являлся главой Русского географического общества. Он участвовал в организации научных экспедиций Пржевальского, Потанина, Козлова, Роборовского, Велиханова, Мушкетова, Обручева.

Из-под пера Семёнова-Тян-Шанского вышли капитальные труды по географии, он собрал уникальную коллекцию насекомых (около 700 тысяч экземпляров), а также богатое собрание картин голландских художников, которые впоследствии передал в Эрмитаж (это более сотни картин и несколько тысяч гравюр).

В 1897 году он организовал проведение Первой всеобщей переписи населения России. Экономическими и статистическими работами Сёменова-Тян-Шанского пользовались Маркс и Ленин.

Умер учёный Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский (26 февраля) 11 марта 1914 года в Петербурге.

В честь него назван ряд географических объектов в Средней и Центральной Азии, на Кавказе, Аляске и Шпицбергене и около 100 новых форм растений и животных. Учреждена золотая медаль им. Семёнова-Тян-Шанского.

ВконтактеОдноклассникиFacebookTwitterМой мир

«Мы беспрестанно то переезжали вброд через рукава Ульбы или через впадающие в нее горные ручьи, то поднимались на невысокие порфировые утесы, покрытые роскошной растительностью. В особенности живописны были виды с некоторых из этих возвышений на изгибы реки и нависшие над ней местами скалы; направо от нас видна была гора, возвышавшаяся на сотни метров над уровнем реки» (П. П. Семёнов-Тян-Шанский. Путешествие в Тянь-Шань в 1856— 1857 годах. Глава 1).

В 1853 г. молодой русский ученый Петр Семёнов поступил в Берлинский университет, где слушал лекции по геологии и географии. Одним из преподавателей был профессор Карл Риттер — пожалуй, наиболее авторитетный географ того времени. Семёнов по заданию Русского географического общества переводил на родной язык грандиозный труд Риттера «Землеведение», а точнее, те его тома, что посвящены Азии. Судя по всему, именно с этой работой и была связана поездка русского ученого в Берлин. А еще более — с планируемой экспедицией на таинственный Тянь-Шань, огромную горную систему в самом сердце Азии. Консультации с Риттером и еще одним корифеем мировой географии Александром Гумбольдтом, когда-то совершившим путешествие в азиатскую часть России, служили той же цели. Равно как и тренировочные восхождения в Альпах.

В своих воспоминаниях Семёнов пишет: «Притягивали меня к себе горы, которых я, изучивши вполне географию в теории, не видал в своей жизни». В этом случае можно говорить о счастливом совпадении личных интересов естествоиспытателя с общественными: Центральная Азия с ее гигантскими горными системами и обширными пустынными равнинами в середине XIX в. оставалась «землей незнаемой». Так, Тянь-Шань был известен главным образом по древним китайским летописям и легендам. В переводе с китайского это название означает «небесные горы».

Интересовала Центральная Азия не только ученых. Рост напряженности в отношениях с Англией и Францией, кульминацией которого стала Крымская война (1853—1856 гг.), и ухудшение условий торговли с Западом заставили Россию переориентировать свою внешнюю политику на Среднюю Азию и Дальний Восток. В поисках новых рынков Россия обратила пристальное внимание на своих южных и восточных соседей. И естественно, на свои южные и восточные границы.

Интерес к окраинным областям диктовался несколькими обстоятельствами. Назрела необходимость в достоверной информации об их природных ресурсах, населении и хозяйстве. В первую очередь требовались карты — для выяснения перспективы освоения окраин, установления границ с соседями, наконец, для возможного продвижения в сопредельные страны. Продолжение экспансии в Средней Азии, которая велась с начала XIX в., и развитие экономических связей со странами Востока позволили бы восстановить международный престиж России и создать мощный противовес агрессивной южноазиатской политике Англии.

Читать:  Отдел № 13 — киллеры на службе КГБ

Все ключевые министерства — иностранных дел, военное и др. — тщательно изучали различные аспекты расширения зоны российского влияния в Азии, увеличения торгового обмена с Востоком, наконец, победного завершения вооруженной экспансии в Средней Азии. К середине века Российская империя подвинула свою границу на юг до Аральского моря и озера Иссык-Куль. И если отношения с Бухарским и Хивинским ханствами оставались более или менее добрососедскими, за исключением отдельных эпизодов, то соседство с Кокандским ханством отнюдь не было мирным. Кроме того, требовалось восстановить торговлю с Синьцзяном, огромным регионом на северо-западе Китая, включающим Таримскую впадину, Джунгарскую равнину, Южный и Восточный Тянь-Шань. А для этого предстояло закрепиться на сопредельной с Синьцзяном территории.

Как раз в эти годы Россия начала присоединять Северный Тянь-Шань. В 1854 г. у подножья одного из северных хребтов было основано российское укрепленное поселение Заилийское (позже известное как Верный, затем Алма-Ата). Оно и стало исходным пунктом путешествий Семёнова. Но до него еще надо было добраться. Весной 1856 г. Семёнов выехал из Петербурга и отправился на восток через Москву, Казань и Урал, далее по Большому Сибирскому тракту. К лету он достиг Иртыша, а в конце июня уже оказался на Алтае. На Западном (Рудном) Алтае он провел более месяца, побывал на местных серебряных и медных рудниках, в долинах рек Уба и Ульба. В конце июля путешественник двинулся на юг, к озеру Балхаш. К югу от озера он увидел обнаруженный еще в 1842 г. А. И. Шренком высокий хребет и назвал его Джунгарский Алатау. За горной цепью располагалась долина реки Или. Пройдя ее, Семёнов добрался до Заилийского.

Осенью он предпринял два похода к озеру Иссык-Куль. Первый, восточный маршрут проходил через высокий хребет, который Семёнов назвал Заилийским Алатау, долину реки Чилик, хребет Кунгей-Алатау, долину рек Тюп и Джергалап. Южнее Иссык-Куля путешественник увидел непрерывную цепь заснеженных гор — хребет Терскей-Алатау. Обратно он вернулся тем же маршрутом. Для второго похода Семёнов выбрал другой путь — западный. Он снова пересек Заилийский Алатау, только в его западной части, и спустился в долину реки Чу, на юго-западе от которой возвышался Киргизский хребет. По долине Чу и через Боамское ущелье он вышел к западной оконечности Иссык-Куля. До сих пор считалось, что Чу вытекает из озера, Семёнову же удалось доказать ошибочность этого мнения.

Читать:  Неоценимый вклад Монголии во Второй Мировой войне

Зиму путешественник провел в Барнауле, упорядочивая коллекции, составляя отчет для Географического общества и готовясь к следующей экспедиции. Весной 1857 г. Семёнов вернулся в Заилийское и уже летом во главе большого отряда выступил в путь. Он отправился на восток вдоль северного склона Заилийского Алатау до реки Чилик, затем добрался до реки Чарын в ее верхнем течении. Поднявшись на гребень хребта Тораигыр, Семёнов увидел на юго-востоке великолепную остроконечную пирамиду пика Хан-Тенгри (высота 7010 м). Во всяком случае, так долго считалось. На самом деле это была вершина, известная киргизам под именем Кан-Тоо (Кровавая гора): настоящий Хан-Тенгри (7439 м), названный так китайцами, располагается юго-западнее. Позже его назовут пиком Победы.

Перевалив через Кунгей-Алатау, Семёнов прошел на юг к северным склонам Терскей-Алатау. Поднявшись на перевал, он увидел на юге реку Нарын — правую составляющую Сырдарьи. Во время следующего похода он достиг Нарына и поднялся по его левой составляющей. С перевала в Терскей-Алатау он спустился в долину реки Сары-Джаз, притока Тарима, и добрался до ее верховий, где открыл огромные ледники. Затем Семёнов вернулся в Заилийское.

Экспедиция была закончена. Хотя сам Семёнов считал ее «научной рекогносцировкой», значение его путешествия трудно переоценить. Ему удалось проследить на значительном протяжении хребты Кунгей-Алатау и Терскей-Алатау, обследовать Заилийский Алатау, составить орографическую схему Северного Тянь-Шаня и выявить особенности строения этой горной системы. Семёнов первым дал научное описание высотных природных поясов Тянь-Шаня, определил положение снеговой линии его хребтов и объяснил ее значительную высоту общей засушливостью климата. Он открыл тянь-шаньские сырты — слабоволнистые поверхности, расположенные на высоте 3500—3900 м (не путать с заволжскими сыртами — плоскими водоразделами высотой 300—350 м), и несколько крупных ледников в верховьях реки Сары-Джаз, первым исследовал местность в верховьях Нарына, Текеса и Сары-Джаза. Семёнов доказал ошибочность представлений о наличии «родственных связей» между озером Иссык-Куль и рекой Чу. Кроме того, он не нашел на Тянь-Шане никаких признаков вулканизма и опроверг тем самым гипотезу Гумбольдта о вулканическом происхождении этой горной системы.

Семёнов мечтал совершить еще одно путешествие на Тянь-Шань, однако этому не суждено было сбыться. По возвращении из экспедиции его привлекли к участию в подготовке крестьянской реформы. В 1863 г. Семёнов совместно с другими членами Географического общества приступил к составлению «Географическо-статистического словаря Российской империи». Этот пятитомный труд, изданный в 1885 г., стал основным справочным изданием по географии, демографии и хозяйству страны в середине XIX в. В 1864 г. Семёнов возглавил Центральный статистический комитет и руководил им 17 лет. По его планам в 1897 г. осуществили первую всеобщую перепись населения в России. В 1882 г. Семёнов был назначен сенатором, а в 1897 г. — членом Государственного совета.

Читать:  Что сгубило цивилизацию майя?

В 1873 г. Петра Петровича Семёнова по рекомендации великого мореплавателя и ученого Ф. П. Литке избрали вице-председателем Императорского Русского географического общества, фактически его руководителем (председателем общества в течение почти 50 лет был великий князь Константин Николаевич). Семёнов оставался на этом посту более 40 лет (с 1873 по 1914 г.). Ему самому крайне редко удавалось вырваться в экспедиционные поездки, зато он организовал вошедшие в историю географических открытий экспедиции Пржевальского, Потанина, Козлова, Роборовского, Мушкетова, Обручева, разрабатывал маршруты, участвовал в составлении программы научных работ.

Петр Петрович очень много писал на самые разные темы: его перу принадлежат капитальные труды по географии, геологии, энтомологии, статистике. За свою жизнь он собрал удивительную коллекцию чешуекрылых, которую на склоне лет передал в Зоологический музей. Он вообще был очень разносторонним человеком: например, вполне профессионально писал очерки по истории нидерландской живописи и собирал работы голландских мастеров: незадолго до его смерти эту коллекцию из нескольких сотен картин и тысяч гравюр приобрел Императорский Эрмитаж.

В 1906 г., когда со дня его первого путешествия на Тянь-Шань исполнилось 50 лет, вышел царский указ, по которому к имени Петра Петровича Семёнова была добавлена почетная приставка Тян-Шанский.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой

Петр Петрович Семёнов (Семёнов-Тян-Шанский), русский географ

Другие действующие лица

Карл Риттер и Александр Гумбольдт, немецкие натуралисты; Ф. П. Литке, российский мореплаватель и географ

Время действия

1856—1857 гг.

Маршруты

По Большому Сибирскому тракту до Иртыша, на Алтай, к озеру Балхаш, к озеру Иссык-Куль и хребтам Тянь-Шаня

Цель

Изучение присоединенной к России территории Северного Тянь-Шаня

Значение

Изучены хребты Заилийский Алатау, Кунгей-Алатау, Терскей-Алатау и др., составлена орографическая схема Северного Тянь-Шаня

image15 октября вся прогрессивная научная общественность отмечает 100-летие со дня рождения Олега Измайловича Семенова-Тян-Шанского. Кольскому Северу и, в частности, Лапландскому заповеднику, он посвятил всю сознательную жизнь. Русский натуралист, крупный специалист в области экологии птиц и млекопитающих, он был патриархом и летописцем Лапландии. Вкладу ученого в мировую науку в связи со 100-летием со дня рождения и была посвящена Международная научная конференция «Современные экологические проблемы Севера», три дня проходившая в г. Апатиты. Её организаторами стали Кольский научный центр РАН, институт промышленной экологии Севера, Лапландский государственный биосферный заповедник и комитет по природным ресурсам и охране окружающей среды Мурманской области. В работе конференции приняли участие делегации Сибири, Урала, Северо-Запада России, Норвегии, Финляндии, Дании. Лапландский заповедник представляли директор Сергей Шестаков и сотрудники научного отдела. Накануне отъезда мончегорской делегации мне удалось поговорить с людьми, которые хорошо помнят Олега Измайловича, знали его много лет, работая с этим удивительным человеком.

И сейчас в Лапландском заповеднике имя Олега Измайловича вспоминается не один раз на дню. Многим посчастливилось учиться у него: ходить на полевые, наблюдать, как он собирал, фотографировал, хранил и описывал материал. Почти всю жизнь прожил он в лесу, на Чунозерской усадьбе заповедника, с верной спутницей, женой и другом Марией Ивановной Владимирской. Сотрудники видели, что до поздней ночи горел свет в его окне, а соседям по дому был слышен стук старинной пишущей машинки. Работал он без устали и с истовым упорством исследователя. Фиксировал все: время, события, наблюдения. К науке относился трепетно, подчеркивая, что эта «дама точная». Сегодняшнему поколению трудно поверить, но он ежедневно в течение 72 лет (!!!) вёл фенологические дневники. Прожил Семенов-Тян-Шанский 84 года, работал до последнего дня.

По биографии Олега Измайловича можно проследить не только развитие заповедного дела в России, но и достижения биологической науки в стране. Об этом подробно писал в своем альманахе «Живая Арктика» редактор Валерий Берлин. Вот только краткие вехи жизненного пути ученого, о которых поведал автор.

Дворянское происхождение отнюдь не приветствовалось Советской властью, и в 1917 году, выехав из Петербурга на летний отдых в имение Петровка Тамбовской губернии, семья отца — Измаила Петровича Семенова Тян-Шанского вынуждена была прожить там до 1929 года. Небольшой земельный надел после передачи земли крестьянам стал для неё в эти годы единственным источником существования. Только через 12 лет семья возвращается в Ленинград, а в 1930-м Олег впервые попадает на Кольский полуостров, на горную метеостанцию в Хибинах. Там знакомится с первым директором Лапландского заповедника Германом Михайловичем Крепсом, который и приглашает его к себе на работу.

Первый научный сотрудник заповедника 24-х летний Семенов-Тян-Шанский ведёт учёт диких северных оленей, наблюдает за бобрами и боровой дичью, обрабатывает материал, пишет научные статьи. Его книга «Лапландский заповедник», выдержавшая три издания (1938, 1962, 1975гг.), по словам профессора А.Н. Формозова, являлась лучшей среди вышедших в системе заповедников СССР. Судя по дневникам Олега Измайловича, латынь он учил с детства. А все, кто знаком с работами Семенова-Тян-Шанского, отмечали его дар – писать просто, доступно и интересно. Шведы оценили книгу «Звери Мурманской области» и перевели её на свой язык. Коллегам ученого приятно было услышать, когда в заповедник приехали гости из Финляндии и сказали, что орнитологию в университете они учили, в том числе и по книгам Олега Измайловича.

23 июня 1941 года в Ленинграде он сдал первый кандидатский экзамен в Зоологическом институте АН СССР. Война прервала научную деятельность. Воевал на Карельском фронте. Награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом «Красной звезды». Второй экзамен состоялся в марте 1946 года. Как пишет В. Берлин, «при полном единодушии ученого Совета института он защитил кандидатскую диссертацию «Лось на Кольском полуострове». Временно работая в Зоологическом институте Ленинграда, он вместе с женой-ихтиологом по профессии, участвовал в восстановлении орнитологической станции в г. Кенигсберге, обследовал пещеры и древние капища в ущельях Северной Осетии, руководил зоологической экспедицией на озеро Кургальджин (Казахстан). А в 1949 году Семенов-Тян-Шанский возвращается в Лапландский заповедник, уже заместителем директора по науке. Однако, через два года на основании Постановления Совмина СССР «О заповедниках» в числе других 87 заповедников страны Лапландский ликвидируется и Олег Измайлович переходит в Печоро- Илычский. По натуре он был боец за справедливость и не признавал кумиров. Свою точку зрения мог отстаивать вплоть до министерств и ведомств. Через шесть лет добился восстановления Лапландского заповедника.

— Олег Измайлович был совестью заповедника, — вспоминает его коллега Игорь Александрович  Паракецов. — Великая работоспособность этого человека поражала! Он чтил все заповедные традиции и законы. Презирал браконьеров и боролся за экологию. Благодаря его публикации в газете «Правда» в 1980-м году «Висит дым над заповедником», границы Лапландского заповедника решением Совмина РСФСР были значительно расширены на северо-запад.

Он исследовал экологию тетеревиных птиц, написал фундаментальный труд. Эта работа составила пятый том «Трудов Лапландского заповедника» и стала его докторской диссертацией. О. И. Семенов-Тян-Шанский стал первым доктором биологических наук в системе заповедников страны. За 30 лет его сотрудничества с журналами было опубликовано около 100 научных статей, работ. Вышло 10 книг.

По словам знавших его людей, был легок на подъем. Независим в суждениях. Правду говорил в лицо.

— Я счастлива, что Бог свел меня с Олегом  Измайловичем, — вспоминает научный сотрудник заповедника Наталья Берлина. — Благодаря ему я соприкоснулась с миром дореволюционной России. Меня поражала его культура во всем, внутренняя самодисциплина, цельность и ясность его души. Работа была смыслом его жизни и его хобби. Быт упорядочен: еда всегда свежеприготовленная и вовремя. До последних дней весь трудный деревенский быт был на его плечах. Вспоминаю его, и сразу поднимается настроение!

— Когда вы первый раз его увидели?

— В 80-е годы молодым специалистом я приехала на Чунозерскую усадьбу. Первый, кто пришел знакомиться, был Олег Измайлович. Быстрым, порывистым движением пожал руку, скороговоркой представился и ушел.

— В лесу он чувствовал себя как дома, — Геннадий Катаев, кандидат биологических наук, неоднократно ходил с Семеновым-Тян-Шанским на полевые работы. Знания и подвижность его в возрасте далеко за 70 лет удивляли многих. Он, действительно, бегал по лесу, и «выждать» момент для фотосъемки для него было очень сложно. Но какие уникальные кадры он оставил!

В связи с его холерическим характером было немало и курьезов, о которых с юмором вспоминали коллеги.

— Однажды, когда мы вместе были на полевых, он пытался сфотографировать пикирующую ястребиную сову, — смеется Наталья, вспоминая такой эпизод. — А птицы эти у гнезда очень агрессивны, летают как немецкие мессершмидты, душераздирающе кричат днем и даже нападают.

— В орнитологии были случаи потери глаза! — говорил Олег Измайлович, усаживая меня под елку. Дал мне колпак, палку. Сам встал с фотоаппаратом «Пентакон» напротив совы, которая сидела на вершине дерева и не сводила с нас глаз. Следя за совой, начинает рассказывать, увлекается, жестикулирует, только отворачивается, сова пикирует на него. Я кричу. Он уже не успевает сфотографировать. И все начинается сначала. Сова возвращается на вершину, Олег Измайлович смотрит в объектив. И так раз десять! Измучившись, он сказал:

— Вставайте на мое место. Сова будет пикировать, и я вас сниму.

На секунду я замешкалась, вспомнив «потерю глаза». Олег Измайлович тут же спохватывается:

— Нет-нет! Это совершенно не годится!

В результате сова поцарапала ему голову, и он успокоился: кадр нападения совы на человека для «Летописи природы» был сделан.

— Он никогда не отдыхал днем, — продолжает собеседница, — я никогда не слышала жалоб, чтобы что-то у него болело. Только уже в последние годы жизни, уходя в лес, предупреждал нас о своем маршруте и времени возвращения.

Научный сотрудник заповедника Наталья Зануздаева вспомнила, что он любил делать подарки:

— В 80-е годы, приехав из Финляндии, он угостил всех нас невиданным по тем временам фруктом — киви.

— Подарки у него были необычные, — призналась Берлина. — Как-то привез из Ленинграда и подарил компас с зеркальцем. А Новый год? Однажды случилось так, что, одарив всех, он принес моему сыну большую коробку карандашей. И не знал, что подарить мне. Я как раз собиралась печь торт, а сахарного песка не было. В горбачевские времена сахар давали по талонам — полкилограмма на человека в месяц. Олег Измайлович принес целый килограмм сахара. Я обрадовалась: ура! Я испеку торт! А Олег Измайлович смеялся — осчастливил сахаром. Он буквально бросался на помощь, видя неустроенность быта. Мы были соседи, и в морозы -40 градусов печку было не натопить, дуло в щели пола, в окна. Сын еще маленький. Олег Измайлович первый прибежал к нам с ватным одеялом. Как-то задымила печь. Надо трубу чистить. Лестница высокая и до трубы страшно лезть — скатишься. Спас опять Олег Измайлович.

Отстаивая свою независимость, был он иногда и резковат.

— Помню, привозили бревна-плавуны в лодке, — вспоминает Паракецов, — на дрова. Подсохнут. И — на распил. Олег Измайлович всегда пилил сам, а желающих помочь гнал прочь.

Он вел переписку с учеными многих стран, свободно владел английским и немецким языками. Был членом Президиума Географического общества СССР, действительным членом Московского общества испытателей природы, членом энтомологического, почетным членом Териологического (копытных) и Орнитологического обществ. Его уважали как ученого и ценили как человека. Подвижническая деятельность научного работника и гражданина была оценена Родиной. За два месяца до ухода Олег Измайлович был награжден орденом «Трудового Красного Знамени».

…За день до кончины он возвращался с полевых работ с одним из студентов. На Чунозере штормило. Сел в лодку. Мотор долго не заводился. Они измучились, промокли, устали. Последней записью в его дневнике было: «21 октября. Ночь. Инсульт…»

Утром он сам уехал на автобусе в г. Мончегорск, пришел в больницу. Во время тихого часа умер…

В резолюции научной конференции участники выдвинули предложение о присвоении Лапландскому заповеднику имени О. И. Семенова-Тян-Шанского.

 2006 год

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий