Первый русский граф, не жаловавший иностранцев: Генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев

Борис Петрович Шереметев: русский кунктатор

1

Когда после очередной военной кампании Борис Петрович Шереметев приезжал к Рождеству в Москву или в Петербург, где ему пришлось по воле царя построить новый дом, его приветствовали, как никого другого из генералов Петра Великого.  Почти всю Северную войну он был главнокомандующим русской армией, ее старейшим фельдмаршалом, уважаемым, родовитым, степенным аристократом! Словом, как писал австрийский дипломат Корб, это «дельный боярин, доблестный воин, гроза татар и главное украшение России»…

Боярин и воевода Шереметев с младых ногтей, подобно его славным предкам, верой и правдой служил государю. Он был потомственный профессиональный военный и дипломат. С кем он только не воевал! С турками, татарами, шведами, не раз душил мятежи казаков и стрельцов.

Крупный, даже толстый, с бледным лицом и голубыми глазами, Шереметев выделялся среди прочих вельмож своими благородными, спокойными манерами, любезностью и воспитанностью. Петр, государь деспотичный, склонный к непристойным розыгрышам над подданными, никогда не позволял себе проделывать их со старым воином, хотя шутил с ним весьма жестоко.

attach.asp

Шереметев, Борис Петрович. Гравюра. I половина 1840-х гг.

В 1713 году, поздравляя Шереметева с рождением сына, царь писал: «Пишешь, ваша милость, что оной младенец родился без вас и не ведаете где, а того не пишете, где и от кого зачался».

Грубая шутка Петра, видно, задела шестидесятилетнего фельдмаршала, вынужденного жениться по воле царя на молодой женщине, и он с достоинством и обстоятельностью отвечал ему:

«И что изволите, Ваше величество, мене спросить, где он родился и от ково, я доношу: родился он, сын мой, в Рославле. И по исчислению месяцев, и по образу, и по всем мерам я признаваю, что он родился от мене. А больше может ведать мать ево, кто ему отец».

И более никаких шуток, хотя обычно царский адресат стремился угодить государю и поддержать затеянную им полупристойную игру.

Один из современников вспоминает, как разительно Шереметев отличался от своих собратьев-бояр. В 1699 году на похоронах любимца царя Франца Лефорта произошла безобразная сцена. Бояре нарушили предписанный государем порядок шествия и гурьбой, грубо оттесняя иностранных посланников, пролезли к самому гробу.

Уже на кладбище Петр заметил непорядок и «произнес: «Это собаки, а не бояре мои«. Шереметев же (что должно отнести к его благоразумию) сопровождал, как и прежде, посланников, хотя все русские шли впереди.

Когда же бояре и другие знатные особы кинулись к накрытым поминальным столам и «с жадностью пожирали яства», лишь «Шереметев считал недостойным себя обжираться вместе с прочими, так как он, много путешествуя, образовался, носил немецкого покроя платье и имел на груди Мальтийский крест».

«Кавалер Мальтийский свидетельствованный»

Действительно, в характере и поступках этого старомосковского вельможи была черта, которая в конечном счете была приятна Петру и выделяла Шереметева среди других старых бояр.

Известно, что как только царь в августе 1698 года вернулся из длительной поездки по Западной Европе, он принялся резать бороды у своих высокопоставленных подданных. Спустя некоторое время царь взялся с помощью овечьих ножниц кромсать их длиннополые одежды.

Сергей Ефошкин — “Стрижка длинных пол и бород при Петре I»

Но вся эта унизительная и обидная вакханалия не касалась Шереметева. Он вернулся из посольства в Польшу, Австрию, Венецию и Мальту, куда его отправил царь в 1699 году, преображенным и неузнаваемым — в модной европейской одежде, в роскошном парике и с обритым лицом.

Конечно, важную роль в преображении Шереметева сыграло длительное путешествие по Европе, но не только оно. Еще задолго до начала петровской эпохи Борис Петрович жил иначе, чем многие его современники. Он бывал в Польше с дипломатической миссией, видел жизнь польской шляхты и королевского двора.

Он даже изучил польский язык и во время визита в Варшаву понравился своим обхождением польской королеве, знаменитой Марии — Марысеньке. Дух европейской жизни не был чужд ему, как и западные удовольствия, одежды, привычки.

Свидетель-иностранец заметил, как однажды царь, разговаривая о чем-то с вельможами, обернулся к Шереметеву и стал расспрашивать его про Рим, а потом внимательно выслушал Бориса Петровича, который «похвалил приятный климат и красоту местности».

Торжественно встреченный на Мальте, он удостоился редкой награды — пожалования в мальтийские рыцари. Некоторые считали, что Шереметев «не жалел больших издержек для получения знаков отличия Мальтийского креста». Но зато с тех пор, на зависть окружающим, Шереметев титуловался в документах: «Кавалер Мальтийский свидетельствованный», то есть законный, получивший свидетельство на орден.

«Не испытлив дух имею»

Однако при всех своих заслугах Шереметев не был выдающимся человеком. Борис Петрович — личность вполне заурядная, неяркая, без воображения и духовных исканий. «Не испытлив дух имею», — признавался он в письме своему приятелю Ф. М. Апраксину. Но зато он обладал другими достоинствами.

В нем была та солидная надежность, которая внушает подчиненным уверенность и придает мужество далее в самом жарком бою. Возможно поэтому Петр и вверил ему свою армию.

Шереметеву случалось поступать не так, как хотелось бы государю — человеку порывистому и стремительному. Часто царь требовал от Шереметева быстроты, активности и бывал недоволен, когда фельдмаршал мешкал.

Письма Петра I к нему полны понуканий, упреков и угроз: «Не чини отговорки ничем!»; «Зело мне дивно, что по многим довольным разговорам и положа на мере (то есть решив заранее. — Е. А.), ныне паки переменяете. Ныне вам в Шлютельбурге делать нечего, извольте ехать во Псков, а к нам неотложно извольте быть к празднику».

Портрет фельдмаршала графа Б. П. Шереметева, Россия, 1753

Типично московский ответ Шереметева по пословице «московский тотчас — целый век» бесил царя. «Указ твой о поездке во Псков получил, и побреду, как могу управитця», — докладывал Шереметев. «Я тебе побреду!» — верно, ворчал Петр и слал новые «торопительные» письма.

Но при этом царь не спешил расстаться с Шереметевым, не отправлял его в отставку и даже не подчинял другому командующему. Он знал наверняка, что старый конь борозды не испортит и что российский кунктатор зря не будет рисковать, не бросится, подобно плебею и выскочке Меншикову, в авантюры.

А Шереметеву было ведомо, что Петр не любит неоправданный риск, тяжело решается на генеральное сражение — ведь в нем многое зависит от случайности, как в карточной игре. Кроме того, у военных всегда есть некий «счет», по которому ранжируются воинские начальники. Шереметев был бесспорно первым: по происхождению, знатности, стажу службы, старшинству.

Когда Меншиков торговал пирогами с зайчатиной, Шереметев успешно командовал войсками в войне с турками и во время Азовских походов даже дошел до Черного моря. Он предпочитал вести «негероическую», но рациональную войну, насколько она возможна в России: медленно, имея огромный перевес сил, продвигаться вперед, закрепляться на завоеванных рубежах и ждать новых распоряжений государя.

Бремя ответственности и страха

А вообще жизнь фельдмаршала была тяжелой, изнурительной. Грозный для врагов, он был придавлен страшной ответственностью, все время боялся не только за врученную ему армию, но и за себя.

Сложными были его отношения с Меншиковым, нахрапистым, завистливым и бесстыжим любимцем царя. С Алексашкой приходилось держать ухо востро, в этом отчасти причина медлительности и нерешительности фельдмаршала.

Как писал австрийский дипломат О. А. Плейер, Шереметев, воюя вместе с Меншиковым, «редко принимает окончательное решение, если только не боится скорого гонения. Он верно знает, что если и сделано будет что-нибудь хорошее, Меншиков тотчас позавидует тому, либо припишет себе счастливый конец и похвалу его приказа. Этот князь терпеть не может, если кто-нибудь входит в царскую милость».

Сохранившиеся письма Шереметева к Меншикову полны любезной предупредительности. Старый боярин знал, с кем имел дело: не тронешь — не завоняет!  

Граф Борис Петрович Шереметев

Непросто Шереметеву было и с самим царем. Петр, используя способности и опыт Бориса Петровича, чуждался его и не пускал в свой ближний круг. Все-таки Шереметев принадлежал к кругу московских бояр, враждебному царю.

В наиболее ответственные моменты кампании в штабе Шереметева появлялся посланный Петром человек, которому поручалось присмотреть за командующим, Шереметев вечно страшился чем-нибудь прогневить царя, лишиться его милости, пожалований и похвалы. А государеву холопу они всегда так нужны!

В письме к секретарю Петра I А. В. Макарову он с тревогой вопрошал: «Нет ли на меня вящего гнева Его величества?» В письмах к царю он инстинктивно принимает позу приниженной покорности. Его жизнь никогда не принадлежала ему, он всегда ощущал себя послушным рабом и больше всего страшился, как бы государь не подумал о нем иначе.   В конце жизни, в 1718 году, уже смертельно больной, фельдмаршал испугался, чтобы — не дай Бог! — царь не заподозрил его в симуляции, в нежелании судить царевича Алексея Петровича. Ведь он получил строгий государев указ явиться в Петербург и участвовать в суде над наследником.

В письме тому же Макарову, а на самом деле Петру (кабинет-секретарь обычно читал полученную им почту государю) фельдмаршал, объясняя свою задержку в Москве болезнью, писал: «Я имею печаль, нет ли его, государева, на меня мнения, что живу я для воли своей, а не для неволи, и чтобы указал меня освидетельствовать, ежели жива застанут, какая моя скорбь (болезнь. — Е. А.) и как я, на Москве будучи, обхожусь в радости». Воля и радость — это не удел верноподданного!   Вскоре Борис Петрович убедился, что тревоги его не были напрасны, что царь ему все равно не поверил и затаил злобу. Это было видно из письма, которое Шереметев получил от него в октябре 1718 года.

Там были вроде бы скупые, нейтральные, но полные скрытого недоброго смысла слова: «Житье твое на Москве многие безделицы учинило в чужих краях, о чем, сюда как приедешь, услышишь». Скорее всего, до Петра дошли слухи о том, как в Европе восприняли смерть царевича Алексея.

Наверное, заграничные недруги писали, что вот-де, в отличие от прочих сподвижников Петра, старый боярин Шереметев, симпатизировавший наследнику, вопреки воле царя не явился на суд, сказавшись больным, и не подписал смертный приговор царевичу. Этим своим письмом Петр воткнул в сердце старика последнюю занозу, и оно не выдержало…

Новосел петербургского некрополя   Он умер в Москве 17 февраля 1719 года, накануне того дня, когда по указу царя его должны были почти силой везти в Петербург. До самого конца у Шереметева не было ни душевного и физического покоя, ни воли — царская служба пожирала все его время, всю его жизнь.

Богатейший помещик России, он редко бывал в своих владениях. Домосед и хлебосол, он был вынужден таскать за собой по всей Европе кухню и любимые серебряные сервизы. Даже насладиться страстью к лошадям он не мог по своему хотению. Походы, походы… Лучшие лошади гибли, не выдерживая их, о чем фельдмаршал скорбел больше, чем о смерти своих солдат.

Он не раз порывался подать в отставку. Так, после тяжелейшего Прутского похода 1711 года, когда русская армия под его началом оказалась в окружении и только чудом спаслась, силы фельдмаршала были на исходе. «Боже мой, — писал он своему приятелю Апраксину, — избави нас от напасти и дай хоть мало покойно дожита на сем свете, хотя и немного пожить.» И он решился просить царя отпустить его в монастырь.

Он хотел укрыться от терзающей его жизни за стенами любимого Киево-Печерского монастыря, святость которого почитал особо. Но Петр поднял фельдмаршала на смех и вместо пострижения приказал ему жениться на вдове своего дяди Льва Нарышкина, Анне Петровне.

Анна Петровна, 2-я жена Шереметева.

Даже последние, предсмертные желания подданных для него ничего не значили. По указу Петра тело Шереметева перевезли в Петербург, и его могила стала одной из первых в некрополе Александро-Невского монастыря. Так даже смерть старого фельдмаршала, как и прожитая им в вечном страхе и трепете жизнь, послужила высшим государственным целям.

Евгений Анисимов

link   http://storyfiles.blogspot.co.il/2017/04/blog-post_17.html

Разделы

  • Древнерусские князья
  • Князь Святослав
  • Князь Владимир. Крещение Руси
  • Александр Невский. Ледовое побоище
  • Грюнвальдская битва
  • Витязь на распутье. Московское государство в XV веке. Иван Великий, Государь всея Руси
  • Иван Грозый: Царь и человек
  • Смутное время
  • Древняя Русь: Быт и нравы
  • Пётр Великий: Pro et contra
  • 1917. «России страшный год…»
  • Великая Отечественная война: Цена Победы. 1941 год
  • Великая Отечественная война: Цена Победы. 1945 год

210 лет назад, 14 января 1809 года, скончался Николай Петрович Шереметев, крупнейший благотворитель, покровитель искусств и миллионер. Он был самой яркой фигурой в знаменитом роду Шереметевых. По школьному курсу истории России граф известен тем, что вопреки моральным устоям своего времени женился на собственной крепостной актрисе Прасковье Ковалевой, а после смерти супруги, выполняя волю умершей, посвятил жизнь благотворительности и начал сооружение в Москве Странноприимного дома (больница-приют для нищих и больных). Позднее это заведение получило известность как Шереметевская больница, в советские годы — Московский научно-исследовательский институт скорой помощи имени Склифосовского. Николай Шереметев родился 28 июня (9 июля) 1751 года в Петербурге. Его дедом был прославленный фельдмаршал Петра I Борис Шереметев, его отец Пётр Борисович рос и воспитывался вместе с будущим государем Петром II. В результате женитьбы на княжне Черкасской, единственной дочери канцлера Российской империи, ему досталось огромное приданое (70 тыс. душ крестьян). Род Шереметев стал одним из самых богатых в России. Пётр Шереметев был известен своими чудачествами, любовью к искусству и роскошным образом жизни. Его сын продолжил эту традицию. В детстве, как это было принято у тогдашнего дворянства, Николай был записан на военную службу, но по армейской стезе не пошёл. Граф рос и воспитывался вместе с будущим государем Павлом Петровичем, они дружили. Николай получил хорошее домашнее образование. Юноша интересовался точными науками, но больше всего проявлял склонность к искусству. Шереметев был настоящим музыкантом – отлично играл на фортепиано, скрипке, виолончели, управлял оркестром. Молодой человек, как это было принято в семьях аристократов, совершил длительное путешествие по Европе. Учился в Лейденском университете в Голландии, тогда он был одним из самых престижных в Западной Европе. Также Николай посетил Пруссию, Францию, Англию и Швейцарию. Обучался театральному делу, декорационному, сценическому и балетному искусству. Завершив путешествие, Николай Петрович вернулся к придворной службе, на которой находился до 1800 года. При Павле Первом достиг вершины своей карьеры – обер-гофмаршалом. Граф служил директором Московского дворянского банка, сенатором, директором императорских театров и Пажеского корпуса. Но больше всего Шереметева интересовала не служба, а искусство. Его дом в Москве славился блестящими приёмами, празднествами и театральными представлениями. Николай Петрович считался знатоком архитектуры. На его средства были построены театры в Кусково и Маркове, театр-дворец в Останкино, дома в Павловске и Гатчине, Фонтанный дом в Петербурге. Шереметев устроил первый в стране частный архитектурный конкурс проектов своего дома в Москве. Известен граф и в деле постройки церковных сооружений: церкви Знамения Богородицы в Новоспасском монастыре, церкви Троицы при Странноприимном доме, храма во имя Дмитрия Ростовского в Ростове Великом и других. Но в первую очередь Николай Петрович прославился как театральный деятель. В Российской империи до отмены крепостного права действовали десятки крепостных театров. Значительная их часть была в Москве. Своими труппами и репертуаром прославились домашние театры графа Воронцова, князя Юсупова, промышленника Демидова, генерала Апраксина и т. д. Среди таких театров было и заведение Николая Шереметева. Его отец – Пётр Борисович, богатейший землевладелец (владелец 140 тыс. душ крепостных), создал Крепостной театр, а также балетную и живописную школы в 1760-х в усадьбе Кусково. Театр посещали Екатерина II, Павел I, польский король Станислав Понятовский, ведущие русские вельможи и сановники. При графе Николае Шереметеве театр достиг новых высот. Унаследовав от отца огромное состояние, его называли Крёзом-младшим (Крёз – древний лидийский царь, прославившийся своим огромным богатством), Шереметев не жалел денег на своё любимое дело. Для обучения актеров выписывали лучших русских и иностранных специалистов. Николай Петрович построил новое здание в Кускове, а в 1795 году возвёл театр в другом подмосковном имении семьи, в Останкино. В зимнее время театр находился в московском доме Шереметевых на Никольской улице. Коллектив театра доходил до 200 человек. Театр отличался отличным оркестром, богатыми декорациями и костюмами. Останкинский театр по своим акустическим качествам был лучшим залом Москвы. Кроме того, граф сосредоточил в Останкино все художественные коллекции, ценности, собранные предшествующими поколениями Шереметевым. Обладая хорошим вкусом, Николай Шереметев продолжил это дело и стал одним из самых крупных и известных коллекционеров России. Он сделал многочисленные приобретения ещё в молодости, во время заграничного путешествия. Тогда в Россию приходили целые транспорты с ценными произведениями. Не оставлял он это увлечение и впоследствии, став крупнейшим собирателем культурных ценностей (мраморные бюсты и статуи, копии античных произведений, картины, изделия из фарфора, бронзы, мебель, книги мн. другое) из рода Шереметевых. Только собрание живописи насчитывало около 400 работ, а коллекция фарфора – более 2 тыс. предметов. Особенно много произведений искусств было приобретено в 1790-е годы для дворца-театра в Останкино. Для Николая Петровича театр был главным делом жизни. За два десятилетия было поставлено около сотни балетов, опер и комедий. Основной была комическая опера — Гретри, Монсиньи, Дуни, Далейрака, Фомина. Тогда предпочитали произведения итальянских и французских авторов. В театре существовала традиция присвоения артистам имён по названию драгоценных камней. Так, на сцене выступали: Гранатова (Шлыкова), Бирюзова (Урусова), Сердоликов (Деулин), Изумрудова (Буянова) и Жемчугова (Ковалёва). Прасковья Ивановна (1768-1803), талант которой заметил граф и всячески его развивал, стала возлюбленной Шереметева. Это было делом обычным. Многие помещики, включая и отца Николая – Петра Борисовича Шереметева, имели внебрачных детей от крепостных красавиц. Граф Шереметев в 1798 году дал девушке вольную и обвенчался с ней в 1801 году. При этом граф пытался оправдать свою женитьбу на бывшей крепостной и купил ей легенду о «происхождении» Прасковьи из рода обедневших польских шляхтичей Ковалевских. Прасковья родила ему сына в феврале 1803 году и вскоре скончалась. После смерти любимой, выполняя её волю, граф Николай Петрович посвятил оставшиеся годы благотворительности. Он пожертвовал часть своего капитала бедным. Одних только пенсий граф ежегодно раздавал до 260 тыс. рублей (огромная по тем временам сумма). Указом 25 апреля 1803 года государь Александр I повелел вручить графу Николаю Петровичу в общем собрании Сената золотую медаль за бескорыстную помощь людям. По решению Николая Шереметева начали возведение Странноприимного дома (богадельни). Над проектом здания работали известные архитекторы Елизвой Назаров и Джакомо Кваренги. Строительство вели более 15 лет и здание открыли уже после смерти Шереметева в 1810 году. Странноприимный дом, рассчитанный на 50 больных и 25 девочек-сирот, стал одним из первых в России учреждений по оказанию медицинской помощи беднякам и для помощи сиротам и бездомным. Шереметевская больница стала шедевром русской классицизма рубежа XVIII – XIX вв. Семья Шереметев содержала учреждение вплоть до гибели Российской империи. Личность Шереметева была интересной. Он прославился не принадлежностью к богатейшему аристократическому роду, не государственными и военными заслугами и победами, не личными успехами в искусстве и науке, а чертами своего характера. Это был аристократ-интеллектуал, который и в «Завещательном письме» к сыну отметился нравственными рассуждениями. Николай Петрович Шереметев ушел из жизни 2 (14) января 1809 года. Он велел похоронить его в простом тесовом гробу, а средства, предназначавшиеся для богатых похорон, раздать нуждающимся. В своём завещании сыну граф написал, что в жизни у него было всё: «слава, богатство, роскошь. Но ни в чем этом не нашел я упокоения». Николай Петрович завещал не ослепляться «богатством и великолепием», и помнить о принадлежности «Богу, государю, Отечеству и обществу». Так как «жизнь быстротечна, и лишь благие дела сможем мы взять с собой за двери гроба». Дмитрий Николаевич Шереметев продолжил дело отца, жертвуя огромные суммы на благотворительность. Появилось даже выражение «жить на шереметевский счёт». Шереметевы содержали Странноприимный дом, церкви, обители, приюты, гимназии и частью Петербургский университет.

Автор:

Ctrl Enter Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

ШЕРЕМЕТЕВ БОРИС ПЕТРОВИЧ (ГРАФ)

Шереметев (Борис Петрович, граф) — фельдмаршал, знаменитый сподвижник Петра Великого , родился в 1652 г. В 1669 г. был на службе у царя Алексея Михайловича комнатным стольником. В 1686 г. был послан для заключения вечного мира с окольничим Чаадаевым. В 1695 г. вместе с Мазепой очень удачно воевал турецкие города в устьях Днестра. В начале Северной войны был послан под Везенберг наблюдать за шведами и при их приближении отступил к Нарве. Во время нарвского сражения конница Шереметева бежала с поля сражения. Петр, который сам заранее уехал из-под Нарвы, прислал ему ободрительное письмо и приказал двигаться в пределы шведские. Шереметев осадил Мариенбург, но был отбит Шлиппенбахом; зато в поле русские одержали верх. За победу при Эрестфере награжден был чином фельдмаршала. В 1702 г. при Гумельсгофе разбил наголову войско Шлиппенбаха, разорил Лифляндию, взял 8 городов, завоевал Ингрию. В 1703 г. им был взят Нотенбург, при участии Петра. Оттуда он пошел вниз по правому берегу Невы и взял Ниеншанц. Затем Шереметев взял Копорье, Ямбург и этим закончил покорение Ингрии. В Эстляндии Шереметев взял Везенберг. В 1704 г. Шереметев осадил Дерпт, который в начале штурма сдался. В это время начался бунт в Астрахани. Петр Великий, понимая, какая опасность грозит ему, если бунт разрастется в этой неспокойной местности, послал туда Шереметева. В 1705 г. Шереметев взял Астрахань. Когда волнение было усмирено, Петр Великий щедро наградил Шереметева; он получил более 2400 дворов; сын его из комнатных стольников был произведен в полковники. Вернувшийся из Астрахани Шереметев сейчас же был послан в Курляндию. Здесь при Гемауертгофе он разбит Левенгауптом; участвовал также в неудачной для русских битве при Головчине. В Полтавской битве начальствовал над центром. Участвовал в прутском походе; затем был послан с Шафировым для заключения мира. По возвращении из Константинополя принимал участие в походах в Померанию и Мекленбург. Всю жизнь Шереметев отдал на служение Петру, но по своему тяжелому характеру и неприязни к Меншикову не пользовался расположением царя. Он горько жаловался, что ему приходится исполнять на старость чужие приказания, что Петр ему ничего не пишет и не исполняет его просьбы. Горячий западник, он тем не менее симпатизировал царевичу Алексею Петровичу и не участвовал в суде над ним. Умер в 1719 г.

Краткая биографическая энциклопедия . 2012

9 июля 1751 года родился граф Николай Шереметев, меценат и основатель Странноприимного дома в Москве.

Личное дело

Николай Петрович Шереметев (1751 – 1809) был сыном генерал-аншефа, обер-камергера императорского двора и фельдмаршала Петра Шереметева. Получил домашнее образование. Сохранился любопытный «План воспитания молодого кавалера. Сочинен для молодого графа Шереметева, единственного сына Его Сиятельства графа Шереметева, Яковом Штелиным зимой 1764 года», который предусматривал изучение многих дисциплин: от Закона Божьего до международной коммерции. Юный граф изучал историю, математику, географию, биологию, астрономию, инженерное дело, фортификацию, артиллерию, военные уставы, геральдику, учился танцам, музыке, выездке. Кроме того, план должен был способствовать формированию у графа хорошего вкуса для суждений о произведениях живописи, скульптуры, архитектуры и искусства. Помимо изучения наук Николай серьезно занимался музыкой. Он играл на виолончели, скрипке, фортепьяно, читал партитуры, управлял оркестром. Для завершения образования, Николай Петрович совершил поездку за границу. Он слушал лекции в Лейденском университете, путешествовал по Англии, Германии, Швейцарии, брал уроки музыки, знакомился с театральной жизнью.

Так как по обычаю того времени Николай Шереметев с малых лет был записан в военную службу и числился в отпуске «до окончания наук», к моменту завершения обучения он уже получил достаточно высокий чин. Начав карьеру с чина камер-юнкера, в 1798 году он уже был обер-камергером. В 1777 году был назначен главным директором Московского дворянского банка. Также был членом различных департаментов Сената. В 1794 года стал кавалером ордена Александра Невского, а три года спустя – и ордена Андрея Первозванного.

В 1800 году Николай Шереметев вышел в отставку и, поселившись в Москве, посвятил свое время крепостному театру. 6 ноября 1801 года он женился на бывшей своей крепостной актрисе Прасковье Жемчуговой-Ковалевой, получив на этот брак особое разрешение императора. 3 февраля 1803 года Прасковья Жемчугова родила сына Дмитрия и спустя три недели умерла. В память о жене Шереметев решил построить в Москве Странноприимный дом, чтобы «дать бесприютным ночлег, голодным обед и ста бедным невестам приданое».

Граф Николай Шереметев умер 14 января 1809 года, не дождавшись окончания строительства.

Чем знаменит

image Николай Шереметев

Шереметев перестроил театр своего отца, занялся специальным воспитанием крепостных детей, «определенных к театру». В программу их обучения входили русская грамота, иностранные языки, музыка, пение, танец, дикция, светские манеры. После возвращения из-за границы Шереметев не только внимательно следил за всеми событиями московской театральной жизни, но и регулярно вывозил свою труппу на спектакли театра Медокса, а также пригласил ведущих артистов Петровского театра для преподавания крепостным артистам. Среди педагогов были Сила Сандунов и Петр Плавильщиков.

Из маленького домашнего театра своего отца Николай Шереметев сделал труппу, способную «давать оперы и аллегорические балеты». В России со второй половины XVIII века по 40-е годы XIX века действовало более ста семидесяти крепостных театров, из них пятьдесят три – в Москве. Своими труппами и репертуаром славились домашние театры графа Александра Воронцова, князя Николая Юсупова – директора Императорских театров в 1791 – 1799 годах. Но шереметевский театр стал самым популярным. Содержатели других театров даже жаловались городскому начальству, что Шереметев отбивает у них зрителей. Спектакли вначале давались на двух сценах – городской (в театральном флигеле, специально пристроенном к московскому дому Шереметевых на Никольской улице) и усадебной – в Кускове.

В начале 1790 года Шереметев решает перевести крепостной театр из Кускова в Останкино. В создании Останкинского дворца принимали участие итальянский архитектор Франческо Кампорези, создавший первоначальный проект; крепостной архитектор Алексей Федорович Миронов, архитектор Иван Егорович Старов; художник-декоратор и архитектор Винченцо Бренна, крепостной архитектор графа Шереметева Павел Иванович Аргунов. Зал с шестью рядами партера и тремя рядами амфитеатра вмещал 250 зрителей. Он был оборудован театральными машинами, обеспечивавшими быструю смену декораций, звуковые эффекты дождя, ветра и грома. Создателем театральной машинерии был крепостной столяр и механик Федор Пряхин.

О чем надо знать

Странноприимный дом был достроен и открыт 28 июня 1810 года. Согласно уставу, туда принимались «совершенно бесплатно лица обоего пола и всякого звания, неимущие и увечные». Дом был рассчитан приблизительно на 100 человек (50 человек в богадельне и 50 человек в больнице). К 1838 году в Странноприимном доме («Шереметевской больнице», как дом называли москвичи) было 140 призреваемых, в «холерные годы» число больных резко увеличивалось, для них строили специальные деревянные корпуса. В 1876 году при Странноприимном доме было открыто отделение для приходящих больных. В годы русско-японской и первой мировой войн здесь находился лазарет. До революции Странноприимный дом содержался на доходы с имений графов Шереметевых. В 1919 там была создана скорая городская помощь. Дом, основанный Николаем Шереметевым, существует и сейчас (Болшая Сухаревская площадь, дом 3). В нем размещается НИИ скорой помощи имени Н. В. Склифосовского.

Прямая речь

«Обладая великим имением, не ослепляйся, повторяю тебе, богатством и великолепием, во избежание всяких излишеств и порочных удовольствий, но собираемыми с него многочисленными доходами управляй и распоряжай так, чтобы одна часть удовлетворяла твоим нуждам, а другая посвящаема была в жертву общей пользе, благу других, во благо и утешение себе. Есть довольно средств, довольно случаев к произведению полезных дел, избирай из них те, которые тебе будут по сердцу», — «Завещательное письмо графа Николая Петровича Шереметева малолетнему сыну своему»

13 фактов о Николае Шереметеве

  • Предком Шереметевых считается Андрей Кобыла, упомянутый в летописи 1347 года. Его младший сын звался Федором Кошкой, от него пошли многие известные боярские роды, в том числе и будущая царская династия Романовых. Правнук Федора — Андрей Константинович получил прозвище Шеремет. Скорее всего, это прозвище имеет тюркское происхождение и означает «имеющий легкий шаг». Поскольку в это роду были популярны «лошадиные» прозвища (Андрей Кобыла, Семен Жеребец), то, вероятно, и слово Шеремет было эпитетом лошади. Потомки Андрея Шеремета с конца XV века стали носить фамилию Шереметевых.
  • В XVII веке Шереметевы были одним из шестнадцати родов, представители которых возводились в бояре, минуя чин окольничего.
  • Фельдмаршал Борис Петрович Шереметев (1662 – 1719) за усмирение восстания в Астрахани был произведен в графы. Это о нем в пушкинской «Полтаве» говорится: «…Шереметев благородный». От него пошла графская ветвь рода Шереметевых.
  • На гербе графов Шереметевых был девиз Deus conservat omnia – «Бог сохраняет всё».
  • Николай Шереметев с 13 лет начал выступать в домашнем театре отца, а затем «на большом придворном театре». В 1765 году Николай исполнил партию бога Гименея в мифологическом балете «Ацис и Галатея».
  • Будучи в Париже, Николай Шереметев познакомился с Моцартом.
  • При открытии Останкинского театра 22 июля 1795 года была показана лирическая драма «Зельмира и Смелон, или Взятие Измаила», посвященная взятию русской армией Измаила в 1790 году. На премьеру были приглашены участники штурма.
  • В 1798 году Николай Шереметев участвовал в особой комиссии, которая устанавливала порядок принятия русских дворян в Мальтийский орден, гроссмейстером которого стал в том же году император Павел I.
  • Венчались Николай Шереметев и Прасковья Ковалева в московской церкви Симеона Столпника на Поварской, сохранившейся до наших дней.
  • Архитектор Винченцо Бренна спроектировал театральный зал Останкинского дворца так, что после спектакля он мог меньше чем за час трансформироваться в бальный зал.
  • В завещании граф Шереметев приказал похоронить себя «наихудшим образом» – в простом тесовом гробу, а деньги, предназначавшиеся для похорон, раздать бедным и монастырям. На Странноприимный дом граф выделил 500 тысяч рублей.
  • Также Николай Шереметев завещал на содержание Странноприимного дома село с деревнями в Тверской губернии. Из доходов с этого имения следовало кормить и обихаживать призреваемых, помогать семьям, попавшим в беду, давать приданое бедным невестам. Приданое выделялось ежегодно 23 февраля, в годовщину смерти жены графа.
  • Общая сумма, пожертвованная графом на Странноприимный дом, составила три миллиона рублей.

Материалы о Николае Шереметеве

Статья о Николае Шереметеве в русской Википедии

Николай Шереметев в «Русском биографическом словаре»

Переписка Н. П. Шереметева

Крепостной театр графа Шереметева в усадьбе Останкино

Обсудите в соцсетях

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий