«Такие позывные случайно не даются»: Друзья Захарченко откровенно о самых страшных моментах жизни «Бати»

14 сентября прогремела еще одна, претендующая на звание сенсационной, новость о семье полковника Захарченко. На зарубежных счетах его отца, Виктора Захарченко, в швейцарских банках обнаружены 300 миллионов евро. По словам адвоката замначальника антикоррупционного управления МВД РФ, его отец – крупный финансист…

image
Фото: Преступная Россия

Если вспомнить недавнее интервью с однокурсником Захарченко, все родственники полковника в лихие 90-е были учителями. Жили очень бедно. Оттого невольно напрашиваются две мысли: или отцу полковника крупно повезло, он ушел в бизнес и стал валютным миллионером, или кто-то в этой истории врет.

Захарченко отрицает все, что ему вменяют: и злоупотребление полномочиями, и взятку в 7 000 000. И даже обнаруженные в машине деньги принадлежат, якобы, руководителю одной из строительных компаний, который готов предоставить следствию развернутые показания и документы, подтверждающие легальное происхождение средств.

Но если по словам адвоката, его подзащитный невиновен, то журналисты добыли совсем иную информацию.

Во-первых, по данным, «Ъ», Виктор Захарченко известен в банковской среде как автор различных финансовых схем. Когда у банков возникали трудности, их владельцы, якобы, шли к Захарченко и просили помочь в выводе денег. Дмитрий Захарченко помогал проводить операции. В частности, обращались за помощью к семье полковника и руководители «Нота-банка». Однако после арестов банкиров, эти деньги остались невостребованными и были найдены сотрудниками ФСБ.

Друга версия происхождения денег связана с некой группой людей, которая занималась «обналичкой» и выводом денег за границу. Группировку, якобы, контролировал полковник.Согласно этому предположению, квартира сестры офицера использовалась как банковское хранилище, но только не семейное, а корпоративное.

Меню
Артисты Кубанского казачьего хора: «Наш хор — это, как любовь. Один раз увидел и навсегда»
14.10.2020 20:45  
image
Кубанский казачий хор

Читать Телеканал Краснодар в:

Сегодня, 14 октября, прославленный кубанский коллектив отмечает 209-летие со дня образования.

Это единственный в России профессиональный коллектив народного творчества, имеющий непрерывную профессиональную историю с начала XIX века, говорят сухие строчки «Википедии». Но за статьей в словаре, названием и многочисленными регалиями ансамбля стоят люди, которых объединяет общая история, стремления. Их цель, в первую очередь, и это не пафосные слова, сохранить народную культуру кубанских казаков, передать песни наших предков следующим поколениям, привить и распространить любовь к исконному, русскому народному фольклору не только во всех регионах России, но и по всему миру. — Есть пара стран в Европе, где я не был, ну и еще, наверное, в Гренландии. А так объездил с концертами все страны мира. В Японии, например, побывал целых шесть раз. Кстати, в Японии в 1985, 1989 и 1991 годах я пел аутентичные японские народные песни. Как сейчас помню, Виктор Гаврилович Захарченко тогда дал мне запись на аудиокассете и сказал, Володя, через 20 дней в Японии будешь петь. Я вставляю кассету в магнитофон, а там просто какой-то беззубый дедушка из префектуры Миядзаки под барабан издаёт какие-то звуки. Язык, конечно, мы не понимаем. С точки зрения гармонического лада он тоже совсем другой. Но это никого не касается. Мне нужно было разбираться, понимать, записывать, учить и петь. И я разбирал каждый слог, каждую нотку и через 20 дней пел на японском. Оказывается, на юге Японии это очень популярная песня, — вспоминает солист Кубанского казачьего хора Владимир Заниздра. Заслуженный артист России смеётся, что после этого выступления стал почётным гражданином префектуры Миядзаки. Вообще, говорит, история коллектива тесно вплетена в его жизнь. В ансамбле Владимир встретил будущую супругу Ольгу, родились дети, потом внуки, а он продолжает трудиться в Кубанском казачьем хоре, вот уже 37 лет. — Россию исколесил вдоль и поперёк: от Калининграда до Владивостока, причем по несколько раз. У нас по стране бывают длительные гастроли. Сначала выезжаем автобусом в Ростов, потом Волгодонск, Волгоград и дальше также на автобусе едем в Пермь, Сургут, там пересаживаемся на поезд и едем дальше – Урал, Сибирь, Саратов, Самара, оттуда в Забайкалье, Хабаровск, Уссурийск и до Владивостока. Во Владивостоке уже садимся в самолет и летим в Москву или Краснодар, — продолжает Заниздра. Однако с марта из-за пандемии коронавируса у коллектива нет концертов, а значит и нет гастролей. За все годы существования коллектива такое впервые. Артисты говорят, что репетируют, конечно, с соблюдением всех санитарных правил, вот только зрителей не хватает. Сплошные репетиции – это, как «работа в стол». — Артисты теряют квалификацию, кураж. Кураж – это когда ты постоянно подпитываешься от зрителя. Сейчас же мы поём для себя, хлопаем. Самый главный критик наш – это зритель, только он может сказать – хорошо это или нет. Например, вот купят все билеты в кассе, это самая высокая оценка нашего труда, — добавляет заслуженный артист России.

личный архив Владимира Заниздры Артисты объясняют, что любовь зрителя – это химия. Её не увидеть, можно только почувствовать на концерте. Об этом говорит и солист Кубанского казачьего хора Иван Немченко. Спикер вспоминает, что первое фото в его Instagram-аккауне сделано в 2013 году, когда он только устроился на работу в коллектив. — Каждый раз ты заряжаешься эмоционально. Я имею в виду себя. Когда я выхожу к своему микрофону, когда исполняю произведение, а они все у меня в основном лирические или трагические, отдаешь песне всего себя. Зрители бывают разные: когда-то к тебе возвращается эта энергия, бывает, что люди сильно впитывают твою энергию, поглощают её. Зачастую конечно после выступления, после окончания концерта, силы словно по волшебному щелчку возвращаются, наступает такое умиротворение, осознание, что ты что-то сделал для людей, — рассказывает Немченко. Солист ансамбля переехал на Кубань из Барнаула. Говорит, «когда вышел из самолета, а это был июль, показалось, будто я в Индии – та же жара, те же запахи». Вот только улицы в Краснодаре совсем другие, летом обвитые зеленым виноградом, осенью шуршащие листвой с поспевшим орехом. За семь лет работы в казачьем хоре Иван с коллективом побывал во многих странах Европы, а еще в Японии, Тайване. Всегда зрители принимали благодарно, на Востоке даже топали, выражая высшую степень удовольствия выступлением артистов. — Коллектив у нас большой, много происходит интересных моментов, все они случаются за кулисами, и обо всех вряд ли можно рассказывать общественности. Но все всегда весело и позитивно. Хотя для меня кубанский казачий хор – это работа, не семья. Поймите правильно, в семье можно и подурачиться, и сделать что-то, за что тебя простят, а на работе нет. Тут нужна всегда дисциплина, — объясняет заслуженный артист Республики Крым Иван Немченко.
личный архив Ивана Немченко В Краснодар переехала и Евгения Джевага. Еще школьницей, учась на Украине, она мечтала о большой сцене и Кубанском казачьем хоре. Вспоминает, что летом после 11-го класса с мамой они отправились в далёкое путешествие на Кубань. На прослушивание попали к самим мэтрам – художественному руководителю Кубанского казачьего хора Виктору Захарченко и директору ансамбля Анатолий Евгеньевич Арефьеву. — В июне приходит телеграмма домой о том, что мы вас ждем вас в хоре. Мы были безумно счастливы. В июле 2005 года я уже приехала устраиваться на работу. Коллектив тогда как раз вышел из отпуска, у нас было собрание по случаю открытия нового трудового сезона. Меня представили всем, так началась моя трудовая деятельность. И знаете, я горда тем, что весь мой стаж, все 15 лет – это Кубанский казачий хор, — говорит Джевага. Девушка говорит, что самым знаковым и важным после устройства на работу, конечно, для нее стало сольное выступление на сцене Большого Кремлевского дворца по случаю 195-летия коллектива. Евгения Джевага всего год работала в ансамбле и уже такая ответственность. Но солистка справилась. Уверяет, что перед выступлением важен правильный настрой. Об этом говорит и бессменный руководитель Кубанского казачьего хора, человек-легенда, «глыба», как его называют сами артисты Виктор Захарченко. — Спасибо ему огромное, что 15 лет тому назад, он принял меня в коллектив. Огромная благодарность, что поверил в меня. Что я стала частью истории такого легендарного, знаменитого коллектива нашей страны и мира, который несет свою самобытную, неповторимую культуру. Непосредственно перед основными концертами Виктор Гаврилович проводит лично с нами репетиции, оттачивая каждую песню, звучание каждого инструмента. Он говорит, что важно понять, о чем поешь, увидеть эту картину перед глазами. Тогда будешь петь душой. Его песни имеют колоссальный смысл, нет пустой песни. Захарченко постоянно рассказывает нам истории из своей жизни, пытается на своем жизненном опыте донести до нас смысл того или иного произведения, чтобы мы, в свою очередь, передали настроение зрителю, — добавляет заслуженная артистка Кубани и Карачаево-Черкесской республики Евгения Джевага.
личный архив Евгении Джеваги Наша редакция присоединяется к поздравлениям, которые сегодня адресуют коллективу Кубанского казачьего хора. #праздник #казачество #Кубанскийказачийхор Новости СМИ2

Я не хочу рассказывать всю ее биографию, это можно легко прочитать в Википедии. Я хочу рассказать о том, какой она была. Про таких говорят — внутренний огонь. Вот и у Марины было огромное трудолюбие и жажда творения. Сам профессор Захарченко, который за свою жизнь видел многих прекрасных исполнителей, подмечал » Как в своё время Константина Станиславского поразил Фёдор Шаляпин, так и меня Марина Крапостина удивила соединением талантов. В ней, как и в Шаляпине, было всё: необыкновенной красоты голос, артистизм, тонкий вкус, память, человеческое обаяние и самоотверженное трудолюбие. Она стала соавтором многих моих песен. Пройдёт много лет, но песни её будут жить … Марина была необыкновенно талантливым человеком, равных ей я не встречал никогда «

Нельзя сказать, что она была счастлива в вопросе семьи. Она очень много работала, график гастролей был очень плотным и поэтому однажды ее муж покинул семью. Но Марина не сломалась. Ее энергия, можно сказать, часто подпитывала хор. Она была знаменитой. Гастролировала от Японии до Югославии. Одно из последних выступлений

Начиная рассказ, я сказал, что в таких людях словно есть внутренний огонь. Марина Крапостина, можно сказать, «сгорела». Весной 1999 у нее обнаружили рак мозга. Несмотря на операцию в нейрохирургической клинике им. Бурденко, рано утром шестого декабря 1999 года она скончалась, едва перевалив за 30 лет. Все, что у нас осталось — ее песни

Фото: globallookpress.com

Со смерти убитого в Донецке главы ДНР Александра Захарченко прошел год. По подозрению в причастности к убийству главы ДНР был задержан ряд лиц. В ходе допросов они признали, что действовали по указанию СБУ. Соратники Захарченко вспоминают, что «Батя» предчувствовал свою смерть. «Такие позывные случайно не даются», — говорят они и откровенно рассказывают о самых страшных моментах жизни «Бати».

Жительница Донецка и глава организации «Оплот Донбасса» Наталья Волкова был среди тех, кто находился рядом с главой ДНР Александром Захарченко во время покушения на его жизнь. Она рассказала Царьграду, как Захарченко стремился воспитать управленцев, которые бы защищали ДНР. «Мы осиротели», — говорит она, подчеркивая, что дети республики никогда не забудут «Батю».

Она отметила, что, безусловно, каждый житель Донецкой Народной Республики и при жизни Александра Владимировича, и сейчас, когда нет его, вспоминает Захарченко как героя республики.

«Очень много сделал для независимости нашего государства, для развития нашего государства, — рассказывает Наталья Волкова. — Он очень много вложил в экономику, в построение такого социализма, нового социализма в республике. И каждый, конечно, вспоминает и понимает, что это утрата, которую очень тяжело переоценить. Потому что республика потеряла своего Батю. Это вот Александра Владимировича звали Батей. И это было не просто так. Все его считали своим отцом. Вся республика считает его своим отцом. И вот мы осиротели».

«Все работали по зову сердца»

Она вспоминала, что когда Захарченко был жив, они часто вели «серьезные разговоры о будущем». Именно с его подачи была создана молодежная организация «Оплот Донбасса».

«Первые наши шаги начинались с того, он нам как-то сказал, что я хочу посмотреть, как вы работаете, — вспоминает Волкова. — Нас как бы никак не ограничивали, нам разрешали реализовывать все наши идеи. Не было никак определенных рамок: вы это должны делать, а это нет. Мы работали по зову сердца. Потому что каждый из нас патриот республики».

Волкова подчеркнула, что Захарченко всегда стремился к тому, чтобы в республике были управленцы, которые могут защищать республику – не только на поле боя, но и в политике.

Однажды Александр Захарченко рассказал, что было в Дебальцево. Он увидел, как со стороны шел обстрел. И осколок от снаряда прилетел беременной женщине в живот. Это была девочка лет 19. И живот уже был большой.

«И вот после таких садистских ситуаций, как поступает украинская сторона с нами, становится всё четко и понятно. Мы никогда не будем ни братьями, ни одним государством, — говорит Волкова. — Как-то была встреча у нас с ОБСЕ. Он задал один очень неудобный вопрос. После чего его больше не пускали на эти встречи. Он спросил: «А сколько детей были убиты на украинской стороне, от снарядов ДНР?» И они сказали, что они не знают, они не владеют информацией. А у нас это сотни. Это сотни детей… Он это рассказывал настолько эмоционально, что сидели люди и плакали просто. Просто плакали. Я думаю, что осознаются масштабы, и то, что, понятно, многие жители Донецкой Народной Республики разное видели на этой войне. Но такое, конечно, да, это никогда не прощается, это никогда не забывается».

За несколько часов до смерти: «Взгляд был тревожный»

Волкова подчеркивает, что Захарченко всегда боролся за правду. И, по словам Волковой, Захарченко был готов умереть ради ДНР.

«Он всегда так говорил. Даже перед этой страшной трагедией Александр Владимирович чувствовал. Все его друзья, знакомые, я в том числе, мы это видели. Он даже говорил, что, вот, ребята, держитесь вместе. Если вдруг что-то случится. В открытую, конечно, не говорил, но… А после его гибели как бы всё стало ясно. Ну, единственное, что могу сказать, при всем том, что он чувствовал, он не закрылся где-то дома или у себя в кабинете. Он ездил, он работал, он выполнял долг главы Донецкой Народной Республики. Зная о том, что он ходит под прицелом».

Волкова признается, трагические события 21-го августа вспоминала с трудом – «по крупицам».

«У меня травма головы была серьезная. Единственное, что у меня постоянно в голове – его взгляд. Утром мы встретились у него в кабинете… Я, когда вспоминаю тот день, первое, что я представляю, это именно этот взгляд. Он был тревожный, что ли. Тяжело говорить».

Волкова говорит, что для тех, кто лишил республику «Бати», даже смерть не будет высшим наказанием.

Она напомнила, что сейчас стоит жить, опираясь на слова Захарченко:

«Мы все должны жить свободно, поступать по совести и ко всему относиться справедливо».

«Так немцы стравливали партизанские отряды»

Спецкор «КП» Дмитрий Стешин в программе Царьграда «Честный Фрэнк» рассказал, что подозревает в убийстве Захарченко СБУ.

«И всех командиров убили, что бы там ни рассказывали, — говорит Стешин. — Первый же у нас погиб Леша Мозговой. Когда мгновенно, сразу же после его смерти, начали разгонять информацию о том, что его убили, значит, какие-то кремлевские спецназовцы, бандитские разборки внутри республик и так далее. Это со второго курса института, где учат пропагандистов, двойная отработка. Немцы это применяли еще в контрпартизанской борьбе, когда стравливали между собой партизанские отряды».

По словам Стешина, это «моссадовская система работы». То есть устранение лидеров в первую очередь.

«Никто не берег себя. Мотор, за пять дней до смерти мы с ним встречались в Донецке. Мы с ним сидели просто в кафе «Легенда». Вот так, значит, сидел Абхаз, с автоматом в одну сторону, по улице смотрел. Чуть дальше сидел Малой, в другую сторону, вдоль улицы смотрел. А мы сидели с Мотором разговаривали на открытой веранде. Вот и вся безопасность. Причем он мне тогда, во время того разговора, сказал вдруг: знаешь, а я знаю, когда я умру. Я, говорит, скоро умру. Но я, говорит, к этому готов, так надо, и никаких сожалений у меня нет. Я даже не нашелся, что ему ответить».

«Он ничего не боялся принципиально»

Писатель Захар Прилепин в беседе с Царьградом вспоминает, что ему Александр Захарченко говорил: «Меня, Захар, предадут, предадут, ну не все, но самые близкие».

«Я не помню, сколько там было на него покушений, 30 или 80. Но очень много. Потому что когда я общался с главами разных спецслужб, они начинали мне загибать пальцы: там, там, там, здесь заряды, там снайпера, тут еще что-то, здесь выявили, там заехали, там взяли заранее. Просто волосы на руках шевелились, — говорит Прилепин. — Тем не менее все это на себе тащил. Тащил, тащил, тащил, тащил. Это, конечно, идеализм в абсолютной степени. Идеализм, неведомый просто всей этой нашей сволоте, которая по этому поводу кривит свои тусклые лица».

Также Прилепин вспомнил и такие ситуации.

«Был один трагический момент. Ну, допустим, на Саур-могилу когда он заходил. Он там завозил какие-то вещи. Мы там держали оборону, заходил несколько дней, и остался на гораздо больший срок. А Саур-могила была наша, и была окружена многократно, несоизмеримо просто колоссальным количеством вооруженных сил Украины. И там… Но это, знаете, это всё происходит на уровне каких-то вот…

Никто это не рассказывает, как летописцы пишут эту историю. Это на уровне какой-то фактологии, какого-то вспомнившегося факта. Вот, он вспоминал эту… на Саур-могиле эту ЗУшку, зенитную установку, которая была разнесена просто в хлам, и они там ее просто устанавливали, там не помню, на что, просто… погибла, как настоящий боец, ЗУшка. Или про … это было на территории Луганской республики, когда сносили раненых ополченцев в овраг, в буерак.

И ВСУшники пробили, узнали про это. Ну, по крайней мере, они узнали, что там большое скопление бойцов. Может, они не знали, что они раненые. Наверняка сразу увидели. И находился Захарченко на другой стороне, не мог он и его бойцы немедленно туда попасть, стремительно. И танк пошел, и поехал прямо по раненым, стал давить. И там боец один с несколькими гранатами бросился под колесо и танк подорвал. И он говорит: мы не знаем его имени, и никогда не узнаем.

Много там было разнообразных историй. Когда он не обменял, а отпустил сразу очень большое количество пленных украинских [военных]. Это известная история. Потом даже немножко и переживал по этому поводу. Когда те не хотели меняться толком уже. Про аэропорт, конечно, много рассказывал».

Об этой истории вспомнил в разговоре с «Честным Фрэнком» и Стешин: «Когда он на Саур-могилу ездит, чуть ли не за неделю до своей смерти, девять фугасов сняли по обочинам. То есть его реально охотили. Он ничего не боялся принципиально. Я же видел его, как его увозили раненого из Дебальцево. Когда он бросил охрану там, натопал на охранников ногами, полез вперед. Его ранили».

Вспомнил Стешин и о еще одном покушении на «Батю»: «Его пытались в клубе «Артемида» подорвать, из-за батареи вытащили несколько кило пластида, нашли украинца, который его привез там. Причем там даже не пластид, какая-то вообще была спецвзрывчатка».

Глава ДНР Захарченко был убит 31 августа 2018 года путем взрыва бомбы, спрятанной внутри кафе «Сепар» в самом центре Донецка. Вместе с руководителем республики тогда погиб его охранник. Кроме того, тяжелые ранения получил министр доходов и сборов Александр Тимофеев. Президент России Владимир Путин назвал убийство главы ДНР подлым и подчеркнул, что те, кто выбрал путь террора, не хотят искать мирное решение конфликта.

Читайте также:

Кто убивает лидеров ДНР и сбивает самолёты над Донбассом «ПИК» сносит Москву: вместо госпиталей и хлебозаводов – общежития для мигрантов «Мы осиротели»: Соратники Захарченко вспоминают, как он стремился воспитать управленцев, которые бы защищали ДНР

Навстречу мечте 

Не каждому музыканту дано стать солистом филармонии, многие стремятся к этому десятилетиями, но так и не добиваются по- ставленной цели. Яркость дарования Марины Гольченко настолько выделяла ее среди артистов, что после окончания института им. Шевченко в Луганске 20-летнюю девчонку сразу же взяли в штат, а через две недели – и в солисты театра «Славия». 

– В начале нулевых люди жили тяжело, и мне надо было просто найти работу. А тут такое доверие оказали! Конечно, я была несказанно рада и сразу же включилась в творческий процесс. Нагрузка была большой, но я просто рвалась навстречу мечте, – вспоминает она. 

И фортуна ей вновь улыбнулась. Вскоре их театр в составе творческих коллективов Украины отправился в Краснодар на фестиваль Кубанского казачьего хора «Золотая весна», где на нее обратил внимание наш знаменитый маэстро – руководитель коллектива Виктор Захарченко. 

– Было очень почетно пройти прослушивание, ведь Кубанский казачий хор хорошо известен и за пределами России, но остаться работать в новом коллективе достаточно страшно. Я понимала, что масштаб работы и нагрузка здесь несоизмеримо выше, как впрочем, и ответственность. Переехать в Краснодар было рискованным шагом, но я решилась, – рассказывает Марина. 

Стараниями руководства ей с мужем сразу дали комнату в общежитии, однако вскоре они разошлись. 

– Мы познакомились с ним в «Славии». У творческих людей вообще все происходит на работе: там и дети рождаются, и семьи создаются. И возможно, если бы у него была другая профессия, наша жизнь с ним сложилась бы иначе. Но у него сработала артистическая ревность, причем очень остро. В большом казачьем коллективе, где каждый знает себе цену и понимает, зачем сюда пришел, он не смог найти себя. Сольных вещей ему не давали, а просто хористом он быть не хотел, – делится воспоминаниями Марина. – Через полгода он вернулся в Луганск, а я осталась. 

Концерты, гастроли, сессия МОК

Концертная жизнь Марину захватила полностью: она с коллективом объездила всю Россию, Белоруссию, Украину, Европу и множество других стран, в том числе Марокко и Мадагаскар. Но больше всего ей запомнилась поездка в Гватемалу летом 2007 года. В то время принимали решение о месте проведения Олимпиады в 2014 году. 

– Мы жили прямо у подножия действующего вулкана. Жаркий тропический климат с постоянной сменой погоды с сухой на влажную сказывался на связках, но мы, вдохновленные тем, что Олимпиада состоится в Сочи, все равно работали на подъеме, – рассказывает Марина. – Впечатлила жуткая бедность местных жителей и при этом шикарная объемная многослойная культура. Пожалуй, именно оттуда я привезла самые интересные сувениры. 

На местном рынке, в ассортименте которого было абсолютно все – от кожи и серебра, она обратила внимание на тарелку, но не фабрично-сувенирную, а настоящую, кустарную, с залитым глазурью изображением индейцев. Говорит, сувенир до сих пор висит у друзей на стене и выделяется своей энергетикой. 

По мнению Марины, красивые женщины есть в каждой стране, но россиянок всегда из толпы выделяют, и дело вовсе не в одежде. 

– Ветровка, джинсы, кроссовки – и все. Ведь времени, чтобы привести себя в порядок, насладиться атмосферой незнакомого города и успеть купить интересный сувенир, на гастролях совсем немного. На каблуках я предпочитаю только в России ходить, а по булыжным мостовым Венеции – в удобной обуви, – отмечает она. – Видимо, нас отличает какая-то теплота, благодаря которой нас часто окликают: «Русишь?!» – и улыбаются в ответ. 

Семья и другие ценности

И хотя поклонников и почитателей творчества у красавицы-солистки хора предостаточно, вновь завоевал ее сердце коллега – флейтист оркестра Андрей. Вместе они в счастливом браке уже более 10 лет. 

– Я ему сразу понравилась, но наши отношения сложились непросто, – вспоминает Марина. – Дело в том, что у Андрея уже была семья, и нам пришлось через многое пройти. Его уход от семьи был мучителен, страдали все. Конечно, это сказывалось и на творческой работе, и на личных отношениях. В коллективе о наших отношениях знали, с нами беседовал даже Виктор Гаврилович. Но это была любовь, и мы выстояли. 

В загс молодые едва не опоздали. В тот день был запланирован выездной концерт хора, и они едва сумели отпроситься. Во время церемонии оказалось, что обручальные кольца они оставили в сумке при входе, и регистрация прошла без них. После, сорвав зубами бирки, они «окольцевали» друг друга под аплодисменты друзей. И пошли гулять по городу. 

– Я не ставлю карьеру и творчество выше интересов семьи. Когда появилась дочь Диана, поняла, что работать с длительными гастрольными выездами больше не смогу. 

Посоветовавшись с руководством, она перешла работать в «Благовест» – небольшой камерный коллектив, который готовит тематические программы разных жанров. Теперь исполняет и рок, и джаз, и академические произведения, в то же время как солист Кубанского казачьего хора продолжает выступать с народными песнями на концертах хора. Сейчас, когда дочка уже подросла, Марина снова стала выезжать на гастроли. 

– Не все коллективы могут позволить себе такое отношение к сотрудникам, и я очень благодарна руководителю. До сих пор не знаю, почему так ко мне отнеслись. Наверное, когда на протяжении 10 лет работаешь по 24 часа в сутки, то коллектив становится твоей семьей, и руководитель, как отец, чувствует ответственность за твою творческую судьбу, – размышляет она. 

Сегодня Марина счастлива. Ей нравится ухаживать за мужем, встречать его горячим ужином после работы, обсуждать нюансы их творческой работы. 

– У нас никто ничего не должен друг другу, мы все делаем сообща. Хотя мужских обязанностей я не касаюсь, – рассказывает она. – Мы любим вместе смотреть фильмы, ходить по магазинам, сидеть в кафе, просто проводить время. Мы никогда не ссоримся. Все нас спрашивают: как у нас так получается? Просто мы стремимся сделать друг друга счастливее. 

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий