М.М. Бахтин: от филологии к философии, от металингвистики (метариторики) к философии языка

  • 11.02.2018, 10:23
  • Закладки: 
  • Просмотров: 2 886

image Достоевский не только дирижер, он и композитор. Какой у него самого голос: низкий, высокий? Да разве он непременно сам должен превратиться в хориста, исполняющего, наряду со многими другими простыми исполнителями, свое собственное произведение? Его голос — в смене тем и мотивов, в ритме, в инструментовке, в согласном звучании всех голосов; его голос — в стиле и манере целого. А.З.Штейнберг. «Система свободы Достоевского» (1923) Голос — не «фонографический», живой, еще теплый. Трудно поверить, но смолк он в 1975 г., когда многие из нас уже пребывали в сознательном (номинально) состоянии. Более того, с 1969-го по 1975-й Михаил Михайлович Бахтин жил с нами рядом. Вначале в подмосковном доме престарелых вместе с женой, а с 1971-го, после ее смерти, в общежитии МГУ, на Стромынке. По слухам, здание когда-то было одним из корпусов тюрьмы «Матросская тишина». По другим данным — приютом для престарелых моряков и лишь примыкало двором к тюрьме (от приюта и название), а заодно и к психбольнице им. В.Гиляровского. В таком соседстве и абсолютном одиночестве жил Михаил Михайлович. Продолжая работать и публиковаться. И даже застав начало своей славы. Еще в Саранске, за несколько лет до переезда в Москву, Бахтина навестила группа московских литературоведов. Один из них — гениальный Георгий Гачев (его имя упоминает Бахтин в своем рассказе), некогда сокурсник моих родителей по филфаку МГУ, встал перед ним на колени со словами: «Михаил Михайлович, скажите, как жить, чтобы стать таким, как Вы?!». image Двор общежития МГУ на Стромынке. Кстати, в легендарном стромынском общежитии одно время проживали и сами мои родители (кто там только ни проживал, включая чету Горбачевых, — в этих тесных стенках, если не сказать, «застенках», они и стали супружеской четой). Страшно сказать: мимо «дома Бахтина», при живом «хозяине», я школьником регулярно проезжал, а то и прогуливался. Тогда мы жили неподалеку — на Преображенке. Знать бы, но я не знал даже этого имени! «Проблемы поэтики Достоевского» я впервые раскрою только в начале 80-х, уже студентом. Наверное, все еще недостаточно «остыло», какие-то 42 года — нет в Москве улицы Бахтина, как и других признаков официальной «меморизации». А единственный Музей М.М.Бахтина находится в его родном Орле, на том месте, где стоял дом отца — Михаила Николаевича Бахтина. Хотя мы о живых, которым пока не нужна «меморизация». А на памятники вон целая очередь своих «прижизненных» выстроилась. Ведь есть живые, а есть просто находящиеся где-то «при жизни». Владимир Кудрявцев Читайте на сайте: — В.Т.Кудрявцев. Выготский и Бахтин. День и век

  • Опубликовал: vtkud

4 дек 2013

  1. Информационно-психологическая война

Отношения КГБ и Бахтина никак не вписываются в схему «одна сторона строит козни и преследует, а другая мученически претерпевает»… Было время, когда наиболее серьезную, участливую и деятельную помощь ученому оказали КГБ и его тогдашний председатель Юрий Андропов

Ю. В. Андропов с семьей — сыном Игорем, супругой Татьяной Филип-повной и дочерью Ириной. 1974 год.1974 год.Ириной.дочерьюиФилип-повнойТатьянойсупругойИгорем,сыномсемьей —сЮ. В. Андропов

Есть ли факты, свидетельствующие, что между Андроповым и Бахтиным существовали какие-то отношения? Безусловно. При содействии председателя КГБ СССР Ю.В.Андропова М.М.Бахтин был в 1969 году «вызволен» из Саранска, помещен в правительственную Кремлевскую больницу на лечение, а спустя некоторое время обустроен в Москве.

Отметим, что активный период жизни Бахтина в Саранске (где он провел почти четверть века) завершился гораздо раньше его отъезда из столицы Мордовии — в 1961 году, когда Бахтин, заведующий кафедрой русской и зарубежной литературы историко-филологического факультета Мордовского государственного университета, вышел на пенсию. Случайно так получилось или нет, но момент официального завершения трудовой деятельности Бахтина совпал с началом совсем нового этапа его жизни.

Как мы уже обсуждали ранее, в июне 1961 года Бахтина посетили в Саранске В. Кожинов и двое его соратников по ИМЛИ (Институту мировой литературы): С. Бочаров и Г. Гачев. Ну посетили и посетили. Мало ли кто кого посещал в 1960-е годы. И Кожинов, и Бочаров, и Гачев — всего лишь младшие научные сотрудники, которые ну уж никак не могут в 1961 году организовать какую бы то ни было раскрутку Бахтина. И тут «либо — либо». Либо они являются первыми промоутерами раскрутки Бахтина — притом, что любая такая раскрутка идеологически сомнительного филолога и философа может осуществляться только очень могущественными силами. Либо они обречены на роль сентиментально-беспомощных визитеров. Нанесли визит, поахали, поохали — и удалились.

Анализ дальнейшего хода событий показывает, что Кожинов сотоварищи появились в Саранске именно как промоутеры, посланные некими могущественными силами. Сразу после визита первых промоутеров началась ошеломительная для той эпохи раскрутка Бахтина, с давних времен числившегося в антисоветчиках. После многих лет молчания в прессе появились упоминания о Бахтине. Началось массовое паломничество к Бахтину в Саранск. Кто-то очень влиятельный дал добро на издание книг Бахтина и в СССР, и за рубежом…

Итак, началось мощное и загадочное продвижение Бахтина. Да, загадочное! Потому что мощное продвижение бывшего политссыльного, осужденного по делу антисоветской организации, в эти годы требовало, подчеркну еще раз, очень специфического покровительства и фактически было по плечу только одной советской организации — КГБ СССР.

В мае 1966 года кафедра русской и зарубежной литературы Мордовского госуниверситета единогласно выдвинула Бахтина на соискание Ленинской премии 1966–1967 гг. по совокупности научных трудов.

Год спустя, в мае 1967 года, вышло Постановление Президиума Ленинградского городского суда о реабилитации Бахтина.

И, наконец, осенью 1969 года Бахтина «забрали» в Москву.

О причастности Ю. Андропова к этому событию много кто говорил: Юлиан Семенов, Евгений Киселев… За подробностями в очередной раз отсылаю читателя к циклу статей С. Кургиняна «Кризис и другие», где эта тема рассмотрена. Я же во избежание повторов приведу другие свидетельства.

С. Конкин, близко знавший Бахтина по работе в Саранске, пишет: «…один из его [Бахтина] московских друзей той поры [имеется в виду Кожинов — А.К.] организовал (через посредство тогдашнего шефа КГБ Андропова) поездку Михаила Михайловича и его жены Елены Александровны на лечение в Кремлевской больнице. От такого соблазна супругам трудно было удержаться».

Вопиющая странность помещения опального Бахтина в Кремлевскую больницу не обсуждается никем из исследователей. Все проходят мимо этого удивительного факта, игнорируя реальности эпохи. Между тем организовать защиту диссертации можно, даже не опираясь на сверхвлиятельную поддержку. Организовать переезд в Москву можно, опираясь на поддержку очень влиятельную, но объяснимую. А организовать лечение в Кремлевской больнице, казалось бы, просто невозможно. Тут и Брежнева было бы недостаточно, да у него и язык не повернулся бы распорядиться о помещении в Кремлевку лица, которому там не место. Зачем этому лицу в Кремлевку? Мало ли в СССР прекрасных больниц? Чего стоила академическая больница, куда поместить Бахтина не составляло никакого труда. А поместить его в Кремлевку было и невозможно, и незачем. Но ведь его поместили! Кстати, и сам Бахтин должен был бы отказаться от такой необъяснимой услуги, знаменующей его вхождение в номенклатуру де-факто, не сопровождаемое таким вхождением де-юре (что опять-таки было невозможно).

Но вернемся ненадолго к Конкину. Только для того, чтобы зафиксировать, что он, следуя уже знакомой нам — и отрицаемой нами — схеме, приписывает «чудо вызволения» Бахтина лично Вадиму Кожинову. Нисколько не смущаясь тем, что упоминание о возможности Кожинова, скромного сотрудника ИМЛИ, задействовать для решения этой задачи аж самого председателя КГБ СССР выглядит по меньшей мере странно. Что это за литературовед такой, которому помогает всесильный шеф КГБ? Еще раз — зачем шефу КГБ помещать Бахтина в Кремлевку? У него свои медицинские учреждения есть. А также неограниченное влияние во всех медицинских учреждениях страны. Конкин, однако, таким вопросом не задается. И, соответственно, не отвечает на него.

Что-то пытается придумать другой исследователь — Д. Урнов. Он, описывая «вызволение» Бахтина, сообщает новые, еще не знакомые нам подробности: «Из Саранска Бахтина вызволили, как известно, благодаря Ире Андроповой. Ирина Юрьевна работала редактором в «Молодой гвардии», в редакции «Жизнь замечательных людей»… Работая в комсомольском издательстве, дочь главы советской секретной службы попала под влияние молодых ленинцев, впавших в настроения ретроградные, и вот она… упросила всесильного своего отца перевести ссыльного мыслителя в Москву…»

Нетрудно догадаться, кто эти самые «молодые ленинцы, впавшие в настроения ретроградные». «Вадим, всё Вадим! [Речь идет, как читатель уже понял, о Кожинове — А.К.] При большом желании и неистребимой энергии у нас можно было выдать что угодно с марксизмом несовместимое за что угодно с тем же марксизмом очень даже совместимое. Под напором Вадима молодогвардейцы дружно взялись за Иру, Ира — за отца, а отец… Чего только ради родного дитя не сделаешь?… Глава КГБ и его карательное ведомство, некогда убравшее Бахтина с поля идеологической битвы и загнавшее его за Волгу, извлекли выдающегося истолкователя «Преступления и наказания» с берегов великой реки и перенесли на берега реки поуже, но политически поважнее — в клинику Четвертого управления. Конечно, Андропов не просто внял просьбам дочери. Налицо были результаты усилий Вадима, благодаря которым ссыльный из Саранска заслонял горизонт уже международный».

До чего же живуча схема, согласно которой Бахтина «извлек из забвения» лично В. Кожинов! Что характерно, эта схема раз за разом воспроизводится различными авторами (часто даже не осознающими, что они следуют некоему навязанному шаблону) вопреки ее абсурдности! Между прочим, это свидетельствует о высоком мастерстве специалистов, осуществивших информационно-психологическую операцию по внедрению данной схемы.

Почему я называю эту схему абсурдной? Потому что, если принять ее, получается, что вся комбинация с перемещением Бахтина из безвестности на вершину мировой славы (а также с географическим перемещением Бахтина из Саранска в Москву) удалась благодаря умелому воздействию Кожинова, влюбившегося в творчество Бахтина, на двух дочек.

Во-первых, на дочку всесильного критика сталинской эпохи Владимира Ермилова (а по совместительству — жену Кожинова) Елену, которая из любви к Кожинову уговорила папу посодействовать Кожинову в продвижении Бахтина. А тот из любви к дочке задействовал все свои немалые связи для того, чтобы книги Бахтина были опубликованы не только в СССР, но и за рубежом (так что к концу 1960-х Бахтин «заслонял горизонт уже международный»).

А во-вторых, на дочку всесильного шефа КГБ Юрия Андропова Ирину, которая, подвергшись обработке кожиновской компании, попросила папу позаботиться о здоровье опального гения Бахтина и обеспечить последнему лечение в клинике, предназначенной для высшего политического руководства страны, а заодно посодействовать Бахтину в получении московской квартиры… И Андропов — из любви к своей дочке Ирине, а также с оглядкой на международную известность Бахтина (которую тот приобрел благодаря любви папы-Ермилова к своей дочке Елене, любящей Кожинова, влюбившегося в творчество Бахтина) — всё это сделал: и в клинику Четвертого управления Бахтина разместил, и в получении московской квартиры ему пособил…

Ты не находишь, читатель, что версия, в которой первопричиной вызволения Бахтина из Саранска оказывается всеобъемлющая любовь (Кожинова — к творчеству Бахтина; Елены Ермиловой — к Кожинову; Владимира Ермилова — к дочери Елене; Ирины Андроповой — опять же к творчеству Бахтина (ее заразили этим чувством соратники Кожинова); Юрия Андропова — к дочери Ирине), слишком приторна, чтобы походить на правду?

Предлагаю выслушать другую версию и, что немаловажно, — версию человека, глубоко уважающего Бахтина. Я имею в виду В. Турбина, который плотно общался с М. Бахтиным в тот же период, что и Кожинов. Кстати сказать, Турбин был преподавателем Ирины Андроповой на филологическом факультете МГУ. Есть еще и такая версия: именно Турбин «обработал» Ирину, подтолкнув ее к заступничеству перед отцом за Бахтина.

Напомню читателю, что мы уже знакомились с оценками Турбина. В частности, в одной из статей я приводила его высказывание о том, что для всякого, кто мечтал спастись от марксизма, Бахтин стал символом «внутренней эмиграции». Сам Турбин тоже «эмигрировал от марксизма» в Саранск, к Бахтину, «потому что Париж не гарантировал мне избавления от великого ученья, а Саранск к избавлению вел…».

Так вот, этот же самый Турбин в 1991 году (то есть в разгар перестройки, когда о гениальности Бахтина, затравленного советской системой, не писал только ленивый) заговорил о том, что его настораживает нарастающая тенденция «сделать жизнеописание Бахтина политической мелодрамой». В статье «Михаил Бахтин или Павка Корчагин?» (см. «Литературную газету» от 8 мая 1991 года) Турбин указал на намеренное искажение фактов биографии Бахтина в публицистике. В частности, разобрал посвященную Бахтину статью Н. Вирабова, опубликованную в «Комсомольской правде» от 30 марта 1991 года.

Что же вызвало негодование Турбина? Полное игнорирование реальности.

В статье Вирабова говорится, например, что «органы» отправили Бахтина, арестованного по делу организации «Воскресение», в Соловецкую тюрьму. И вот в этой-то Соловецкой тюрьме «тянулись жуткие дни, доносы, допросы, беды сваливались одна за другой…», — пишет Вирабов.

Но Бахтин никогда не был на Соловках! — восклицает Турбин. Да, его должны были туда отправить, «но, видимо, кто-то помчался в Москву, в те же «органы», в ОГПУ. Убедил, отмолил: ограничилось Казахстаном [Бахтин был в итоге сослан в Кустанай — А.К.]. Стало быть, на Лубянке отыскался человек, внявший мольбам, а по тем временам подобное послабление требовало немалого риска».

Ставлю простой вопрос, за ответ на который дала бы очень много: кто этот человек?

И вообще, продолжает Турбин, отношения Бахтина с ОГПУ, а впоследствии с КГБ — «удивительный случай» описанного Бахтиным «диалога». Какого диалога? Диалога отдельного филолога с КГБ? Или диалога элитных групп? Турбин пишет про эти отношения, что «никак не вписываются они в схему: одна сторона строит козни, преследует, а другая мученически претерпевает. Вероятно, в который раз выпадая из моды, не могу не сказать: было время, когда наиболее серьезную, участливую и деятельную помощь ученому оказали КГБ и его тогдашний председатель Юрий Андропов».

На момент ареста Бахтина Андропов был никем. И для того, чтобы нечто могло спасти Бахтина в момент ареста и вознести его в 1960-е годы, это нечто должно длиться во времени. А так не длились во времени даже спецслужбистские кланы. Ну и что же это за «нечто»?

Об этом в следующей статье.

Нашли ошибку? Выделите ее, нажмите СЮДА или CTRL+ENTER

Т.В. Щитцова

Бахтин Михаил Михайлович (1895—1975) — философ, литературовед, эстетик, лингвист, культуролог. Предполагается, что две его работы «Фрейдизм: Критический очерк» (1927) и «Марксизм и философия языка» (1929, 1930) были изданы под именем В.Н. Волошинова, а кн. «Формальный метод в литературоведении. Критическое введение в социологическую поэтику» (1928) под именем П.Н. Медведева. Первый период творчества Б. охватывает 1920-е гг., он характеризуется интересом к филос. проблематике. Во второй период (кон. 1920-х — сер. 1930-х гг.) Б. выпустил в свет один из своих основных трудов — «Проблемы творчества Достоевского» (1929), (в последующих изд. «Проблемы поэтики Достоевского»). В третий период Б. занимался в основном проблемами истории и теории литературы.

Б. коренным образом переосмыслил проблему связи между Я и Ты, Я и Другими. Диалог не просто выступает у него как средство обретения истины, модус благоприятного человеческого существования, а оказывается единственным средством узнавания бытия, соприкосновения с ним. В диалоге позиция каждого расширяется до бытийственности. Бытие, по Б., это не мир вещей, не всепроникающая материя. Онтология рождается только тогда, когда между различными сущностями возникает общение. Это и есть единственный бытийственный мир.

В ранней работе Б., названной публикаторами «К философии поступка», ключевые слова: «событие», «событийность», «поступок», «не-алиби в бытии». В их ряду особо важным является понятие «Другой». Оно позволяет раскрыть «архитектонику» человеческих взаимоотношений, выявить роль диалога и полифонизма в целостном постижении бытия. Углубляя представление о «другости», Б. определяет свое отношение к филос. традиции в ее логико-гносеологических и интуитивистских формах. В работах Б. содержится критика философии жизни, экзистенциализма и персонализма за эстетизацию бытия и разрушение «правды нашего взаимоотношения». Особое внимание Б. уделяет тому, как соотносится мир жизни и мир культуры.

Ценность исследований Б. в том, что им утверждены принципиально новые установки изучения литературного творчества, культурной практики в целом. Б. проанализированы три открытия Ф.М. Достоевского, имеющие формально-содержательный характер и представляющие собой три грани одного и того же явления. Первое открытие — совершенно новая структура образа героя. Второе — изображение, точнее, воссоздание саморазвивающейся и неотделимой от личности идеи. Она становится предметом художественного воплощения, но не в качестве филос. или научной истины, а как человеческое событие. Основная особенность романов Достоевского — множество самостоятельных и неслиянных голосов и сознаний. Третьим открытием Достоевского Б. считает диалогичность как особую форму взаимодействия между равноправными и равнозначными сознаниями.

В работе Б. «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (написана в 1940, изд. в 1965) исследуются народные праздники, карнавалы, выделяется особая роль смеха в истории культуры.

***

Известный русский ученый: философ, филолог, литературовед, теоретик культуры. Основные публикации работ Б.: «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (1965, 1990), «Эстетика словесного творчества» (1979, 1986), «Работы 1920-х годов» (1994), «Проблемы творчества и поэтики Достоевского» (1994) и др. Определяющее влияние на формирование философских взглядов Б. оказали философские учения Канта, Кьеркегора, Марбургской школы неокантианства, феноменологии. К собственно философским трактатам у Б. можно отнести только раннюю неоконченную работу «К философии поступка» (предположительно начало 1920-х), где он выступает с программой построения «первой философии» нового типа, которая через обращение к «единой и единственной нравственной ответственности» призвана преодолеть «дурную неслиянность культуры и жизни». Онтология человеческого бытия рассматривается в данной работе как онтология поступка, как учение о «единственном событии свершаемого бытия». Одно из центральных бахтинских понятий, задающих онтологическое определение человека, – понятие «не-алиби в бытии», также подчеркивающее ответственный характер человеческого бытия. Б. исходит из осознания активной причастности бытию со «своего единственного места в бытии». Соответственно онтология человека определяется у Б. взаимоотношением между «единственностью наличного бытия» и «целым бытия». Сложную диалектику этого взаимоотношения Б. пытается прояснить с помощью понятий «нераздельно и неслиянно», а также с помощью различения «данного и заданного» в онтологии человека. Указанное взаимоотношение реализуется, согласно Б., в изначальном акте «утверждения своего неалиби в бытии». Этим актом, по мнению Б., полагается «ответственный центр исхождения поступка», в результате чего «место быть» получает необходимую конкретность и «инкарнированность», онтологическую укорененность. В свете заданной таким образом онтологии на смену homo sapiens приходит «человек поступающий», выявляется онтологическая неслучайность всякого поступка, таким образом нравственная философия обретает онтологические корни. Философия поступка Б. включает развернутую критику «эстетического и теоретического миров» за характерное для них отвлечение от «нудительной действительности» «единого и единственного ответственного бытия» и противопоставляет им «ответственное единство» мышления и поступка. При этом указанное отвлечение приводит не только к теоретической, но и к онтологической несостоятельности. Как показывает Б., эстетический мир способен породить «двойника-самозванца», чье бытие определяется Б. как «бытие лжи или ложь бытия», «ложь самим собою себе самому» («Автор и герой в эстетической деятельности»), коренящаяся в том, что человек отвлекается (отступает) от «центра исхождения поступка», которым отмечено конкретное место человека в бытии. Это отступление в религиозном (христоцентрическом) контексте осмысляется Б. как «имманентное бытию грехопадение». Заявляя, что эстетический и теоретический разум должны быть моментом практического разума, Б. вводит понятия «поступающего мышления» и «участного мышления» и классифицирует философию на ту, в которой участное мышление преобладает «осознанно и отчетливо», и на ту, где это имеет место «бессознательно и маскированно». В работе «Автор и герой в эстетической деятельности» Б. предлагает позитивное обоснование эстетического события. Б. показывает, что эстетическое созерцание, которое отвлекается от этического смысла и заданности конкретного человеческого бытия, остается внутренне оправданным по отношению к другому человеку. Обозначение проблемы «я – другой», лежащей в основании диалогической концепции Б., можно найти уже в трактате «К философии поступка». В работе об авторе и герое эта проблема получает детальное рассмотрение и опирается на такие понятия, как «вненаходимость», «кругозор» и «окружение», «я-для-себя» и «я-для-другого», «другой-для-меня» и др. Согласно Б., моя вненаходимость другому делает эстетическое отношение творчески-продуктивным, поскольку я обладаю «избытком видения» по отношению к другому: мне есть чем его одарить и это дар, в котором другой, по словам Б., испытывает абсолютную нужду. Как подчеркивает Б., результатом эстетической деятельности, эстетического события становится рождение другого в новом плане бытия, определенном новыми, «трансгредиентными» другому ценностями. Но, как уже отмечалось, это онтологическое приращение, будучи недоступным другому, требует в качестве залога мое собственное бытие. Чтобы сохранить позитивность эстетического, необходимо вести одновременно смысловую и ценностную интерпретацию отношения «я – другой», определять эстетическое видение «помимо смысла», но тем не менее удерживать его «вместе» с ним. Б. удерживает это место единого и единственного бытия, когда специально подчеркивает, что речь идет о «конкретной вненаходимости меня единственного». Таким образом, именно по отношению к другому обнаруживается единственность и «незаместимость» моего места в мире: мой дар другому исходит из моей точки зрения, укоренен в моем месте в бытии. «Эстетическое созерцание и этический поступок, – пишет Б., – не могут отвлечься от конкретной единственности места в бытии». Эстетическая концепция Б. развивалась в полемике с «формальным методом» в искусствознании, с одной стороны, и с концепцией «вчувствования» в эстетике конца 19 – начала 20 в., с другой. Если первое направление вело, по мнению Б., к потере героя, то второе – к потере автора, разрушая, таким образом, художественное событие, понимаемое как событие диалогическое. Позднее свойственный эстетическому созерцанию момент завершенности был оценен Б. как насилие, несовместимое с идеей диалогизма как живого отношения двух сознаний. В этой связи «новая художественная модель мира», созданная, по мнению Б., в романах Достоевского, преодолевает завершающую авторскую активность, монологическое сознание автора. Полифонический роман Достоевского предстает как «сочетание неслиянных голосов» в незавершимом диалоге. Анализируя воплощенное в романах Достоевского художественное видение жизни человеческого сознания, Б. делает вывод, что «само бытие человека есть глубочайшее общение. Быть значит общаться», быть на границе. Диалогический характер человеческого бытия, из которого исходит Б., определяет и его подход к разработке философских основ гуманитарных наук, и в частности к анализу проблемы текста в гуманитарных науках. Гуманитарные науки, поскольку они имеют дело с личностью, предполагают диалогическую активность познающего, диалогическое движение понимания, которое, в свою очередь, основывается на диалогическом контакте между текстами и на сложном взаимоотношении текста и контекста. Признание нескончаемого обновления смыслов в новых контекстах приводит Б. к различению малого времени и большого времени, трактуемого как бесконечный и незавершимый диалог. В культурологическом аспекте наибольшую известность получила книга Б. «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса», в которой Б. развивает концепцию народной смеховой культуры (в противоположность культуре официальной) и идею карнавала, разнообразные проявления которого Б. анализирует, основываясь на принципе амбивалентности. Если в литературоведении влияние Б. очень велико, то философское осмысление его идей и концепций только начинается, причиной чему стала как биография самого Б., так и судьба его наследия. Очевидна глубокая созвучность его идей западным диалогистам (Бубер и др.). Вместе с тем разносторонность затронутой им проблематики не только оставляет открытым вопрос о единстве бахтинской мысли, но и делает ее способной к диалогу с самыми разнообразными подходами в современной философской мысли: феноменологическими, герменевтическими, постмодернистскими.

Список литературы

Проблемы творчества Достоевского. Л., 1929

Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1965

Вопросы литературы и эстетики. М., 1975

Эстетика словесного творчества. М., 1979.

Еще работы по биографии

Карл Барт 9 Июня 2015 Реферат по биографии Ролан Барт 9 Июня 2015 Реферат по биографии Аббаньяно (Abbagnano) Никола 9 Июня 2015 Реферат по биографии Пьер Абеляр 30 Августа 2013

КОММЕНТАРИИ 1131

Ледяные боги Генри Райдер Хаггард

Прекрасная книга! Читается на одном дыхании!

Татьяна   16-07-2021 в 00:04   #189976 EVE 3. Дела наши житейские (СИ) Сергей Колесников Scracheder   15-07-2021 в 13:56   #189975 Светлое будущее (СИ) Ольга Александровна Резниченко Оценил книгу на 9 Galina_lv   14-07-2021 в 21:04   #189974 Светлое будущее (СИ) Ольга Александровна Резниченко Dexo   14-07-2021 в 13:53   #189973 Зов Крови (СИ) Татьяна Ларина

Добрый день! Очень интересная история!!! Есть ли продолжение этой работы???? Ответьте пожалуйста!

Оксана   13-07-2021 в 18:05   #189972 Орден Серг Усов

Отлично написано. Обожаю все книги этого автора.

дынина ирина   13-07-2021 в 17:32   #189971 Цикл романов «Бремя империи-1 «. Компиляция. Книги 1-14 Александр В Маркьянов (Александр Афанасьев)

отлично!

volodar   11-07-2021 в 19:09   #189970 Цикл романов «Бремя империи-2». Компиляция. Книги 15-28 Александр Николаевич Афанасьев

отлично!

volodar   11-07-2021 в 19:08   #189969 Божественные головоломки, или Война за любовь (СИ) Юлия Алексеевна Фирсанова

Прочитал и вот не могу понять, книга не дописана? Книга закончилась на сгоревших дриаданах, а дальше что? Переискал везде, все книги оканчиваются так, неужели нет полной версии???

Олег Нечепуренко   10-07-2021 в 18:08   #189968 Алое восстание Пирс Браун

На Марсе гелий-3 не обнаружен.

Максим   10-07-2021 в 02:17   #189967

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

 

Синоним: М М Бахтин

Синоним: Михаил Бахтин

imageБАХТИН, МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ (1895–1973), русский философ, филолог, историк культуры. Родился 4 (16) ноября 1895 в Орле. Учился на историко-филологическом (классическое отделение) и философском факультетах в Новороссийском (Одесса), затем – в Петербургском университете. После революции 1917 до 1924 жил в Невеле и Витебске. К этому времени относятся опубликованные посмертно философские работы «Автор и герой в эстетической деятельности» и «К философии поступка» (оба текста сохранились в архиве не полностью, названия даны публикаторами). Свою философскую позицию Бахтин соотносил с немецкой школой марбургского неокантианства Г.Когена, австрийской феноменологической традицией Э.Гуссерля и, наконец, с русским символизмом. С 1924 по 1929 Бахтин жил в Ленинграде. В этот период были созданы книги, вышедшие под чужими фамилиями, но очевидно содержащие существенный вклад Бахтина или (как полагают) написанные под его диктовку: Волошинов В.Н. «Фрейдизм: Критический очерк» (1927); Он же «Марксизм и философия языка» (1929); Медведев «П.Н.Формальный метод в литературоведении» (1928) и др. Под своим именем Бахтин издал литературоведческое исследование «Проблемы творчества Достоевского» (1929). Книга вышла в момент, когда автор находился под следствием по делу организации «Воскресение» – кружка петербургских интеллигентов, регулярно обсуждавших на своих собраниях вопросы религии, философии, культуры, политики и навлекших этим на себя подозрения властей в заговорщической деятельности. В июле 1929 Бахтину был вынесен приговор – пять лет строго режима, но по состоянию здоровья (он страдал хроническим остеомиелитом, который привел в 1938 к ампутации ноги) и благодаря ходатайствам друзей концлагерь был заменен ссылкой в Казахстан (г.Кустанай). В 1936 Бахтин устроился на работу в Мордовский педагогический институт (г.Саранск), с 1937 до окончания войны работал школьным учителем в г.Кимры. В 1945 Бахтин был приглашен в Мордовский пединститут, и работал там до выхода на пенсию в 1961 в должности заведующего литературоведческими кафедрами. В 1930–1940-е годы Бахтин написал цикл статей о своеобразии жанра романа и два связанных с этим циклом исследования: о Гёте и о Рабле. Работу о Рабле в переработанном виде защитил в качестве кандидатской диссертации в 1946 в ИМЛИ. В конце 1960-х годов Бахтин переехал сначала в Подмосковье, а затем в Москву. Благодаря ряду публикаций имя Бахтина возвращается из забвения. В 1960–1970-е годы вышли второе переработанное и дополненное издание книги «Проблемы поэтики Достоевского» (1963); первое издание книги «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса». Сборник «Вопросы литературы и эстетики», посвященный в основном теории романа, вышел в 1975 уже посмертно, в 1979 усилиями наследников архива вышел сборник «Эстетика словесного творчества», содержащий статьи и заметки 1950–1970-х годов, а также первую публикацию ранней философской работы «Автор и герой в эстетической деятельности». Другая ранняя философская работа Бахтина «К философии поступка» впервые была опубликована в ежегоднике «Философия и социология науки и техники» за 1984–1985 (1986). В 1996 вышел 5-й том 7-томного собрания сочинений, а в 2000 – 2-й том. Интерес к наследию Бахтина, пробудившийся в России и за рубежом в 1960-е годы, возобновился в 1990-е годы, и сейчас Бахтин остается одним из самых влиятельных и читаемых русских мыслителей. Две ранние философские работы Бахтина посвящены проблеме отношений искусства и действительности как нравственной реальности, т.е. области человеческого поступка. Бахтин предложил рассматривать категории «автора» и «героя» не только как литературные, но как укорененные в жизни понятия. Всякий человек, с точки зрения Бахтина, является «автором» по отношению к другим людям, а те, в свою очередь, являются по отношению к нему «героями». Подобная постановка проблемы не только открывала подлинно-жизненные, «невыдуманные» основания литературы, но и обнаруживала эстетические основания межчеловеческих отношений. Исходным пунктом бахтинской философской рефлексии является восприятие другого человека как говорящего (как слово) и как выглядящего, имеющего наружность (как тело) или, иначе говоря, граница внешнего и внутреннего в человеке. Особый интерес в этом отношении для Бахтина представлял Ф.М.Достоевский. Но исследование о Достоевском было написано уже совсем в другую эпоху. Бахтин вынужден был существенно философски «облегчить» свою книгу 1929 и писал в ней только о поэтике. Но даже в этих условиях ему удалось сказать новое слово о творчестве Достоевского. Бахтин определяет тип романа Достоевского как роман идей, но не в традиционном смысле столкновения различных идеологий, закрепленных за тем или иным героем, а в смысле взаимопроникновения «голосов» разных героев. Идея понимается им как авторитетный голос другого, который может овладевать сознанием героя. Бахтин называет роман Достоевского «полифоническим», многоголосым, потому что автор предоставляет героям в пределах своего замысла предельную свободу высказывания и обмена высказываниями, почти не вмешиваясь и не отвечая за них. Голос героя в любой момент проницаем для чужих голосов. Герой Достоевского оказывается все время не равен себе, его речь отражает речь других и отражается речью других. Сложные пересечения голосов героев, «речевая интерференция», с точки зрения Бахтина, не могут быть описаны в пределах лингвистики, и исследователь выступает с проектом новой гуманитарной дисциплины – металингвистики. Книга о Достоевском, по существу, является работой по философской антропологии. «Двуголосое слово», «слово с лазейкой» – эти понятия из книги о Достоевском описывают духовную реальность бессмертия: изнутри себя человек незавершен и незавершим, т.е. не может пережить свою смерть, представить ее себе – оттого и речь его «нескончаема». Работы 1930-х годов о романе развивают идеи ранних собственно философских работ Бахтина и исследования о Достоевском. Но интересы его существенно меняются: если в работах 1920-х годов преобладал интерес к философско-эстетическим аспектам речи, то теперь в центре внимания исследователя оказывается вопрос о соотношении времени и пространства и о теле человека. Как и в работе о Достоевском, Бахтина интересует незавершенное и незавершимое бытие, но теперь уже не отдельного человека, а человечества, т.е. речь идет об особого рода рефлексии на литературном материале от античности до современности. Ключевой книгой оказывается Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса (1965). Именно здесь находит свое наиболее полное воплощение концепция «гротескного коллективного тела», которое мыслится то как пространственная незавершенность (различные формы праздника, которые дают личности ощущение совместности, причастности всемирной жизни), то как временная незавершенность (продолжение человеческого рода). С точки зрения Бахтина, непрерывность духовной жизни человечества раскрывает себя в романе – жанре, вбирающем в себя все другие жанры и делающем всякую жанровую (и идеологическую) односторонность невозможными. Хронотоп (от греч. hronos «время» и topos «место») оказывается антропологическим горизонтом, духовной перспективой, которые не позволяют человеку отчаяться в самых безвыходных и катастрофических ситуациях. Умер Бахтин в Москве 7 марта 1973. Основные сочинения Бахтина в наиболее поздних изданиях: «К философии поступка». – В кн.: «Философия и социология науки и техники». М., 1986; «Проблемы поэтики Достоевского». М., 1979; Собрание сочинений, т. 1–7. Т. 5: Работы 1940-х – начала 1960-х годов. М., 1996; т. 2, М., 2001; «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса». М., 1965; «Тетралогия». М., 1998; «Эстетика словесного творчества». М., 1986. Взято с http://www.krugosvet.ru/

Книга - Проблемы поэтики Достоевского. Михаил Михайлович Бахтин - читать в ЛитВек

Автор: Михаил Михайлович Бахтин

Жанр: Литературоведение

Серия: —

Год издания: 1963

Язык книги: русский

Страниц: 368

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Фрагмент   Купить

Настоящее издание посвящено проблемам поэтики Достоевского и рассматривает его творчество только под этим углом зрения. Специальное изучение поэтики Достоевского остаётся актуальной задачей литературоведения. … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Михаил Михайлович Бахтин

Жанр: Литературоведение

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 578

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Предлагаемая книга ограничивается лишь теоретическими проблемами творчества Достоевского, исторические проблемы исключены. В первой части книги дается общая концепция того нового типа романа, который создал Достоевский. Во второй части… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Михаил Михайлович Бахтин

Жанр: Литературоведение

Серия: —

Год издания:

Язык книги: русский

Страниц: 189

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Ведущая идея данной работы — преодоление разрыва между отвлеченным «формализмом» и отвлеченным же «идеологизмом» в изучении художественного слова. Форма и содержание едины в слове, понятом как социальное явление, социальное во всех сферах его жизни… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Михаил Михайлович Бахтин

Жанр: Культурология, Языкознание

Серия: —

Год издания: 2014

Язык книги: русский

Страниц: 605

Доступен ознакомительный фрагмент книги!

Читать

Формат: fb2

 Фрагмент   Купить

Перед вами культовая книга всемирно известного ученого-филолога М.М. Бахтина (1895–1975). Она была закончена в 1940 году, а опубликована только четверть века спустя – в 1965 году и на многие годы определила развитие мировой науки о… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Михаил Михайлович Бахтин

Жанр: Философия

Серия: Бахтин М. М. Собрание сочинений в семи томах #1

Год издания: 2003

Язык книги: русский

Страниц: 1334

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Первый том Собрания сочинений М. М. Бахтина — это начало пути мыслителя. В томе публикуются его ранние философские работы, не печатавшиеся при жизни автора. Первые посмертные публикации этих работ (в 1975, 1979 и 1986 гг.) были текстологически… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Михаил Михайлович Бахтин

Жанр: Философия, Литературоведение

Серия: Бахтин М. М. Собрание сочинений в семи томах #2

Год издания: 2000

Язык книги: русский

Страниц: 1073

Читать

Формат: fb2

 Скачать

Настоящим томом продолжается издание первого научного собрания сочинений М. М. Бахтина, начатое в 1996 г. выходом 5 тома собрания. В составе второго тома — работы автора о русской литературе 1920-х годов — первая редакция его книги о Достоевском… … Полная аннотация

Комментировать    

Автор: Михаил Михайлович Бахтин

Жанр: Литературоведение

Серия: —

Год издания: 1979

Язык книги: русский

Страниц: 522

Читать

Формат: fb2

 Скачать

В сборник избранных трудов M. M. Бахтина вошли работы, написанные в разные годы: самая ранняя относится к 1919 году, самые поздние — к началу 1970-х годов. Главные темы работ — искусство и ответственность, автор и герой в эстетической деятельности и… … Полная аннотация

Комментировать    

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий