Краткая биография Свиридова. Музыка к кинофильму “Метель”

Музыка Свиридова сочетает в себе самобытность и отточенность, выразительность, изысканную простоту и глубокую духовность. «Эта музыка — навсегда. В ней пульс свободной от политической суеты жизни. В ней время, которое продолжается вечно, вопреки всем историческим катастрофам, ударам судьбы и непоправимым потерям». Так высказался о ней кинорежиссер М.Швейдер. Едва ли сыщется равнодушный человек, сердце которого не замирало бы в восхищении от ее звуков. Краткая биография Свиридова дает представление о жизни и творчестве знаменитого композитора. Предлагаем ознакомиться с ней в данной статье.

image

Великий русский композитор Георгий Свиридов

Почитатели еще при жизни называли Георгия Васильевича Свиридова (03.12.1915-06.01.1998) великим русским композитором.

Музыкант награжден званием Народного артиста СССР, Героя Социалистического труда, кроме того, он является лауреатом Ленинской и трижды лауреатом Государственных премий, а также обладателем многих государственных наград.

Краткая биография Свиридова: детство и юность

Родным городом Свиридова является Фатеж (Курская область). Отец композитора был почтовым работником, активно поддерживал большевиков, участвовал в гражданской войне. Мать работала учителем в школе и была настроена более либерально, никогда не разделяла политических устремлений мужа.

Когда мальчику исполнилось четыре года, его отец погиб в одном из столкновений большевиков с противником. Мать с сыном остались одиночестве, не имея кормильца и средств к существованию. Они переехали в Курск, ближе к дальним родственникам матери. Здесь будущий композитор пошел в первый класс.

В самом раннем возрасте у него проявился талант и страсть к литературе. Свиридов посещает занятия школьных кружков, активно участвует в театральных постановках и даже сочиняет стихи. Восьмилетнему ребенку были известны многие отечественные и зарубежные авторы, он был способен даже анализировать их творчество. Но литература не стала единственным увлечением юного Свиридова.

Музыкальный талант. Консерватория

Краткая биография Свиридова рассказывает о первых проявлениях его музыкального таланта. Однажды ему предстояло выступить в школьном спектакле в роли героя, играющего на балалайке. Будущий композитор в сжатые сроки выучился игре на этом инструменте. Так началась его любовь к музыке. Вскоре он стал сочинять собственные мелодии, подбирал известные мотивы на слух.

В 1936 году Георгий Свиридов становится студентом Ленинградской консерватории. Здесь он обучается музыкальному искусству у таких известных композиторов, как Шостакович и Рязанов. Через год по рекомендации Рязанова его принимают в Союз композиторов России.

Война. Первые музыкальные композиции

В начале Второй мировой войны Георгий Свиридов поступает в Ленинградское военное училище, из которого его отчисляют в связи с плохим здоровьем. Он уезжает в Новосибирск, где сочиняет различные песни и мелодии, пишет произведения для эвакуированных театров, участвует во многих местных постановках.

image

Творчество

Георгий Свиридов в течение всей жизни боготворил поэзию и прозу Пушкина. Первые работы композитора были созданы как музыкальная иллюстрация к произведениям великого поэта. Самое известное из тех, на которые обратил внимание Свиридов, – «Метель».

Все произведения, созданные композитором, трудно перечислить. Это пьесы для фортепиано, романсы, сонаты, симфонические произведения. Широкой публике он известен в качестве автора музыки к более чем десяти кинофильмам. Среди них: «Пржевальский», «Поднятая целина», «Римский-Корсаков», «Время, вперед» и др.

По мнению библиографов и критиков, влияние Свиридова на русскую классическую музыку того времени поистине огромно. В своем творчестве он, как никто другой, умел подчеркнуть широту души, самобытность культуры русского народа.

Личная жизнь

Краткая биография Свиридова содержит сведения о личной жизни музыканта. Его супруга Эльза Густавовна в свое время покорила музыканта красотой и хорошим вкусом. Они познакомились на одном из его концертов. После окончания выступления композитора девушка подошла к нему, чтобы выразить восхищение его творчеством. Молодые люди с первого взгляда влюбились друг в друга. Через несколько месяцев они поженились и жили в браке долго и счастливо.

Умер музыкант в 1998-м. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

«Метель»

С середины 1950-х у композитора вырисовывается собственный яркий и самобытный стиль. Он старается писать произведения, носящие исключительно русский характер. По свидетельствам биографов, из всех времён года композитор больше всего любил именно зиму. Он считал, что зима – наиболее подходящее время для яркого выражения естества России. Прекрасные северные зимы он иллюстрировал в своих произведениях с особым вдохновением. Одно из наиболее ярких произведений, в которых музыкально отразил русскую зиму Свиридов, – «Метель».

«Зима непостижимо ощущается в его музыке…»

Музыка к кинофильму «Метель», созданному по повести Пушкина, была написана Георгием Свиридовым в 1964 году. Ее очень полюбили слушатели, произведение часто исполнялось в эфире радио- и телепрограмм.

В 1974-м, по совету супруги, истинного знатока и ценителя его творчества, Свиридовым была сделана основательная редакция партитуры. Композиция получила статус самостоятельного произведения и стала именоваться «Музыкальными иллюстрациями к повести А.С. Пушкина “Метель”». Мировая известность к нему пришла после исполнения симфоническим оркестром, управляемым знаменитым В.Федосеевым. Критики отметили, что в беге свиридовской «Тройки» (первая часть) «непостижимо ощущается присутствие зимы…»

Сюжет

Всем известен сюжет повести Пушкина, по которой, откликнувшись на просьбу режиссера фильма В.П. Басова, создал Свиридов «Метель».

Повесть является слегка ироничной и лукавой. Она считается одним из классических образцов русской литературы. Пушкиным пересказана анекдотическая история о провинциальной барышне, волею судьбы вышедшей замуж за случайного незнакомца, поскольку ее жених в метель заблудился. История, тем не менее, заканчивается счастливо: рождается новая любовь.

Георгий Свиридов ушел от пушкинского сюжета. Его музыка, казалось бы, не связана с сюжетной канвой повести. Она – самостоятельное действующее лицо картины, лишь иногда вплетается в кое-какие фрагменты. Из нее исчезла ироничность литературного произведения. Зато проявилось другое – поэтичность, душевность. Она стала настоящим шедевром и сразу же обрела свою собственную жизнь. Критики отмечали ее удивительную осязаемость. Общепризнано, что музыку «Метели» можно не только услышать, ее можно воочию увидеть: перед слушателем проходят жанровые сцены, открываются картины природы, разворачивается на фоне вальса бал.

Переработка для сюиты

В 1973-м композитор опять обратился к этой музыке. Он переделал разбросанные по фильму фрагменты в одно целое. Сюита была окончена в 1974 году.

Великолепную музыку Георгия Свиридова еще долго будут обсуждать и интерпретировать. У нее есть одно поистине величайшее качество: нарисованные ею картины словно бы произрастают из глубин нашей генетической памяти.

  • Биографии
  • Свиридов

Всё музыкальное творчество великого композитора Георгия Васильевича Свиридова пропитано любовью к Курскому краю и его обычаям. Василий Григорьевич, отец, трудился на почте. Елизавета Ивановна, мать, работала школьным учителем. После смерти отца в 1919 году, семья переезжает в Курск в дальним родственникам матери. Здесь же Свиридов пошёл в первый класс. Будущий композитор очень любил литературу, принимал участие в школьных спектаклях, сочинял стихи. В школе он научился играть на балалайке и сочинял первые мелодии. В период с 1929 по 1932 года обучался в Курской музыкальной школе в классе Веры Уфимцевой.

По совету композитора Мирона Крутянского, Свиридов продолжает обучаться музыке в Ленинградском музыкальном техникуме, затем в Ленинградской консерватории. Его учителями называют Шостаковича, Рязанова. Спустя год после поступления в консерваторию, его зачисляют в Союз композиторов СССР. В 1941 году становится студентом Ленинградского военного училища, но был отчислен по состоянию здоровья. Вплоть до 1944 года проживает в Новосибирске в эвакуации, где пишет песни, посвящённые войне, музыку для театральных постановок. В эти годы создаёт первые вокальные произведения.

Год рождения творчество интересные факты

Биография Свиридова кратко

В простой крестьянской семье Курской области в конце 1915 года на свет появился мальчик. Младенца нарекли Георгием.

В 1917 году по стране пронесся огненный вихрь революции и отца Георгия объявили «врагом народа» и расстреляли, как и многих других ни в чем не повинных людей.

Детство Георгий Васильевич провел с маменькой. С ней они после смерти отца переехали на жительство в Курск. На этот шаг мать решилась, потому что в Курске жили родственники и была работа для нее, что не позволило ей с сыном умереть от голода. Именно в этом провинциальном русском городе у Георгия проснулась тяга к музыке. И первые свои экзерсисы он сыграл именно там. Причем виртуозно юный музыкант владел и балалайкой, и роялем.

Время шло. Мальчик взрослел, развивал свой талант. И вот, наконец, наступил 1932 год. Георгий поступил в Центральное ленинградское музыкальное училище.

Учится мальчик увлеченно и целенаправленно. Музыка – это его все. Ему посчастливилось учиться у корифеев отечественной музыки. Например, это Шостакович, создатель знаменитой «Ленинградской симфонии».

Георгий в этот период времени много создал этюдов, прелюдий. Также он увлечен созданием романсов на стихи Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Вильяма Шекспира….

Примерно в сороковые годы Георгий Васильевич предпочтение отдает инструментальным ансамблям. После окончания Великой Отечественной войны он удостоен Государственной премии по инструментальному направлению.

В пятидесятые годы у Свиридова новое увлечение: романсы на стихи армянских поэтов. Из этой затеи в свет вышел цикл вокальных партий под названием «Страна отцов». Причем знатоки его творчества говорят о том, что несмотря на армянские корни музыка на эти стихи истинно русская.

Во второй половине пятидесятых годов Георгий Свиридов обращается к творческому наследию Сергея Есенина. И поэтому пишет музыкальное произведение его памяти посвященное. В нем непостижимо переплетаются Россия и революция, красота природы и крестьянский труд, исторические реалии и бытовые подробности.

После Есенинских мотивов приходит увлечение творчеством Владимира Маяковского. Он посвящает певцу футуризма музыкальную партию на тему новой жизни и месте истинного поэта в ней.

Стоит отметить, что за музыкальное произведение, посвященное творчеству Маяковского, Свиридов был удостоен высокой награды – Ленинской премии.

Время идет. Одно десятилетие неукоснительно сменяет другое. Наступают шестидесятые годы. Это время для Свиридова ознаменовано обращением к простоте. В центре его музыкальных пристрастий прошлое России, ее старина. Ему на этом этапе интересен фольклор. И он пишет на эту тематику свои музыкальные произведения. Они о песнях, сказках, крестьянстве, женщинах, работе и необъятной широте России.

В семидесятые годы Свиридов Георгий Васильевич музицировал на пушкинскую тему. Он писал партитуры к «Метели» замечательного классика девятнадцатого века. Эти экзерсисы по праву считаются визитной карточкой композитора.

Не так давно, в 1998 году Свиридова не стало. Сердце великого композитора перестало биться навсегда.

Музыкальное наследие Свиридова навсегда войдет в сокровищницу мировой культуры.

4, 5 класс композитора для детей

Интересные факты и даты из жизни

Другие: ← Глинка↑ БиографииГоголь →

Георгий Свиридов

В доме певца, где состоялась беседа, много разных, удивительной красоты картин, написанных им самим. С разговора об одной из них, — портрете Свиридова на фоне зимнего пейзажа — начался наш диалог.

— Это Ваша картина?

— Да. Я — почетный член Академии Художеств, между прочим. Эта картина — «Зимний Свиридов».

Я написал три его портрета. Другой портрет — осенний, того времени, когда он работал над «Поэмой памяти Сергея Есенина». На нем он идет по стерне, по холмам, там река, русский пейзаж.

Свиридов рассказывал, что, когда он шел по полю, его будто молния ударила, и музыка зазвучала в голове. Он быстрей побежал домой и стал записывать. То есть он не «сочинял».

Он так и говорил: «Есть музыка, которая сочинена, а есть музыка, которая осенила и пришла». Понимаете разницу?

— Да… Когда Вы познакомились с Георгием Васильевичем?

— Я приехал в Москву в 1957 году, тогда мы познакомились и дружили до самой его смерти. Я был единственным, с кем он не боялся поссориться. И я не боялся сказать ему что-нибудь, что ему не нравилось.

Вот, допустим, он поссорился с Эльзой (женой). Нрав у него был крутой… А я ему говорю: «Юра, вот ты сейчас взорвался, не сдержался. Годом меньше будешь жить. Ты сам себе укоротил жизнь, понимаешь? А потом, если на тебе крест и ты — христианин, то это большой грех».

Другого бы после таких слов он вообще выставил…

Сколько себя помню, в своих концертах я всегда исполнял две-три вещи Свиридова, чтобы его популяризировать. Это был мой закон.

Я еще в прошлом-позапрошлом году пел концерты с его романсами, хотя, конечно, в 90 лет мне уже почти неприлично выходить с «клюшкой». Но, когда 100-летие Свиридова было, я и с «клюшкой» выходил и пел, и, слава Богу, еще имел успех.

— Что Вы помните из разговоров с Георгием Васильевичем о его музыке?

— Понимаете, вот человек живет. Вот, молодость: Пушкин — «Подъезжая под Ижоры», романсы на стихи Бернса, «Песня шута» на Шекспира, Блок, Есенин… Его любимым поэтом был Блок, которого он ощущал по духу самым близким…

Он считал, что песня и романс — это самые демократичные формы музыки. Когда сочинял, все мне пропевал. Он очень любил мне пропеть и услышать мое мнение. Так что я слышал его музыку, когда она не была издана и ее еще никто не исполнял.

У меня были свои «решения» его произведений. Но обычно я ему говорил: «Юра, если бы я был гением, как ты, то я бы сказал свое мнение».

Свиридов был истинно русским гениальным композитором, гением нашего времени. Я считаю, что в наше время больше композиторов не было.

В первые годы нашего знакомства я ему сказал: «Юра, почему ты не напишешь оперу?» Он искал слова для оперы у Есенина, Блока; хотел писать на «Пир во время чумы» Пушкина, но сочинил только песню.

Когда он в первый раз играл мне «Песню Мери», я не мог сдержать слезы. Он сказал: «Эта песня, конечно, не про то время, а про настоящее, наше время».

В последние годы жизни он очень жалел, что не написал оперу. За неделю до его смерти мы говорили по телефону, и он мне сказал: «Сандро, я сейчас сожалею, что я не написал оперу».

Раньше у него было мнение, что опера не соответствует нашему времени. Наше время — оно очень концентрированно, сжато. Понимаете? А в опере — «Здравствуйте, Виктор Васильевич!.. Как Вы поживаете?..» Там много воды. Он считал, что оратория более соответствует духу нашего времени.

— Вы участвовали в исполнениях «Патетической оратории»…

— «Патетическая оратория» — колоссальное произведение. Был такой случай в Англии. Мы со Свиридовым ездили туда на «Дни советской музыки», очень давно. Исполняли его произведения, в том числе, как я сейчас помню, «Патетическую ораторию». «Ковент-Гарден», громадный оркестр.

Когда мы пели «Светить — и никаких гвоздей! Вот лозунг мой — и солнца» (напевает), зал вставал! Громадный зал! Представляете себе? И газеты писали, что после Генделя такой мощной и гигантской музыки в Англии не звучало. Эта музыка не дает публике сидеть на месте, она всех объединяет и поднимает, независимо от веры и предпочтений.

Между прочим, в связи с «Патетической ораторией» недруги Свиридова говорили, что он «вилял хвостом» перед советской властью.

Как-то вместе с Мстиславом Ростроповичем мы летели самолетом из Праги в Варшаву, — там был фестиваль современной музыки, где я должен был петь в «Патетической оратории». Ростропович мне говорит: «Что ты все время поешь Свиридова? Он же служит советской власти!» Он всё меня разубедить хотел. А я ему говорю: «Но у Шостаковича в “Песне о лесах” — “Сталину мудрому слава!”»

Мстислав Ростропович: “Я ждал. Я страдал. Я был близок к самоубийству”

— Что Вы помните из Вашего общения со Свиридовым в Лондоне?

— Он меня тайно кормил. Юра с его женой Эльзой жили в более дорогой гостинице, чем я. Я ходил к ним через «Гайд-парк». Он звонил мне: «Сандро, приходи! Сейчас принесут еду, я заказал на троих» (смеется).

Конечно, он заказал не на трех человек, а на десять. Он был очень большой любитель поесть и выпить, это точно.

— Он не курил?

— Нет, когда мы были знакомы, не курил. Может, в юности. Как он пил — я знаю.

Как-то в Ленинграде он попал в вытрезвитель. Юра мне объяснял, почему пил, почему пили Мусоргский и Чайковский: когда до определенной границы напьешься, то наступает просветление мозгов, всё становится легко. В этом состоянии можно изобретать, что хочешь, можно музыку писать, — это особое состояние.

Он говорил: «Такое чревато, как у пьяниц…»

Особая история — рыбалка. Рыбу вместе ловили — на этом мы с ним спелись, он был такой заядлый рыбак, знаете… Снимал дом в Саввинской Слободе возле Звенигорода, где Левитан свои пейзажи писал, и звонит мне: «Сандро, приезжай, поедем пескарей ловить!» Он знал хорошие места.

Я приезжал на голубом москвиче, который купил на госпремию. Сначала ехали на помойку за червями. (Он ведь такой брезгливый! «Сандро, ты чего, опять нажрался чесноку? Разве можно есть чеснок, когда ты в высший свет выходишь?» (смеется)). А тут — копался в этом смраде червей.

У него было такое ведерко небольшое, наполненное водой, — и столько он вылавливал пескарей!.. Каких ловил судаков! Я таких больше нигде и никогда не видел. Домой привозил, Эльза чистила и варила уху.

Ходили с ним и на горные озера, там с лодки он ловил таких вот угрей (показывает), отдавал их коптить повару. Озерных форелей ловил на блесну. Потом собирал всех друзей, знакомых. На большом блюде повар рыбу приносил…

Юра очень общительный был, любил друзей угощать. А какие говорил тосты!.. Ни одного никогда не повторил. Подбирал такие слова, такие выражения!

Он про людей все знал, всю подноготную, насквозь видел людей, был просто «Ванга» в жизни… Поэтому людям было с ним трудно, они «отскакивали» очень быстро. Было очень мало тех, кто с Юрой мог долго общаться.

— Вы согласны с утверждением, что сейчас есть тенденция принижать творчество Свиридова?

— Да, он — в полной обструкции. Выйдите на улицу, и увидите статуи Ростроповича, Плисецкой, на доме — целая выставка памятных барельефов. Свиридова нигде нет.

Его музыка звучит редко, он не востребован, как будто бы его вообще нету.

— Помните последние дни общения с ним?

— Я ему позвонил за несколько дней до смерти. Он так обрадовался: «Эльза, Эльза! Сандро звонит!». Я говорю: «Я к тебе приду». Он: «Нет, Сандро, ты уже меня не застанешь. Меня увозят в больницу».

Юра уехал в больницу и умер там в 82 года.

Вообще он был могучий человек. У меня есть фотография, сделанная, когда мы путешествовали с ним и его женой машине по югу: через Курск, Фатеж, потом по побережью Крыма. Я его заснял вечером, когда он выходил из моря как Посейдон…

А умер он, потому что отказало сердце. От сердечной недостаточности.

Беседовала Елизавета Лющина

Георгий Васильевич Свиридов (3В [16]В декабряВ 1915, Фатеж, Курская губернияВ — 6 января 1998, Москва)В — советский и российский композитор, пианист. Народный артист СССР (1970). Герой Социалистического Труда (1975). Лауреат Ленинской премии (1960), Сталинской премии первой степени (1946), двух Государственных премий СССР (1968, 1980) и Государственной премии РФ (1994).

Среди сочинений СвиридоваВ — всемирно известные музыкальные иллюстрации к повести А.В С.В Пушкина «Метель» и сюита «Время, вперёд!».

Биография

Происхождение

Далёкие предки композитора были выходцами из Воронежской губернии, переселившимися в село Нижневыгорное Тимского уезда Курской губернии.

Первый предокВ — Елисей Михайлович Свиридов (р. приблизительно в 1740-х годах), крестьянин-однодворец, упоминается впервые в 1795 году, прапрапращур (пятикратный прадед) композитора; имел троих детей: Дарью, Афанасия и Андрея. Его женаВ — Прасковья Ануфриева, дочь однодворца.

  • Прапращур (четырежды прадед)В — Андрей Елисеевич Свиридов, четырежды прабабушкаВ — Христина Прохоровна Житкая. Трое детей.
  • ПращурВ — Федот Андреевич Свиридов, женился до 1816 года.
  • ПрапрадедВ — Кузьма Федотович Свиридов (р. 1818), имел нескольких детей.
  • ПрадедВ — Никита Кузьмич Свиридов (р. после 1858 года).
  • ДедВ — Григорий Никитович Свиридов, упоминается только один раз.
  • ОтецВ — Василий Григорьевич Свиридов.

Георгий Васильевич Свиридов родился в городе Фатеж, ныне Курской области России. Его отец был почтовым служащим, а матьВ — учителем. Отец, Василий Свиридов, сторонник большевиков в гражданской войне, погиб, когда Георгию было 4 года.

В 1924 году, когда Георгию было 9 лет, семья переехала в Курск. В Курске Свиридов продолжал учиться в начальной школе, где началось его страстное увлечение литературой. Постепенно на первое место в кругу его интересов стала выдвигаться музыка. В начальной школе Свиридов учился играть на своём первом музыкальном инструментеВ — балалайке. Учась подбирать на слух, он демонстрировал такой талант, что был принят в местный ансамбль народных инструментов. С 1929 по 1932 год он учился в Курской музыкальной школе у Веры Уфимцевой и Мирона Крутянского. По совету последнего в 1932 году Свиридов переехал в Ленинград, где занимался по классу фортепиано у Исайи Браудо и по классу композиции у Михаила Юдина в Центральном музыкальном техникуме, который он окончил в 1936 году.

С 1936 по 1941 год Свиридов учился в Ленинградской консерватории в классе композиции П.В Б.В Рязанова и Д.В Д.В Шостаковича. В 1937В году был принят в Союз композиторов СССР.

Мобилизованный в 1941В году, спустя несколько дней после окончания консерватории, Свиридов был отправлен в Ленинградское военное училище воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), перебазированное в августе 1941 в город Бирск Башкирской АССР, но в конце года был комиссован по состоянию здоровья.

До 1944 года жил в Новосибирске, куда была эвакуирована Ленинградская филармония. Как и другие композиторы, он писал военные песни, из которых самой известной стала, пожалуй, «Песня смелых» на стихи А. Суркова. Кроме того, он писал музыку для спектаклей эвакуированных в Сибирь театров, в том числе к музыкальной комедии «Раскинулось море широко» (1943), поставленной в находившемся в Барнауле московском Камерном театре.

В 1944 году Свиридов возвратился в Ленинград, а в 1956 году поселился в Москве. Писал симфонии, концерты, оратории, кантаты, песни и романсы. C 1957 года член правления Союза композиторов СССР, в 1962—1974 годах секретарь, в 1968—1973В — первый секретарь правления Союза композиторов РСФСР. Депутат Верховного Совета РСФСР 7-го, 8-го и 9-го созывов. За подписью Свиридова 17 сентября 1958 года в газете «Правда» была опубликована статья «Искоренять пошлость в музыке», в которой Марк Бернес обвинялся в пошлости и пренебрежительном отношении к вокальной технике.

Из старых совместных фотографий.

Перед Вами несколько фотографий, на которых Георгий Свиридов запечатлен в работе с разными дирижерами. Еще совсем молодой рядом с Александром Юрловым, возможно, на репетиции «Патетической оратории», так как перед Юрловым – оркестр. Следующее изображение – свидетельство благодарности композитора: письмо Свиридова Юрлову, и подаренные ноты «Курских песен» с автографом.

image
image

На остальных фотографиях – Свиридов уже признанный известный композитор, каждое новое сочинение которого – событие. И исполнители его музыки: хоровые и оркестровые дирижеры – Евгений Светланов, Владимир Минин, Владимир Федосеев, а в самые последние годы – Владислав Чернушенко и Станислав Гусев.

Когда Свиридов приехал учиться в Ленинград и оказался общежитии Первого музыкального техникума, в огромной комнате на 15-20 человек, над ним посмеивались с той или иной степенью жестокости почти все студенты-музыканты, ведь он был единственным композитором среди них. Им думалось, что в их среде не может быть тех, кто создает новую музыку. Не может быть Баха или Моцарта.

Конечно, настоящий композитор – он всегда немного не такой как все. Он должен быть надо всеми, потому что сама природа не оставляет ему выбора, наделяя больше, чем остальных.

image
image

Но парадокс заключается в том, что как исполнители не могут обойтись без новой музыки, потому что ее неисполнение лишает их возможности обрести подлинный профессионализм, так и композитор станет композитором в полном смысле слова только тогда, когда его музыка зазвучит, когда ее пропустят через себя другие – певцы, пианисты, оркестранты. И то, как она прозвучит, какое произведет впечатление полностью зависит от мастерства, таланта и интеллекта последних.

Свиридов нередко сам выступал интерпретатором своей фортепианной и камерно-вокальной музыки (кстати, особенно поначалу, далеко не всегда удачно – об этом писал Мясковский после прослушивания романсов на стихи Лермонтова в исполнении автора в Союзе композиторов). Но в случае с симфоническими и хоровыми произведениями ему было некуда деваться, приходилось искать дирижеров, которые не только смогли бы воплотить их в жизнь, но и стали бы единомышленниками в его исканиях новых путей музыкального искусства.

Совместную работу композитора и дирижера в полном смысле можно было назвать сотворчеством, и тот, кто бывал на свиридовских репетициях вряд ли сможет их забыть. Насколько изнуряющими, дотошно-кропотливыми они были. Но в то же время давали возможность услышать его «ушами». Ведь за кажущейся простотой свиридовской музыки стоит вся его личность, все его знания, жизненные впечатления, широчайший кругозор, наконец, мощно проживающий свою эпоху гений. И даже крохотная фраза в исполнении чуть хрипловатого ЕГО голоса звучала откровением.

image
image

И так из раза в раз в репетициях шел непрерывный поиск идеального, доступного лишь внутреннему слуху Свиридова звучания, а иногда что-то в ходе работы заставляло и его самого задумываться о точности нотной записи, порой забирать ноты для последующей переделки. Бывал он бескомпромиссно жесток, порой даже груб, если что-то выходило не так, как было нужно ему, но и не было предела его удовольствию и благодарности, если удавалось отыскать нужную ауру звучности.

Не каждый был способен выдержать. Пожертвовать авторитетом перед артистами, смочь услышать это стремящееся к идеалу целое. А ведь для дирижера важно еще и уметь заразить, повести за собой своих артистов – певцов и оркестрантов.

Первым, кто смог, кто горел идеей возрождения русского хорового искусства, кто вообще, наверное, ничего в искусстве не боялся, был Александр Юрлов. Человек невероятной энергии, постоянных новых устремлений, постоянного поиска. Возможно, именно благодаря ему и существованию возрожденной им капеллы в творчестве Свиридова вообще расцвел открытый им жанр хора без сопровождения. Услышав в интерпретации «юрловцев» свои «Пять хоров», почувствовав, что они смотрят с Юрловым «в одну сторону», все свои последующие хоровые сочинения, вплоть до смерти дирижера Свиридов доверял только ему. В содружестве Свиридова и Юрлова увидели свет «Курские песни», «Деревянная Русь», «Снег идет», «Весенняя кантата», «Три миниатюры», «Два хора на слова С. Есенина», музыка к трагедии А. Толстого «Царь Федор Иоаннович». А в 1966 году капелла уже без своего великого наставника, под управлением Ю. Ухова исполнила свиридовский «Концерт памяти А. Юрлова».

image
image

«Маленький триптих», «Поэму памяти С. Есенина», «Деревянную Русь», «Песню о Ленине» в годы обретения Свиридовым собственного самобытного пути в музыке впервые исполнил с оркестром молодой Евгений Светланов. То, что предназначалось для хора и оркестра было сделано совместно с капеллой Юрлова. С ними же дирижер не раз работал и в более поздние годы, к которым и относятся две представленные фотографии. Эти снимки вместе со свиридовскими рабочими репетиционными партитурами хранятся в библиотеке капеллы по сей день.

После смерти Юрлова и до середины 90-х годов исполнителем почти всех хоровых сочинений Свиридова становится Владимир Минин и его Московский государственный камерный хор.  Под его управлением впервые звучит “Пушкинский венок”, “Лапотный мужик”, “Ладога”, “Песни безвременья”. На блоковских “Ночных облаках” стоит посвящение дирижеру. И сам Московский камерный хор, хор студентов Гнесинского института, по свидетельству Минина, получает статус самостоятельного коллектива именно благодаря Свиридову, тогда председателю Союза композиторов СССР. В мощном большом хоре Юрлова композитора влекли и акустические эксперименты дирижера, и чуткость перфекциониста в работе с хоровыми голосами, и вселенские масштабы его замыслов, когда “Патетическую ораторию” исполняли стадионы сводных хоров. В хоре Минина, молодом коллективе, обладающем юношеской непосредственностью и свежестью, ему также близко было отсутствие академичности, предвзятости, естественность поведения на сцене, проникновенность интонации. Хотя репетиционный процесс, как вспоминал Минин, всегда был заключением компромисса в сторону композитора или дирижера.

Поклонником и пропагандистом музыки Свиридова стал дирижер Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио и Центрального телевидения, а в последствии Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского Владимир Федосеев. Именно в его записи чаще всего звучит сейчас знаменитая «Метель», сюита из музыки к кинофильму «Время вперед!». Даже по этим двум снимкам видно, сто Свиридов был не из тех композиторов, кто был способен отсиживаться на задних рядах зрительного зала и смиренно принимать дирижерскую версию. Он – весь в репетиции.

Свое последнее сочинение, «Песнопения и молитвы», в котором Свиридов обращается не к светской, но к литургической поэзии, в котором воплощает всю свою душевную боль и поиски спасения для России – словно музыкой своей молится о ее спасении, – это сочинение он доверяет подготовить к премьере руководителю Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга Владиславу Чернушенко, тонкому, честному, глубоко проникающему в суть дирижеру. В процессе их совместной работы постоянно шел поиск нужного количества и последовательности номеров, музыки было много, она все время выходила за пределы единого концертного цикла. Исполнители до сих пор нередко варьируют его наполнение. Свиридов как-то сказал Чернушенко: «Когда я писал эту музыку, я чувствовал, что как бы перешагнул пространство и время и оказался там, около Христа». Сказал именно тому, кому нужно было.

Последнее фото – отличается от остальных своим цветом. Это уже конец ХХ-го века. На нем – музыканты капеллы им. Юрлова и их новый руководитель, Станислав Дмитриевич Гусев. 1996-й год. И Свиридов здесь с ними – после концерта капеллы, на котором звучала его музыка. Музыка Свиридова стала вехой в истории этого коллектива. Он возрождался, креп, обретал истинное мастерство в исполнении его музыки, а Свиридов хотел писать все больше и больше, зная, что есть такие музыканты и такой дирижер, способный пойти за его даже самыми неожиданными и смелыми замыслами. Его музыка и сейчас часто звучит в концертах капеллы, а каждую осень проходит фестиваль «Любовь святая», посвященный Юрлову и Свиридову. Его название – по имени одного из хоров к спектаклю Малого театра «Царь Федор Иоаннович». И еще неизвестно, состоялся бы сам спектакль, не будь в нем музыки Свиридова, также написанной исключительно для Юрлова.

Также «вырос» на Свиридове и хор Минина…

Так вот и существуют в постоянных непростых, но всегда творческих взаимоотношениях великая музыка и великие музыканты и, наверное, только их содружество и взаимообогащение способно открывать новые страницы в мировой истории искусства.

В представленную галерею вошли, конечно, не все, но, по крайней мере ведущие дирижеры-исполнители музыки Свиридова. Хотя с его музыкой работали очень и очень многие, в том числе и А. Свешников, Н. Рахлин, К. Кондрашин.

Фотографии Юрлова и Свиридова взяты из буклета капеллы России им. А. Юрлова, посвященного 90-летию со дня рождения дирижера. Совместные фотографии Г. Свиридова с Е. Светлановым и С. Гусевым предоставлены библиотекой капеллы им. Юрлова. Фотографии с В. Федосеевым – музеем детской школы искусств им. Г. Свиридова города Балашихи. Фотографии с В. Мининым и В. Чернушенко взяты из интернет-источников.

Копирование запрещено.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий