Краткая биография Айседоры Дункан

Американская танцовщица, считается основоположницей свободного танца.

Айседора Дункан (урожденная Дора Энджела Дункан) родилась 27 мая 1877 г. в Сан Франциско, США. Ее отец, Джозеф Дункан, обанкротился и сбежал от матери еще до ее рождения, оставив жену с четырьмя детьми на руках.

В 13 лет Айседора бросила школу и серьезно занялась музыкой и танцами.

Она полагала, что танец должен быть естественным продолжением человеческого движения, отражать эмоции и характер исполнителя. Выступления танцовщицы начались со светских вечеринок. Айседора танцевала босиком, что изрядно шокировало публику.

В 1900 году она решила покорить Париж, где познакомилась с великим скульптором Роденом. В Париже все были без ума от Всемирной выставки, на ней она впервые увидела работы Огюста Родена. И влюбилась в его гений. Желание увидеть скульптора было велико. Она набралась решимости и без приглашения явилась в его мастерскую. Они подолгу разговаривали: старый, уставший мастер учил молодую, полную сил танцовщицу искусству жить в искусстве – не падать духом от неудач и несправедливой критики, внимательно прислушиваться к различным мнениям, но верить только себе, своему разуму и интуиции, и не рассчитывать сразу на большое число сторонников.

В 1903 г. она впервые выступила с концертной программой в Будапеште. Гастроли заметно поправили материальное положение Дункан, и в 1903 г. она вместе с семьей совершила паломничество в Грецию. Одетые в туники и сандалии, эксцентричные иностранцы вызывали настоящий переполох на улицах современных Афин.

Путешественники не ограничились простым изучением культуры любимой страны, они решили сделать свой вклад, построив храм на холме Копанос с великолепным видом на Саронический залив. Сегодня этот храм, расположенный на границе афинских муниципалитетов Виронас и Иммитос, стал хореографическим училищем, носящим имя Айседоры. Помимо этого Айседора отобрала 10 мальчиков для хора, который сопровождал пением ее выступления. С этим греческим хором, Айседора гастролировала в Вене, Мюнхене, Берлине.

У Айседоры родилась девочка Дидра, о рождении которой она так мечтала. Великой танцовщице было 29 лет. Но отец девочки женился на другой.

В конце 1907 г. Дункан дала несколько концертов в Санкт Петербурге. В это время она подружилась со Станиславским.

Однажды, когда она сидела в театральной гримерной, к ней вошел мужчина, статный и уверенный. «Парис Юджин Зингер», – представился он. Состоятельный поклонник пришелся очень кстати. Он был сыном одного из изобретателей швейной машинки, унаследовавшим внушительное состояние. Они много путешествовали вместе, он дарил ей дорогие подарки и окружал нежнейшей заботой. У них родился сын Патрик, и она чувствовала себя почти счастливой. Но Зингер был очень ревнив. Однажды они серьезно поссорились, и, как всегда, когда ее любовные отношения давали трещину, она полностью погрузилась в работу.

В январе 1913 г. Дункан выехала на гастроли в Россию. Именно в это время у нее начались видения: то ей слышался похоронный марш, то появлялось предчувствие смерти. Она немного успокоилась, лишь когда встретилась с детьми и увезла их в Париж. Зингер был рад видеть сына и Дидру.

После встречи с родителями детей вместе с гувернанткой отправили в Версаль. По дороге мотор заглох, и шофер вышел проверить его, мотор внезапно заработал и… тяжелый автомобиль скатился в Сену. Детей спасти не удалось.

Дункан тяжело заболела. От этой утраты она не оправилась никогда.

Однажды, гуляя по берегу, она увидела своих детей: они, взявшись за руки, медленно зашли в воду и исчезли. Айседора бросилась на землю и зарыдала. Над ней склонился молодой человек. «Спасите меня… Спасите мой рассудок. Подарите мне ребенка», – прошептала Дункан. Молодой итальянец был помолвлен, и их связь была коротка. Ребенок, родившийся после этой связи, прожил лишь несколько дней.

В 1921 г. Луначарский официально предложил танцовщице открыть школу в Москве, обещая финансовую поддержку. Однако обещаний советского правительства хватило ненадолго, Дункан стояла перед выбором – бросить школу и уехать в Европу или заработать деньги, отправившись на гастроли. И как раз в этот момент она встретила Сергея Есенина. Когда она увидела его, то ахнула. У этого русого молодого мужчины были такие же голубые глаза, как у ее сына.

Друг Есенина поэт и беллетрист Анатолий Мариенгоф, который был на их первой встрече, описывает ее появление и то, что за этим последовало: «Красный, мягкими складками льющийся хитон; красные, с отблесками меди, волосы; большое тело, ступающее мягко и легко. Она обвела комнату глазами, похожими на блюдца из синего фаянса, и остановила их на Есенине. Маленький, нежный рот ему улыбнулся.

Изадора легла на диван, а Есенин у ее ног. Она окунула руку в его кудри и сказала: «Золотая голова!». Было неожиданно, что она, знающая не больше десятка русских слов, знала именно эти два. Потом поцеловала его в губы. И вторично ее рот, маленький и красный, как ранка от пули, приятно изломал русские буквы: «Ангел!». Поцеловала еще раз и сказала: «Тшорт!» В четвертом часу утра Изадора Дункан и Есенин уехали…»

Ей 43, ему – 27, золотоволосый поэт, красивый и талантливый. Через несколько дней после знакомства он переехал к ней на Пречистенку, 20.

В 1922 г. Дункан вышла замуж за Сергея Есенина и приняла российское гражданство. В 1924 г. она вернулась в США.

Недавно, из архивов были извлечены воспоминания Александра Тарасова Родионова – литератора, приятеля Есенина. Он записал последний разговор с поэтом в декабре 1925 года, буквально накануне рокового отъезда Есенина в Ленинград. Встреча произошла в Госиздате, куда Есенин пришел за гонораром.

Тарасов Родионов стал по приятельски укорять Есенина за его легкомысленное отношение к женщинам. Сергей Александрович оправдывался: «А Софью Андреевну… Нет, я ее не любил… я ошибся и теперь разошелся с ней окончательно. Но себя я не продавал… А Дункан я любил, горячо любил, горячо любил. Только двух женщин любил я в жизни. Это Зинаиду Райх и Дункан. А остальные…В этом то вся моя трагедия с бабами. Как бы ни клялся я кому либо в безумной любви, как бы ни уверял в том же самом себя – все это, по существу, огромнейшая и роковая ошибка. Есть нечто, что я люблю выше всех женщин, выше любой женщины и что я ни за какие ласки и ни на какую любовь не променяю. Это искусство. Ты хорошо понимаешь это».

Брак с Есениным был странен для всех окружающих уже хотя бы потому, что супруги общались через переводчика, не понимая языка друг друга. Сложно судить об истинных взаимоотношениях этой пары.

Есенин был подвержен частой смене настроения, иногда на него находило что то, и он начинал кричать на Айседору, обзывать ее последними словами, бить, временами он становился задумчиво нежен и очень внимателен.

За границей Есенин не мог смириться с тем, что его воспринимают как молодого мужа великой Айседоры, это тоже было причиной постоянных скандалов. Так долго продолжаться не могло. «У меня была страсть, большая страсть. Это длилось целый год… Мой Бог, каким же слепцом я был!.. Теперь я ничего не чувствую к Дункан».

Результатом размышлений Есенина стала телеграмма: «Я люблю другую, женат, счастлив». Их развели.

В 1925 год, когда Айседора узнала о смерти Есенина, она обратилась в парижские газеты со следующим письмом: «Известие о трагической смерти Есенина причинило мне глубочайшую боль. У него была молодость, красота, гений. Неудовлетворенный всеми этими дарами, его дерзкий дух стремился к недостижимому, и он желал, чтобы филистимляне пали пред ним ниц. Он уничтожил свое юное и прекрасное тело, но дух его вечно будет жить в душе русского народа и в душе всех, кто любит поэзию. Я категорически протестую против легкомысленных и недостоверных высказываний, опубликованных американской прессой в Париже. Между Есениным и мной никогда не было никаких ссор, и мы никогда не были разведены. Я оплакиваю его смерть с болью и отчаянием. Айседора Дункан».

В России были изданы две книги Айседоры Дункан: «Танец будущего» (М., 1907 г.) и «Моя жизнь» (М., 1930 г.). Они были написаны под воздействием философии Ницше. Как и Заратустра у Ницше, люди, описанные в книге, видели себя пророками будущего; это будущее они воображали в радужных тонах. Дункан писала, что новая женщина будет иметь больший интеллектуально физический уровень.

Она танцевала так, как сама же придумала – босиком, без лифа и трико. Ее повседневная одежда также была весьма свободной для своего времени – этим она значительно повлияла на моду своего периода. Своим танцем она восстанавливала гармонию души и тела. Работа Дункан была оценена, современники любили и ценили ее талант.

Последним ее возлюбленным стал молодой русский пианист Виктор Серов. Кроме общей любви к музыке, их сблизило то, что он был одним из немногих симпатичных ей людей, с которыми она могла говорить о своей жизни в России. Ей было за 40, ему – 25. Неуверенность в его отношении к ней и ревность довели Дункан до попытки самоубийства.

14 сентября 1927 г. в Ницце Дункан, повязав свой красный шарф, направилась на автомобильную прогулку; отказавшись от предложенного пальто, она сказала, что шарф достаточно теплый. Автомобиль тронулся, потом внезапно остановился, и окружающие увидели, что голова Айседоры резко упала на край дверцы. Шарф попал в ось колеса и, затянулся на ее шее.

Она была похоронена на кладбище Пер Лашез.

Еще по теме:

Комментарии:

image

Она была не просто артисткой и танцовщицей, стремившейся к высшему исполнительскому мастерству. Под влиянием философии Ницше Айседора Дункан мечтала о создании нового человека, для которого танец был бы естественным делом.

Айседора Дункан начала карьеру в раннем возрасте, давая уроки танцев у себя дома соседским детям. В 18 лет она уже выступала в ночных клубах Чикаго и, как истинный новатор, вызывала противоречивые отзывы публики: одних шокировала, а других восхищала. Она танцевала босиком, пренебрегала традиционной танцевальной техникой и положила начало свободного танца.

Дункан с аншлагом выступала по всей Европе. Она считала своей задачей создание «танца будущего», который стал бы результатом «всего того развития, которое человечество имеет за собой».

Ваш классический балет несёт фальшивые позы и уродливые движения, – доказывала Дункан своим оппонентам. – Танец – не случайное сочетание нескольких искусственных движений. Ходит ли кто-нибудь в жизни на пуантах или поднимает ногу выше головы?! Всё это неестественно и, следовательно, некрасиво и надуманно. Всё зло в условностях, придуманных обществом, в жизни и на сцене.

В 1921 году американская танцовщица познакомилась с Сергеем Есениным. Айседора была старше поэта на 17 лет, не чаяла души в своём молодом любовнике, писала на зеркале губной помадой «Я лублу Есенин», дарила ему дорогие подарки и ни в чём не могла отказать.

Привязанность Айседоры Дункан к Сергею Есенину нередко объясняют сходством поэта с трагически погибшим в детском возрасте сыном танцовщицы. В 1913 году в автомобильной аварии погибли оба ребёнка Айседоры (дочь и сын), ехавшие с няней.

Есенин и Дункан поженились в мае 1922 года, тогда Айседора собиралась в заграничное турне, а Сергею не дали бы визу, не будь он на ней женат. 10 мая 1922 года супруги вылетели из Москвы в Калининград, а оттуда – в Берлин. Брак оказался недолгим. В 1923 году Есенин вернулся в Москву, а ещё через два года его не стало. Жизнь танцовщицы также оборвалась трагически в 1927, когда её шарф запутался в колесе автомобиля. Но образ Дункан навсегда запечатлелся в живописи, скульптуре, поэзии и в фотографиях, коллекцию которых собрала Нью-Йоркская публичная библиотека.

В этих 50 снимках не только Айседора Дункан, но и близкие ей люди – мать танцовщицы, её друзья, дети и ученицы, которых она удочерила.

Айседора Дункан, 1904 год. Фото: Раймонд Дункан.

Приблизительно 1903 год.

Айседора Дункан, 1908.

Айседора Дункан, 1903 год.

Айседора Дункан, 1904 год. Фото: Hof-Atelier Elvira.

1908 год.

Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер.

Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер.

Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер.

Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер.

Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер.

Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер.

Айседора Дункан с дочерью Дердри, 1907 год.

Дора Грей Дункан, мать Айседоры Дункан, сидящая с внучкой Дердри, 1907 год.

В одной из своих испанских шалей, 1910 год.

Айседора с сыном Патриком и дочерью Дердри в 1912 году.

1912 год.

Ирма и Анна в школе Айседоры Дункан в Бельвю, 1914 год.

Лиза Дункан в школе Айседоры Дункан в Бельвю, 1914 год.

Ирма Дункан в школе Айседоры Дункан в Бельвю, 1914 год.

Лиза, Анна и Ирма Дункан танцуют на пляже, 1915 год. Фото: Арнольд Генте.

Айседора Дункан в Уши, Швейцария, с тремя польскими друзьями на террасе отеля «Beau Rivage» в 1916 году.

Айседора Дункан с аргентинским скульптором рядом с одной из его работ в Зоологическом саду города Буэнос-Айреса, 1916 год.

В Нью-Йорке, 1916 год. Фото: Арнольд Генте.

В Нью-Йорке, 1916 год. Фото: Арнольд Генте.

В Нью-Йорке, 1916 год. Фото: Арнольд Генте.

В Палм-Бич, штат Флорида, 1917 год. Надпись: «Люблю. От Айседоры».

Аллан Росс Макдугалл и Айседора Дункан на пляже в Палм-Бич, штат Флорида, в январе 1917 года.

Тереза, Анна, Лиза и Марго Дункан в позе с шарфом под вальс Шуберта в в Hotel des Artistes. Нью-Йорк, 1917 год. Фото: Apeda Studio.

Ирма, Марго, Тереза, Анна, Эрика и Лиза Дункан в позе из «Ифигении» в Hotel des Artistes. Нью-Йорк, 1917 год. Фото: Apeda Studio.

Ирма, Анна и Эрика Дункан. Нью-Йорк, 1917 год. Фото: Apeda Studio

Айседора Дункан в 1919 году.

В саду своей школы в Париже, 1919 год.

Айседора Дункан с наркомом Н. И. Подвойским на Воробьёвых горах, Москва, 1921 год.

Айседора Дункан с наркомом Н. И. Подвойским на Воробьёвых горах, Москва, 1921 год.

Айседора Дункан перед крестьянской избой, недалеко от Москвы, где она прожила совсем недолго. 1922 год.

Лиза, Марго и Анна Дункан в танцевальной позе. 1923 год.

Айседора Дункан в Нью-Йорке, 1899 год.

Фоторепродукция рисунка с Айседорой Дункан художника Фридриха Каульбаха. Мюнхен, 1902 год.

Айседора Дункан. Фото: Пол Бергер.

Айседора Дункан, её мать и Вальтер Шотт, создавший скульптуру Айседоры, которая виднеется за позирующими. 1903 год.

Надпись на оборотной стороне: «Когда я думаю о тебе, милая, – твоя сестра – Дора». Колумбус, Огайо, 1900 год.

Лиза Дункан танцует на пляже. Лонг-Бич, Калифорния, 1915 год. Фото: Арнольд Генте.

Анна и Марго Дункан в танцевальной позе. Нью-Йорк, 1916 год. Фото: Арнольд Генте.

В 1903 году в греческой одежде, прислонившись к колонне.

Айседора Дункан в Нью-Йорке, 1908 год.

Марго, Анна и Лиза Дункан в танцевальной позе. 1921 год.

Дердри и Патрик Дункан, Париж, 1912 год. Фотограф Отто (1849-1922).

Ирма, Тереза, Анна, Лиза, Айседора, Эрика и Марго Дункан в Нью-Йорке, 1917 год. Фото: Арнольд Генте.

Айседора Дункан и Сергей Есенин, 1921 год.

Айседора Дункан и Сергей Есенин, 1922 год.

Смотрите также:

6 декабря, 2017 Опубликовано в Исторические фотографии

(1877–1927)

Айседора Дункан вошла в историю как основоположница свободного, или ритмопластического, танца. Между тем, великой танцовщицы, сказавшей новое слово в искусстве, могло и не быть – в двухлетнем возрасте девочку выбросили из окна во время пожара… Впрочем, её злоключения начались ещё до 27 мая 1877 года, когда Дора Энджела Дункан (таково было настоящее имя танцовщицы) родилась в Сан-Франциско: отец бросил беременную жену и трёх детей. Мать «запивала» душевное потрясение шампанским – и впоследствии танцовщица говорила, что из-за шампанского начала танцевать ещё в материнской утробе.

Содержать четырёх детей матери было нелегко – уроки музыки больших доходов не приносили. В школе – среди детей из более благополучных семей – девочка чувствовала себя изгоем, к тому же она не видела в учёбе ничего полезного. Бросив в школу в тринадцать лет, она начала заниматься танцами в студии Стеббинс. Это не была студия классического балета – здесь учили интерпретировать музыку пластически,  с помощью гимнастических движений.

Со временем Айседора начинает сама ставить танцы для себя. Она не приемлет классического балета, отдавая предпочтение непосредственному выражению эмоций в движении. В 1899 году состоялся её дебют, но единственное, на что она могла рассчитывать в США – это танцевать в кабаре. В Лондоне, куда переехала семья, ей предоставляется возможность более благородной деятельности – выступления на великосветских вечеринках. Правда, там на танцовщицу смотрели как на пикантную диковинку (особенно изумляло публику то, что танцевала она босиком), но такие выступления помогли приобрести влиятельных покровителей и начать выступать с концертами.

Доходы от концертов позволили А. Дункан поправить материальное положение. Благодаря этому она смогла посетить Грецию, где шокировала местных жителей, прогуливаясь по Афинам в тунике и сандалиях… Впрочем, интерес танцовщицы к культуре этой страны был вполне серьёзным: рисунки на древнегреческих вазах, античные статуи и фрески были для неё источником вдохновения – позы, заимствованные из этих источников, сочетались с выразительными жестами, временами имитирующими игру на музыкальных инструментах, лёгкими прыжками, бегом и ходьбой на полупальцах. «Дункан танцует естественно и просто, как танцевала бы на лугу», – так отзывались о ней критики. Скудный в сравнении с классическим балетом арсенал движений позволял добиваться значительной экспрессии. Выступления Айседоры Дункан нередко сопровождал хор мальчиков, которых она отобрала во время визита в Грецию.

Посещение Греции ознаменовалось важным событием: по инициативе Айседоры Дункан на холме Копанос был построен храм для изучения танцевального искусства, который спроектировал её брат Раймонд. Центр изучения танца имени Айседоры и Раймонда Дункан существует в Афинах и сейчас.

Личная жизнь Айседоры Дункан складывалась непросто: ещё в восемнадцатилетнем возрасте она влюбилась в мужчину намного старше её, но роман закончился ничем: выяснилось, что избранник женат. В 1904 году во время гастролей в Берлине она познакомилась с режиссёром Гордоном Крэгом. Ему были близки творческие принципы танцовщицы – но именно на почве творчества у них часто случались ссоры. У них родилась дочь Дейрдре, но это не помешало им расстаться… Айседора мечтала встретить миллионера, но не потому, что хотела стать бездельницей, живущей за счёт мужчины: она хотела передавать свои творческие принципы ученикам. Планы у танцовщицы были грандиозные: по её мысли, дети, воспитанные в духе эллинистических канонов прекрасного, должны были изменить мир к лучшему… И она действительно основала школу – а денег на её содержание не хватало.

Желание А. Дункан сбылось: у неё завязался роман с сыном одного из самых богатых людей в Европе – Юджином Зингером. Он не только оплачивал содержание школы, но и намеревался построить театр для Айседоры. К сожалению, эта идея не была реализована: приревновав Айседору, Юджин расстался с нею.

Тяжёлым ударом стала для танцовщицы гибель в автокатастрофе дочери Дейрдре и сына Патрика, рождённого от Ю. Зингера. Этому предшествовали зловещие предчувствия – Айседоре мерещились то звуки похоронного марша, то детские гробы, а после этой трагедии она серьёзно болела.

Россию А. Дункан посещала неоднократно, но особенно радужных надежд она была исполнена, отправляясь туда в 1921 году, получив от наркома просвещения А. В. Луначарского предложение основать школу в Москве. Советская Россия представлялась танцовщице полной противоположностью буржуазной Европе, где искусство подчинено коммерции. Она надеялась раз и навсегда расстаться с «неравенством, несправедливостью и животной грубостью старого мира» и стать «товарищем среди товарищей», ей хотелось вознаградить рабочий класс за все перенесённые им лишения возможностью «видеть своих детей бодрыми и прекрасными».

Но в России пришлось столкнуться с суровой действительностью: отсутствие отопления, голод и прочие бытовые проблемы. Школу, основанную А. Дункан, правительство действительно поддерживало материально – но не так, как она рассчитывала: первоначально там обучалось сто детей, но скоро их количество пришлось сократить до сорока. Возможно, она бросила бы школу и покинула Россию – но задержаться её заставил роман, а затем и брак с поэтом С. Есениным. Это были очень сложные отношения (в частности, С. Есенина уязвляло то, что на него смотрят как на мужа знаменитой танцовщицы), и долго брак не продлился. О самоубийстве поэта А. Дункан узнала уже будучи в Европе.

Жизнь Айседоры Дункан оборвалась внезапно – в 1927 году в Ницце она была задушена собственным шарфом, обмотавшимся вокруг колеса во время поездки в автомобиле. Рассказывают, что перед тем, как сесть в тот злополучный автомобиль, Айседора сказала: «Прощайте, друзья! Я иду к славе!» (по другим источникам – «Я иду к любви!»).

Родных детей у А. Дункан не осталось. Продолжательницами её дела стали шесть учениц, которых она удочерила. В частности, Ирма Дункан возглавляла основанную танцовщицей московскую школу до 1928 года, вывезла в США 11 учениц и основала школу танца в Нью-Йорке.

Музыкальные Сезоны

Айседора Дункан и Сергей Есенин, 1922 год. Она была не просто артисткой и танцовщицей, стремившейся к высшему исполнительскому мастерству. Под влиянием философии Ницше Айседора Дункан мечтала о создании нового человека, для которого танец был бы естественным делом. Айседора Дункан начала карьеру в раннем возрасте, давая уроки танцев у себя дома соседским детям. В 18 лет она уже выступала в ночных клубах Чикаго и, как истинный новатор, вызывала противоречивые отзывы публики: одних шокировала, а других восхищала. Она танцевала босиком, пренебрегала традиционной танцевальной техникой и положила начало свободного танца. Дункан с аншлагом выступала по всей Европе. Она считала своей задачей создание «танца будущего», который стал бы результатом «всего того развития, которое человечество имеет за собой». В 1921 году американская танцовщица познакомилась с Сергеем Есениным. Айседора была старше поэта на 17 лет, не чаяла души в своём молодом любовнике, писала на зеркале губной помадой «Я лублу Есенин», дарила ему дорогие подарки и ни в чём не могла отказать. Привязанность Айседоры Дункан к Сергею Есенину нередко объясняют сходством поэта с трагически погибшим в детском возрасте сыном танцовщицы. В 1913 году в автомобильной аварии погибли оба ребёнка Айседоры (дочь и сын), ехавшие с няней. Есенин и Дункан поженились в мае 1922 года, тогда Айседора собиралась в заграничное турне, а Сергею не дали бы визу, не будь он на ней женат. 10 мая 1922 года супруги вылетели из Москвы в Калининград, а оттуда – в Берлин. Брак оказался недолгим. В 1923 году Есенин вернулся в Москву, а ещё через два года его не стало. Жизнь танцовщицы также оборвалась трагически в 1927, когда её шарф запутался в колесе автомобиля. Но образ Дункан навсегда запечатлелся в живописи, скульптуре, поэзии и в фотографиях, коллекцию которых собрала Нью-Йоркская публичная библиотека. В этих 50 снимках не только Айседора Дункан, но и близкие ей люди – мать танцовщицы, её друзья, дети и ученицы, которых она удочерила. Айседора Дункан, 1904 год. Фото: Раймонд Дункан. Приблизительно 1903 год. Айседора Дункан, 1908. Айседора Дункан, 1903 год. Айседора Дункан, 1904 год. Фото: Hof-Atelier Elvira. 1908 год. Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер. Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер. Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер. Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер. Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер. Париж, 1908 год. Фото: Пол Бергер. Айседора Дункан с дочерью Дердри, 1907 год. Дора Грей Дункан, мать Айседоры Дункан, сидящая с внучкой Дердри, 1907 год. В одной из своих испанских шалей, 1910 год. Айседора с сыном Патриком и дочерью Дердри в 1912 году. 1912 год. Ирма и Анна в школе Айседоры Дункан в Бельвю, 1914 год. Лиза Дункан в школе Айседоры Дункан в Бельвю, 1914 год. Ирма Дункан в школе Айседоры Дункан в Бельвю, 1914 год. Лиза, Анна и Ирма Дункан танцуют на пляже, 1915 год. Фото: Арнольд Генте. Айседора Дункан в Уши, Швейцария, с тремя польскими друзьями на террасе отеля «Beau Rivage» в 1916 году. Айседора Дункан с аргентинским скульптором рядом с одной из его работ в Зоологическом саду города Буэнос-Айреса, 1916 год. В Нью-Йорке, 1916 год. Фото: Арнольд Генте. В Нью-Йорке, 1916 год. Фото: Арнольд Генте. В Нью-Йорке, 1916 год. Фото: Арнольд Генте. В Палм-Бич, штат Флорида, 1917 год. Надпись: «Люблю. От Айседоры». Аллан Росс Макдугалл и Айседора Дункан на пляже в Палм-Бич, штат Флорида, в январе 1917 года. Тереза, Анна, Лиза и Марго Дункан в позе с шарфом под вальс Шуберта в в Hotel des Artistes. Нью-Йорк, 1917 год. Фото: Apeda Studio. Ирма, Марго, Тереза, Анна, Эрика и Лиза Дункан в позе из «Ифигении» в Hotel des Artistes. Нью-Йорк, 1917 год. Фото: Apeda Studio. Ирма, Анна и Эрика Дункан. Нью-Йорк, 1917 год. Фото: Apeda Studio Айседора Дункан в 1919 году. В саду своей школы в Париже, 1919 год. Айседора Дункан с наркомом Н. И. Подвойским на Воробьёвых горах, Москва, 1921 год. Айседора Дункан с наркомом Н. И. Подвойским на Воробьёвых горах, Москва, 1921 год. Айседора Дункан перед крестьянской избой, недалеко от Москвы, где она прожила совсем недолго. 1922 год. Лиза, Марго и Анна Дункан в танцевальной позе. 1923 год. Айседора Дункан в Нью-Йорке, 1899 год. Фоторепродукция рисунка с Айседорой Дункан художника Фридриха Каульбаха. Мюнхен, 1902 год. Айседора Дункан. Фото: Пол Бергер. Айседора Дункан, её мать и Вальтер Шотт, создавший скульптуру Айседоры, которая виднеется за позирующими. 1903 год. Надпись на оборотной стороне: «Когда я думаю о тебе, милая, – твоя сестра – Дора». Колумбус, Огайо, 1900 год. Лиза Дункан танцует на пляже. Лонг-Бич, Калифорния, 1915 год. Фото: Арнольд Генте. Анна и Марго Дункан в танцевальной позе. Нью-Йорк, 1916 год. Фото: Арнольд Генте. В 1903 году в греческой одежде, прислонившись к колонне. Айседора Дункан в Нью-Йорке, 1908 год. Марго, Анна и Лиза Дункан в танцевальной позе. 1921 год. Дердри и Патрик Дункан, Париж, 1912 год. Фотограф Отто (1849-1922). Ирма, Тереза, Анна, Лиза, Айседора, Эрика и Марго Дункан в Нью-Йорке, 1917 год. Фото: Арнольд Генте. Айседора Дункан и Сергей Есенин, 1921 год.ОтсюдаНачало темы: АЙСЕДОРА ДУНКАН И ЕСЕНИН См.также: Стриптиз в Освенциме. От оваций до Владимирского централа. История Лидии Руслановой 19-й век: балерины и монархи в фотографиях Карла Бергамаско Ужасная и прекрасная Лени Рифеншталь: до и после Третьего Рейха Матильда Кшесинская: фуэте в постели с наследником престола

14 сентября 1927 года не стало известной в Америке и Европе танцовщицы, основоположницы революционной школы «свободного танца» Айседоры Дункан.

image
Айседора Дункан вполне вписалась во времена революций и новшеств. Фото: кадр YouTube

С самого детства Айседора не умела вписываться в общепринятые рамки, ни в танце, ни в жизни. И даже смерть ее была «нереспектабельной», совершенно не подходящей для известной артистки, имя которой было связано с именами знаменитых мужчин.

Танцы на столах

Она бросила школу, когда ей не исполнилось и тринадцати, и занялась самообразованием. Уроки классического танца ни к чему не привели. Жесткие правила, четкие движения, определенный порядок па — все это было не для нее. Так что уроки балета от знаменитой балерины мадемуазель Бонфанти быстро закончились.

Двадцатилетняя танцовщица в 1898 году уехала в Лондон. Там Айседора быстро обрела круг почитателей, шокируя чопорную столицу. Она танцевала на столах, полуобнаженная, в коротком одеянии, похожем на древнегреческий хитон. За такую диковину платили хорошо, и вскоре у Айседоры появились деньги.

Лои Фуллер — любовница или партнерша?

После Лондона был Париж, где Дункан встретила такую же авантюристку от искусства, Лои Фуллер. Об этом знакомстве до сих пор никто не может сказать ничего определенного. В отношениях Фуллер и Дункан можно увидеть и страсть, и любовь, и ненависть, и профессиональную ревность. Ведь двум амбициозным женщинами с разным видением танца приходилось уживаться на одних подмостках.

image
Портрет Лои Фуллер, 1902 год. Источник: Wikimedia.org, автор Frederick Glasier

Но пути женщин быстро разошлись. Айседора продолжила карьеру как самостоятельная танцовщица. С 1902 по 1904 годы она много гастролировала по Европе, основала школы танцев в Греции и Германии.

Верю — не верю

В 1905 году во время гастролей в России Айседора познакомилась с Константином Станиславским. Падкая на таланты, Дункан попыталась завоевать внимание режиссера, но тот остался холоден к эксцентричным выходкам экзотической танцовщицы.

Как-то она прямо заявила режиссеру о своем намерении немедленно иметь от него ребенка. Но Станиславский тут же среагировал на это сухим вопросом о юрисдикции будущего младенца. И, когда Айседора ответила, что ребенок останется с ней, он покинул номер танцовщицы, сказав, что это его совершенно не устраивает.

Айседора не сдавалась два года. В 1907-м, во время следующего своего приезда в Россию, после спектакля во МХАТе она появилась за кулисами и объявила режиссеру, что хочет вечером станцевать для него обнаженной. Станиславский доверительным тоном ответил, что это очень интересно и он непременно придет. Но тут же добавил: «Вместе с супругой Машенькой».

image
Станиславский откровенно насмехался над эксцентричной Айседорой. Фото: Wikimedia.org

Безденежье, спасшее жизнь

Карьера «божественной босоножки» шла в гору. Но все свои деньги Айседора вкладывала в открытие танцевальных школ и зачастую оставалась без гроша. Однажды безденежье ее даже спасло.

В 1915 году после гастролей в США Дункан собиралась плыть в Европу на шикарном лайнере «Лузитания». Но кредиторы устроили скандал, пытаясь вернуть свои деньги. Танцовщице пришлось отказаться от роскошной каюты и удовольствоваться койкой на гораздо более скромном судне. Ей повезло: «Лузитания» была пущена на дно немецкой подлодкой недалеко от Ирландии.

«Я атеистка! Атеистка!»

Айседора была очень эксцентричной натурой. В процессе танца могла сойти в зал или закричать. Однажды она начала кричать со сцены: «Я атеистка! Атеистка!»  В другой раз на концерте в Бостоне под завершающие аккорды, размахивала алым шарфом: «Это — красный! И я такая же!». Популярности ей это не прибавило.

Советская Россия казалась Айседоре идеальным местом для развития ее школы танца. Тем более, сам нарком просвещения Анатолий Луначарский приглашал и обещал всестороннюю финансовую помощь. На деле все оказалось не так радужно. Поддержка правительства долго не продлилась, Дункан пришлось голодать и мерзнуть в квартире, реквизированной у балерины Екатерины Гельцер.

Не привыкшая работать на энтузиазме танцовщица стала подумывать о возвращении в Европу, которую она так хаяла за ненавистную ей буржуазность и неравенство.

Златоглавая любовь

В октябре 1921 года Дункан уже была готова все бросить, но тут на вечеринке, куда ее пригласил танцевать художник Георгий Якулов, состоялось ее знакомство с Сергеем Есениным. В первый же вечер Айседора разделила с ним ложе. Влюбчивый поэт был покорен свободным нравом Айседоры и уже через несколько дней практически переехал к ней.

image
Есенин, Дункан и ее приемная дочь Ирма. Фото: Wikimedia.org

До весны влюбленные не расставались, хотя их отношения были весьма неоднозначными. Айседора была старше на 18 лет, и никто не понимал, зачем поэту вообще эта связь. Но страсть была так сильна, что Айседора даже изменила своему принципу никогда не выходить замуж, а Есенин был готов последовать за любимой хоть в ад, хоть под венец.

Похабники и скандалисты

Поэт был натурой неуравновешенной, Айседора и сама могла устроить скандал на людях, влепить пощечину заговорившей с Сергеем девушке, тут же упасть на колени и в рыданиях просить прощения. В мае 1922 года пара поженилась для того, чтобы Есенин мог выехать за границу — в этом Айседора видела спасение для их отношений.

Но на чужбине Есенин начал спиваться, уходил из дома, скандалил и в результате вынудил супругу вернуться в Россию. Лучше не стало, и буквально через месяц Айседора практически сбежала от буйствовавшего во хмелю поэта. Оттуда он вскоре прислал записку, в которой были всего несколько слов: «Я люблю другую. Женат. Счастлив. Есенин.»

image
Записка Есенина Айседоре Дункан. Источник: кадр YouTube

До самой своей смерти в 1927 году Айседора тепло отзывалась о своем непутевом муже. Она отказалась от прав на его произведения в пользу его матери и сестер.

После разрыва с Есениным у танцовщицы было еще несколько скандальных связей, в том числе — с поэтессой Мерседес де Акоста. Айседора не афишировала этих отношений, но сохранилась переписка влюбленных дам. В одном из писем Дункан писала, что готова идти за подругой на край света.

«Просите шофера, чтоб вез вас назад…»

Последние годы жизни Дункан много пила и мало выступала. Но в свой последний день она села в автомобиль своего любовника совершенно счастливой: ее несколько раз вызывали «на бис», и она должна была ехать на встречу с новым аккомпаниатором… Автомобиль лихо рванул с места и запутавшийся в спицах колеса любимый алый шарф почти обезглавил танцовщицу. Смерть наступила мгновенно.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий