Главный архитектурный модернист ХХ века – Ле Корбюзье. Достопримечательности, созданные им

В 2015 году в Москве открыли памятник величайшему архитектору ХХ века Ле Корбюзье. Памятник установлен рядом с единственным в России зданием, созданным по его проекту (ул. Мясницкая, 39). В 30-х годах это здание принадлежало Центросоюзу, под этим названием оно и вошло в историю архитектуры. Сейчас там располагается Росстат. Так почему в советской Москве построили дом по проекту буржуазного архитектора? Могло ли таких домов быть больше? И что общего у здания Центросоюза и обычной хрущевки

image

Для советского авангарда Ле Корбюзье был как Дэвид Боуи — для советского рока. Сравнение, конечно, натянутое, но дает некоторое представление о масштабе явления. 20-е годы ХХ века – первое послереволюционное десятилетие — были временем расцвета в СССР искусства авангарда: в живописи, дизайне, фотографии, архитектуре. Тогда многие деятели авангарда получили в молодой стране официальный статус, новой властью были признаны и призваны на служение народу Малевич, Родченко, Татлин, Степанова и многие другие. В архитектуре главным авангардным течением был конструктивизм. Гинзбург, Мельников, братья Веснины, Леонидов – вот лучшие из лучших, работавших в этом стиле.

Главные идеи конструктивизма – простота и функциональность — были абсолютно созвучны идеям, которые пропагандировал и внедрял в европейской архитектуре Ле Корбюзье. «Дом – машина для жилья», – эти слова Ле Корбюзье могли бы принадлежать и любому представителю школы советского конструктивизма.

image Вилла Савой в парижском предместье Пуасси авторства Ле Корбюзье. Photo: Omar Bárcena

Влиятельным теоретиком архитектуры Ле Корбюзье стал еще в молодости. В 1914 году двадцатисемилетний Шарль-Эдуард Жаннере-Гри (таково настоящее имя Ле Корбюзье) после стажировки в архитектурном бюро братьев Перре в Париже открыл собственную архитектурную мастерскую. Уже тогда он был горячим сторонником применения железобетона в строительстве. Впервые этот материал стал применять в своих проектах его учитель, Огюст Перре. В том же 1914 году Корбюзье запатентовал проект Дом-Ино, где впервые была оформлена идея постройки здания из сборных панелей.

В 1919 году вдвоем с художником Озанфаном они начинают выпускать журнал L’Esprit Nouveau («Эспри Нуво»), где псевдоним Ле Корбюзье впервые появился в качестве подписи под статьей. В этом журнале Ле Корбюзье опубликовал манифест, принесший ему европейскую известность. Назывался он «Пять отправных точек современной архитектуры» и содержал пять принципов, которые вскоре стали известны каждому прогрессивному архитектору. Вот они:

  1. Дом строится на отдельных опорах-столбах. Под домом возможно автомобильное движение или разбивка сада. Дом как бы парит над всем этим.
  2. Крыша делается в форме террасы, плоской. Возможно функциональное использование крыши, в том числе разбивка на ней сада.
  3. Планировка внутри здания — свободная, становится возможна благодаря применению железобетонного каркаса. Теперь стены перестают быть несущими, поэтому внутри здания они играют роль всего лишь перегородок, их можно переносить по своему усмотрению, что обеспечивает значительную экономию внутреннего объема здания, а также материалов.
  4. Окна при каркасной архитектуре дома могут располагаться вдоль всего фасада непрерывной лентой, что увеличивает функциональность окна и улучшает освещенность.
  5. Фасад освобождается от нагрузки, так как опорные колонны вынесены за его пределы, внутрь дома. Таким образом, фасад формируется из легких навесных панелей стен и рядов окон, что приводит к значительной экономии материалов и возможности дальнейшей конструктивной замены фасада.

Ле Корбюзье стал весьма успешным популяризатором своих идей. В 1922 году он открывает архитектурное бюро в Париже, а в 1925 предлагает сенсационный план реконструкции центра Парижа – «План Вуазен», принесший ему скандальную славу. Дерзкий до наглости проект Ле Корбюзье предусматривал снос жилых кварталов значительной части центра Парижа и строительство на этом месте современного делового центра, состоящего из восемнадцати 50-этажных башен с инфраструктурой. План в итоге отвергли, но шумная полемика в прессе не утихала долго.

До этого, в 1924 году, в пригороде Бордо по проекту Ле Корбюзье был реализован более скромный, но тоже весьма значимый для градостроительства тех лет проект: поселок «Современные дома Фруже», состоявший из пятидесяти малоэтажных типовых домов – один из первых опытов строительства дешевого и быстрого серийного жилья в Европе.

Деятельность Корбюзье, становившегося все более известным в мире, не могла пройти мимо советских архитекторов. Никакого железного занавеса тогда еще не было, информация о новых принципах и тенденциях доходила в СССР достаточно быстро. Поэтому большинство архитекторов-конструктивистов стали горячими поклонниками творчества Ле Корбюзье. Он был удивительно родственен им по взглядам, а как теоретик и популяризатор современной архитектуры не знал себе равных. В конце 20-х годов Ле Корбюзье даже был членом редколлегии советского журнала «Современная архитектура».

При всем при этом крупных реализованных проектов к концу 20-х годов у Корбюзье не было. Воплощение получили проекты нескольких вилл под Парижем в авангардном стиле из железобетона, в которых были использованы его пять принципов, а также павильон «Эспри Нуво» на Международной выставке в Париже, представлявший из себя макет жилой квартиры в каркасном доме. Поэтому Ле Корбюзье был заинтересован в крупном проекте. И тут конкурс на проект дома Центросоюза в Москве пришелся как нельзя кстати, а хорошо знакомые с Корбюзье и симпатизирующие ему архитекторы-конструктивисты горячо поддержали идею его участия в конкурсе.

Конкурс был объявлен в 1928 году. В нем участвовали как ведущие советские, так и несколько зарубежных архитекторов. После трех этапов конкурса и довольно долгих дебатов правление Центросоюза решило заказать окончательный проект Ле Корбюзье. Не последнюю роль в решении правления сыграло обращение ведущих архитекторов-конструктивистов.

Строительство здания продолжалось с 1930 по 1936 год, его курировал советский архитектор Н.Я. Колли. В процессе строительства проект неоднократно дорабатывался при тесном сотрудничестве с Ле Корбюзье. Комплекс, являющийся сейчас памятником архитектуры конструктивизма, состоит из трех основных рабочих корпусов одной высоты, но разной длины, расположенных буквой «Н», и соединенного с ними в одно целое корпуса параболической формы с конференц-залом. В комплексе можно легко найти воплощение всех пяти принципов Ле Корбюзье.

Корпуса возвышаются на столбах-опорах, частично, правда, скрытых стенами фасада. Крыша, как и положено, плоская. Окна уже не ленточные, а образуют сплошное остекление. Их даже можно определить как стеклянные двухслойные стены с вакуумом между слоями для улучшения теплоизоляции. Незастекленные поверхности фасада выполнены из легких навесных плит из розового туфа. Внутренняя планировка – свободная, с большими открытыми пространствами и межэтажными пандусами.

Ле Корбюзье отмечал, что 2500 работников имеют все условия для работы: комфортные рабочие места, конференц-зал, столовую, широкие пологие пандусы в качестве лестниц и механические лифты непрерывного действия. В 30-е годы это было действительно наисовременнейшее офисное здание с высоким уровнем комфорта. На сегодня здание продолжает успешно функционировать. Правда, внешний вид его после недавней реконструкции остекления не соответствует первоначальному.

 Здание Центрсоюза сегодня. Photo: Yuri Virovets

В дальнейшем Корбюзье еще дважды предлагал свои проекты для реализации в СССР. Но, как говорится, не судьба. Один из этих проектов был посвящен глобальной перестройке Москвы. Появился он после того, как Корбюзье попросили высказать свое мнение по поводу концепции соцгорода архитектора Н.А. Милютина. Видимо, милютинские идеи показались Корбюзье недостаточно глобальными. Вместо разбора проекта Милютина он пишет свой «Ответ в Москву». Смысл ответа можно выразить примерно так: ребята, хватит размениваться по мелочам, займитесь лучше по-настоящему масштабным делом, вот я вам тут кое-что набросал. К «ответу» прилагался обширный материал из чертежей на двадцати листах. По смелости и широте замысла проект превосходил даже знаменитый «План Вуазен». Только в этом случае под корень снести вместо центра Парижа предлагалось уже всю Москву, кроме небольшого островка вокруг Кремля. И построить вместо этого совершенно другой город, функционально разделенный на административные, жилые и производственные сектора. Кварталы небоскребов, вокруг много парков, а все, что этому мешает, безжалостно снести – вот градостроительная концепция Ле Корбюзье.

Конечно, шансы, что этот проект Ле Корбюзье будет кем-то всерьез рассматриваться, а тем более – принят, были нулевыми. И, честно говоря, слава богу. Однако сам проект не пропал бесследно, а послужил основой для дальнейшего развития градостроительных идей Корбюзье в знаменитом проекте «Лучезарный город», который он потом стремился реализовывать по всему миру.

Второе пришествие Ле Корбюзье в СССР было связано с участием в конкурсе на проект Дворца Советов. Это было грандиозное событие в мире архитектуры. Кроме Корбюзье, в конкурсе приняли участие и такие корифеи европейской архитектуры как Гропиус и О. Перре. Конкурс был объявлен в июле 1931 года и продолжался в несколько туров почти два года.

Проект Ле Корбюзье являлся, как всегда, новаторским, авангардным. Каркас сооружения был вынесен наружу, образуя обнаженный конструктивный скелет, а внутренние объемы были подвешены к нему на стальных тросах. Большой зал на 14 тысяч мест с рассчитанной с помощью световых волн акустикой имел форму параболы, как и в здании Центросоюза. Этот проект считается одним из несомненных творческих достижений Ле Корбюзье. Известно, что на презентации макета перед государственной комиссией во главе со Сталиным мэтр играл на контрабасе «Интернационал». А последний куплет сыграл прямо на вантах кровли макета, специально изготовленных из струн. Но Сталин не оценил красоты момента и только небрежно бросил переводчику: «А “Сулико” он сиграт сможэт так?»

Не впечатлили высокую комиссию ни конструктивизм проекта Ле Корбюзье, ни его оригинальная подача. В итоге победил проект Б. Иофана, выполненный в духе набиравшего обороты сталинского ампира.

После этого конкурса европейские архитекторы левых взглядов, которые с симпатией относились к СССР, получили болезненный удар: их представления о советской власти оказались изрядно идеализированы. Корбюзье писал, что победивший на конкурсе проект  «демонстрирует порабощение современной техники духовной реакцией» и «возвращает на царство пафосную архитектуру былых монархических режимов».

Ответ не заставил себя долго ждать. Довольно скоро авангардное искусство вообще и конструктивизм в частности были объявлены в СССР упадническими и чуждыми идеалам пролетариата, а сам Ле Корбюзье назван фашистом и врагом советской власти. После этого его имя на четверть века исчезло в СССР отовсюду, в том числе из советских учебников по архитектуре.

Тем не менее, как вспоминают выпускники МАРХИ, в начале 60-х Корбюзье опять стал настолько популярен в архитектурной среде, что каждый второй дипломный проект тогда делался как прямое подражание ему. Поэтому влияние Корбюзье видно невооруженным глазом как в конструкциях зданий, например, многоэтажной башне серии «Лебедь» (одна из «панелек»-«брежневок»), так и в градостроительстве. Тот же Новый Арбат с его башнями-книгами (которые некоторые острословы сравнивали со вставной челюстью) – большой привет Корбюзье и его плану реконструкции Москвы. Привет, к счастью, оказался гораздо более скромного масштаба.

А типовое строительство? Железобетонные панели, простая геометрия здания, отсутствие декора, плоские крыши – вот они, признаки архитектуры Корбюзье. Так что Новые Черемушки, многочисленные кварталы хрущевок — это ведь тоже его идея, воплощенная с задержкой на три десятка лет. Реализация, правда, подкачала отсутствием полета мысли и скупостью, желанием сэкономить на всем. Но ведь справедливости ради вспомним, что и у мэтра в его системе пропорций Модулор высота потолка в 226 см признавалась вполне достаточной для жилья. И еще честно признаем, что многие так называемые жилые единицы Корбюзье выглядят сейчас, спустя полвека после возведения, не очень.

 17-этажный комплекс «Жилая единица» (Unité d’Habitation) в Марселе (1945-1952). Photo: Guzmán Lozano

Есть у построек из стекла и бетона одно общее качество: они быстро стареют. Три-четыре десятка лет – и вот они кажутся присыпанными нафталином. И чем больше этих однотипных сооружений, тем они меньше радуют глаз. Корбюзье был «леваком» и верил, что новая типовая архитектура поможет преодолеть социальные противоречия. Однако в большинстве стран кварталы типового панельного жилья с самого начала рассматривались как жилье для бедных. В СССР хрущевки тоже были, как известно, народным жильем.

Да, панельные кубики Корбюзье не стали светлым будущим человечества, но его проекты были реализованы по всему миру: во Франции, Германии, США, России, Бразилии, Японии, Индии, его архитектурные идеи стали неотъемлемой частью современной архитектуры, и он продолжает оставаться как самым почитаемым, так и самым ненавидимым архитектором последнего столетия.

Алиса Орлова

05.02.2016

Архитекторы

Как архитекторы меняли жилые стандарты эконом-класса с начала прошлого века и до наших дней

15 октября 2018

Комплекс «Фалькенберг», Трептов-Кёпеник, Берлин.

Строить недорогое, но качественное жилье для всех начали еще в 1910-х. Немецкий архитектор-новатор Бруно Таут (Bruno Taut) предложил концепцию малоэтажной городской застройки Берлина, включавшей не только бюджетный комплекс частных домов на несколько семей (аналог современных таунхаусов), но и оформление придомовой территории. Комплекс «Фалькенберг», в частности, представлял собой воплощенную в жизнь идею города-сада: компактные дома, раскрашенные в яркие, веселые цвета, утопали в зелени скверов.

Поселок Хуфайзен в форме подковы, Берлин. 1925 — 1933 годы.

В послевоенные годы, когда немецкое правительство инициировало массовое строительство дешевого жилья (за несколько лет было сдано больше 150000 квартир), Таута поставили во главе нового социального проекта. Он спроектировал несколько крупных комплексов, вписанных в городскую среду. В частности, поселки Шиллерпарк и Хуфайзен на окраинах Берлина. Сейчас они отреставрированы и заселены, а пару лет назад был даже поставлен вопрос о включении их в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО как памятников немецкого модернизма. Таут продумал хорошую вентиляцию и инсоляцию зданий и их внутреннюю планировку.

Квартиры небольшой площади были оснащены всем необходимым: от канализации до компактных кухонь, и пользовались большим спросом. Таут понимал, что главный минус его комплексов заключался в небольшом метраже квартир, и рекомендовал жильцам красить стены в яркие цвета, скрадывающие ощущение тесноты, а также покупать компактную, функциональную мебель, используя для зонирования ширмы и легкие стеллажи.

Интерьер квартиры в поселке Хуфайзен после реставрации.

Над решением проблем массового строительства десятилетием позже бились архитекторы движения «Баухаус». Основатель одноименной архитектурной школы, светило немецкой архитектурной мысли Вальтер Гропиус (Walter Gropius) ставил перед собой и своими учениками амбициозную задачу: спроектировать универсальную жилую единицу, которая могла бы использоваться вне зависимости от местоположения и изначальных условий среды.

Жилой комплекс «Баухаус» в Дессау по проекту Вальтера Гроппиуса.

Основой такой эталонной постройки становился кубический модуль, изнутри дробившийся на ячейки, каждую из которых должна была занимать отдельная квартира. Здание возводилось из стекла и металла и было лишено каких-либо архитектурных излишеств. Декору предпочитали функцию и планировку квартир продумывали, учитывая каждый сантиметр.

В частности, Мис ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe), третий директор школы и один из «авторов» современного подхода к архитектуре, предлагал по-новому зонировать помещения, оставив только капитальные стены, и разграничив высвободившееся пространство с помощью легких стеклянных перегородок. Большая часть проектов «Баухауза» осталась на бумаге, но именно они породили современное восприятие качественного и недорогого жилья, реализованное в последующие годы.

Фаркаш Мольнар. Проект односемейного дома. 1923 год.

Плацдармом для экспериментов стала молодая советская архитектура, которая должна была отражать идеи нового, коллективного миропорядка. Самое яркое проявление теории, ставшей практикой, — дома-коммуны, возводившиеся архитекторами-конструктивистами на протяжении 1920-30-х годов, и, в частности, знаменитый «Дом Наркомфина». Проект Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса на Новинском бульваре, кстати, сейчас переживающий реконструкцию и второе рождение, обеспечивал жильцов не только квартирами, но и всей необходимой инфраструктурой: от столовой и дома быта, соединенных с жилым блоком крытым переходом, до солярия, размещавшегося на крыше основного здания.

Дом Наркомфина. Внутренний вид квартиры Николая Милютина.
Дом Наркомфина. Внутренний вид студии Моисея Гинзбурга.
Дом Наркомфина, интерьер общественных зон: шезлонги для принятия солнечных ванн.

Сами квартиры, отреставрировать которые обещают в их первоначальном виде, представляли собой компактную жилую площадь со вторым светом. Типовая ячейка 60 м², рассчитанная на семейных, была двухуровневой и включала в себя необходимый набор помещений: прихожую, гостиную-столовую и миниатюрную кухню на первом этаже и две спальни и ванную комнату на втором.

Эргономика помещений была продумана до мелочей, включая обилие естественного света благодаря витражному остеклению одной из стен, ориентацию спален к рассвету — на восток, и сквозному проветриванию на верхнем уровне. Проектом реставрации памятника занимается архитектор Алексей Гинзбург, внук его создателя, и работы осталось от силы на год. На продажу выставлены первые квартиры, цена за кв.м. — от 810 тысяч рублей.

Квартира №35 популярного типа F, в которой жил Александр Дейнека, — одна из первых проданных в Доме Наркомфина после старта продаж.

Дом заселяли партийной элитой, однако дебют коллективизма провалился. Новаторскую архитектуру уже в середине 1930-х «подогнали» под бытовые нужды, например, перегородив открытые галереи, доминанту фасада, чтобы сделать самостийные кладовки. В целом идея быта для всех не прижилась: жильцы не любили пользоваться столовой и готовили на своих кухнях, изначально рассчитанных на разогрев пищи и приготовление разве что завтраков, а квартиры в предвоенные годы уже представляли собой самые обычные коммуналки. До начала реконструкции дом сдавали под мастерские, кафе и в частную аренду. Жильцам нравилось все, кроме коммуникаций. Ругали их запущенность и сложносочиненность: из-за сложной внутренней планировки дома прорванная труба грозила вселенским потопом.

Хиннерк Шепер. Проект росписи Дома Наркомфина. 1930 год.

Не меньше нареканий со стороны жильцов вызвали и проекты инновационного жилья Ле Корбюзье (Le Corbusier), реализованные уже в послевоенное время, когда Франции понадобилось мощное строительное вливание. В чем только не обвиняли архитектора — от банальной растраты до роста самоубийств в Марселе, где находился один из его домов-манифестов. Марсельская «Жилая единица», как называли эту постройку, во многом схожа с «Домом Наркомфина». Если Гинзбурга вдохновила концепция Корбюзье, на бумаге заявленная еще в 1920-х, то последнего, в свою очередь, поразила ее реализация. Корбюзье приезжал в Россию и увидел свою «машину для жилья» воочию.

Марсельская «Жилая единица» Ле Корбюзье. 1945 — 1952 годы.

«Жилая единица» представляла собой кубический модуль (архитектор, в свою очередь, апеллировал к Баухаусу), изнутри нарезанный на жилые ячейки разного метража и наполнения в зависимости от того, для кого они предназначались. Фасады здания были выкрашены в яркие цвета, а пластика поражала и интриговала. Вместе с тем первые жильцы жаловались на то, что в квартирах тесно, мрачно и сыро, и не прошло и десяти лет, как экспериментальная постройка превратилась в туристический аттракцион.

Интерьер комплекса «Жилая единица».
Фрагмент интерьера квартиры в комплексе «Жилая единица».

Мечта модернистов и конструктивистов сбылась при Хрущеве. Недорогая типовая массовая застройка была реализована в рамках целой страны, на площади почти в полконтинента. Новый председатель правительства обещал каждой семье по квартире. Проектные бюро разработали серию панельных пятиэтажных домов, возвести которые можно было в кратчайшие сроки. Дешевизна материалов, экономия на тепло- и шумоизоляции, а также уменьшенный метраж сказывались на качестве жилья: к 1980-м «хрущевки» превратились в синоним самого низкопробного жилья на рынке.

Интерьер одной из комнат трехкомнатной эталонной квартиры в 10 экспериментальном квартале. 1 октября 1968 года.

Жильцам «хрущевок» также пришлось столкнуться с проблемой малого метража. Архитекторы, понимая недостатки 30-метровой квадратуры, предлагали экспериментальные проекты, чтобы максимально использовать полезную площадь. В частности, внедрялась идея легких раздвижных перегородок, заменявших капительные двери, и трансформирующейся мебели, выполнявшей сразу несколько функций. Появились квартиры со встроенными шкафами и откидными кроватями. Однако таких проектов было немного, и они реализовывались точечно.

Интерьер одной из комнат трехкомнатной эталонной квартиры в 10 экспериментальном квартале. 1 октября 1968 года.

В начале 2000-х, когда массовая застройка была поставлена на коммерческую основу, стандарты качества кардинально изменились. Так самым распространенным вариантом бюджетного жилья стали квартиры-студии площадью от 20 до 30 м², которые заказчик покупает еще на этапе котлована. Ключи от бетонной коробки без внутренних стен и коммуникаций дают простор для фантазии. Квартиру можно спланировать и разметить по своему усмотрению. Самым распространенным способом зонирования становятся перегородки в духе идей «Баухауза», а предметами обстановки — вещи-трансформеры, как в экспериментальных «хрущевках». При этом жилая инфраструктура, как в «городе-саде» Таута, включает оформление придомовой территории, и, оммаж проектам модернистов, — кафе, магазины, детские сады и все необходимые бытовые услуги.

Архитектурная мастерская «2Портала». Концепция стандартного жилья для среднеэтажной застройки.

Что ждет нас в будущем? Институт «Стрелка» (Strelka Institute), ставящий перед собой во многом те же задачи, что когда-то школа Гропиуса, недавно инициировал конкурс на проекты типовой застройки российских городов, получивший поддержку на государственном уровне. Так что скоро мы, хочется верить, получим новые стандарты жилья, впитавшие в себя все лучшее из предшествующих эпох.

Akhmadullin Architects. Модель малоэтажной застройки.

Главная Коллекция «Otherreferats» Культура и искусство Творчество Ле Корбюзье

Знакомство с Ле Корбюзье — одним из наиболее значимых архитекторов ХХ века. Главная тема творчества архитектора — разработка принципов строительства современного города и жилища. Характеристика основных проектов архитектора. Отличия и награды Ле Корбюзье.

Рубрика Культура и искусство
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 03.04.2011
Размер файла 27,8В K

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д. PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах. Рекомендуем скачать работу.

06.10.2017 00:00 3996

6 октября 1887 года родился французский архитектор швейцарского происхождения Ле Корбюзье (настоящее имя Шарль-Эдуард Жаннере-Гри). Пионер модернизма и функционализма, Корбюзье был один из наиболее значимых архитекторов XX века. Здания по его проектам построены в Швейцарии, Франции, Германии, США, Аргентине, Японии, России, Индии и Бразилии. АиФ.ru знакомит читателей с наиболее выдающимися постройками Ле Корбюзье.

Жилой дом в Вайссенхофе. Вайсенхоф — жилой поселок в Штутгарте, построенный в 1927 году к выставке Немецкого Веркбунда. Всего было построено 21 здание по проектам известных немецких и европейских архитекторов, в том числе и Ле Корбюзье. © Commons.wikimedia.org / Jaimrsilva Вилла «Савой» в Пуасси, спроектированная Ле Корбюзье для промышленника Пьера Савой. Для здания характерны простые геометрические формы, белые гладкие фасады, горизонтальные окна, использование внутреннего каркаса из железобетона. Его отличает также новаторское использование внутреннего пространства — так называемый «свободный план». © Flickr.com / m-louis Здание Центрсоюза в Москве. В 1928 году Корбюзье участвует в конкурсе на здание Центросоюза (после постройки — Наркомлегпрома), которое затем было построено на Мясницкой улице. Центросоюз явился совершенно новым для Европы примером решения современного делового здания. © Commons.wikimedia.org / Ludvig14 «Марсельский блок» или Unité d’Habitation — многоквартирный жилой дом в Марселе. Здание было задумано как экспериментальное жилище с идеей коллективного проживания, своего рода коммуна. Внутри здания расположен общественный комплекс услуг: кафетерий, библиотека, почта, продуктовые магазины и прочее. Стены лоджий окрашены в яркие чистые цвета. © Flickr.com / Alexander Rentsch Здание Ассамблеи в городе Чандигарх в Индии. В 1950 году по приглашению индийских властей штата Пенджаб Корбюзье приступил к осуществлению самого масштабного проекта своей жизни — проекта новой столицы штата, города Чандигарх. Город, включающий административный центр и жилые кварталы со всей инфраструктурой, строился в течение десяти лет. Как и в Марсельском блоке, для наружной отделки зданий используется грубый бетон (béton brut). Эта техника, ставшая особенностью нового стиля Ле Корбюзье, была позже подхвачена многими архитекторами Европы других стран. © Commons.wikimedia.org / Tanweer Morshed Помимо этого, в Индии по проектам Корбюзье было возведено несколько зданий в городе Ахмадабад, в частности здание Ассоциации владельцев ткацких фабрик. Фасад дома поделен на ячейки, стены которых стоят под углом и образуют тень, а прямо внутри здания растут деревья. © Commons.wikimedia.org / Sanyam Bahga Капелла в Роншане или Нотр-Дам-дю-О. Эта бетонная паломническая церковь была построена в 1950-1955 годах во французском местечке Роншан. Часовня церкви идеально вписана в окружающий ландшафт. Криволинейная крыша была навеяна формой раковины, которую Ле Корбюзье подобрал на пляже в Лонг-Айленде. Первоначально нестандартное здание вызывало бурные протесты местных жителей, однако теперь туристы, приезжающие посмотреть на него, стали одним из основных источников дохода роншанцев. © Flickr.com / die_dou Монастырь Ла Туретт в Лионе. Комплекс расположен на склоне холма в лесу под Лионом, Франция, и выполнен в характерном для архитектора стиле. © Flickr.com / wsifrancis Национальный музей западного искусства в Токио. В настоящее время собрание музея охватывает около двух тысяч экспонатов, представляющих европейское искусство от Средневековья и вплоть до современности. © Flickr.com / Seungbong Lee Летний домик Le Cabanon у мыса Рокебрюн на Средиземном море во Франции. Эта крошечная резиденция, служившая архитектору долгое время местом отдыха и работы, представляет собой своеобразный образец минимального жилища согласно принципам Корбюзье. © Public Domain / Flickr.com/ Amber Case Жилой дом в Вайссенхофе. Вайсенхоф — жилой поселок в Штутгарте, построенный в 1927 году к выставке Немецкого Веркбунда. Всего было построено 21 здание по проектам известных немецких и европейских архитекторов, в том числе и Ле Корбюзье. © Commons.wikimedia.org / Jaimrsilva Вилла «Савой» в Пуасси, спроектированная Ле Корбюзье для промышленника Пьера Савой. Для здания характерны простые геометрические формы, белые гладкие фасады, горизонтальные окна, использование внутреннего каркаса из железобетона. Его отличает также новаторское использование внутреннего пространства — так называемый «свободный план». © Flickr.com / m-louis Здание Центрсоюза в Москве. В 1928 году Корбюзье участвует в конкурсе на здание Центросоюза (после постройки — Наркомлегпрома), которое затем было построено на Мясницкой улице. Центросоюз явился совершенно новым для Европы примером решения современного делового здания. © Commons.wikimedia.org / Ludvig14 «Марсельский блок» или Unité d’Habitation — многоквартирный жилой дом в Марселе. Здание было задумано как экспериментальное жилище с идеей коллективного проживания, своего рода коммуна. Внутри здания расположен общественный комплекс услуг: кафетерий, библиотека, почта, продуктовые магазины и прочее. Стены лоджий окрашены в яркие чистые цвета. © Flickr.com / Alexander Rentsch Здание Ассамблеи в городе Чандигарх в Индии. В 1950 году по приглашению индийских властей штата Пенджаб Корбюзье приступил к осуществлению самого масштабного проекта своей жизни — проекта новой столицы штата, города Чандигарх. Город, включающий административный центр и жилые кварталы со всей инфраструктурой, строился в течение десяти лет. Как и в Марсельском блоке, для наружной отделки зданий используется грубый бетон (béton brut). Эта техника, ставшая особенностью нового стиля Ле Корбюзье, была позже подхвачена многими архитекторами Европы других стран. © Commons.wikimedia.org / Tanweer Morshed Помимо этого, в Индии по проектам Корбюзье было возведено несколько зданий в городе Ахмадабад, в частности здание Ассоциации владельцев ткацких фабрик. Фасад дома поделен на ячейки, стены которых стоят под углом и образуют тень, а прямо внутри здания растут деревья. © Commons.wikimedia.org / Sanyam Bahga Капелла в Роншане или Нотр-Дам-дю-О. Эта бетонная паломническая церковь была построена в 1950-1955 годах во французском местечке Роншан. Часовня церкви идеально вписана в окружающий ландшафт. Криволинейная крыша была навеяна формой раковины, которую Ле Корбюзье подобрал на пляже в Лонг-Айленде. Первоначально нестандартное здание вызывало бурные протесты местных жителей, однако теперь туристы, приезжающие посмотреть на него, стали одним из основных источников дохода роншанцев. © Flickr.com / die_dou Монастырь Ла Туретт в Лионе. Комплекс расположен на склоне холма в лесу под Лионом, Франция, и выполнен в характерном для архитектора стиле. © Flickr.com / wsifrancis Национальный музей западного искусства в Токио. В настоящее время собрание музея охватывает около двух тысяч экспонатов, представляющих европейское искусство от Средневековья и вплоть до современности. © Flickr.com / Seungbong Lee Летний домик Le Cabanon у мыса Рокебрюн на Средиземном море во Франции. Эта крошечная резиденция, служившая архитектору долгое время местом отдыха и работы, представляет собой своеобразный образец минимального жилища согласно принципам Корбюзье. © Public Domain / Flickr.com/ Amber Case

Следующий материал

Самое интересное в соцсетях

Как правильно выбрать водонагреватель и как нагреть в доме горячую воду?

дата: июля 16, 2021 Инструменты и Оборудование Без горячей воды сейчас, наверное, не обходится ни одно хозяйство, горячая вода нужна всем и выбор водонагревателя является важной частью. Это элементарная вещь, но иногда с решением отопления могут возникнуть проблемы как в финансовом, так и в техническом плане. Различные виды отопления различаются не только покупной ценой, но, конечно, и текущими эксплуатационными расходами. Прежде чем приступить к планированию, необходимо уточнить, где разместить водонагревательный прибор, будет ли вода нагреваться внезапно, регулярно или непрерывно. Кроме того, нельзя забывать, сколько нагретой воды будет потребляться в течение дня. Какие самые распространенные виды водяного отопления в доме? Электрический бойлер Газовый котел Тепловой насос Солнечные источники Какой источник можно использовать для нагрева воды? Газ Электричество Альтернативные источники Если максимально сэкономить при нагреве воды, или можно комбинировать разные виды отопления. Водяное отопление составляет значительную часть расх

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий