Почему реформы первого президента Турции вызвали народные волнения: «Шляпная революция»

Если театр начинается с вешалки, то почему бы не начать реформы в стране, переодев в новые костюмы, ни много ни мало, все местное население? Примерно это произошло около ста лет назад в Турции – кстати, и знатокам отечественной истории, безусловно, вспомнится нечто похожее, но имевшее место еще на два столетия раньше. Так или иначе, а бывшим подданным Османской империи было обещано счастливое будущее, заплатить же за его наступление следовало отказом от давних традиций, немалое место среди которых отводилось головным уборам.

Мустафа Кемаль и курс на вестернизацию страны

С капитуляцией Османской империи и упразднением султаната после Первой мировой войны закончилась целая эпоха в истории этого государства. Начиналась новая –стране требовалось становиться на путь реформирования. Программа, к счастью, была, как был и человек, готовый стать новым национальным лидером и повести соотечественников к прогрессу и процветанию. Им стал Гази Мустафа Кемаль-паша, который позже, после упразднения титулов и введения фамилий, получит имя Ататюрк – то есть «отец турков». Мустафа Кемаль АтатюркНо произойдет это лишь в 1934 году, когда его родина уже будет Турецкой республикой. Родился же Мустафа Кемаль в стране, которая называлась Османской империей, в 1881 году, причем точная дата его появления на свет так и не установлена, она и Ататюрку известна не была. Сам он впоследствии выбрал в качестве дня своего рождения 19 мая – день начала войны за независимость Турции. Прямолинейный, упорный, независимый, Мустафа получал образование в военной школе, затем в военном колледже, а после его окончания поступил в академию генштаба. В 1905 году он создал революционную организацию под названием «Ватан», то есть «Родина», побывал под арестом, но продолжал военную карьеру. Последний султан Османской империи Мехмед VI покидает СтамбулПосле поражения Османской империи в Первой мировой войне и оккупации страны иностранными войсками Мустафа Кемаль стал во главе созванного парламента и возглавил правительство, после чего сосредоточил усилия на борьбе за территориальную независимость Турции. Война окончилась в 1923 году подписанием Лозаннского мирного договора. Было провозглашено создание Турецкой республики во главе с первым президентом – Мустафой Кемалем. Европейский костюм и до реформ Ататюрка понемногу проникал в жизнь турецкого населенияОсманский халифат был ликвидирован, предстояло пересмотреть всю систему общественного устройства. Ататюрк взялся за дело. Всего за пару десятков лет лидер Турции полностью изменит облик страны и жизненный уклад ее жителей, но начнет он, в лучших традициях Петра I, с национального костюма. В новую жизнь граждане республики должны были вступить в новой одежде и в непривычных головных уборах.

«Встречают по одежке»

Традиционным головным убором мужчин в Османской империи был тюрбан или феска – красный колпак с черной кисточкой. Феска была введена султаном Мехмедом II в 1826 году как головной убор чиновников и солдат. Сам Ататюрк уже неоднократно примерял европейский костюм – например, в 1910 году во время проведения военных маневров в Пикардии. Мустафа Кемаль вместе с османскими наблюдателями на военных маневрах в Пикардии, 1910 г.25 ноября 1925 года началась реформа одежды и головных уборов в Турции. Был введен новый обязательный дресс-код для государственных служащих: им полагалось быть одетыми в костюм западного образца, носить галстук, на голову было необходимо надевать шляпу с полями. Для остальных граждан смена гардероба была пока лишь настойчиво рекомендована. Сам Мустафа Кемаль, приезжая в города с выступлениями, демонстрировал облик гражданина новой Турецкой республики, и, воодушевленные его словами и речами, горожане после окончания выступления сами прощались со своими фесками и спешили в магазин за шляпой. «Ататюрк и гражданин»Торговцы не успевали обеспечивать спрос на новые головные уборы — на такие перемены турки откликнулись с готовностью. Но, правда, не везде. Если в Стамбуле росли очереди за шляпами, то на севере и востоке Анатолии начались протесты. Шляпа с полями там воспринималась как символ «франков» — так называли европейцев. А что могли франки понимать в мусульманских традициях? Ежедневный пятикратный намаз невозможно было выполнить по всем правилам – поля шляпы мешали прикоснуться лбом к полу во время молитвы, а значит, и поклониться Аллаху. Возражая против новой моды, население анатолийских городов отвергало и другие перемены. Разумеется, к протестантам, подрывавшим реформы и авторитет правительства, были применены суровые меры. Магазин шляп в Турецкой республике

Протесты и их подавление на пути к новым реформам

Атиф Ходжа из города Искилип, исламский богослов, двумя годами ранее написавший трактат против подражания европейцам, был схвачен жандармами и отправлен под суд за критику новых правил. 4 февраля 1926 года Атиф Ходжа и его «сообщник» Али Риза были казнены. Говорили, что властям просто-напросто понадобился козел отпущения, чтобы усмирить волнения в стране. Утверждается, что во время беспорядков, вызванных протестами турков против нового дресс-кода, погибло около пятидесяти человек. Ататюрк в парламентеВ 1934 году меры по внедрению европейской одежды стали жестче: был принят закон, по которому за ношение фески вместо шляпы с полями грозило лишение свободы на срок от двух до шести месяцев. Этот закон о запрещенных предметах одежды, принятый на время проведения реформ, формально действовал вплоть до 2014 года, хотя по сути, давно игнорировался. Мустафа Кемаль. Фото 1925 годаВ двадцатые годы прошлого века радикальным образом изменился облик турчанок: Ататюрк «открыл» женские лица и фигуры, до этого веками скрываемые от посторонних глаз за разного рода покрывалами. «Наши женщины чувствуют и мыслят, как и мы», — утверждал президент. В Турции раньше, чем во многих других странах, в том числе и европейских, было реализовано право женщин голосовать и быть избранными в парламент – это произошло уже в 1934 году. Кстати, вслед за все тем же Петром Великим Ататюрк приучал стеснительных соотечественниц посещать балы и танцевать на них. На свадьбе приемной дочери Ататюрка Небиле, 1929 г.За очень короткий срок Турция была не просто «переодета»; жизненный уклад и мировоззрение жителей страны стали другими. Земли, на которых на протяжении столетий все определялось требованиями ислама, превратились в территорию светского государства – с иными, новыми – западными ценностями и приоритетами. За короткий промежуток времени Турция изменилась до неузнаваемости: помимо одежды, перемены коснулись практически всех сторон жизни обществаСам Ататюрк – по сути, диктатор, но использовавший свою власть не в корыстных целях, а для эффективного реформирования общества, — стал по-настоящему исторической фигурой. С другой же стороны, сама история вела Османскую империю к переменам, и первый президент новой республики стал в каком-то смысле лишь орудием в ее руках. А получилось бы убедить население следовать по новому пути, предварительно не научив его носить новую одежду и новые головные уборы, – вопрос, остающийся открытым. Оказавшись на некоторое время вне закона в Турции, феска не утратила своего значения для остального мусульманского мира. А вот что еще носят на голове восточные мужчины: тюрбан, тюбетейка и другое.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Главная Коллекция «Otherreferats» История и исторические личности Личность Мустафы Кемаль Ататюрка и его роль в построении пути новой Турции

Формирование взглядов К. Ататюрка. Этатизм — идеология социально-экономической модернизации страны. Реформы, осуществленные в сфере государственного устройства, права, семьи, судопроизводства, культуры, быта. Анализ внешнеполитической концепции Турции.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 20.11.2011
Размер файла 34,1В K

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д. PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах. Рекомендуем скачать работу.

  • Название: Мустафа Кемаль Ататюрк
  • Автор: Юрий Николаевич Розалиев
  • Жанр: История / Биографии и Мемуары / на русском языке
  • Язык: Русский
  • Рейтинг книги: 3 / 5
  • Избранное: Добавить книгу в избранное
  • Ваша оценка:

Мустафа Кемаль Ататюрк: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Мустафа Кемаль Ататюрк»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Уважаемые правообладатели! Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи. В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

04 August '14

Статья посвящена деятельности Мустафы Кемаля Ататюрка в 1910-х нач. 20-х гг. Рассмотрены этапы его военной и политической деятельности.

В Салониках умер один из таможенных чиновников, оставив жену с дочерью и малюткой-сыном. Дочь подросла и вышла замуж, а мальчика определили в школу при мечети. В школе мальчик обнаружил выдающиеся математические способности, за что учитель дал ему имя Мустафы и прозвище Кемаль, что по-турецки значит справедливость. Маленький Мустафа был увлечен офицерским мундиром, и мать отдала его в салоникскую подготовительную военную школу, откуда он попал в офицерскую школу в Монастыре, а затем в константинопольскую военную академию, по окончании которой он был выпущен, 22 лет от роду, поручиком в армию.

Еще во время нахождения в стенах военной академии Кемаль познакомился со знаменитым запрещенным произведением Кемаль-бея «Уотан» Отечество. По приказу султана Абдул-Гамида каждая копия «Уотана», найденная у кого-либо, немедленно сжигалась, собственник ее арестовывался и высылался из Константинополя. Знакомство с «Уотаном» сделало Мустафу Кемаля пламенным и непримиримым врагом Абдул-Гамида. Но не успел Мустафа Кемаль стать офицером, как был арестован за принадлежность к тайному «Обществу Свободы» и после допроса и трехмесячного одиночного заключения выслан в кавалерийский полк в Дамаск. Здесь молодой академик, усвоивший теорию и практику революционной работы, ушел с головой в организацию местных отделений «Общества Свободы». Вскоре он пришел к убеждению, что революционная работа в Сирии не имеет смысла и что театром революционной драмы должна явиться европейская Турция. Тотчас же он выехал в Александрию, а оттуда через Пирей в Салоники, сделавшиеся революционным центром Турции того времени.

Здесь он тайно работал около четырех месяцев, пока константинопольские власти не узнали о его местопребывании и не вынудили ретироваться в Акабу. В Сирии Мустафа Кемаль оставался до тех пор, пока смена военного министра в Константинополе не дала ему возможности получить перевод в Салоники, в штаб 3-й армии. Вернувшись в Салоники, он объединяет «Общество Свободы» с «Обществом Прогресса». Новая организация названа «Комитет единения и прогресса» и завоевывает себе много сторонников в Салониках, Монастыре и Ускюбе.

В это время в международной политике Европы произошло событие, резко изменившее политические взаимоотношения и роковым образом отразившееся на дальнейшей судьбе Турции. Великобритания, поддерживавшая до этого Абдул-Гамида, бросила султана и заключила с Россией известное Англо-русское соглашение 1907 г., подтолкнув тем самым турок на революцию 1908 г. В ходе революции, в которой Мустафа Кемаль принимал участие, находясь в штабе Махмут-Шевкет-паши, командующего 3-й армией, Абдул-Гамид потерял прерогативы неограниченного самодержца, а при попытке контрреволюционного переворота в 1909 г. попал в подвалы Салоникской тюрьмы.

Один из врагов Кемаля сошел со сцены, но его место занял другой Энвер-паша, революционная карьера которого доставила Кемалю много горьких разочарований и привела к резкому личному столкновению между ними.

В годы владычества Энвера Кемаль, бросив политику, вел жизнь обыкновенного армейского офицера. Энвер выслал его в Триполи, но Иззет-паша вернул в Салоники, а Махмут-Шевкет взял его с собою в Албанию. Тогда Энвер снова отправил его в Триполи командовать иррегулярными туземными частями в войне против Италии.

Когда в 1914 г. Энвер, присоединившись к Германии, поставил на карту само существование Турции, Кемаль бросил свой пост военного атташе в Софии и вернулся в Константинополь. Он был еще молодым человеком, но с блестящим прошлым, с ненавистью к Энверу, как личной, так и политической, и с такой личной репутацией, которая больше не позволяла его игнорировать.

Кемаль был убежден, что Турция не в состоянии вести широкомасштабную войну, но Энвер дал ему под командование 19-ю дивизию и послал в Дарданеллы. Выдающиеся военные способности и неизменное, вскоре вошедшее в пословицу боевое счастье, принесли Кемалю положение командующего всеми турецко-германскими силами на Галлиполийском полуострове, а отражение британцев у Анафарты явилось самым блестящим эпизодом его военной карьеры. Это сделало его героем в Германии, в то время как в Константинополе о победе у Анафарты впервые узнали лишь в 1917 г. из ежегодника Комитета Единения и Прогресса, который Энвер вначале разрешил выпустить, а потом приказал конфисковать и уничтожить. В этот период было политически опасно упоминать имя Кемаля в столице Османской империи.

Встревоженный популярностью Кемаля, Лиман фон Сандерс устроил ему назначение на Русский фронт командующим 2-й армией. И здесь в 1916 г. войска будущего Ататюрка были разбиты частями доблестной Кавказской армии – в Битлисском, Эрзинджанском и Огнотском сражениях.

Вскоре Кемаль оказался в Алеппо, откуда 30 сентября 1917 г. послал Энверу Записку. В этом замечательном документе, написанном в те дни, когда вся страна была уверена в победе держав германского блока, Кемаль заявлял, что разложение константинопольского правительства, развал экономической жизни страны и постоянный отлив золотого запаса в Германию неизбежно приведут к концу, в то время как Великобритания и Франция победят причем Англия захватит Палестину, Красное море, Египет и изолирует Турцию от остального мусульманского мира.

В наказание за смелость и проницательность Кемаль был отрешен от должности и в свите наследника султана послан в Германию и Австро-Венгрию, где провел год, пока не выяснилась справедливость его пророчества. После этого молодому генералу было поручено командование ильдеримской группой (4-я, 7-я и 8-я армии) на палестинском фронте. Но было уже слишком поздно: в Адане Кемаль получил шифрованную телеграмму с уведомлением, что Реуф-бей выехал в Мудрос для заключения перемирия.

Кемаль-паша вернулся в столицу. И вот что он обнаружил в Константинополе.

Британские войска занимали Перу и Галату, французские войска Стамбул, итальянские расположились на азиатском берегу. Военные суда всех трех союзных держав стояли на якорях в Босфоре. Французские войска заняли железнодорожные линии европейской Турции, в то время как британцы не только оккупировали ж/д пути Малой Азии, но и образовали железное кольцо вокруг остатка старой империи, занимая Закавказье, Персию, Месопотамию, Курдистан, Сирию, порты Средиземного моря и черноморские берега Малой Азии.

На основании мудросского перемирия турецкий флот был заперт в Константинополе, армия быстро разоружена и демобилизована. И если была какая-либо надежда на то, что устранение России из англо-русского союза позволит вновь найти взаимное понимание и общий язык с Великобританией (которые были утрачены Абдул-Гамидом в 1907 г.), она была быстро развенчана посланием вселенского патриархата от 9 марта 1919 г. Стало очевидным, что Венизелос и политический эллинизм заняли место России в английской политике.

Кемаль быстро сориентировался в текущей обстановке и оставил Константинополь, перебравшись в Малую Азию. Вслед за эрзерумским конгрессом, в конце 1919 г., в Сивасе был созван второй конгресс. Была организована партия «Куа-милле» (Народная сила) с исполнительным комитетом во главе причем его председателем был избран Мустафа Кемаль. С этого момента он находится в центре революционного движения анатолийских турок, борющихся против натиска торжествующих держав Антанты.

Но до разрыва между анатолийскими турками и константинопольским правительством дело еще не дошло. Он имел место в феврале 1920 г., когда в Константинополе собрался меджлис, разогнанный за свою революционность союзниками. Еще до его созыва обсуждался вопрос, где должен собраться новый меджлис в Ангоре или Константинополе, и Кемаль, будучи делегатом Сиваса, предсказав разгон меджлиса, отказался ехать в Константинополь.

Когда было получено известие о разгоне меджлиса, на Кемаль-пашу стали смотреть не только как на храброго солдата и стратега, но и как на выдающегося политика революционной Турции.

Мустафа Кемаль-паша. Военная мысль и революция. 1923. № 6.

Это второе после его послания к Энверу свидетельство его политической дальновидности и проницательности чрезвычайно подняло престиж его имени. Тогда же началась открытая борьба между агентами Кемаля и чиновниками константинопольского правительства: последние начали арестовывать представителей правительства революционной Турции и отправлять их в Константинополь, а кемалисты стали, в свою очередь, арестовывать и смещать с должностей сторонников Константинополя и замещать вакансии своими приверженцами.

Греческая оккупация Смирны 15 мая 1919 г. наглядно показала, чего можно было ожидать от англо-греческого сближения. Началась стихийная борьба турецких партизан с регулярной греческой армией, принявшая затем организованный и планомерный характер после того, как образовавшееся в Ангоре революционное правительство взяло на себя руководство военными операциями.

Мустафа Кемаль-паша оказался как нельзя более подготовленным к руководству действиями плохо снабженных и малообученных, но проникнутых революционным подъемом турецких партизан против кадровых частей греческой армии. В его прошлом был богатый и разносторонний опыт организации и руководства, правда, лучше вооруженными, но все же иррегулярными массами арабского населения в борьбе с итальянцами в Триполитанской войне. Командуя ими, Кемаль тогда успешно отбивал все попытки итальянцев продвинуться вглубь Киренаики и даже разбил одно из регулярных соединений итальянской армии.

Если до открытия большого национального собрания в апреле 1920 г. турки, действующие исключительно партизанскими методами, ограничивались обороной и избегали столкновений с греками, то после присоединения к партизанам регулярных частей и вступления в командование турецкой армией Мустафы Кемаля тактика турок резко изменилась. Умело использовав особенности горного ТВД западной части Анатолии и отчетливо сознавая, что борьба должна вестись смело и дерзко, Кемаль построил план обороны на принципе активных действий по внутренним операционным линиям.

Эта тактика уже с осени 1921 г. привела к блестящим результатам. После генерального сражения на р. Сакариа-чай, с 17 августа по 22 сентября 1921 г., закончившегося полным поражением греков, началось отступление греческой армии.

Было много оснований предполагать, что Греко-турецкая война закончится путем дипломатических переговоров, так как турки умело использовали и греческие неудачи, и разногласия среди союзников из-за применения версальского трактата.

Эти предположения могли считаться основательными еще весной и даже летом 1922 г., вплоть до знаменитого августовского наступления турок, закончившегося редким в военной истории примером полного разгрома греческой армии и сдачей в плен ее главнокомандующего.

В конце 1921 г. в анатолийской Турции образовалась новая партия, возглавляемая Рефет-пашой. В ее состав вошли наиболее правые политические группировки, интересы которых были неразрывно связаны с иностранным, главным образом французским, капиталом. В июле 1922 г. энергичная работа этой партии привела к падению турецкого кабинета, причем во главе вновь избранного правительства оказался ставленник рефетистов Реуф-бей. После вступления рефетистов в правительство Кемаль-паше пришлось вести борьбу на два фронта: рефетисты отказались от его политики активного сопротивления европейскому империализму и вступили в переговоры с английским и французским эмиссарами в Константинополе.

В этой ситуации Кемаль-паша, заключив соглашение с рефетистами, надеялся, что победа на фронте вновь вернет ему престиж и ореол вождя всего турецкого народа. Ведь победа турок привела к сдаче в плен всей армии противника и очищению территории анатолийской Турции. Части турецкой кавалерии вступили даже в нейтральную зону, занятую войсками держав-союзниц. Находящийся в своей главной квартире в Смирне, Кемаль начал переговоры с представителями союзных держав и первоначальным условием заключения перемирия поставил передачу туркам Константинополя.

Именно в данный период возникла новая, современная Турция – уже не Османская империя, а молодое национальное государство. И ее отцом-основателем и был Мустафа Кемаль Ататюрк.

«Какое счастье быть турком!» Мустафа Кемаль Ататюрк

Даже если вы никогда не были в Турции, то наверняка слышали это имя. Тот же, кто уже успел там побывать, конечно, вспомнит многочисленные бюсты и памятники, портреты и плакаты, увековечивающие память этого человека. А сколько учреждений, учебных заведений, улиц и площадей в различных городах Турции названы этим именем, наверное, никто и не сосчитает. Для людей нашего поколения во всем этом есть что-то до боли знакомое и узнаваемое. Мы тоже помним многочисленных истуканов из мрамора, бронзы, гранита, гипса или другого подручного материала, воздвигнутых на улицах и площадях, в скверах и парках городов и поселков, украшающие детские садики, парткомы и столы различных президиумов. Впрочем, некоторые остались на свежем воздухе и до сих пор. И тоже в каждом кабинетике любого руководящего товарища от заплеванного колхозного правления в деревне Распердяево до роскошных кремлевских хором нас встречал лукавый прищур, врезавшийся в память с самыми первыми детскими впечатлениями. Почему же Мустафа Кемаль Ататюрк и сейчас национальная гордость и святыня турецкого народа, а Ильич у нас даже в анекдотах в последнее время упоминаться перестал? Безусловно, это тема для большого и серьезного исследования, но нам кажется, что простое сравнение двух высказываний этих, несомненно, выдающихся исторических деятелей дает в какой-то степени правильный ответ: «Какое счастье быть турком!» и «На Россию мне наплевать, ибо я большевик».

image

Дом, где родился Ататюрк

Человек, который считал, что быть турком — это счастье, родился в 1881 году в городе Салоники (Греция). По отцовской линии Мустафа Кемаль происходит из юрюкского племени Коджаджык, представители которого в XIV–XV веках переселились из Коньи в Македонию. Юный Мустафа, едва достигнув школьного возраста, лишился отца. После этого отношения с матерью у Мустафы Кемаля складывались не совсем просто. Овдовев, она вышла замуж вторично. Личность второго мужа категорически не устраивала сына, и они прекратили отношения, которые восстановились лишь после разрыва матери с отчимом. После окончания школы Мустафа поступил в военное училище. Именно в этом заведении учитель математики добавил к имени Мустафа имя Кемаль (Kemal — совершенство). В возрасте 21 года он становится слушателем Академии Генерального штаба в Стамбуле. Здесь увлекается литературой, особенно поэзией, сам сочиняет стихи. После окончания военной академии Мустафа Кемаль участвует в офицерском движении, которое называло себя “движением младотурок” и стремилось произвести коренные реформы в политической структуре общества.

image

Мустафа Кемаль-паша при защите Дарданелл

Мустафа Кемаль проявил свои военно-стратегические способности на разных фронтах Первой Мировой войны — в Ливии, Сирии и особенно при защите Дарданелл от многочисленных сил англо-французской армии. В 1916 году он получает чин генерала и звание «Паши». Первая Мировая война заканчивается поражением и распадом Османской империи. Страны-победительницы — Англия, Франция, Греция и Италия оккупируют большую часть территории Турции. Именно в это время под руководством Мустафы Кемаля и начинается национально-освободительное движение турецкого народа против оккупантов. За победу над греческими войсками в битве при реке Сакарье (1921 год) ему присваивают чин маршала и титул «Гази» («Победитель»).

image

Ататюрк за работой

Война заканчивается в 1923 году победой турецкого народа и провозглашением независимого турецкого государства, а 29 октября 1923 года устанавливается республиканская власть в стране и первым президентом Республики Турция становится Мустафа Кемаль. Это было началом масштабных прогрессивных реформ, в результате которых Турция стала превращаться в светское государство с европейским обликом. Когда в 1935 году был принят закон, обязавший всех граждан Турции взять турецкие фамилии, Кемаль (по просьбе народа) принял фамилию Ататюрк (Отец турок). Мустафа Кемаль Ататюрк, долгое время болевший циррозом печени, скончался 10 ноября 1938 года в 9.05 утра в стамбульском дворце Долмабахче. 21 ноября 1938 года тело Ататюрка было временно предано земле у здания этнографического музея в Анкаре. После завершения строительства мавзолея Аныткабир на одном из холмов Анкары, 10 ноября 1953 года, останки Ататюрка с грандиозной церемонией погребения были перенесены на его последний и вечный погост.

Каждый политический шаг Ататюрка был просчитан. Каждое движение, каждый жест выверен. Он использовал данную ему власть не для получения удовольствий и не тщеславия ради, но как возможность бросить вызов судьбе. Есть мнение, что для достижения своих, несомненно, благородных целей Ататюрк считал, что все средства хороши. Но среди этих «всех средств» у него почему-то отсутствовали поголовные репрессии. Он сумел сделать Турцию светским государством, не прибегая к тотальным запретам. Ислам не подвергался никаким гонениям ни во времена Ататюрка, ни после, хотя сам Ататюрк был атеистом. И атеизм его был демонстративным. Это был политический жест. Ататюрк питал слабость к спиртным напиткам. И тоже демонстративно. Очень часто его поведение было вызовом. Вся его жизнь была революционна.

image

«Какое счастье быть турком!»

Его противники говорят, что Ататюрк был диктатором и объявил вне закона многопартийность, дабы получить абсолютную власть. Да, действительно, Турция его времени была однопартийной. Однако он никогда не был противником многопартийности. Он считал, что все слои общества имеют право и должны высказывать свое мнение. Но не получались тогда политические партии. Да и могли ли они появиться у народа, почти два столетия терпевшего поражение за поражением и утратившего национальное самосознание и гордость. Кстати, национальную гордость народу вернул также Ататюрк. В то время, когда в Европе слово «турок» употреблялось с оттенком пренебрежения, Мустафа Кемаль Ататюрк произнес свою великую фразу: «Не мутлу тюркюм дийене!» (турецк. Ne mutlu türk’üm diyene – Какое счастье быть турком!).

http://www.ataturk.com

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий