Краткая биография Дельвига

image Барон, русский поэт, издатель, друг и одноклассник А. С. Пушкина

  • О поэте в Википедии
  • Cписок произведений
  • Стихи, посвященные поэту

Биография

Дельвиг Антон Антонович (1798-1831) — барон, русский поэт, критик, издатель, друг и одноклассник А. С. Пушкина.

Родился 6 (17) августа 1798 в Москве. Из обрусевших лифляндских баронов. Первоначальное образование получил в частном пансионе в Москве. В 1811 был принят в Царскосельский лицей. Учился без энтузиазма, отмечалось лишь его увлечение отечественной словесностью. Особенно близок был с А.С. Пушкиным и В.К. Кюхельбекером — друзьями на всю жизнь. Ранние литературные опыты Антона Дельвига были удачны: он первым из лицеистов начал публиковаться, он же впервые отдал в печать стихи Пушкина. Написанная Дельвигом «Прощальная песнь воспитанников императорского Царскосельского лицея» (1817) стала лицейским гимном.

Служил в Департаменте горных и соляных дел, в канцелярии Министерства финансов. Служба по финансовой части не увлекала его, но и добившись в 1821 перевода в Публичную библиотеку, Антон Дельвиг своей нерасторопностью и ленью вызвал неудовольствие начальства и в 1825 был отправлен в отставку. Затем служил еще в разных ведомствах, но не с большим усердием.

К 1819 Пушкин, Кюхельбекер, Дельвиг и проживавший с ним в одной квартире Е.А. Боратынский составили дружеское сообщество, именуемое «союзом поэтов» (позднее в него вошел П.А. Плетнев). Противники называли их «вакхическими поэтами» за пристрастие к теме беззаботного наслаждения радостями жизни. В стихотворных посланиях, которыми они постоянно обменивались, господствовал культ дружбы и дух поэтической независимости. Антон Дельвиг — излюбленный их адресат и сам автор многих посланий.

В конце 1810 — начале 1820-х посещал литературные и масонские собрания, связанные с будущими декабристами, но в тайные общества не входил и радикальных убеждений не разделял, вообще чуждаясь активной политической деятельности. Однако аресты и ссылки, последовавшие за восстанием 14 декабря, воспринял как личную драму и был одним из немногих, кто присутствовал на казни пятерых заговорщиков.

В начале 1820-х пережил недолгое увлечение С.Д. Пономаревой, хозяйкой литературного салона, покорительницей сердец многих литераторов; адресовал ей ряд стихотворений («С.Д. Пономаревой», «К Софии» и др.), в том числе двустишную «Эпитафию» на ее безвременную кончину в 1824: «Жизнью земною играла она, как младенец игрушкой. / Скоро разбила ее: верно утешилась там».

В 1825 Антон Дельвиг женился на С.М. Салтыковой. В их доме часто бывали гости, устраивались литературно-музыкальные вечера, но желанного семейного счастья из-за увлекающегося характера супруги не было. Единственное посвященное жене стихотворение — «За что, за что ты отравила…» (ок.1830).

Поэтическое наследие Антона Дельвига невелико. Он славился как автор лирических жанров (элегий, романсов, посланий), был мастером изысканной литературной формы (сонет, антологическое стихотворение и др.). Подлинным новатором он явился в идиллии, традиционно связанной с античным образом счастливой Аркадии — страны пастухов и пастушек. В идиллиях Дельвига («Купальницы», «Изобретение ваяния» и др.) воссоздан этот гармоничный мир, где человеческие отношения естественны и чужды лицемерия и страстей. Пушкин считал их образцом «роскоши» и «неги» древней поэзии. Однако в лучшей идиллии Антона Дельвига «Конец золотого века» (1828) — трагическое крушение этого мира. Постоянные темы его «русских песен», созданных на основе устного народного творчества, — несчастная любовь, разлука, измена («Соловей мой, соловей», «Не осенний частый дождичек» и др.). Одни идиллии и «русские песни» обеспечили бы Антону Дельвигу место среди крупнейших поэтов пушкинского времени.

«Лентяй» Дельвиг не был таковым в литературных делах. В 1825-1831 он издает альманах «Северные цветы», проявляет незаурядные организаторские способности, привлекает петербургских и московских, известных и начинающих авторов для участия в альманахе, публикует и пишет сам критические статьи и рецензии. В 1829 Дельвиг выпустил альманах «Подснежник», сборник своих стихотворений, стал редактором и издателем «Литературной газеты» — полемического органа писателей пушкинского круга, которых бранили «литературными аристократами». По делам газеты имел ряд неприятных столкновений с начальником III отделения А.Х. Бенкендорфом, приведших к ее закрытию в 1830. В том же году издание удалось возобновить под редакцией О.М. Сомова, но все это наряду с семейными неурядицами тяжело сказалось на его здоровье. В несколько дней Антон Дельвиг скончался, как говорили тогда, от «гнилой горячки» 14 (26) января 1831 в Петербурге. Его внезапная смерть потрясла друзей. Пушкин написал в письме: «…никто на свете не был мне ближе Дельвига… Без него мы точно осиротели».

imageБарон Антон Антонович Дельвиг, потомок древней ливонской фамилии, переселившейся в Остзейский край в конце XV века и возведенной в баронское достоинство в 1723 году, родился 6 августа 1798 года в Москве. Как в детстве, так и в юности, Дельвиг отличался весьма живым воображением, что, впрочем, не мешало ему быть вялым и ленивым до последней степени.

Все эти особенности характера, не исключая последней, усвоенные будущим поэтом под сенью родительского крова, были перенесены им и под кров Царскосельского лицея, куда он поступил 12 августа 1811 года, в один день с великим Пушкиным, и где окончил курс предпоследним, из тридцати воспитанников, в мае 1817 года.

Первым стихотворением барона Дельвига, появившимся в печати была ода «На взятие Парижа», напечатанная в июньской книжке «Вестника Европы» в 1814 году, то есть, когда поэту-лицеисту было всего пятнадцать лет от роду. За одой последовал целый ряд стихотворений, напечатанных в том же «Вестнике Европы», в том числе пьеса «К Диону».

Пример Дельвига увлек и Пушкина, с которым молодой поэт подружился с первого дня поступления в Лицей, и остался верен этой дружбе до конца жизни. Стихотворение, отданное Пушкиным в «Вестник Европы», и напечатанное в нем в конце 1814 года, есть послание «К другу-стихотворцу», которое поэтому и может быть названо первым печатным произведением великого Пушкина, так как стихотворение «К сестре», написанное раньше, попало в печать только в 1855 году, при издании Анненковым «Сочинений Пушкина».

Затем, оба друга явились усердными сотрудниками журнала «Российский Музеум», в котором Дельвиг в 1815 году поместил восемь стихотворений и прозаическую статью «Письмо к издателю Музеума».

Читая первые стихотворения Дельвига, нельзя не заметить, что Гораций имел сильное влияние на его музу. Только начиная с 1817 года, когда он написал свою прощальную песню, пропетую его товарищами в день выпуска из Лицея, самобытный талант Дельвига стал быстро развиваться.

По выпуске из Лицея Дельвиг был определен на службу в Департамент Горных и Соляных Дел. Прослужив здесь около четырех лет, Дельвиг, все это время мало занимавшийся службой, и посвящавший большую часть своего времени литературе, решился, наконец, распроститься с гостеприимным департаментом, чтобы занять более спокойное место в Императорской Публичной Библиотеке, где ему было предложено место помощника библиотекаря.

Служба в библиотеке, директором которой в то время был известный Оленин, а помощником С.С.Уваров (впоследствии министр народного просвещения) сблизили Дельвига со служившими в то время в этом учреждении И.А.Крыловым, Н.И.Гнедичем, А.Х.Востоковым и другими. Но и здесь Дельвиг не оказал особой ревности к службе, только изредка посвящая свое время вверенным ему библиотечным сокровищам.

Оставив службу в Департаменте, Дельвиг ревностно предался литературным занятиям — и вскоре целый ряд прекрасных стихотворений украсил страницы многих журналов и альманахов того времени. Все эти стихотворения отличаются жизнью и блеском и свидетельствуют о том огромном шаге вперед, который сделал Дельвиг в последнее время своей поэтической деятельности, что подтверждал и Пушкин в письме другу от 30 января 1823 года.

Примерно в это же время Дельвиг сошелся с Баратынским, Плетневым и Языковым, дружеские отношения с которыми он поддерживал до самой смерти и почтил каждого из них дружеским посланием. К этому литературно-дружескому союзу, кроме Пушкина, Гнедича и Крылова, следует причислить Илличевского, Воейкова, Ф.Глинку и А.Измайлова, постоянных посетителей четвергов Дельвига.

Лучшим доказательством истинно дружеских отношений между членами этого союза может служить издававшийся Дельвигом в течение семи лет (с 1825 по 1832 год) альманах «Северные Цветы», наполнявшийся почти исключительно произведениями членов этого кружка, состоявшего из его друзей и лицейских товарищей.

Первая книжка «Северных цветов» (1825), составленная из произведений Пушкина, Жуковского, Крылова, Гнедича, Козлова, Баратынского, Воейкова, Глинки, Измайлова, князя Вяземского, Плетнева и других, встретила самый блистательный прием со стороны публики и критики.

Следующие шесть книжек «Северных Цветов» были выпущены Дельвигом в 1826-1831 годах. Что же касается последней, восьмой книжки, то она была издана Пушкиным, уже после смерти Дельвига, в 1832 году, в пользу его семейства. Во всех восьми книжках, в общей сложности, было напечатано тридцать три пьесы Дельвига.

31 июля 1825 года Дельвиг снова поступил на службу чиновником для особых поручений при Министерстве внутренних дел, а спустя три месяца женился на Софье Михайловне Салтыковой, после чего у него стал собираться по средам и воскресеньям чуть ли не весь литературный мир Петербурга.

В 1828 году Дельвиг задумал издавать, при помощи своих литературных друзей, новый журнал, под названием «Литературная Газета», но нашел возможным осуществить свой замысел только в начале 1830 года. Сначала дело шло очень хорошо: газета имела успех и подписчиков. Но с наступлением 1831 года обстоятельства переменились: вследствие внезапной болезни и столкновения с цензурой, Дельвиг должен был на третьем номере газеты отказаться от редакции и передать ее Сомову.

Затем к болезни присоединилась простуда — и поэт скончался 14 января 1831 года в Петербурге, на 33 году жизни, то есть в такую пору, когда от него еще можно было ожидать многого. Тело поэта было погребено на Волковском кладбище.

Как поэт, Дельвиг стоит невысоко, занимая скромное место среди второстепенных наших поэтов. Но как друг Пушкина, имевший свою долю влияния на величайшего из наших поэтов, как журнальный деятель и центр, вокруг которого группировались современные ему поэты, Дельвиг навсегда сохранил почетное место в истории русской литературы.

Имя Антон Антонович Дельвиг
Дата рождения 17.8.1798 (6)
Место рождения Москва
Дата смерти 26.1.1831 (14)
Место смерти Санкт-Петербург
Род деятельности поэт, писатель, издатель

Барон Анто́н Анто́нович Де́львиг (6, Москва — 14, Санкт-Петербург) — русский поэт, издатель.

Биография

Антон Антонович Дельвиг родился в Москве, в семье генерал-майора, происходившего из обедневшего рода прибалтийских немецких баронов. Семья была настолько обрусевшей, что Дельвиг даже не знал немецкого языка. Отец, Антон Антонович Дельвиг (17.6.1773 — 8.7.1828) — офицер, майор Астраханского полка, генерал-майор (1816). Мать — Любовь Матвеевна Красильникова (ум. 1859) была внучкой русского ученого-астронома А.Д.Красильникова.

В 1811 году Дельвиг поступил в Царскосельский лицей; учился он лениво, но рано начал писать стихи, и уже в 1814 году они появились в печати, в «Вестнике Европы» («На взятие Парижа» — за подписью Русский).

Кончил курс с первым выпуском лицея, в 1817 г., и к выпуску написал стихотворение «Шесть лет», которое было напечатано, положено на музыку и неоднократно пелось лицеистами. Служил в департаменте горных и соляных дел, оттуда перешёл в канцелярию Министерства финансов; с 1821 по 1825 г. был помощником библиотекаря (И. А. Крылова) в Императорской публичной библиотеке.

Творчество

Стихотворения свои он печатал в «Росском музеуме» (1815), «Новостях литературы», «Благонамеренном», «Соревнователе просвещения» и альманахах 1820-х гг.

В 1825 году Дельвиг женился на Софье Михайловне Салтыковой, и их дом стал одним из литературных салонов Петербурга. На литературные вечера, на которые собирались друзья поэта: Пушкин, Баратынский, Жуковский, Плетнев, Языков. В это же время он начал издательскую деятельность: в 1825—1830 гг. вместе с О. М. Сомовым он выпустил семь книжек альманаха «Северные цветы», альманах «Подснежник» на 1829 год, а с 1830 г. предпринял издание «Литературной газеты», которое продолжалось после его смерти.

«Ленивый баловень» и в школе, и в служебной деятельности, Дельвиг столь же беспечно относился и к своей музе. Писал он очень мало. Лени, вероятно, немало способствовала и тучная фигура поэта.

Тем не менее, он не был свободен от увлечений; предметом одного из них была С. Д. Пономарёва, которой он посвятил несколько стихотворений. Поэзия Дельвига развивалась по двум направлениям. С одной стороны, он стремился быть эллином и в подражание древним писал антологические стихотворения, идиллии во вкусе Феокрита и т. п.; с другой — он увлекался русской народной поэзией и подражал народной лирической песне. Иногда в его произведениях звучат добродушие и задумчивость.

Уже при жизни поэта его стихи перелагались на музыку Даргомыжским, Варламовым, Глинкой, Алябьевым. Пожалуй, самым известным его произведением стал романс «Соловей», посвящённый Александру Пушкину и положенный на музыку А. Алябьевым, дополненный вариациями М. Глинки; романс живёт уже около двух столетий и среди его исполнительниц самые выдающиеся певицы.

Известны слова Пушкина на смерть А. Дельвига: «Грустно, тоска. Вот первая смерть мною оплаканная… никто на свете не был мне ближе Дельвига», — писал Пушкин Плетневу, получив в Москве известие о смерти своего друга (XIV, 147);«Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть». (Пушкин — Е. М. Хитрово. 21 января 1831 г.); «<его> жизнь была богата не романическими приключениями, но прекрасными чувствами, светлым чистым разумом и надеждами» (Пушкин — из письма П. Плетневу 31 января 1831 г.). Пушкин же отмечал творчество Дельвига: «Идиллии Дельвига…, — писал Пушкин, — удивительны. Какую должно иметь силу воображения, дабы из России так переселиться в Грецию, из 19 столетия в золотой век, и необыкновенное чутье изящного, дабы так угадать греческую поэзию сквозь латинские подражания или немецкие переводы, эту роскошь, эту негу греческую, эту прелесть более отрицательную, чем положительную, не допускающую ничего запутанного, темного или глубокого, лишнего, неестественного в описаниях, напряженного в чувствах…» (XI, 58, 329—330).

Последние годы жизни

До конца своей жизни Дельвиг служил в Министерстве внутренних дел. Умер от тифа («гнилой горячки») в 32 года. Похоронен на некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры.

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 10.1825 — 09.1826 года — дом эклипт — Миллионная улица, 26;
  • 11.1829 — 14.01.1831 года — дом Тычинкина — Загородный проспект, 1.

Другие популярные авторы

Комментарии

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

Вадим Панов — серия книг «Анклавы»

Роман «Чума» Альбера Камю

Цикл сказок «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса

Все

КНИГИ

Велесова книга

Ночной Дозор (роман)

Туманность Андромеды (роман)

Все —>В Третьяковской галерее экспонируется картина Василия Перова «Чаепитие в Мытищах». Истинные любители чая знали, что именно там, близ подмосковного села Большие Мытищи, есть ключ с кристально чистой и очень вкусной водой. В 1770-е годы императрица Екатерина Великая, испробовав мытищинской воды, повелела провести отсюда водопровод в город. Но он со временем пришел в полную негодность и требовал реконструкции. В. Перов. Чаепитие в Мытищах близ Москвы. 1862 год. Фото: Владимир Вдовин/РИА Новости

Ее и выполнил молодой инженер барон Андрей Иванович Дельвиг (1813-1887), двоюродный брат лицеиста и поэта пушкинской плеяды Антона Дельвига. Москвичи получили возможность наслаждаться прекрасной питьевой водой. И не только москвичи: наш герой в молодых летах возглавил гидротехнические работы по сооружению Нижегородского водопровода…

Какие только удивительные начинания он ни возглавлял!

«Русский немец»

Барон происходил из знатного остзейского рода, чьи корни прослеживались вплоть до XIII века, однако Андрей Иванович искренне обижался, когда ему прямо или косвенно напоминали о его германских предках: «Меня никогда не занимала моя родословная»1. Он был православным по вере и русским по духу (мать — урожденная княжна Волконская, принадлежала к роду Черниговских князей, потомков Рюрика). Слова «Святая Русь» не были для него отвлеченным понятием, он не мог представить Российскую империю без власти императора. И смерть Александра I показалась 12-летнему юноше концом Истории.

Эта система ценностей помогала Дельвигу в течение всей жизни переносить тяготы и лишения государевой службы.

Кем стали одноклассники Пушкина по первому лицейскому выпуску

Барон окончил полный курс Института путей сообщения, где было великолепно поставлено преподавание точных наук. Поверхностное преподавание наук гуманитарных успешно компенсировалось тем, что в доме двоюродного брата Антона он имел возможность войти в узкий круг петербургской интеллектуальной элиты. Именно здесь он познакомился с самим Пушкиным. Дельвиг смотрел на поэта без пиетета и оставил о нем нелицеприятные воспоминания: отметил и «малую последовательность Пушкина во многом из того, что он предпринимал вне его гениального творчества»2, и то, что «Пушкин всегда холодно и надменно обращался с людьми мало ему знакомыми, не аристократического круга и с талантами мало известными»3.

Всегда и на все у него был независимый взгляд. Не очень удобное качество для карьеры инженера-реформатора.

Стакан воды для Чаадаева

Барон служил в Корпусе инженеров путей сообщения и деятельно споспешествовал модернизации страны: в молодости строил мосты и шоссейные дороги, публичные здания и водопроводы, а в зрелом возрасте неразрывно связал свое имя со строительством Российских железных дорог. И, судя по всему, старался не думать о том, каким именно способом государство получает деньги для народного блага. Барона можно понять. Среда, в которой он вращался, не имела ни малейшего представления о реалиях практической жизни. Выдающийся мыслитель Петр Яковлевич Чаадаев, с которым Андрей Иванович находился в многолетних добрых приятельских отношениях, в 1852 году заявил Дельвигу, назначенному начальником Московских водопроводов:

«Вы знаете, как я вас люблю и как я рад, что вы живете в Москве, но право не могу понять вашего здесь назначения; я с ребячества жил в Москве и никогда не чувствовал недостатка в хорошей воде; мне всегда подавали стакан чистой воды, когда я этого требовал.

Старейшей больнице в России исполнилось 200 лет

Эти слова вовсе не были с его стороны натяжкою. Он действительно полагал, что если он всегда имел чистую воду в Москве, то и все ее имели»4.

Если так рассуждал автор «Философических писем» и «Апологии сумасшедшего», то что говорить о Скотининых, Простаковых, Ноздревых, Собакевичах и Плюшкиных?! Вот почему Николай I так не любил любое лжемудрствование. Много написано об отсталости «фасадной империи» Николая, но мало кто дал себе труд поразмышлять о том, что государю приходилось обустраивать Российскую империю, с одной стороны, преодолевая постоянное сопротивление не желающих работать из-под палки крепостных, с другой — пренебрегая неизменной критикой в свой адрес со стороны «лишних людей» и «умных ненужностей», подобных отставному гвардии ротмистру Чаадаеву.

Нижегородское повеление

В 1834 году Николай I впервые побывал в Нижнем Новгороде, местоположение города царю очень понравилось, и он отдал более ста повелений, в которых шла речь о благоустройстве и украшении Нижнего. «Высочайшие повеления требовали устройства набережных с садами, спусков из верхней части города в нижнюю, казарм и других зданий… Между прочим, в повелениях было указано на два места кремлевской стены, в которых должно было устроить две башни с небольшими в них помещениями, из коих одна предназначалась для Императора, а другое для Императрицы Александры Федоровны. Государь сказал тогда, что он после 25 лет царствования передаст престол Наследнику и поселится в этих башнях»5.

Одно из повелений касалось сооружения современного шоссе, чем в числе прочего занимался Дельвиг. Нравы в городе царили патриархальные, и барон Андрей Иванович, который берег каждую казенную копейку и не брал взяток даже с подрядчиков, воспринимался нижегородцами как опасный вольнодумец, возмутитель спокойствия и едва ли не как потрясатель основ всеобщего благочиния. «Нижний был тогда городом, в котором взятки брались почти всеми, без всяких церемоний. Если купцы и другие обыватели не находили нужным к кому-либо из властей приносить по большим праздникам в подарок деньги, то приносили фрукты, чай, кофе, рыбу, вино и т.п.».

На Рождество Христово на квартиру инженер-майора Дельвига доставили разные съестные припасы и большого осетра, но барон отказался принять все это. «Мое поведение… произвело сильное впечатление между обывателями в Нижнем»6.

Что касается упоминавшегося выше водопровода, барон Дельвиг провел его с минимальными издержками в верхнюю часть города, устроив 18 ключевых бассейнов по изобретенному им самим способу и употребив две паровые машины для подъема воды. Это было в высшей степени оригинальное инженерное решение, позволившее сэкономить казенные деньги. Каково же было удивление Андрея Ивановича, когда он не получил за свое изобретение (как, впрочем, и за строительство шоссе) ни малейшей награды.

Инженер умел экономить казенную копейку, но не умел пускать пыль в глаза начальству…

На осмотр водопровода прибыл сам граф Петр Андреевич Клейнмихель — главноуправляющий путей сообщения и публичных зданий, непосредственный начальник Дельвига. Граф высоко ценил барона, о котором часто говорил: «Офицер отличный во всех отношениях»7. Барон подробно объяснил графу суть предложенного им решения. Напрасный труд! Граф был феноменально невежественным человеком: не понимал, что такое меридиан, отрицал наличие часовых поясов, искренне считал геологию лженаукой, выдуманной вольнодумцами французами, и был абсолютно несведущ в инженерном искусстве. Чем обстоятельнее объяснял Дельвиг, тем большее неудовольствие отражалось на лице главноуправляющего. Граф ожидал увидеть дорогую капитальную постройку в кирпиче, а ее-то и не было.

«Клейнмихелю не было дела до того, что подобный бассейн стоил бы в 20 или 30 раз дороже; было бы, по крайней мере, на что посмотреть»8.

При этом граф был одним из столпов николаевского царствования. Царь наградил его всеми высшими российскими орденами, включая алмазные знаки ордена Андрея Первозванного, — такой высокой награды не имели ни Кутузов, ни Барклай де Толли. На графском гербе Клейнмихеля красовался девиз: «Усердие все превозмогает». У государя фактически не было выбора при назначении сановников на ключевые посты в Российской империи: альтернативной фигурой невежественному, но усердному Клейнмихелю могла стать лишь «умная ненужность» вольнодумца Чаадаева.

Но ведь были же в России люди, подобные барону Дельвигу!

Да, были, но им не давали хода по службе, медленно продвигая в чинах. До самой смерти царь не мог забыть то потрясение, которое он пережил 14 декабря 1825 года, поэтому его жизненным кредо стал принцип: «ученых не нужно, нужны исполнители»9.

Конфликт с императором

Все изменилось, когда на престол взошел Александр II. Началась эпоха Великих реформ, и для барона Дельвига открылось широчайшее поле деятельности. В течение десяти лет занимая ключевой пост главного инспектора частных железных дорог, барон стоял у истоков железнодорожного строительства в Российской империи, инспектировал строящиеся и уже сооруженные магистрали и «по развитии железных дорог объезжал в год более 30 тыс. верст»10. При его деятельном участии было построено 32 дороги общей протяженностью 11 222 версты. Он участвовал в составлении перспективных планов, регулярно ездил за границу, где изучал технические новинки и размещал правительственные заказы. И где удивлял иностранцев тем, что отказывался получать за это «откаты»: «Скоро разнеслась между заграничными заводчиками весть о том, что меня нельзя подкупить»11. Замечу, что практика «откатов» отнюдь не была российским изобретением, а существовала повсеместно в развитых европейских странах.

Антон Дельвиг написал прощальный гимн лицеистов

После торжественного открытия одной из железных дорог молодые инженеры-путейцы, «выпив более обыкновенного», принялись по русскому обычаю качать тучного барона и на кураже пронесли его на руках по всем залам станции с криком: «Вот наш будущий главноуправляющий!» — «Один барон может хорошо повести дела!» — «Мы все будем довольны его назначением!»12.

Но не сбылось.

Да, барон Дельвиг имел высочайшую профессиональную репутацию первоклассного инженера, а его честность была вне подозрений. Да, теперь его ценило начальство, и он был лично известен Александру II: барона продвигали в чинах и награждали орденами. В 1869 году, во время болезни и продолжительного заграничного отпуска министра, инженер-генерал-лейтенант Дельвиг был в первый раз назначен управляющим Министерством путей сообщения. И вот тут перед ним предстала во всей неприглядной откровенности изнаночная сторона бурного железнодорожного строительства, которое велось в Российской империи.

На кону стояли не просто очень большие, а «бешеные деньги», и предприниматели давали безумные взятки высокопоставленным и влиятельным лицам, чтобы получить концессию на сооружение железной дороги. Существовала даже твердая такса — 4 тысячи рублей с каждой версты уступаемой дороги13. По четвергам управляющий Министерства путей сообщения представлял личные доклады государю и, как вспоминал сам барон, «постоянно был благосклонно принимаем». Даже с самыми острыми вопросами и предложениями.

Но все изменилось в одночасье.

«В марте 1871 года при одном из этих докладов государь, говоря о предстоящих к устройству в этом году железных дорогах, заметил:

— Ты отдашь дорогу к Ромнам Ефимовичу и Викерсгейму, а Севастопольскую Губонину; Кавказскую же впоследствии можно будет отдать Полякову.

Вышла в свет книга о Всероссийской промышленной выставке 1896 года

Слова эти меня поразили до такой степени, что я уж не помню ответа»14.

Что же так потрясло барона? Император и самодержец всероссийский повелел ему поступить против совести, заранее предрешив итоги грядущих торгов на раздачу концессий. Выиграть должен был не тот, кто предложит казне более выгодные условия, а тот, кто за мзду сумел заручиться поддержкой высокопоставленных лиц. Как потом объяснили барону Дельвигу доброжелатели, отдать концессию Ефимовичу и Губонину государь пообещал своей фаворитке княжне Екатерине Долгоруковой. Княжна была в доле с воротилами железнодорожного бизнеса!

Барон решил покинуть министерство. Становой хребет его системы нравственных ценностей был надломлен.

«К чему же было настаивать на производстве изысканий правительственными инженерами, к чему исчислять с необыкновенными затруднениями стоимость дорог, если их отдавать тому, кто имеет покровителей, которым он должен заплатить миллионы рублей и, следовательно, взять их с предприятия. Ясно, что при значительной стоимости дороги она не будет приносить дохода, а потребует доплаты, гарантии от правительства, будет бременем для казны и уронит в глазах капиталистов значение железных дорог в России»15.

Картина о несбывшемся

В Третьяковской галерее экспонируется один из лучших портретов кисти Ильи Репина, на котором запечатлен инженер-генерал барон Дельвиг. (Инженер-генерал — это II класс Табели о рангах, выше — только генерал-фельдмаршал.) Умный и очень значительный человек взирает на зрителя. Его парадный мундир украшен многочисленными орденами. Даже ничего не зная об этом человеке, мы понимаем, что перед нами очень крупный сановник Российской империи. В руках у него дорогая сигара, на пальцах холеных рук перстни с бриллиантами: один получен от Николая I, другой от принца Прусского. Этот человек со вкусом прожил свою жизнь. В молодости выпивал с приятелем по шесть бутылок дорогого вина на брата. Был тонким ценителем женской красоты и при этом счастлив в браке. Обожал хорошие рестораны и фешенебельные западноевропейские курорты. Был тонким гастрономом. Любил азартную карточную игру, хотя чаще проигрывал.

На портрете он выглядит преуспевающим человеком, каковым, в сущности, и был.

Но репинский портрет — это картина о несбывшемся.

Лишь три года назад были впервые опубликованы без цензурных изъятий обширные мемуары барона Андрея Дельвига «Полвека русской жизни». Чтение 1200страничного тома оставляет очень грустное впечатление. Только такая богатая страна, как Россия, могла позволить себе роскошь задвинуть на вторые роли столь талантливых людей, каким был барон Дельвиг. Понимаешь, через какую «грубую толщу» косности должна была пробиваться модернизация России, и тогда катастрофа 1917 года перестает восприниматься как нечто абсолютно необъяснимое.

1. Дельвиг А.И. Полвека русской жизни. М.: Виадук, 2014. С. 1.

  • [xfvalue_opisanie1]
  • [xfvalue_opisanie2]
  • [xfvalue_opisanie3]

imageДата и место рождения: 1798, Москва, Российская империя

Дата и место смерти: 1831 (32 года), Санкт-Петербург, Российская империя

Род деятельности: русский аристократ, барон, поэт и издатель

«Ленивый баловень», как называли его друзья, был близок с Пушкиным, издавал один из первых «толстых» журналов, писал стихи, многие из которых легли в основу популярных песен. Краткая биография Дельвига представлена ниже.

Лицеист

Первые стихи Антона Дельвига, сына генерала и георгиевского кавалера, появились в печати, когда автору было всего 16 лет. Пушкин, с которым Антон учился в Царскосельском лицее, находил у него чувство «прекрасное гармонии». В лицее юноша сошелся с теми из соучеников, кто, впоследствии вошел в число заговорщиков – декабристов.

На службе

По выпуску (1817) Антон поступил в Горный департамент. А положенное на музыку его стихотворение «Шесть лет» на годы стало своеобразным гимном лицея. После непродолжительной службы в департаменте. Дельвиг переходит в министерство финансов. Он активно участвует в культурной жизни столицы.

Цветы севера

Молодой поэт посещает литературные салоны, а вскоре, вместе с Баратынским, начинает издавать альманах «Северные цветы». Альманах пользовался значительным успехом, и, в дальнейшем, стал базой, опыт работы которой лег в основу литературных журналов. С 1821 по 1825-й Дельвиг работал помощником библиотекаря в публичной библиотеке Петербурга.

25 декабря и после

После события на Сенатской площади и следствия по делу декабристов Антон Дельвиг вызывался в жандармское управление, но по самому делу не привлекался. Поэт занимал умеренную позицию, однако своим товарищам, отправленным в ссылку, оказывал поддержку.

Последние годы Антон Антонович работал в Министерстве внутренних дел. Его общественная позиция нередко вступала в противоречие с линией проводимой властью. Дело доходило да конфликта с шефом Корпуса жандармов.

В 1831 году поэт заболел тифом и вскоре скончался.

Добавить в избранное

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий