Значение ЕРМОЛОВ АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ в Краткой биографической энциклопедии

Ермолов Алексей Петрович

image

— генерал от инфантерии (1772-1861); происходил из старинной, но небогатой дворянской фамилии Орловской губернии; еще в малолетстве был записан в л.-гв. Преображенский полк. Полученное им домашнее воспитание Ермолов впоследствии дополнил большой начитанностью. Боевое поприще начал в артиллерии, под начальством Суворова. В 1798 г., в чине подполковника, внезапно подвергся опале [от взбалмошного императора Павла], заключен был в крепость, а затем сослан на жительство в Костромскую губернию, где воспользовался свободным временем для основательного изучения латинского языка. С воцарением императора Александра I Ермолов был снова принят на службу и принимал деятельное участие в кампаниях 1805-07 гг. Будучи начальником штаба армии Барклая-де-Толли, особенно отличился в Бородинской битве, где вырвал из рук противников взятую уже ими батарею Раевского. В 1813 и 1814 гг. командовал разными отрядами.

В 1817 г. Ермолов назначен главноуправляющим в Грузию и командиром отдельного кавказского корпуса. Представленный им Александру I план действий на Кавказе был одобрен, и с 1818 г. начинается ряд военных операций Ермолова в Чечне, Дагестане и на Кубани, сопровождавшихся постройкой новых крепостей (Грозная, Внезапная, Бурная) и наведших сильный страх на горцев. Он подавил беспокойства, возникшие в Имеретии, Гурии, Мингрелии, и присоединил к русским владениям Абхазию, ханства Карабагское и Ширванское. Гражданское управление краем обнаружило в Ермолове выдающиеся способности администратора и государственного человека: благосостояние края увеличилось поощрением торговли и промышленности; кавказская линия перенесена на более удобную и здоровую местность; организованы лечебные учреждения при местных минеральных водах; значительно улучшена Военно-Грузинская дорога; на службу за Кавказом привлечены люди даровитые и образованные.

В 1826 г. совершился перелом в жизни и службе Ермолова. Хотя он, озабоченный усилением персиян на наших границах, неоднократно и настоятельно требовал присылки на Кавказ новых войск, но его опасениям не давали веры, а потому, при внезапном вторжении полчищ Аббаса-Мирзы и вызванном им мятеже магометанского населения, малочисленные войска наши очутились в трудном положении и не могли действовать с желаемым успехом. Неудовлетворительные известия из Закавказья вызвали неудовольствие императора Николая против Ермолова; в Грузию, как бы в помощь Ермолову, послан был генерал-адъютант Паскевич, которому поручено было лично от себя доносить обо всем императору. Это подало повод к неудовольствиям между обоими генералами, которых не мог прекратить и посланный для того Дибич. В марте 1827 г. Ермолов просил увольнения от службы, покинул Кавказ и окончательно удалился от дел, хотя через несколько лет получил звание члена Государственного совета. Последние годы своей жизни он проживал частью в своем орловском имении, частью в Москве, где пользовался особенным почетом и уважением. В войну 1853-56 гг. москвичи избрали его начальником ополчения своей губернии; но звание это было лишь почетным, так как престарелый Ермолов неспособен был больше к военной деятельности.

image

Памятник А. П. Ермолову в Орле

Ср. записки Ермолова: «Материалы для Отечественной войны 1812 г.», М.,1864 г.; «Русская Старина» и «Русский Архив» разных годов.

Энциклопедия Брокгауз-Ефрон 

Смирись, Кавказ: идёт Ермолов!

Кавказские племена. «Мирные» и «немирные» горцы. Зверские нападения горцев на русское население. Бой Тиховского с черкесами у Ольгинского кордона. Атаман Бурсак. Война с персами 1804-1813. Разгром Аббаса-Мирзы генералом Котляревским. Прибытие Ермолова на Кавказ. Тактика Ермолова. Русские крепости, прокладка дорог. Основание Грозного (Грозной) (1818). Ермолов и солдаты. Дальнейшее расселение русских на Кавказе. Русские герои кавказской войны. Генерал Мадатов. Генерал Максим Власов. Кази-Мухаммед и мюридизм. Основание Майкопа. Бойня в Герзель-ауле. Пушкин о Ермолове. Отзыв Ермолова с Кавказа

Когда мы читаем о сражениях с Наполеоном, надо помнить, что в это же время не утихала еще одна война. О ней еще не шумела мировая пресса, ее не обсуждали в великосветских салонах. Но бои шли ничуть не менее жестокие, подвиги совершались не менее  героические, раны были не менее болезненными, а погибших оплакивали в станицах не менее горько. Эта война гремела в камышовых зарослях Кубани, на перекатах Терека, в горных теснинах и непроходимых лесах.

Огромный массив Кавказа населяло множество племен и народов. В западной части жили шапсуги, бжедуги, натухаевцы, хатукаевцы, абадзехи, убыхи, темиргоевцы, егерукаевцы, махошевцы, бесленеевцы, абадзины (эти племена обобщенно называли «черкесами»). В центральной части хребта обитали карачаевцы, кабардинцы, балкарцы, осетины. В восточной — карабулахи, чеченцы, ингуши, кумыки, даргинцы, лакцы, аварцы, табасаранцы, лезгины. Далеко не все были врагами России. Ее сторону держали осетины, из-за чего противники так и не смогли сомкнуться единым фронтом, и выделились два участка линии — Западный и Восточный. Впрочем, и остальные народы жили раздробленно, одни оставались «мирными», другие «немирными» (но вчерашние «мирные» очень легко переходили в «немирные»). В Дагестане русским союзником выступал шамхал Тарковский, а враждебные силы группировались вокруг казикумухского Сурхай-хана. В других местах появлялись свои лидеры, в Чечне — Бейбулат, в Кабарде — Джембулат, на Кубани — Казбич.

Памятник А. П. Ермолову в Орле 

В Чечне руководил сам Ермолов, были взяты и разрушены базы налетчиков в Атаги, Чахкери, Шали, Гехи, Дауд-Мартане, Урус-Мартане, Рошни-Чу. Мятежники согласились на переговоры. Но 16 июля 1825 г., когда в Герзель-ауле съехались командующий войсками линии Лисаневич, комендант Грозной Греков и 318 горских старейшин, в ходе встречи фанатик бросился с кинжалом и убил обоих генералов. Увидев это, солдаты разъярились, бросились в штыки и перекололи старейшин, хотя многие из них были сторонниками мира. И мятеж полыхнул с новой силой. Только зимой и весной 1826 г. Ермолову удалось подавить его, разгромив Кази-Мухаммеда под Чахкери и уничтожив ряд сел. Но… уже и в те времена «передовая общественность» принимала сторону врагов своего народа. Космополитизированные столичные дамы и господа читали в английских и французских газетах о «зверствах русских на Кавказе». Этим дамам и господам никогда не грозил черкесский или чеченский набег, не их детей угоняли в рабство, не их родителям перерезали глотки. И «общественное мнение» поднимало возмущенный вой. Когда Пушкин воспел Ермолова, П. А. Вяземский писал ему: «Ермолов! Что тут хорошего? Что он, как черная зараза, губил, ничтожил племена? От такой славы кровь стынет в жилах и волосы дыбом становятся. Если бы мы просвещали племена, то было бы, что воспеть. Поэзия — не союзница палачей…» Подобное «общество» влияло и на царя. Против Ермолова сыграло и восстание декабристов, которые почему-то рассчитывали на сочувствие генерала (чего и в помине не было). А когда он публично повесил одного из предводителей чеченского мятежа, получил строгий выговор из Петербурга и вскоре был заменен генералом И.Ф. Паскевичем. Были отозваны с Кавказа братья Вельяминовы, Мадатов, а Власов 3-й за «излишнюю жестокость» в походах против черкесов отдан под суд. Новая администрация получила инструкции «просвещать» горцев и вернуться к мягким мерам.

Из книги Валерия Шамбарова «Казачество: спасители России»

Александр Сергеевич Пушкин. Кавказский пленник. Эпилог: «Смирись, Кавказ: идёт Ермолов!»

…И воспою тот славный час, Когда, почуя бой кровавый, На негодующий Кавказ Подъялся наш орел двуглавый; Когда на Тереке седом Впервые грянул битвы гром И грохот русских барабанов, И в сече, с дерзостным челом, Явился пылкий Цицианов; Тебя я воспою, герой, О Котляревский, бич Кавказа! Куда ни мчался ты грозой — Твой ход, как черная зараза, Губил, ничтожил племена… Ты днесь покинул саблю мести, Тебя не радует война; Скучая миром, в язвах чести, Вкушаешь праздный ты покой И тишину домашних долов… Но се — Восток подъемлет вой!.. Поникни снежною главой, Смирись, Кавказ: идет Ермолов! И смолкнул ярый крик войны: Все русскому мечу подвластно. Кавказа гордые сыны, Сражались, гибли вы ужасно; Но не спасла вас наша кровь, Ни очарованные брони, Ни горы, ни лихие кони, Ни дикой вольности любовь! Подобно племени Батыя, Изменит прадедам Кавказ, Забудет алчной брани глас, Оставит стрелы боевые. К ущельям, где гнездились вы, Подъедет путник без боязни, И возвестят о вашей казни Преданья темные молвы. О юный вождь, сверша походы, Прошел ты с воинством Кавказ, Зрел ужасы, красы природы: Как с ребр там страшных гор лиясь, Ревут в мрак бездн сердиты реки; Как с чел их с грохотом снега Падут, лежавши целы веки; Как серны, вниз склонив рога, Зрят в мгле спокойно под собою  Рожденье молний и громов…

  • Вы здесь:  
  • История России
  • Ермолов Алексей Петрович

Ещё по теме…

История

2021-05-10 15:00:05

Вокруг портрета Алексея Петровича Ермолова и сегодня не умолкают споры. Одни считают его деспотом и угнетателем, который планомерно осуществлял царскую политику геноцида народов Кавказа. Другие – дальновидным политиком, который сделал немало полезного для Кавказского региона. Прославленный генерал действительно славился жестокостью. Как он ее объяснял и мог ли он поступать иначе? Попробуем разобраться.

Живите смирно!

Историк Владимир Лесин в книге «Генерал Ермолов» указывает, что во время тщательного изучения биографии «грозы Кавказа» он не выявил ни одного эпизода, когда генерал проявил жестокость без причины. Массовые казни были ответом на разбои, грабежи, убийства и изнасилования, которыми сопровождались набеги горцев на казацкие поселения. Не оставлял без жесткого ответа Ермолов и подлые убийства русских солдат и офицеров.

Не было дня, чтобы горцы не совершили набега. Они нападали на беззащитных женщин и детей, работавших в полях, и угоняли их в плен. Забирали лошадей и скотину. Вламывались в дома, грабили и насиловали. Для прекращения бесчинств Ермолов приказал вешать пойманных разбойников без пощады, а «сочувствующих местных» предупредил: если будут укрывать грабителей, поплатятся сожженными жилищами и жизнью. Такой принцип «круговой поруки» работал: каждый мирный горец сто раз думал, прежде чем прятать разбойника в своем доме.

Ермолов неоднократно призывал горцев к миру. Советовал «не делать воровства, грабежей и смертоубийства». Тем, кто откажется от борьбы, а займется «хлебопашством и скотоводством», обещал спокойствие, богатство и счастье. В противном случае – «за всякое буйство» платить придется головой.

Снисхождение – знак слабости

«Грозный Ярмул» (так уважительно называли Ермолова горцы) уверял: «жестокость здешних нравов нельзя укротить мягкосердечием». Мог ли «гроза Кавказа» выбрать другую стратегию? Вряд ли. Владимир Лесин справедливо отмечает, что накануне вступления Ермолова в должность ситуация в Кавказском регионе обострилась до предела. Он понимал: его предшественники «избаловали» местную знать и «подобную им каналью». Действия генералов Цицианова и Ртищева были зачастую не менее жесткими, чем ермоловские, но они вынужденно заигрывали с ханами, переписывались с ними «как с любовницами», уговаривали, умасливали деньгами и подарками.

Историк Василий Потто о сложившейся ситуации писал как о «сношениях мирного характера», в которых Россия выступает в качестве «данницы». В столице считали, что с горцами можно заключить мирный договор и «успокоить» рублем. Поэтому многие ханы получали жалование от царя, а при обострении ситуации с ними старались договориться мирно. И при этом всякий прекрасно знал: верить обещаниям горцев нельзя. С какой легкостью они дают слово, с такой же его и нарушают.

Ермолов перестал ходить на поклон и просить. Он требовал и угрожал. «Остерегайтесь! – писал генерал. И напоминал: насколько безмерно он уважает «спокойных и кротких», настолько же страшно карает «дерзких и своевольных». И прибавлял: «Я терпеть не могу беспорядков, но еще сильнее – что местные народы противятся власти государя». Как русский офицер он был обязан выполнить приказ любым способом. И, как известно, «на войне все средства хороши».

Терпению есть предел

Однако не стоит думать, что Ермолов рубил с плеча. Он обладал мудростью и готов был «сносить досады и потери». Но лишь до поры до времени. Он часто терпел, будучи уверен, что горцы «будут вынуждены обратиться к жизни спокойной».

Ошибочно полагать, будто Ермолов относился к горцам с пренебрежением, считал их диким и недостойным противником. Хотя тех же чеченцев он называл гнусными, коварными и преступными, но одновременно писал, что нет народа «более сильного», живущего в абсолютном равенстве и не признающего «никаких властей».

Заставить бояться!

В статье Л. Федосеевой «Ермолов на Кавказе» верно подмечено, что высокопоставленные чиновники, сидевшие в столице и смутно представлявшие реалии Кавказа, ошибочно полагали, что стабилизировать ситуацию возможно «мирными переговорами» и «экономическим давлением».

Генерал Ермолов, знавший положение изнутри, обвинял Петербург «в полном незнании обстановки» и придерживался кардинально противоположной позиции. Он знал, что горцы считают русскую снисходительность признаком слабости. Поэтому когда Ермолов представлял Александру Первому план военно-административной деятельности, он упирал на то, что «установить мир на существующих условиях невозможно. «Надо заставить горцев уважать русское имя, – писал генерал. – Дать почувствовать мощь России и заставить себя бояться». Подобного добиться можно лишь силой, потому как горцы признают только ее.

Нет надобности в этой сволочи!

Алексей Петрович ценил слово и верил ему. Он не прощал предательства. Поэтому вполне объяснимо, почему ханы, «помогавшие» русским усмирять мятежников, вызывали у Ермолова столько негодования. Они присягали на верность России, получали генеральские чины и жалованье, но зачастую предавали, поддерживали мятежников или становились негласными организаторами сопротивления. Л. Федосеева приводит ермоловскую фразу о том, что русские «не имели ни малейшей надобности в этой сволочи». И это не говорит о том, что Ермолов не уважал союзников. Он лишь видел их реальное лицо.

В переговорах с правителями акушинцев, даргинцев, цудахаринцев Ермолов напоминал о «великодушном расположении» русского царя. О том, что Россия не нарушает местные обычаи, уважает веру горцев, не претендует на их собственность и «ничего не требует». И предупреждал: оскорбление и вред подданным русского государя «наказываются строго». Особенно «ужасное мщение» Ермолов обещал, если пленные солдаты не будут «немедленно возвращены».

Осененный крестным знамением

Ермолов не давал слабины не только горцам, но и собственным подчиненным. Он не прощал неоправданной жестокости, пьянства, разгильдяйства, предательства. И неоднократно цитировал Евангелие: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». В «Кавказских буднях генерала Ермолова» С. Гайдамак приведены воспоминания современников о чудо-богатырях, которые с верой в Царствие Небесное и под крестным знамением без страха погибнуть шли в атаку.

Ермоловский план «усмирения горцев» приняли на Кавказе с воодушевлением, при этом генерал издал указ, что ни при каких обстоятельствах русские солдаты и офицеры не должны порочить веру горцев. «Дабы не утратить доверие», строго-настрого запрещалось обманывать местных. Беззащитного или «бросившего оружие» полагалось «щадить непременно».

Вы – не рабы! Рабы – не вы!

Наблюдая за бесправием простых горцев, Ермолов считал одной из важнейших задач – «помешать делать злодейства» грузинским князьям в отношении своих подданных. Его нельзя назвать защитником «сирых и угнетенных», потому как простым горцам в случае нарушения договоренностей тоже от Ермолова доставалось. Но он пресекал произвол, при котором «ханы резали носы и уши» провинившимся соплеменникам.

Одной из заслуг генерала несомненно следует считать отмену рабства. Как писал Грибоедов в путевом дневнике по дороге в Тифлис, «на базаре прежде Ермолова» продавали пленников, а «нынче самих продавцов вешают». Без жестокости искоренить варварство было невозможно. Да, Ермолов стирал с лица земли непокорные аулы, заставлял непокорных уходить в горы, казнил мятежников, работорговцев и предателей, но одновременно закладывал крепости, строил школы, прокладывал дороги.

Генерал использовал методы борьбы, задолго до него сложившиеся на Кавказе. Он всегда брал аманатов (заложников), которых без пощады казнили при обмане, предательстве или нарушении договоренностей. «Из человеколюбия бываю строг неумолимо», – писал Ермолов. Он твердо верил: одна казнь спасет от гибели сотни русских. И тысячи мусульман – от измены.

И последнее: могла ли Россия в принципе отказаться от притязаний на Кавказ? Приведем мнение известного писателя Хаджи-Мурата Мугуева, изложенное в статье И. Хугаева «К переписке Хаджи-Мурата Мугуева и Халида Ошаева». «Завоевание Кавказа», несмотря на пролитые обеими сторонами реки крови, было делом прогрессивным и оправданным дальнейшей историей. Хотя бы потому, что Ермолов «русским присутствием» защитил горцев от подчинения Турции и Персии. Какая жизнь ожидала бы «вольные народы» в составе этих стран? Была бы политика турецких и персидских наместников менее жестокой и более терпимой, чем ермоловская? Сам Ермолов был убежден, что действует во благо.

Читайте также: Рекомендуемые статьи Макария Смоленская: какие события предсказала России схимонахиня-пророчица Убыхи: что случилось с самым суровым народом Северного Кавказа Удэгейцы: почему этот уникальный народ находится на грани исчезновения Редактировать

Биография

24 мая (4 июня) 1777 года — 11 (23) апреля1861 года Добавить фотографию Русский военный и государственный деятель, генерал от инфантерии (1818) и от артиллерии (1837). Герой Отечественной войны 1812 года, участник Кавказской войны 1817-1864 годов. А. П. Ермолов родился 24 мая (4 июня) 1777 года в Москве, в семье отставного майора артиллерии Петра Алексеевича Ермолова (1747-1832), мценского уездного предводителя дворянства. Учился в Московском университетском благородном пансионе. В 1787 году А. П. Ермолов был записан унтер-офицером в Лейб-гвардии Преображенский полк. В 1791 году он был произведен в поручики и с чином капитана выпущен в Нижегородский драгунский полк. С конца 1792 года А. П. Ермолов — старший адъютант генерал-прокурора графа А. М. Самойлова. С марта 1793 года он был квартирмейстером 2-го бомбардирского батальона. С октября 1793 года – репетитор (младший преподаватель) в Артиллерийском инженерном шляхетском корпусе. А. П. Ермолов служил под командованием А. В. Суворова в Польской кампании 1794-1795 годов. Командовал батареей при штурме Праги, за отличия был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Участвовал в Персидском походе 1796 года, за командование батареей при осаде крепости Дербент в мае 1796 года был удостоен ордена Святого Владимира 4-й степени с бантом. В первые годы царствования Павла I А. П. Ермолов был членом тайного Смоленского офицерского политического кружка. В ноябре 1798 года он был арестован по обвинению в антиправительственной деятельности, содержался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. Вскоре А. П. Ермолов был освобожден, а следствие по его делу прекращено. Однако через две недели Ермолов был вновь арестован и сослан «на вечное житье» в Кострому. С воцарением Александра I в 1801 году он был помилован и возвращен из ссылки. С июня 1801 года А. П. Ермолов командовал конно-артиллерийской ротой. Он участвовал в Русско-австро-французской войне 1805 года и Русско-прусско-французской войне 1806-1807 годов. В сражении при Прейсиш-Эйлау (1807) полковник Ермолов командовал конной артиллерией, своими действиями обеспечил перелом в битве в пользу русской армии. Был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени и обратили на себя внимание военачальников. С августа 1807 года А. П. Ермолов командовал 7-й артиллерийской бригадой в составе дивизии генерала Д. С. Дохтурова. За отличия в сражении при Гутштадте (1807) был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени. В сражениях при Гейльсберге и Фридланде А. П. Ермолов командовал батареями левого фланга, проявил храбрость и выдающиеся способности артиллерийского начальника. В 1807 году А.П.Ермолов подал в отставку из-за разногласий с А. А. Аракчеевым, но по просьбе Александра I остался в армии. В марте 1808 года он был произведен в генерал-майоры и стал одновременно инспектором конно-артиллерийских рот. С октября 1809 года А. П. Ермолов командовал артиллерийской бригадой в дивизии генерала А. А. Суворова, а затем резервными войсками на галицийской границе. С мая 1811 года был командиром Гвардейской артиллерийской бригады, а позже одновременно командовал Гвардейской пехотной бригадой (Лейб-гвардии Измайловский и Литовский полки). С марта 1812 года А. П. Ермолов — командир Гвардейской пехотной дивизии. Во время Отечественной войны 1812 года А. П. Ермолов по настоянию М. Б. Барклая-де-Толли был назначен начальником штаба 1-й Западной армии. Участвовал в разработке планов русских армий, в том числе сражения при Смоленске. В сражении при Валутиной Горе командовал правой колонной. За руководство войсками в этом бою был произведен в генерал-лейтенанты. Во время Бородинского сражения 26 августа (7 сентября) 1812 А. П. Ермолов фактически выполнял обязанности начальника штаба М. И. Кутузова. Он лично возглавил контратаку 3-го батальона Уфимского пехотного полка на занятую французами батарею Раевского, был контужен картечью. После Бородинского сражения был начальником штаба объединенных армий. На совете в Филях 1 (13) сентября 1812 года А. П. Ермолов выступал против оставления Москвы и предлагал дать французам сражение. Позднее он участвовал в боях при Малоярославце, Вязьме, Красном. С конца ноября 1812 года А. П. Ермолов исполнял обязанности начальника штаба 1-й Западной армии. В декабре 1812 года стал командующим артиллерией действующей армии. А. П. Ермолов принял участие в Заграничном походе русской армии 1813-1814 годов. В апреле 1813 года он был командиром 2-й гвардейской пехотной дивизии. В сражении при Кульме возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения генерала А. И. Остермана-Толстого принял его корпус. Прямо на месте битвы Александр I возложил на А. П. Ермолова знаки ордена Святого Александра Невского. От прусского короля Фридриха Вильгельма III за Кульм он получил крест Красного орла 1-й степени. С конца мая 1814 года А. П. Ермолов командовал Обсервационной армией на австрийской границе. С мая по ноябрь 1815 года был командиром Гвардейского корпуса. По окончании кампании 1815 года А. П. Ермолов был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени. С 1816 года А. П. Ермолов командовал Отдельным Грузинским (с 1820 года — Кавказским) корпусом, занимал должности управляющего гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях и одновременно чрезвычайного и полномочного посла в Персии. В 1817 году посещал с миссией Персию, способствовал восстановлению дипломатических отношений с Тегераном. Возглавляя военную и гражданскую власть на Кавказе, проводил жесткую колониальную политику, руководил завоеванием Северного Кавказа. Есть основания полагать, что А. П. Ермолов знал о существовании заговора декабристов, и не только не принимал никаких мер против его участников в Отдельном кавказском корпусе, но даже предупреждал некоторых о грозящей им опасности. Результаты проведенного расследования стали причиной недоверия императора Николая I к своему наместнику на Кавказе. Во время Русско-персидской войны 1826-1828 годов А. П. Ермолов вступил в конфликт с генералом И. Ф. Паскевичем и в марте 1827 года подал в отставку «по домашним обстоятельствам». Отставка Ермолова вызвала большой резонанс и сильное недовольство в обществе. С декабря 1831 года А. П. Ермолов был членом Государственного совета. В 1837 году был переименован в генералы от артиллерии. В марте 1839 года он был уволен в отпуск «до излечения болезни». В 1855 году, в начальный период Крымской войны, А. П. Ермолов был избран начальником государственного ополчения в 7 губерниях, но принял эту должность только по Московской губернии. В мае 1855 года из-за разногласий с командованием покинул этот пост. А. П. Ермолов скончался в Москве 11 (23) апреля 1861 года. Похоронен в фамильной усыпальнице Ермоловых в Свято-Троицкой церкви в Орле.

Имеет отношение к населенным пунктам:

Орловская область, Орловский район, деревня Лукьянчиково Неоднократно посещал родовое имение в селе Лукьянчиково Мценского уезда Орловской губернии (ныне Орловского района Орловской области). Жил здесь после опалы в 1827 году. Орловская область, город Орёл Неоднократно жил в Орле (известны его посещения города в 1808 году, 1815-1816 годах, после 1827 года). С 1867 года похоронен в фамильной усыпальнице Ермоловых в Свято-Троицкой церкви в Орле. Город Санкт-Петербург Неоднократно жил в Санкт-Петербурге, посещал город по делам службы. В 1798 году находился в заключении в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. Жил в Санкт-Петербурге в 1831-1839 годах в бытность членом Государственного совета. Республика Дагестан, город Дербент В мае 1796 года командовал артиллерийской батареей при осаде крепости Дербент. Костромская область, город Кострома В 1798-1801 годах жил в ссылке в Костроме. Калининградская область, Багратионовский район, город Багратионовск В сражении при Прейсиш-Эйлау 26-27 января (7-8 февраля) 1807 года полковник А. П. Ермолов командовал конной артиллерией. Своими действиями он обеспечил перелом в битве в пользу русской армии. Московская область, Можайский район, деревня Бородино Во время Бородинского сражения 26 августа (7 сентября) 1812 А. П. Ермолов фактически выполнял обязанности начальника штаба М. И. Кутузова. Лично возглавил контратаку 3-го батальона Уфимского пехотного полка на занятую французами батарею Раевского. Город Москва Родился в Москве 24 мая (4 июня) 1777 года. Учился в Московском университетском благородном пансионе. На совете в Филях (ныне в черте города) 1 (13) сентября 1812 года А. П. Ермолов выступал против оставления Москвы и предлагал дать французам сражение. Посещал Москву в 1831 году, регулярно проживал в городе в 1839-1861 годах. Чеченская Республика, город Грозный Основатель крепости Грозная (10 (22) июня 1818 года). Руководил ее строительством до октября 1818 года. Республика Дагестан, Хасавюртовский район, село Эндирей Основатель крепости Внезапная (1819). В 1824 году прибыл в крепость с 2,5 батальонами для усмирения окрестностей. Республика Дагестан, поселок городского типа Тарки Основатель крепости Бурная (1821). Кабардино-Балкарская Республика, город Нальчик Основатель крепости Нальчик (1818 или 1822). Республика Северная Осетия — Алания, город Владикавказ Посещал Владикавказ в сентябре 1816 года. Ставропольский край, город Георгиевск Впервые посетил город Георгиевск в 1816 году. Впоследствии неоднократно жил в нем. Костромская область, Судиславский район, деревня Долматово Посещал троюродного брата Н. Н. Ермолова в его усадьбе Долматово в годы пребывания в ссылке в Костроме (1798-1801). Астраханская область, город Астрахань Генерал-губернатор Астраханской губернии (1816-1827). Московская область, Мытищинский район, деревня Пестово С начала 1820-х годов владел усадьбой Пестово Московского уезда и губернии.

Ермолов Алексей Петрович (1772— 1861), российский военный и государственный деятель.

Родился 4 июня 1772 г. в Москве в небогатой дворянской семье. Образование получил дома и в Благородном пансионе при Московском университете. С детства записанный в армию, в 1792 г. начал действительную военную службу в Нежинском драгунском полку в звании капитана.

Увлёкшись просветительскими идеями французских республиканцев, Ермолов был арестован по делу офицерского политического кружка и после недолгого заключения в Петропавловской крепости сослан в Кострому.

После смерти Павла I (1801 г.) он был прощён и продолжил службу, но начальство его недолюбливало за «дерзость» и независимость.

Ермолов участвовал в военных кампаниях против Франции (1805—1807 гг.), в Отечественной войне 1812 г., Заграничных походах русской армии (1813— 1814 гг.), был произведён в генерал-майоры (1808 г.).

В 1816 г. его назначили командиром Отдельного Грузинского корпуса и главнокомандующим гражданской частью на Кавказе и в Астраханской губернии. Успешная деятельность Ермолова на Кавказе до сих пор вызывает противоречивые оценки: его называют и главным вдохновителем колониального завоевания, использовавшим крайне жёсткие меры против непокорных горцев, и инициативным и талантливым государственным деятелем, отстаивавшим интересы России в этом регионе. Возрастающая среди войск популярность «проконсула Кавказа» вызывала опасения со стороны правительственных кругов, и в 1827 г. Ермолов был отстранён от командования и уволен со службы.

Более тридцати лет он прожил в бездействии в Москве и Орле.

В 1831—1839 гг. Алексей Петрович состоял членом Государственного совета, во время Крымской войны (1853— 1856 гг.) был избран начальником ополчения в семи губерниях. Он считался одним из самых известных острословов своего времени, оставил после себя мемуары с детальным описанием военных событий.

Умер 23 апреля 1861 г. в Москве и по завещанию похоронен в Орле, в церкви Троицкого кладбища, рядом с отцом.

Еще по теме:

Комментарии:

Портрет Ермо́лов Алексей Петрович (24 мая (4 июня) 1777, Москва — 11 (23) апреля 1861, Москва) — российский полководец, генерал от инфантерии (1818; с 1831 — генерал от артиллерии), участник войны с Францией (1805-1807), Отечественной войны 1812 года; в 1813-1814 командир дивизии и корпуса, в 1816-1827 командир Отдельного Кавказского корпуса и главноуправляющий в Грузии во время Кавказской войны. Редактировать

Биография

Алексей Ермолов происходил из дворян Орловской губернии, образование получил в Московском университетском пансионе. Записанный на службу в гвардию с 1787 года, был выпущен капитаном в полевые полки в 1791 году. Особо отличился в боевых действиях против поляков в 1794 году при штурме Праги (предместья Варшавы), в 1795 годунаходился на театре военных действий австрийской армии с войсками революционной Франции, затем участвовал в Персидском походе 1796 года. При Павле I по доносу был арестован и отправлен в ссылку в Кострому. Возвратившись на службу в 1801 году, командовал конно-артиллерийскими ротами. В 1805 году получил чин полковника и участвовал в кампаниях 1805-1807 годов, особо отличился при Гутштадте в 1807, за что был награжден орденом Св. Георгия 3-го класса и произведен в генерал-майоры (1808). В 1812 году получил назначение на должность начальника штаба 1-й Западной армии, имел большую популярность в офицерской среде, стал одним из лидеров «русской партии», выступавшей против засилья «немцев» в высших военных эшелонах власти и проводимой тогда его непосредственным начальником М. Б. Барклаем де Толли тактики отступления вглубь страны. Во время Бородинского сражения Портрет работы П.З. Захарова-Чеченца руководил контратакой на занятую французами «батарею Раевского» и был ранен. Отличился в боях под Малоярославцем, Вязьмой и на Березине. Произведенный за 1812 год в генерал-лейтенанты, в кампаниях 1813-1814 годах командовал всей артиллерией, авангардным корпусом, отличился в сражении под Кульмом, а за взятие Парижа был награжден орденом Св. Георгия 2-го класса. В 1816 году назначен командиром Отдельного Грузинского (позже Кавказского) корпуса, управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии. В 1817 году для уточнения границ отправился в Тегеран в качестве чрезвычайного и полномочного посла; за успешные переговоры с персами в 1818 году произведен в генералы от инфантерии. С именем Ермолова также связывают начало Кавказской войны 1818-1864 годов. Его деятельность на Кавказе вызывает до сих пор противоречивые оценки: от главного вдохновителя колониального завоевания, использовавшего крайне жесткие меры против непокорных горцев, до инициативного и талантливого государственного мужа, отстаивавшего интересы России в этом регионе. Возрастающая среди войск популярность «проконсула Кавказа» вызывала опасения со стороны правительственных кругов, и в разгар русско-персидской войны 1826-1827 годов Ермолов был отрешен от командования в 1827 году и заменен любимцем императора Николая I И. Ф. Паскевичем. С 1831 по 1839 год состоял членом Государственного совета. Во время Крымской войны 1853-1856 годов был избран в 1855 году начальником ополчения в семи губерниях. Считался одним из самых известных острословов своего времени, оставил после себя мемуары с детальным описанием военных событий. Похоронен в Орле в Троицкой церкви. Автор: Редактировать

Ссылки

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий