Как стахановцы испортили жизнь остальным гражданам СССР — Россия — Родина моя! — LiveJournal

image Как был установлен рекорд Стаханова? Что придумывают сейчас, чтобы оболгать героя советской эпохи? Где, как  была произнесена фраза «Жить стало лучше, жить стало веселее»? Об этом в материале Андрея Ведяева к 70-летию Дня Шахтёра: *** Книга Алексея Григорьевича Стаханова с его автографом. В ночь на 31 августа 1935 года Алексей Стаханов, пройдя все восемь уступов, установил мировой рекорд, добыв 102 тонны угля. Поскольку вырубал уголь только он, то норма добычи была превышена в 14,5 раз – это зафиксировано в соответствующих документах наркомата тяжелой промышленности. Поэтому неправа Виолетта Алексеевна, которая в интервью украинским СМИ как бы подтверждает версию о том, что мол работала бригада, а всю добычу записали на ее отца: «Отцу помогали отгребать уголь двое забойщиков. И идею о разделении труда забойщика — один рубит, два за ним отгребают — отец и парторг придумали». На самом деле, на крутом падении «отгребать» уголь не нужно — он сам падает вниз на нижний уступ. Но чтобы работать 6 часов отбойным молотком почти в полной темноте над 100-метровой пропастью – для этого нужны физическая сила, ловкость, выносливость, а также умение читать угольный пласт, чтобы вырубать его по кливажу (мелкой трещиноватости). Так что достижение Алексей Стаханов установил выдающееся, и оно навсегда вошло в историю. 14 ноября 1935 года в Москве состоялось первое Всесоюзное совещание стахановцев промышленности и транспорта с участием членов Политбюро во главе со Сталиным. Оно стало сенсацией международного масштаба: впервые в истории власть напрямую обращалась к простому человеку труда. Открывая совещание, Серго Орджоникидзе сказал: – То, что было до сих пор освещено «научными нормами», учеными людьми и старыми практиками, – эти наши товарищи стахановцы опрокинули вверх ногами, выбросили как устарелое и задерживающее наше движение вперед. Алексей Стаханов в своем выступлении рассказал о новых высоких заработках шахтёров и подчеркнул: – На шахте нашлись люди, которые не поверили моему рекорду, моим 102 тоннам. «Это ему приписали», – говорили они. Но тут пошел парторг участка Дюканов и дал за смену 115 тонн, а за ним комсомолец Митя Концедалов – 125 тонн. Тут уж им пришлось поверить! Как впоследствии с гордостью вспоминал Алексей Стаханов, он, вчерашний темный батрак и пастух, выступал перед руководителями народа, а они его внимательно слушали. «А ведь и они вышли из народа», – пронеслось тогда у него в голове… После этого Алексей Григорьевич вновь стал желанным гостем в рабочей среде. Правда, иногда он по-прежнему предавался одиночеству. Хрущёвская травма сказывалась. Но телеграммы от его имени победителям соцсоревнования печатались и в такие дни… Ему суждено было пережить и полное возвращение славы. В 1970 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Алексею Григорьевичу Стаханову было присвоено звание Героя Социалистического Труда. О тех временах вспоминает Людмила Дмитриевна – невестка Стаханова. Вместе со своим мужем Виктором они стали навещать Стаханова в Торезе: «Он был трудяга в повседневной жизни, – рассказывает она о Стаханове. – Утром встаем, а его уже нет, убежал на шахту, в профтехучилище, по делам. К нему, как в скорую помощь, обращались за помощью. Помогал людям. Никому не отказывался, добивался справедливости. Куда-то ехал, звонил, выступал в разных аудиториях. Утром встает, выпьет квасу, перекусит – и на шахту, а к обеду подавай белые грибы, любил, чтобы я готовила. Алексей Григорьевич любил выпить, расслабиться за столом, чтобы попеть, порассказывать анекдоты, повспоминать. С ним же интересно было, много чего знал. А вот валяться, хулиганить – не могло быть и речи. Он умел себя держать при крепком мужском здоровье в разных ситуациях с достоинством. А злые языки страшнее пистолета». Георгий Амвросиевич Читаладзе, в прошлом генеральный директор крупнейшего объединения «Свердловскантрацит» на Луганщине, начинал свою трудовую деятельность в 1957 году в тресте «Чистяковантрацит» на шахте имени Лутугина. «Я работал в тот период начальником участка, – вспоминает Георгий Амвросиевич. – Стаханов постоянно приезжал на шахту, встречался с инженерно-техническим персоналом. Инженерно-технические работники шахты отзывались о нем очень хорошо. Я был секретарем комсомольской организации шахты и слушал его на городской комсомольской конференции. Он говорил о сложной обстановке в целом по нашему тресту и вдохновлял нас на ударный труд. В свое время, когда страна была на пике индустриализации, он своим примером показал, что в сложных горно-геологических условиях крутого падения можно давать повышенную добычу сверх той нормы, которая была установлена. Это был его рекорд, поскольку он делал основную работу. У маня о Стаханове остались только положительные впечатления. Я даже присутствовал, когда ему вручали Золотую Звезду Героя. Я тогда уже был директором шахтоуправления. Это был простой скромный человек, не выпячивал и нигде не говорил, что он Алексей Стаханов. После выхода известного Постановления правительства по развитию Донбасса и Ростовской области, где вопросы строительства, реконструкции и технического перевооружения финансировались на 100 процентов, угольная отрасль начала модернизироваться. Появилась новая шахтопроходческая техника, механизированные крепи высокой надежности в очистных забоях, что позволило снизить до минимума долю ручного труда как в очистных, так и в подготовительных забоях. Как пример творческого развития метода Стаханова в бытность Марата Петровича Васильчука (в последующем председателя Госгортехнадзора СССР и России – А.В.) начальником комбината «Шахтёрскантрацит» по его настоянию на крутом падении свыше 55 градусов нам удалось внедрить узкозахватный комбайн 2К-52Ш на полном обрушении на тумбах. Следует подчеркнуть, что тогда по технике безопасности комбайны на крутом падении разрешались только до 35 градусов. Начальник инспекции и спрашивает меня – на каком основании вы работаете комбайном на падение свыше 55 градусов? А Марат Петрович тем временем уже стал начальником Донецкого горного округа Госгортехнадзора СССР. Я начальнику инспекции и отвечаю: “Слушай, спроси начальника округа…” В итоге, если до этого лава давала 400-500 т, то после внедрения комбайна – 1100-1200 т в сутки. А победителей не судят! Вот вам пример новаторства, творческого развития идей Стаханова». А тем ретивым писакам, которые хорошо разбираются в сплетнях и грязном белье, я бы предложил, прежде чем прикасаться к теме святого шахтёрского труда, самим разик спуститься в шахту – да еще на крутом падении, с обушком в руках. Посмотрим, не наложат ли они сами в штаны. * «Завтра» Алексей Стаханов: «Я за славой не гонялся, но и в пасынках у неё не ходил»

5 ноября 1977 года остановилось сердце Алексея Григорьевича Стаханова, Героя Социалистического труда, рекордсмена по добыче угля за смену. Он шел к подвигу 8 лет, а оставшиеся 42 года жизни фактически играл роль «свадебного генерала», которым украшали различные президиумы, юбилеи и различные торжественные события.

Правда, в последние годы жизни он позволял себе небольшой перебор за праздничным столом, а потому его приглашали все реже и реже.

А родился Алексей 3 января 1906 года в бедной крестьянской семье, в деревне Луговая Орловской губернии. Работы было столько, что об учебе не могло идти и речи. Однако когда сын подрос, отец все-таки отпускал его в сельскую школу, правда, на несколько зимних месяцев. Так продолжалось три года, пока родители не убедились, что толку от этой учебы не будет никакого. Умеет парень читать по складам, вот и ладно. В деревне грамотеев можно было по пальцам пересчитать, но ничего, остальные жили, не тужили…

Алексей Стаханов, 1938 г.

Когда спустя много лет Стаханову приходилось заполнять многочисленные анкеты, он не приписывал себе ни школу, ни институт, а отчитывался предельно откровенно: «Малограмотный». И никаких военных подвигов на фронтах Гражданской войны. Не воевал, и точка.

И тем не менее уже после его трудового подвига нашлись «историки», которые не раз и не два переписывали биографию Стаханова. Одна из наиболее распространенных легенд звучала примерно так: дед Алексея Григорьевича был одним из соратников русского изобретателя в области воздухоплавания Александра Можайского и сам не раз поднимался над грешной землей. И отец не подкачал — был одним из первых российских крановщиков. Хорошо, что не космонавтом, но только потому, что о космосе в те времена только мечтали.

Разнятся и остальные страницы биографии. Так, согласно одной версии, которая кажется мне более правдоподобной, он приехал из родной Орловщины в Донбасс в 1927 году и сразу устроился на работу в шахту, мечтая поднакопить деньжат на покупку савраски. По другой — еще в 1929 году работал кровельщиком в Тамбове, а потом устроился землекопом и пахал больше всех, вывозя за смену 450 тачек грунта. То есть уже тогда готовил себя к подвигу. Да еще и приговаривал, что работа землекопа ему не по нутру, что он чувствует себя здесь не на своем месте.

Алексей Стаханов (справа) в забое, 1936 г.

Единственное, что зафиксировано вполне официально — это первый же угольный рекорд. Причем, по большому счету, Стаханов вовсе не собирался дать стране именно столько угля. Но вечером 30 августа 1935 года к Алексею подошел парторг шахты и начал подначивать: «…а тяжело», мол, «тебе, Леша, нарубить хотя бы 50 тонн угля?» Напомню, что норма тогда составляла примерно 7,5 тонн. На что будущий герой ответил: «Дадите крепильщика, готов хоть 100 тонн рубануть!»

Парторгу очень хотелось отличиться, тем более что на следующий день был праздник Международного юношеского дня. И он сразу же ухватился за идею, сказав примерно так: «Да я тебе могу и двух крепильщиков дать, лишь бы не соврал! Да еще и квартиру трехкомнатную получишь! С мебелью в придачу!»

Упоминание о квартире задело Алексея за живое. Он с семьей жил, мягко говоря, в стесненных условиях. И это стало, пожалуй, самым главным стимулом для установления рекорда. А крепильщиков он подобрал себе сам — двух закадычных дружков, обещая пригласить на новоселье и выставить ящик водки.

Алексей Стаханов — передовик производства

Я не собираюсь умалять подвиг Стаханова: все 5 часов 45 минут рабочей смены на него было страшно взглянуть — пахал, как одержимый! И двух крепильщиков оказалось недостаточно. Угольная крошка разлеталась, как осколки мин. И результат не замедлил сказаться — 102 тонны, или 14 сменных норм! Никто и никогда не добивался подобной производительности!

Праздник получился у всех: и у руководства шахты «Центральная-Ирмино» (шутка ли, прогремели на всю страну), и у парторга (кто ж еще мог воспитать такого чудо-богатыря), и у самого Стаханова. На радостях ключ от квартиры ему выдали в тот же день, да еще в придачу семейную путевку в санаторий и абонемент на посещение всех спектаклей и концертов.

Конечно, среди шахтеров было немало сомневающихся, ведь 102 тонны — это не фунт изюму. Но не верящих в торжество коммунистического труда ожидало объявление, прикрепленное на самом видном месте. В нем значилось, что каждый, кто попытается клеветать на тов. Стаханова и расценивать его рекорд как случайный, выдуманный

и т. д.

, будут расценены как самые злейшие враги, выступающие против лучших людей шахты, нашей страны, отдающих все для выполнения указаний вождя нашей партии товарища Сталина «о полном использовании техники».

Фото на обложке еженедельника Тайм, декабрь 1935 г.

А дальше, как говорилось выше, Стаханов стал живой легендой. Его без кандидатского стажа приняли в кандидаты в члены ВКП (б), потом он стал коммунистом, поступил в Промышленную академию в Москве, которую окончил перед войной. В том же 1941 году был назначен начальником шахты № 31 в Караганде. В 1943 году, после того, как война покатилась на запад, работал начальником сектора социалистического соревнования в Народном комиссариате угольной промышленности СССР в Москве.

Памятник А. Стаханову в Луганской области

В 1957 вернулся в Донецкую область, до 1959 года был заместителем управляющего трестом «Чистяковантрацит», с 1959 по 1974 годы — помощником главного инженера шахтоуправления № 2/43 треста «Торезантрацит». Остается добавить, что Чистяково в 1964 году было переименовано в Торез.

По счастливой случайности в том же городе жили и живут мои родственники, в том числе двоюродный брат, который и рассказал мне о том, как относились к народному герою в Торезе. С почтением, но без лишнего чинопочитания. И ценили в нем то, что он, даже получив Звезду Героя, оставался вполне доступным человеком, любящим застолье и веселые компании. При этом прожить более 70 лет тоже сродни подвигу…

Статья опубликована в выпуске 5.11.2007 Обновлено 3.02.2019 3 января 1906 года родился Алексей Стаханов, советский шахтёр, с рекорда которого началось знаменитое Стахановское движение. Шахтёр-рекордсмен Алексей Стаханов, установивший свой знаменитый рекорд на Украине, родился в России, на Орловщине, в деревне Луговая. Алексей Стаханов свою работу на шахте начинал с должности «тормозного» — рабочего, отвечавшего за то, чтобы не происходило скатывания вагонеток с углём, которые тащили лошади. В ночь с 30 на 31 августа 1935 года шахтёр Алексей Стаханов за 5 часов 45 минут добыл 102 тонны угля, в 14 раз превысив существовавшую на тот момент норму выработки. 19 сентября Стаханов улучшил свой же результат, добыв 227 тонн угля. В установлении рекорда Алексея Стаханова, помимо него самого, участвовали крепильщики Гаврила Щиголев и Тихон Борисенко, а также начальник участка Николай Машуров. Настоящее имя Алексея Стаханова — Андрей. Имя Алексей возникло из-за ошибки в материале газеты «Правда», написавшей статью о фантастическом рекорде шахтёра. После этого по указанию Иосифа Сталина Стаханову в течение нескольких дней вручили паспорт с новым, известным на всю страну именем. В декабре 1935 года фотография Алексея Стаханова украсила обложку американского журнала Time, а в феврале 1936 года издание опубликовало материал о шахтёре под названием «Десять стахановских дней». Советский лидер Иосиф Сталин покровительствовал Алексею Стаханову. С его подачи шахтёр окончил Промышленную академию и стал депутатом Верховного Совета СССР. Кандидатура Стаханова рассматривалась на пост наркома угольной промышленности. Второй жене шахтёра-рекордсмена Алексея Стаханова, Галине Бондаренко, на момент их брака было всего 14 лет. Чтобы избежать скандала, родные девушки приписали ей два лишних года, выдав за 16-летнюю. При Никите Хрущёве шахтёр Алексей Стаханов фактически был выслан из Москвы в Донбасс. Причиной опалы стало нежелание Стаханова принимать участие в кампании по развенчанию культа личности Сталина. Звание Героя Социалистического труда было присвоено шахтёру Алексею Стаханову в 1970 году — через 35 лет после его вошедшего в историю рекорда. Город Стаханов, названный в честь знаменитого советского шахтёра, является единственным в мире, названным в честь рядового рабочего. Источник « Потрясающие макрофото грибов и лишайников Мифы, в которые мы верим благодаря Голливуду »

Для отличного настроения Приёмы в макияже, которые “старят” лицо Новые демотиваторы дня Только юмор и позитив Вышитые пейзажи от Катрин Вейтс В советское время это было в 100 раз круче, чем нынешний… Могут ли уволить за отсутствие прививки? Хорошее настроение в картинках! Финляндия зимой: в гостях у сказки Просто прикольные фотки и картинки 2 способа быстро договориться с ребёнком Секреты Амазонки

Судьба за одну ночь 1935 года вознесла его на пик славы — и с той же скоростью в 1957 году низвергла в одиночество, алкоголь и забвение. Современные шахтёры считают Алексея Стаханова знатным метростроевцем, молодежь — мифологическим героем. Однако мало кто знает, что знаменитый Стаханов, выйдя в люди, закончил свои дни в психиатрической больнице…

Алексей Стаханов с малых лет батрачил, был пастухом. Учился три года в сельской школе, какое-то время работал кровельщиком в Тамбове. Работа высотником не задалась: временами его охватывали мучительные приступы головокружения. И от агорафобии (боязни высоты) он не смог избавиться до конца жизни.

В 1927 году Стаханов решил сменить сферу деятельности и приехал в город Кадиевка, где стал работать на шахте «Центральная-Ирмино», мечтая заработать на лошадь. Некоторое время был землекопом, потом коногоном под землёй. Длинный шахтёрский рубль поманил парня, и позабыл он о возвращении в деревню.

В то время шахта «Центральная-Ирмино» была рядовым предприятием, которое никогда в число передовиков производства не входило. А за высокую производительность коллеги-шахтёры могли забить до смерти.

Этот этап биографии Стаханова не вызывает особых вопросов, кроме одного. Звали Стаханова вовсе не Алексеем. На самом деле он был либо Андреем, либо Александром — единства мнений на этот счёт у исследователей нет.

По одной версии, когда в газете «Правда», восхваляя рекорд, напечатали «Алексей Стаханов», шахтёр возмутился и написал письмо Сталину, с просьбой исправить ошибку. Но Сталин ответил: «В «Правде» опечаток не бывает». По другой, когда секретарь Сталина Поскрёбышев доложил вождю о досадной ошибке, тот сказал: «Алексей… Красивое русское имя… Мне нравится… «. Так Стаханову выдали паспорт с новым именем.

Далее начинаются сплошные тайны. Шахта «Центральная-Ирмино» работала без энтузиазма, а на её парторга Константина Петрова уже был навешен ярлык «вредитель». Спасти его от следователей НКВД мог только трудовой подвиг коллектива или хотя бы одного, но харизматического героя.

Однако опытные горняки прекрасно понимали: увеличение производительности автоматически повлечёт за собой повышение нормы выработки и снижение расценок. Как следствие, особо ретивым до рекордов свои же друзья-шахтёры в тёмном переулке могли и руки-ноги переломать. Именно это не раз случалось с последователями Стаханова.

Однако Петров в августе 1935 года все-таки «решился на рекорд», и назначил на него именно Стаханова. Помимо желания избежать перспективы трудовых лагерей, объясняется это также и тривиальной меркантильностью. Парторг уточнил у начальства размер полагающегося ему за рекорд вознаграждения и купился на богатый посул: трёхкомнатная инженерская квартира, путёвки в санаторий и бесплатный пропуск в кино пожизненно.

В ночь с 30 на 31 августа 1935 года, как написано во всех русских и зарубежных справочниках, за 5 часов 45 минут Алексей Стаханов нарубил отбойным молотком 102 тонны угля, – больше 6-ти железнодорожных вагонов, выполнив 14 шахтерских норм. А 19 сентября он установил новый мировой рекорд — 207 тонн угля за смену, заработав, кстати, 200 рублей – столько обычно он зарабатывал за две недели.

Как считает исследователь стахановского движения и его экономических последствий Игорь Авраменко, то, что Стаханов своим отбойным молотком выдал сотни тонн угля, не вызывает сомнений, а вот выполнение им 14 сменных норм — это ложь. Перед тем как запустить Стаханова в шахту, руководство «Центральная-Ирмино» проделало огромную работу: завезло лес для крепежей, подготовило вагонетки для вывоза угля, в общем, полностью наладило работу.

По официальной версии, причина небывалого достижения Стаханова заключалась в умелом владении отбойным молотком. До этого дня в забое одновременно работали несколько человек, которые вырубали при помощи отбойных молотков уголь, а затем, чтобы избежать обвала, укрепляли брёвнами свод шахты.

За несколько дней до установления рекорда в беседе с забойщиками Стаханов предложил кардинально изменить организацию труда в забое. Забойщика необходимо было освободить от крепёжных работ, чтобы он только рубил уголь.

Он подсчитал, что если разделить труд, то можно за смену нарубить не 7-9, а 70-80 тонн угля. 30 августа 1935 года в 10 часов вечера в шахту спустились Стаханов, крепильщики Гаврила Щиголев и Тихон Борисенко, начальник участка Николай Машуров, парторг шахты Константин Петров и редактор многотиражки Михайлов. Включили время отсчёта начала работы.

Любопытно, что участок освещал Стаханову сам парторг. Кроме того, Стаханову помогали двое опытных рабочих, в обязанности которых входило крепление забоя. Стаханов уверенно работал, мастерски рубя угольные пласты. Крепившие за ним Щиголев и Борисенко намного отставали.

Несмотря на то, что Стаханову нужно было прорубить восемь уступов, перерезав в каждом куток, что занимало много времени, за 5 часов 45 минут работа была выполнена.

Стахановскую норму следовало бы разделить как минимум на троих. Но тогда это уже не было бы подвигом, и администрация шахты решила не называть лишних фамилий, а приписать рекорд одному Стаханову.

После того, как 11 сентября статью из газеты «Кадиевский пролетарий» неожиданно перепечатала «Правда», весть о славных делах донецких шахтеров быстро облетела страну и вызвала массовое движение передовых рабочих за преодоление старых технических норм и резкое повышение производительности труда.

Уже к середине ноября почти на каждом предприятии появились свои стахановцы, причём не только в промышленности. Кузнец Горьковского автозавода Александр Бусыгин вместо 675 коленчатых валов по норме отковал за смену 1050 валов. Ткачихи Евдокия и Мария Виноградовы в Вичуге вместо 16—24 станков стали обслуживать 70—100 станков, а затем по 144.

В обувной промышленности перетяжчик обуви Николай Сметанин удвоил норму выработки. Машинист Петр Кривонос стал водить товарные поезда с удвоенной скоростью. В театрах вместо двух премьер выпускали 12, а профессора брали на себя обязательство увеличить число научных открытий.

Рекордомания поразила все сферы жизни страны. Рабочие сами стремились в передовики – одни из идейных соображений, другие ради полагающихся льгот и вознаграждений.

Примером этому может служить приказ наркома внутренних дел Киргизской ССР «О результатах соцсоревнования 3-го и 4-го отделов УГБ НКВД республики за февраль 1938 года», в котором, в частности, говорилось: «3-й отдел передал 20 дел на Военколлегию и 11 дел на спецколлегию, чего не имеет 4-й отдел, зато 4-й отдел превысил количество законченных его аппаратом дел, рассмотренных тройкой, почти на 100 человек».

Таким образом, мерилом работы стало количество, в данном случае арестованных, осужденных, расстрелянных.

По-стахановски варили сталь, ткали, водили поезда, убирали хлеб, подковывали лошадей и даже выпускали водку. Так, в сентябре 1935 года Тюменский водочный завод рапортовал о выпуске алкогольного напитка «усиленной пролетарской крепости». Крепость «Тюменской горькой» составляла не 40, а 45 градусов. Решением Главспирта РСФСР завод был объявлен примерным предприятием главка, а «Тюменскую горькую» заводская газета назвала «напитком стахановцев».

Первый и единственный Всесоюзный съезд был проведен через девять недель после установления рекорда Стахановым. На нём присутствовало всё высшее руководство страны.

Выступил на съезде и Сталин, окончательно связав стахановское движение со своим именем. Именно на нём прозвучали знаменитые слова Сталина: «Жить стало лучше, жить стало веселее». Острословы тут же добавили: «…шея стала тоньше, но зато длиннее».

Естественно, после речи Сталина нельзя было сдерживать стахановское движение. На всех предприятиях начали выявлять тех, кто по отношению к стахановскому движению проявлял якобы равнодушие. К концу 1936 года «сталинское племя стахановцев» насчитывало миллионы человек. На предприятиях их число достигало от 20 до 30% численности персонала.

Кто же они, представители этого «племени»? В основном это были выходцы из деревни, в большинстве своем малокультурные, с низким уровнем образования. Как правило, они только недавно пришли на производство. Типичным для этой среды был подсобный рабочий средней квалификации.

Нередко это были представители маргинальных социальных групп, испытывавших дискриминацию, в частности, лишённые каких-либо привилегий. Участие в движении эти привилегии давало. Они, как правило, были молоды, беспартийны. Их политизированность не отличалась глубиной, а политическое сознание сводилось к аффективной вере в Сталина как вождя.

Карьера Стаханова в это время шла по нарастающей, всё дальше от шахт и угольной пыли и всё ближе к Москве. Тут также не обошлось без загадок: пропала жена Стаханова Евдокия, от которой у Алексея остались двое детей, дочка Клава и сын Витя.

По одной из версий, женщина умерла от заражения крови в результате подпольного аборта, по другой — ушла с цыганским табором. Поговаривали, что её ликвидировали органы НКВД за то, что не пускала мужа в забой накануне рекорда.

Как бы то ни было, в Москву Алексей Стаханов переезжает уже с новой женой, 14-летней харьковчанкой Галиной Бондаренко. Свел их случай. По словам Виолетты Алексеевны Стахановой, дочери легендарного шахтера от девятикласницы, познакомились родители на школьном концерте.

«Перед отцом часто с концертами выступали школьники, — рассказывает Виолетта Алексеевна. — На одном из таких слетов он и заприметил мою маму — Галю Бондаренко. А было ей в ту пору 14 лет. Со сцены мама пела песню «Соловей мой, соловей», а голос у нее был просто пленительный».

Стаханов сидел в зале с охранниками и вдруг спросил: «Чья же это девушка?» Девушка была с уже оформившимися формами, как говорится, кровь с молоком. Когда Стаханов узнал, что она учится в восьмом классе, сильно приуныл — ему было уже тридцать. Однако папа школьницы, понимая, что дочь будет жить у Стаханова как у Христа за пазухой, поспособствовал, чтобы «кровинушке» приписали в свидетельстве о рождении два года.

В Москве у Стаханова его беременную жену прямо на улице украл Берия, и лишь чудом молодую красавицу удалось отбить, рассказала его дочка в 2003 году «МК». По словам Виолетты, официальная биография отца, описанная в его книге «Рассказ о моей жизни», была сочинена в пропагандистских целях.

В 1936 году по решению Политбюро ЦК ВКП (б) Стаханов был принят в члены партии, зачислен на учёбу в Промышленную академию, избран в Верховный Совет СССР. Жил он в шикарной квартире в Доме правительства на Набережной, имел в своём распоряжении две служебные машины, и был награждён автомобилем ГАЗ-М1.

Со стороны казалось, что у шахтёра всё в жизни замечательно: с наивным и недалёким Алексеем доверительно беседовал нарком тяжмаша Серго Орджоникидзе, да и сам Сталин нередко приглашал его на обед. А Василий Сталин и вовсе стал закадычным дружком Алексея и верным собутыльником.

Стаханов вспоминал, что однажды в ресторане гостиницы «Метрополь» они с Василием Сталиным основательно перебрали, разбили дорогое зеркало, потом пытались ловить рыбок в аквариуме. Наконец, разбили стахановскую «эмку». Вождь сквозь пальцы смотрел на эти проказы. Однако однажды предупредил: «Скажите этому добру молодцу, что ему придется, если не прекратит загулы, поменять знаменитую фамилию на более скромную«.

Однажды Алексей даже пожаловался Сталину, что в его квартире давно не делали ремонт. Проблемами героического шахтёра было поручено заниматься целой комиссии во главе с Георгием Маленковым. Благодаря его стараниям Стаханов получил трофейную машину, участок земли и материалы для строительства дачи, а чуть позже и деньги для покупки новой «Победы». В то время Стаханов занимал пост начальника сектора соцсоревнования в Наркомате угольной промышленности.

«Стаханов был простоват, как и многие россияне, — считает врач-психотерапевт, психоаналитик Николай Нарицын. — В итоге он прошёл, что называется, «огонь, воду и медные трубы» и, к сожалению, испытал на себе четвёртую составляющую пословицы, о которой обычно забывают — «чёртовы зубы». Если человек пережил пик славы и не умер, то он обязательно попадает в глубокую депрессию, а бывает и того хуже».

Звезда шахтёра закатилась в 1957 году, когда Хрущёв выслал Алексея из Москвы в донбасский город Торез. Семья Стаханова наотрез отказалась ехать с ним в «ссылку». Там опального героя определили на должность помощника главного инженера шахтоуправления. Покинутый всеми, он всё чаще прикладывался к бутылке. Коллеги-шахтёры даже прозвали его Стакановым.

На долгие годы о Стаханове забыли. Алексей опускался всё сильнее, пропил даже мебель.

Осенью 1968 года газета «Труд» проводила в Колонном зале Дома Союзов устный выпуск. Полнейшее смятение чувств было у присутствовавших, когда ведущий объявил: «Слово предоставляется Алексею Григорьевичу Стаханову!». Многие к тому времени считали, что его давно уже нет в живых.

Воскрешение Алексея Григорьевича из небытия стало неожиданностью и для Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, который более всего был поражен не тем, что легендарный Стаханов живет и здравствует, но тем, что он до сих пор не является Героем Социалистического Труда…

В сентябре 1970 года Золотая Звезда нашла героя! Министр угольной промышленности СССР по-своему также восстановил справедливость и удостоил Стаханова одним росчерком пера почетного знака «Шахтерская слава» сразу всех трех степеней. Но этим, как оказалось, только ускорил развязку — у Алексея случился нервный срыв. Побороть алкоголизм оказалось уже не под силу – ремиссии, которых с трудом добивались врачи, через несколько месяцев вновь сменялись запоями.

Тяжело болея, не в ладах с самим собою, он умер в психиатрической больнице Тореза 5 ноября 1977 года, в самый канун 60-й годовщины Октябрьской революции, что и помешало руководителям страны советов похоронить его, как и собирались, в Кремлевской стене. Было решено не портить траурными процессиями праздник в Москве и Стаханова похоронить там же, где он и совершил свой рекорд, – в Донбассе, на центральном кладбище города Торез…

В конце жизни Алексея Стаханова в свет вышла его книга «Жизнь шахтерская», скорее всего написанная не им. В прошлое ушла целая эпоха, сделавшая его имя нарицательным. Но в истории остался период жизни великого народа, построившего индустриальную державу на энтузиазме и всеобщем подъеме, маятник которого, вольно или невольно, качнул вперед он – Алексей Стаханов!

За 50 лет до смерти он приехал в Донбасс с одной мечтой – купить коня! Для всего мира он стал олицетворением Донбасса, образом героя-труженика, познал головокружительные взлеты и падения, но до конца жизни коня у него так и не было. Он шел за своим крестьянским счастьем, за своей мечтой, но случилось так, что он сам стал воплощением мечты.

Советской мечты для других, но не для себя…

  Компиляция материала – Fox

Алексей Григорьевич Стаханов – самый известный шахтёр СССР. Он дал своё имя городам, заводам, улицам и стал родоначальником огромного трудового движения, положившего начало социалистическому соревнованию. Советская пропаганда создала немало мифов о нём, а после развала Союза появилось ещё больше небылиц и мерзких «разоблачений». О нём очень много противоречивой информации, и теперь, спустя 85 лет после трудового подвига непросто разобраться, что из написанного о Стаханове правда.

Самый известный факт – Алексей был вовсе не Алексей. Его звали Андрей, но журналистская ошибка привела к тому, что в газете «Правда» была напечатана заметка об Алексее Стаханове, установившем неслыханный в те годы рекорд по добыче угля. Сталин тогда сказал: «Правда» не ошибается». И через день у шахтёра был уже новый паспорт, соответствовавший газетной реальности. Однако это было после. А пока, в 1927 году мужчина ехал в Донбасс.

В шахту ради лошади

image

О чём мечтал простой деревенский парень, уезжая с родного двора? Мечта у него была. Заманчивая. Серая в яблоках. Почему именно такой масти лошадь Стаханову хотелось привести домой после заработков на шахте, он и сам не знал. Но цель свою видел отчётливо и уезжал из деревни в полной уверенности, что через пару лет благополучно вернётся.

Мечта и вправду сбылась – прямо к проходной шахты ему подавали пролётку с ухоженными лошадьми. Как рассказывали, он почти не пользовался собственным выездом, предпочитая добираться в новую квартиру после смены пешком. Вернуться насовсем в деревню не удалось, зато когда через много лет он собрался навестить оставшуюся ещё в живых родню, то встречали его как самого уважаемого гостя – всем миром.

В поздней, скупой на слова автобиографии для отдела кадров, о своей жизни он писал кратко.

– В 1927 году выехал в Донбасс на шахту «Центральное-Ирмино», где работал коногоном до 1929 года. В 1929 году перешёл работать крепильщиком, в качестве которого работал до 1931 года. В 1931 году перешёл работать забойщиком. На этой же шахте 30 августа 1935 года мною был установлен рекорд по добыче угля. За смену я вырубил 102 тонны угля, – писал Алексей Стаханов.

История мирового рекорда

– Работать Алексей любил и умел лучше многих. И парень был видный, сильный. Не для печати добавлю: я думал про себя – кулаки у него тяжёлые, соберутся побить за то, что высовывается промеж прочих, так отобьётся, – рассказывал в 1985 году Константин Петров, бывший в то время парторгом на шахте «Центральная-Ирмино».

Тогда ребята сидели в парткоме и думали, как бы получше Международный юношеский день отметить.

– Чувствовалось, что не всё делаем, что должны, отстаём… От плана, от страны. Надо показать, на что способны парни, тем более – праздник на носу. Директор шахты эту идею не очень воспринял, а начальник участка Машуров заинтересовался. Думаю, он человек грамотный, сведущий, зря одобрять не будет. Прикинули с ним, как лучше организовать, тогда и пошли к Стаханову. Застали его после смены, он как раз в огородике копался. Согласился с полуслова и сам предложил труд разделить, чтобы забойщик только уголёк рубал, а на крепь и на отгребание угля не отвлекался. Машуров сразу сказал, что этаким манером до 100 тонн выработку дать можно, – вспоминал бывший парторг.

Тогда ни Алексею Стаханову, ни Константину Петрову не поверилось. Ведь такое количество угля – десятая часть добычи всей шахты за сутки. Но Алексей загорелся этой идеей и решил-таки прорубить всю лаву в одиночку.

Есть и альтернативная версия этой истории, которую рассказывают в Торезе, где Стаханов провёл последние годы своей жизни. В 1970 году, когда ему присвоили звание Героя Социалистического труда, в партком шахтоуправления «Торезское» пришло письмо бывшего редактора многотиражки «Штурмовка» Павла Михайлова, который был со Стахановым под землёй в ту самую смену.

– Рад за тебя, Лёшка! – писал тот. – Времени прошло много, а приврали к тому, что было, ещё больше… Помню, сидели мы с Петровым в парткоме, гадали, кого послать на рекорд. Тут открылась дверь и вошёл ты с криком: «Парторг, как жить будем? Опять чуни из раздевалки стибрили» (в оригинале было использовано более эмоциональное, однако непечатное выражение – прим. ред.). Петров тогда сказал: «Про чуни потом, а на рекорд пойдёшь?» Ты, Лёша, бросил тогда шапку на стол и сказал: «Чуни давай, а я куда хошь пойду!».

Как бы там ни было, а мировой рекорд производительности труда на отбойном молотке состоялся. Ночную смену они выбрали не случайно. Вроде бы всё продумано было, всё рассчитано, но рисковать никто не хотел. Кроме Алексея Стаханова, Константина Петрова, Николая Машурова, редактора шахтной многотиражки «Штурмовка» Павла Михайлова и крепильщиков никто о задуманном не знал. И ночью 30 августа они отправились в забой.

image

Стаханов осмотрел лаву, проверил воздушную магистраль, подключил отбойный молоток. Много лет спустя он уверял, что молоток буквально играл в его руках, отваливал уголь целыми глыбами, крепильщики едва успевали поддерживать свод стойками, пыль скрипела на зубах, а самому ему казалось, будто невиданный скоростной агрегат уносит его вглубь подземелья.

Что он чувствовал на самом деле, теперь уже никто не расскажет. Книгу, которая позднее вышла за авторством Алексея Стаханова, на самом деле написал корреспондент «Правды» Гершберг. Где правда, где журналистский вымысел – неизвестно.

– Верьте, не верьте, а в забое улыбка у Алексея с лица не сходила, – уверял Константин Петров. – Одной рукой за стойку Лёша держится, в другой молоток, куски угля только и отскакивают. Там не до разговоров было, только просил меня поярче светить. А потом Стаханова прямо насильно останавливать пришлось. Не верил, что смена закончилась. Машуров сразу прикинул, что около 100 тонн Алексей выдал, это же больше десяти дней работы, если бы рубил по-старому. Потом точнее подсчитали, оказалось, 102 тонны. Иначе говоря, четырнадцать норм.

Дальнейшая жизнь и смерть

Как сложилась дальнейшая жизнь Алексея Стаханова? На него обрушилось то самое испытание медными трубами – благосклонность Сталина, материальные блага, большой успех, приёмы в Кремле. Вероятно, молодой парень из деревни не был к этому готов. В разных источниках указывается,что он зазнался, стал выпивать, потерял партийный билет в пьяной драке.

Но внешне его карьера развивалась хорошо. Он выучился в Промакадемии в Москве, был начальником шахты в Караганде, работал начальником сектора социалистического соревнования в Народном комиссариате угольной промышленности СССР в Москве. Жил в известном «Доме на набережной», где жила советская элита.

Когда умер Сталин, Никита Хрущёв отправил Стаханова обратно на Донбасс, где ему пришлось снимать угол, а затем несколько лет жить в общежитии. Семья Алексея Стаханова отказалась последовать за ним и осталась в Москве.

– Маму многие корили за то, что она не поехала вслед за отцом, – рассказывала дочь Стаханова. – Но ведь она не декабристка. Я заканчивала школу, сестра собиралась поступать в театральный. Что бы нас ждало в Донбассе?

Случившееся подорвало веру Стаханова в себя, он сильно запил. Был заместителем управляющего трестом «Чистяковантрацит», затем помощником главного инженера шахтоуправления № 2/43 треста «Торезантрацит». С 1974 года вышел на пенсию. Умер спустя три года в психиатрической больнице, куда попал от тяжёлых последствий хронического алкоголизма и перенеся до этого ещё и инсульт.

Удивительно, но человек-легенда умер очень просто – поскользнулся на шкурке яблока, ударился головой и скончался, не приходя в сознание, на 72-м году жизни. Его похоронили на городском кладбище в городе Торезе.

Роль Алексея Стаханова в истории СССР

image

Несмотря на не самое радостное окончание жизненного пути, Алексей Стаханов стал родоначальником большого трудового движения. Это был не только политический, но и социальный феномен.

Советский человек работал не на эксплуататоров, а на себя, на своё общество; его труд имел общественное значение и гарантировался обществом, в то время как при капитализме труд имеет частный, личный характер. Советскому строю присущи иные стимулы к труду. Труд в СССР – дело чести, дело славы, дело доблести и геройства. Передовые люди, повышающие производительность труда, окружены всеобщим вниманием, заботой и почётом.

image

Идеализированный стахановец, целеустремлённый, всесторонне развитый, был особенно ярким воплощением нового советского человека. Роль рабочего в советском обществе менялась, была важным стабилизирующим фактором в период огромной политической и социальной нестабильности.

image

Через несколько дней после рекорда Стаханова забойщик Мирон Дюканов вырубил 115 тонн. Этот успех перекрыл забойщик Концедалов, вырубивший 125 тонн. Через неделю сам Стаханов больше, чем вдвое, превысил свой первоначальный рекорд, вырубив 227 тонн. Все эти достижения во много раз превысили существо­вавшие в стране нормы выработки угля, а также показатели производительности труда капиталистических стран. Например, производительность рурского забойщика Германии на отбойном молотке равнялась за смену по лучшим шахтам 16–17 тонн.

image

Стахановское движение очень скоро стало развиваться во всех отраслях промышленности. Кузнецы, фрезеровщики, металлурги, работники лесопил, обувщики, ткачихи, машинисты, фермеры – все они боролись за высокие показатели и перекрывали лучшие показатели Америки и Европы.

image

Основа их побед – сочетание ударности в работе с освоением техники, улучшение организации труда. На заслушивании докладов Пленума ЦК ВКП (б) о развитии стахановских акцентировали внимание партии на огромном перечне фабрик, заводов, на которых трудится множество передовиков, по-новому организовавших свой труд. Было очевидно, что эти движения укрепляют своими достижениями социализм на всех континентах земного шара, ломают старые нормы, подходы к работе, развивают культурно-технический уровень рабочего класса, превращают стану в более успешную. Партия использовала эти стремления трудящихся для установления соревнования, чтобы успешно строить коммунизм.

image

– Техника во главе с людьми, овладевшими техникой, может и должна дать чудеса, – говорил Иосиф Сталин.

И техника дала эти чудеса под внимательным присмотром человека. Стахановское движение вызвало новый рывок в развитии промышленности. Трудящиеся искали новые технологические решения на производстве не только ради денег – они строили коммунизм и светлое будущее для своих детей. И немалую роль в этом сыграл Алексей Григорьевич Стаханов.

© miaistok.su

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий