Первый алтайский олигарх: 7 малоизвестных фактов об основателе Барнаула Акинфии Демидове

Нашли опечатку?

Эта закладка предназначена для тех наиболее внимательных из вас, кто замечает опечатки, орфографические, пунктуационные и фактические ошибки в наших текстах и хотел бы помочь нам исправить их. Мы заранее благодарим всех, кто вместе с нами стремится улучшить качество наших материалов. Ваша помощь неоценима не только для редакции — она также важна для тех читателей, которые благодаря вам прочтут эти тексты в правильной редакции.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

image Династия Демидовых Знаменитая династия купцов и промышленников Демидовых, основателей оружейной отрасли в этом старинном городе, берет свое начало именно с простого кузнеца, мастера молота и наковальни. Династия Демидовых славилась благотворительной деятельностью, в частности, учредив в свое время премию и лицей своего имени. В память о заслугах представителей династии и в ознаменование векового юбилея горного дела в Барнауле и Ярославле в XIX столетии были торжественно установлены специальные обелиски — Демидовские столпы, а в Санкт-Петербурге в честь Демидовых назван мост на канале Грибоедова. История династии Демидовых в популярном изложении знакома российскому кинозрителю по одноименному фильму 1983 года. Основатель династии Основатель семейства уральских горнозаводчиков и тульских оружейников Демид Антуфьев работал в Туле кузнецом. Вместе с сыном Никитой он упоминается в официальных списках тульских оружейников в 1676 году и числится по специальности «ствольных завар-щиков». От качества ствола в огнестрельном оружии зависит немало, и династия Демидовых в итоге «выстрелила», попав точно в «яблочко» круга величайших предпринимателей земли Русской. Демид Антуфьев происходил из государственных крестьян и приехал в Тулу из села Павшино. Он работал кузнецом при тульском оружейном заводе и скончался в 1664 году, когда его сыну Никите было восемь лет. Никита Антуфьев — Демидов сын imageПо сравнению с братьями Семеном и Григорием Никита (1656-1725) оказался наиболее целеустремленным и предприимчивым в их семье, унаследовав в полной мере и ремесло отца, и его таланты. В 1690-е годы он уже владел в Туле профильным предприятием и являлся оружейным мастером Преображенского полка (1695). Дальнейшее его продвижение историки связывают со знакомством с царем Петром I, о котором сложено немало преданий. Однако можно с уверенностью предположить, что образцы ружей тульского мастера пришлись Петру по сердцу, и он поручил ему поставки оружия в армию на период Северной войны со шведами. Никита Антуфьев выпускал продукцию дешевле заграничных аналогов, не уступая им в качестве, поэтому царь в 1701 году передал ему в собственность бывшие стрелецкие владения под Тулой вместе с участком для угледобычи. А 4 марта 1702 года Петр I подписал указ о передаче Невьянского производства «оружейного железного дела мастеру» Никите Демидову, владельцу железоделательного завода в Туле, обязав промышленника выкупить их за пять лет и даровав право покупать на работу крепостных крестьян. И вдобавок выдал именную грамоту: отныне вместо Антуфьева зваться Никите благозвучнее, по отцу — Демидовым! Царь очень ценил этого оружейника, с которым познакомился несколькими годами ранее. Существует ряд легенд о первой встрече Петра I и Никиты Демидова. Вне зависимости от того, насколько верны сохранившиеся предания, достоверно известно, что самодержец сделал его поставщиком оружия для русской армии во время Северной войны. Качество производимого продукта было высоким, потребность в нем все возрастала, и государь, видевший в сотрудничестве с Демидовым залог будущей окончательной победы, расширял его привилегии. Передача казенного Невьянского завода с условием поставок государству железа в течение пяти лет явилась одним из многих примеров взаимовыгодного сотрудничества между предпринимателем и царем. Демидовские заводы на Урале Никита Демидов развернул на Урале кипучую деятельность по созданию новых предприятий. К концу 1710-х — началу 1720-х годов он построил там несколько железоделательных заводов. Среди них был и Быньговский завод, заложенный в семи верстах от Невьянского в 1718 году. По некоторым данным, с 1731 года в Быньгах действовала первая в России фабрика по производству кос. Дело отца продолжил его старший сын Акинфий. На одной из карт 1730-х годов огромная территория демидовских владений с центром в Невьянском заводе обозначена как «ведомство Акинфия Демидова». Отец и сын постарались на славу. О том, какое наследие они оставили и что происходило с ним впоследствии, написали авторы книги «Невьянск», увидевшей свет в 1982 году: «После смерти Акинфия Демидова в августе 1745 года осталась промышленная „держава“, состоящая из 22 заводов железных и медных (не считая трех алтайских, отобранных в казну), 96 рудников, 36 сел с многочисленными деревнями, 3 пристаней, более 36 тысяч рабочих и служащих. Не желая делить свое „ведомство“ на части, Акинфий Демидов завещал все заводы младшему сыну Никите. Но другие сыновья сочли себя обиженными. Тяжба между наследниками Акинфия Демидова тянулась больше десяти лет. И только 1 мая 1758 года сыновья вступили во владение своими заводами. Невьянская часть с заводами Невьянским, Быньговским, Шуралинским, Верхнетагильским, Шайтанским и другими досталась старшему— Прокофию… Когда вскоре после вступления П. А. Демидова во владение своей частью наследства Берг-коллегия запросила его о состоянии Невьянских заводов, то Прокофий на это ответил: „В тамошних заводах быть мне не случалось, и затем, какие оные заводы имеют тягости и какое к тому вспомоществование потребно, ныне я показать не могу“». Демидов Акинфий Никитич Начальная история Быньговского завода связана с именами первых Демидовых. Большую роль в становлении местного производства сыграл сын родоначальника промышленной династии Никиты Демидова Акинфий Никитич. Акинфиевы сыновья прославились преимущественно деяниями в области коммерции и благотворительности, а также столь свойственными XVIII веку «чудачествами». Акинфий Демидов родился в 1678 году в Туле, где находились предприятия его отца Никиты. Изучив горнозаводское дело в «домашних» условиях, он отправился за границу для стажировки на литейных заводах Саксонии. Во время этого путешествия, в городе Фрейбурге, Акинфий Никитич приобрел богатую минералогическую коллекцию. Впоследствии эта коллекция, дополненная уральскими и сибирскими экземплярами, была передана его детьми через И. И. Шувалова в дар Московскому университету. Кнутом и циркулем Акинфий Демидов с юных лет являлся правой рукой своего отца. Еще при его жизни он управлял Невьянским заводом, деятельно взялся за постройку завода в Быньгах. Унаследовав после смерти Никиты Демидова семейное дело, будущий знаменитый уральский промышленник продолжил отдавать ему все свое время и силы. В одном из писем к А. Д. Меншикову он писал, что фабрики, как малые дети, требуют постоянного внимания. Не щадя себя, владелец заводов того же требовал и от других. Биографы свидетельствуют прежде всего о жестокости Акинфия. Наряду с жестокостью и коварством для Никиты и Акинфия Демидовых характерны глубокое знание горного дела, умение понять и применить новейшие формы организации металлургического производства, стремление к оснащению предприятий по последнему слову техники. Библиотека Акинфия Демидова Очень яркой чертой, характеризующей Акинфия Демидова, является его книжное собрание. В библиотеке промышленника насчитывалось 441 наименование «книг русских и немецких». Часть иностранных изданий была приобретена во время европейской поездки Демидова, отдельные книги, видимо, выписывались впоследствии. Значительную долю библиотеки составляла религиозная литература, в ней присутствовал почти полный «круг» богослужебных книг. Конечно же, значительным являлось и собрание изданий по металлургическому производству. Из прочей литературы Акинфий Никитич отдавал предпочтение историческим сочинениям и описаниям путешествий. Встречались в его библиотеке педагогические и назидательные труды (для воспитания наследников, достойных дворянского звания), образцы «развлекательной» литературы (оперные либретто, описания фейерверков, материалы по коронационным торжествам и т. д.). По количеству и своему составу библиотека Акинфия Демидова отличается от известных купеческих книжных собраний первой половины XVIII века и может быть сравнима с некоторыми библиотеками представителей светской знати послепетровского времени. Эта библиотека дает непосредственное представление о книжных интересах зарождающейся русской промышленной буржуазии. Получив дворянство от Петра I еще в 1720 году, Демидовы смогли покупать крепостных рабочих для своих заводов, поскольку в России в то время владеть крепостными могли исключительно дворяне. Однако еще довольно долго часть демидовских людей формально числилась свободными. В 1737 году Акинфий обращался в правительство с просьбой считать всех его рабочих крепостными. Подневольное состояние работников давало промышленнику гораздо больше возможностей для лучшей организации производства. В 1740 году Акинфий Демидов получил чин статского, а в 1744-м — действительного статского советника. Согласно Табели о рангах, это было очень высокое звание, соответствовавшее званию генерал-майора в армии и придворному чину камергера. В том же году указом императрицы Елизаветы Петровны было объявлено, что Акинфий находится под особым покровительством государыни. Воля императрицы ставила его в исключительное положение среди промышленников и магнатов. Однако в полной мере воспользоваться привилегиями Демидов не успел. Он умер 5 августа 1745 года по пути из Санкт-Петербурга в Сибирь — близ села Яцкое Устье, что на реке Каме. Наследники Акинфия Демидова Акинфий Демидов был женат дважды: в первый раз — на дочери купца Тарасия Коробкова Авдотье, а во второй, с 1723 года, — на Ефимии Ивановне Пальцевой. От первой жены он имел сыновей Прокофия и Григория, от второй — Никиту. Итогом долгих семейных тяжб, имевших место после смерти Акинфия Демидова, стала передача основной части наследства старшему сыну Прокофию. Его, как и других сыновей Акинфия, часто относят к числу представителей промышленной фамилии, оказавшихся своего рода переходным «звеном» от первых Демидовых, основателей уральских заводов, к тем поколениям династии, которые на заводах не жили, в горном деле не разбирались и являлись, по замечанию знатока истории черной металлургии С. Г. Струмилина, лишь «пенкоснимателями». В то же время Прокофия Демидова, «заводчика поневоле», как удачно окрестил его невьянский краевед А. Карфидов, нельзя назвать пустым «прожигателем жизни». Он успешно занимался коммерцией, при этом жертвуя огромные суммы на благотворительность, изучал ботанику, выступая в этом деле и искусным практиком. «Чудачества» П. А. Демидова Однако гораздо большую известность принесли П. А. Демидову его «чудачества». Современники описывали известные выезды «куриозника», собиравшие толпы зевак. Обычно из ворот демидовской усадьбы выезжал возок ярко-оранжевого цвета, запряженный шестеркой лошадей: две пары были обычными крестьянскими клячами, а одна — чистокровными скакунами. На лошадях сидели наездники — карлик и великан. Процессию сопровождали многочисленные псари со стаей собак всевозможных пород: от карманных болонок до огромных догов. И наездники, и псари были одеты в самые нелепые платья: одна половина одежды — шелковая, расшитая золотом, другая — из рогожи; на одной ноге — башмак, на другой — лапоть. Вершиной «чудачества» являлись очки, которые можно было наблюдать не только на людях, но и на собаках с лошадьми. Яковлевы В 1769 году завод в Быньгах, как и другие невьянские заводы, был продан за восемьсот тысяч рублей его владельцем Прокофием Демидовым коллежскому асессору Савве Яковлевичу Собакину, впоследствии сменившему фамилию на Яковлев. С. Яковлев вывел на новый уровень бывшее демидовское производство. Из наблюдений невьянского краеведа А. Карфидова: «К началу 1780-х годов Савва Яковлев владел огромной горной „империей“ на Урале, по размерам и производственным мощностям не уступавшей знаменитому „ведомству Акинфия Демидова“. Его заводские дачи включали в себя 2 млн гектаров, выпуск чугуна в 1783 году составил 1275000 пудов. Все заводское хозяйство оценивалось в огромную сумму — почти 7 000000 рублей. По количеству заводов — всего 22 — Яковлев сравнялся с Акинфием Демидовым». После смерти Саввы Яковлева лучшая часть его наследства, в которую входил и Быньговский завод, досталась старшему сыну Петру. —>Саша Митрахович—> 14.08.2017 14:32 Загрузка…

1739 — 1821 гг.

Павел Григорьевич Демидов родился в 1738 году в селе Леоново на Яузе. Род Демидовых хорошо известен в России. Дворянин, ученый-натуралист, действительный статский советник, меценат, основатель Ярославского училища высших наук.

Отец Павла Григорьевича, Григорий Демидов женился в 16 лет. Ранним этот брак мог быть по соображениям делового характера: объединение капиталов, земельных участков, производств, но могло быть причиной тому и человеческое чувство, знакомое людям счастливым. Женой Григория стала 18-летняя Настасья Суровцева, дочь богатого солепромышленника из г. Соликамска. Молодые стали жить в селе Красное, что в 1,5 верстах от г. Соликамска, на крутом берегу реки Усолки, которая впадает в реку Каму.

В Соликамске Григорий Демидов разбил сад («как для времяпровождения, так и для отдыха»), который стал первым в России научным ботаническим садом, в котором произрастало более 540 видов растений со всего света. Ботаника была одним из главных увлечений Григория Акинфиевича Демидова. Он собирал семена, высаживал растения, собирал и изучал ботанические коллекции, занимался гербарием. Он знал в совершенстве немецкий язык и вел переписку с выдающимся шведским ученым Карлом Линнеем, автором системы классификации растений.

Брак с Настасьей Суровцевой был счастливым, они вырастили 3 сыновей и 5 дочерей. Сыновья: Александр (1737-1803), Павел (1738-1821) и Петр (1740-1826) — были гордостью отца, им предстояло стать владельцами заводов, и поэтому отец их отправил на обучение в Европу, где они получили всестороннее блестящее образование.

Всем детям в семье Демидовых уделялось в равной степени внимание, старались обучать и развивать также и дочерей, что было непривычно для того времени. С 3-х лет их начинали учить грамоте. Детей учили и иностранным языкам, так что впоследствии трое из дочерей: Хиония, Василиса и Ирина — занимались литературными переводами. В доме Демидовых царил демократизм духовной среды, высокий статус в нем играли представители ученой и художественной интеллигенции. В семье был высокий интеллектуальный уровень, созданный отцом, где книги всегда были в почете.

В семье любили читать, сочинять, познавать новое, дети были приучены к интеллектуальному труду. Любили и музыку: классическую и народную. Закупались европейские музыкальные инструменты. Павел играл на скрипке («скрыпице»), Александр — на клавикордах, Петр — на басе (род виолончели). Закупались ноты для их занятий, покупались целые партитуры опер, нанимались учителя музыки. Часто в доме устраивались домашние концерты, спектакли. Семья была дружной, дети уважали родителей.

Стремясь дать сыновьям европейское образование, Григорий Акинфиевич продумал маршрут путешествия сыновей, включающий все ведущие европейские страны. Это был блестящий педагогический проект, осуществленный их отцом и спонсируемый им. Он обеспечивал их финансами и рекомендательными письмами к влиятельным должностным лицам, банкирам и коммерсантам, покровительство и содействие которых было необходимо молодым путешественникам в чужих странах. В течение всего пребывания в Европе он контролировал и направлял их занятия, жизнь и знакомство с новым миром и новыми людьми. Читая их письма, он продолжал воспитывать своих сыновей, несмотря на разделяющие их тысячи верст. И с полной ответственностью можно сказать, что это ему удалось. Мальчики ревностно учились и чрезвычайно серьезно относились к наставлениям отца.

Сыновья Григория Акинфиевича 13 лет провели за границей, изучая химию и минералогию, рудное дело в Англии, Шотландии, Норвегии, слушая лекции по ботанике и естественной истории в знаменитом Упсальском университете, наслаждаясь природными и художественными красотами Италии, Швеции, Франции, Голландии. Другого подобного многолетнего путешествия русских молодых людей по Европе со строго продуманной общеобразовательной, профессиональной и культурной программой и ежедневной отчетностью о ее выполнении неизвестно.

Академик Покровский в 1821 г. называл Григория Акинфиевича и его жену Анастасию Павловну «мудрыми родителями»: «Богатые и мудрые родители, понимая во всей силе пользу воспитания, не золото прежде в наследство оставили, но добродетели, которые блистательнее и прочнее золота, не стяжание многочисленных сокровищ, но доброе воспитание – лучшее стяжание человечества».

Григорий Демидов остался в истории и как мудрый меценат, и как отец, воспитавший и образовавший многочисленное потомство.

Павел Григорьевич Демидов после завершения первоначального образования до 1756 учился в Германии. Изучал в основном естественные науки и металлургию. В целях дальнейшего углубления своих научных познаний и знакомства с практической постановкой горного дела и плавильного искусства в течение шести лет путешествовал по странам Западной и Северной Европы. Изучал в Норвегии и Швеции серебряные, медные и железные рудники. В Упсале слушал лекции по химии и минералогии у Линнея и Валлерия.

В сентябре 1761 года он вернулся в Россию и поступил на государственную службу. За обширные познания в натуральной истории и минералогии императрицей Екатериной II Павлу Григорьевичу был вскоре пожалован чин берг-коллегии советника, а в связи с выходом в отставку в 1772 он получил чин статского советника. Проживая в своем имении в с. Леоново под Москвой, Демидов плодотворно занимался естественной историей, имея под рукой прекрасную библиотеку, оборудованные для научных занятий кабинеты. Написал ряд научных трудов.

Любовь Демидова к науке в 1803 г. вылилась в благородную инициативу основания в Ярославле высших наук училища (первоначально им вынашивалась идея открытия в Ярославле университета). Для этих целей он пожертвовал сто тысяч рублей и свои ярославские вотчины, расположенные в Угличском и Романовском уездах. Денежная сумма должна была составлять вечный капитал, и учебное заведение пользовалось только процентами с него. Основную же часть дохода училище должно было получать в качестве оброка, взимаемого с приписанных к нему 3578 душ крепостных крестьян. Гражданский подвиг Демидова был высоко оценен Александром I. Император повелел выбить золотую медаль с портретом Демидова, присвоить училищу его имя. Кроме того, благотворитель был произведен в действительные статские советники и награжден орденом cв. Владимира I степени.

Занятия начались 13 августа 1804 года, торжественное открытие состоялось 29 апреля (11 мая) 1805 года. Это было первое высшее учебное заведение в Ярославле. По статусу училище занимало «первую ступень непосредственно после центральных университетов, в Империи существующих». Не приняв на себя из-за состояния здоровья обязанностей почетного попечителя основанного им учебного заведения, Демидов тем не менее никогда не оставлял его своими заботами и вниманием. Пополнял учебные кабинеты физическими и химическими приборами, коллекциями камней и минералов. В 1811 им было пожертвовано библиотеке учебного заведения 263 экземпляров книг.

Последние годы жизни П.Г. Демидов провел в своем любимом имении Леонове, где скончался 1 (13) июля 1821 года в возрасте 82 лет. Похоронен в московском Спасо-Андрониковом монастыре.

Овдовев еще в молодости, Павел Григорьевич не оставил после себя потомства. Владея громадными богатствами, Павел Григорьевич всю жизнь провел в научном труде. Весьма отзывчивый к чужим нуждам, сам он жил, по словам современников, весьма скромно, почти замкнуто, в знакомствах был крайне разборчив, в разговоре — медлителен. Глубокий знаток природы — ученый натуралист, Павел Григорьевич знал в совершенстве математику, физику, минералогию, металлургию, искусство литейное, и не только был знаменитым физиком и наблюдателем, но и глубоким философом и искусным литератором, владевшим бойким пером. Кроме занятий науками, Павел Григорьевич признавал только одно удовольствие — музыку и, как страстный любитель, сам с увлечением играл на фортепьяно и скрипке.

В Ярославском Демидовском училище высших наук преподавали словесность древних языков и российское красноречие, философию, право естественное и народное, чистую и смешанную математику, естественную историю, химию и технологию, политическую историю и экономию с финансами, кроме этих предметов, изучались новые языки и Закон Божий. Проводились публичные лекции по физике, истории, химии и другим наукам. С 1819 года введено преподавание рисования, фехтования, музыки, танцев. Студенты, окончившие полный курс лицея, поступали на гражданскую службу с низшим, 14 классом.

Сначала числилось 13 преподавателей и 35 студентов (из них 20 обучались бесплатно), но число студентов росло. Всего с 1805 по 1833 в училище прошли обучение 739 студентов из 26 губерний Российской империи. Для нужд училища в 1816 году был передан Архиерейский дом на Стрелке. Отдавая предпочтение военным училищам и кадетским корпусам, Николай I даже высказывался за преобразование Демидовского лицея в кадетский корпус. И лишь смелый поступок попечителя Московского учебного округа Д.П. Голохвастова, заявившего, что подобное решение послужило бы грубым нарушением воли учредителя лицея П.Г. Демидова, предназначавшего его для распространения естественных наук в России, позволило училищу избежать подобной участи. Царь был вынужден уступить правоте такого представления.

Указом Николая I от 2 (14) августа 1833 года училище с 1 (13) января 1834 года было преобразовано в Демидовский лицей, а пансион, существовавший при училище, был присоединен к Ярославской гимназии. По новому уставу лицей находился в ведении Московского университета: им назначался штат сотрудников, который на момент преобразования составил 12 человек: директор, законоучитель, восемь профессоров и два лектора. Обучалось тогда 114 студентов, в том числе 40 бесплатно. Курс обучения в лицее был трехлетний. Преподавались закон Божий, математика, физика, химия и технология, российская и латинская словесность, философия, естественная история, русское публичное, гражданское и уголовное право с их судопроизводствами, политическая экономия и финансы, российская и всеобщая история и статистика, немецкий и французский языки. Особое внимание обращалось на науки юридические и камеральные, прочие считались второстепенными.

В 1845 году лицей был переведен в подчинение попечителя московского учебного округа. Число профессоров сокращено до 6, а бесплатных мест до 20. Стали преподаваться политическая арифметика и бухгалтерия, зоология, ботаника и минералогия, сельское хозяйство, лесоводство и земледелие, законы государственного благоустройства, из преподавания исключены философия и естественная история. Выпускник мог поступать на службу с 12 классом. Лицею было позволено иметь свою типографию. В 1846-1849 годах в лицее преподавал законоведение, государственное право и финансы профессор К.Д. Ушинский — основоположник научной педагогики в России. К 1866 году в лицее обучалось только 39 студентов, преподавал 1 профессор, 4 исполняющих должность профессора и 1 преподаватель.

Здание Демидовского юридического лицея в Ярославле разрушенное в 1918 году

По высочайше утвержденному 3 (15) июля 1868 года уставу лицей был преобразован в юридический лицей. Курс обучения стал четырехлетним. Учебные предметы — те же, что на юридических факультетах университетов — отныне лицей давал высшее юридическое образование. В 1886 году для студентов лицея введена форменная одежда, та же, что и для студентов университета. В начале 1892 года в лицее обучалось 169 студентов. В начале XX века его ежегодно заканчивали около 100 человек, пятая часть из них как кандидаты права. Издавались «Временник» (более 100 томов), «Юридическая библиография» и «Юридические записки». По юридической литературе (100 тысяч томов) библиотека лицея уступала только библиотеке Московского университета. Демидовский юридический лицей был учебным, научным и культурным центром Ярославской и соседних губерний. В разные годы в юридическом лицее учились поэты К. Бальмонт и М. Богданович, писатель-фантаст A. Беляев.

В 1829 г. на пожертвования ярославского дворянства Павлу Григорьевичу Демидову был воздвигнут в Ярославле памятник (Демидовский столп). Он представлял собой бронзовую колонну вышиною в 17 аршин, отлитую ярославским купцом и колокольных дел мастером Иваном Чарышниковым. Колонна была поставлена на гранитный пьедестал, на котором были выполнены бронзовые надписи: на западной стороне — «Ярославское дворянство Павлу Григорьевичу Демидову»; на восточной — «покровителю просвещения и основателю Демидовского высших наук училища»; на южной — «1829 год»; на северной — бронзовый вызолоченный герб Демидовых. Колонну венчал вызолоченный парящий орел.

Имя П.Г. Демидова с 1995 года носит Ярославский государственный университет, считающий себя преемником Демидовского высших наук училища.

Демидовский столп, разрушенный после революции, был воссоздан в 2005 году.

Образование и педагогика Материал из Вики Щёкино Перейти к: навигация, поиск

Григорий Никитич Демидов (Антюфеев) (? ‒ 14 мая 1728, Тула, Тульская провинция, Московская губерния, Российская империя) ‒ промышленник, осваивал месторождения в современном Щёкинском районе.

Биография[править]

Григорий Демидов ‒ средний сын основателя династии промышленников Никиты Демидова. С 1726 ‒ дворянин.

В 1707 начал строить (вероятно, вместе с отцом) Дугненский доменный завод и передельный завод в Алексинском уезде (ныне на территории Ферзиковского района Калужской области), до 1716 вместе с Никитой Демидовым управлял им.

В 1719 на купленной отцом земле в Старогородищенском стане Тульского уезда (впоследствии Ленинский район Тульской области) на реке Тулице построил Верхотулицкий доменный и молотовый завод. Руду для него добывали в Малиновой засеке, на территории современного Щёкинского района. Завод выпускал чугунные изделия и железо разных сортов. Полосное железо отправляли в Архангельск, Калугу, Смоленск, Тверь.

В 1726 строил на реке Рысне в Алексинском уезде Сементиновский вододействующий завод, но не закончил.

Григорий не только не интересен, он еще и малосимпатичен. В поведении груб, временами груб до дикости. [1]

Возвращаясь ночью с Верхтулицкого завода, застрелен 14 мая 1728 собственным сыном Иваном ночью выстрелом из фузеи в затылок. Причиной стал конфликт между ними.

Источники[править]

  • Тульский биографический словарь. В 2 т. Тула: Пересвет, 1996.
  • Юркин И. Н. Демидовы: Столетие побед. Москва: Молодая гвардия, 2012.

Категории: Редактировать

Биография

26 марта (5 апреля) 1656 года — 17 (28) ноября 1725 года Добавить фотографию Русский промышленник, основатель династии Демидовых. Никита Демидович Антюфеев (с 1702 года – Демидов) родился в Туле 26 марта (5 апреля) 1656 года в семье тульского оружейника Демида Клементьевича Антюфеева. Одно из первых документальных упоминаний о Никите Антюфееве относится к 1676 году: вместе с отцом он перечислен в «смотренных списках» тульских ствольных заварщиков (одна из специальностей казенных оружейников). В 1692 году его имя встречается в составе группы тульских кузнецов, направленных «обществом» в Москву защищать права оружейников в одном из земельных споров. Согласно преданию, переломную роль в биографии Никиты Антюфеева сыграла встреча с Петром I, который несколько раз посещал Тулу проездом в 1695-1696 годах. Традиция утверждает, что искусно приготовленные им образцы ружей понравились царю, который сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Благодаря этому Никита Антюфеев получил разрешение построить в Туле вододействующий доменный и передельный завод, ставший первым предприятием в списке демидовских металлургических мануфактур. На новом заводе изготавливались практически все виды вооружения того времени: ядра, мушкеты, оружейные стволы, палаши и шпаги. В 1702 году Никите Антюфееву были отданы Верхотурские железные заводы, устроенные на реке Невье еще при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за их устройство железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Антюфеев впервые был наименован Демидовым. В 1703 году Петр I приказал приписать к заводам Н. Д. Демидова две волости в Верхотурском уезде. В 1702-1706 годах на демидовских заводах было изготовлено 114 артиллерийских орудий, в 1702-1718 — 908,7 тысяч штук артиллерийских снарядов. При этом Н. Д. Демидов выставлял цену вдвое меньшую, чем другие поставщики. С 1718 года он стал единственным поставщиком железа, якорей и пушек для русского флота, в результате чего обрел еще одного влиятельного покровителя в лице главы Адмиралтейства Ф. М. Апраксина. В 1716-1725 годах промышленник построил еще четыре завода на Урале и один на реке Оке. Н. Д. Демидов стал одним из главных помощников Петра I при основании Санкт-Петербурга. На строительство новой столицы он часто жертвовал деньги, железо и т. д. Большую часть своей жизни Н. Д. Демидов прожил в своей городской усадьбе в тульской Оружейной слободе. Он скончался в Туле 17 (28) ноября 1725 года и был погребен на кладбище приходской Николо-Зарецкой церкви. Наследником его дела стал старший сын Акинфий Никитич Демидов. Н. Д. Демидов является одной из крупнейших фигур в истории отечественного промышленного предпринимательства XVIII века, а также в индустриальной истории Тулы.

Имеет отношение к населенным пунктам:

Тульская область, город Тула Pодился в Туле 26 марта (5 апреля) 1656 года. Большую часть жизни провел в тульской Оружейной слободе. С 1701 года владел в городе собственным железоделательным предприятием. Скончался в Туле 17 (28) ноября 1725 года и был погребен на кладбище приходской Николо-Зарецкой церкви. Свердловская область, город Невьянск Владелец Невьянского чугуноплавильного и железоделательного завода в 1702-1725 годах. Свердловская область, город Нижний Тагил Владелец Выйского (Нижнетагильского) доменного, молотового и медеплавильного завода в 1722-1725 годах. Свердловская область, село Шурала Первый владелец (1716-1725) Шуралинского молотового завода. Свердловская область, село Быньги Первый владелец Быньговского молотового завода (1718-1725). Свердловская область, село Лая Владелец Нижнелайского молотового завода в 1722-1725 годах. Свердловская область, город Верхний Тагил Первый владелец Верхнетагильского завода (1716-1725). Город Москва Впервые посетил Москву в 1692 году в составе группы тульских кузнецов, направленных в столицу «обществом» Оружейной слободы для защиты прав ее жителей в одном из земельных споров. Впоследствии неоднократно посещал город. Нижегородская область, Воротынский район, село Быковка Владелец села Быковка Барминской волости Нижегородского уезда в 1720-1725 годах. Нижегородская область, Воротынский район, село Фокино Владелец села Фокино Барминской волости Нижегородского уезда в 1720-1725 годах. Нижегородская область, Воротынский район, село Отары Владелец деревни Отары Барминской волости Нижегородского уезда в 1720-1725 годах.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий