Кто такой атаман Краснов? – Искусство – это молот, которым выковывают действительность. К.Маркс — LiveJournal

image П.Н. Краснов в форме Лейб-Гвардии Атаманского полка

Лично я вижу в нём трёх разных людей, которые вызывают к себе совершенно противоположные чувства и никак не складываются в единый образ. Первый – это Краснов-коллаборационист, Краснов – гитлеровский пособник, заслуженно повешенный по приговору советского суда в 1947 году, сколько бы ни лили по поводу его “мученической кончины” крокодиловых слёз наши доморощенные неонацисты. Никаких симпатий этот Краснов не вызывает, только омерзение. И только мерзкой рисовкой выглядит сцена, описанная в одной из его биографий, когда старый генерал заявил советским СМЕРШевцам, пришедшим его арестовывать: “Погоны, которые я ношу, даны мне Государем и я считаю за честь их носить. Я ими горжусь. И снимать их не намерен. Это вы можете сперва сдирать погоны, а потом их снова надевать. У нас это так не принято делать!“. Во-первых, это было просто лукавством: в генералы от кавалерии Краснова произвёл казачий Круг в 1918 году, в генерал-лейтенанты – “временное правительство”. Так что даже с точки зрения чина на нём были не те погоны, которые вручил ему государь. И уж тем более не государь император натянул на его преступные плечи мундир геополитического врага, к которому Краснов кощунственно пришпандорил русские погоны, опозорив и их, и свою офицерскую честь, а моральный урод Гитлер, на верность которому Краснов присягнул сознательно и охотно. Что бы сказал об этом император Николай Второй, мечтавший перед смертью только о том, чтобы война с немцами была доведена до победного конца, представить себе нетрудно.

image Краснов в немецкой форме Погоны на нём русского образца. Но не императорские (см. выше)

Слова, конечно, правильные и во многом пророческие. Вот только за несколько лет до того от Краснова слышались другие песни. Всего лишь за несколько лет до того он писал своим сторонникам, что лозунг “Единой Неделимой России” вреден “для казачьего дела”, что от него надо отказаться, а для начала – просто доказать свою верность и полезность немцам, доказать “своё право называться казаком” [3]. Он это право и доказывал, разъезжая по оккупированным станицам Донской области и зазывая казаков на службу к иноземным захватчикам. Авторитет генерала-ренегата, предавшего идеалы Белого Движения, был ещё высок – из навербованных им изменников немцам удалось создать целый корпус карателей, 15-й казачий кавкорпус СС, “отличившийся” не только на территории СССР, но и в православной Сербии (где немцы развернули кампанию настоящего геноцида против Сербской Православной Церкви, в которой добровольно – !!! – вызвались участвовать “православные” казаки). Более того – в своих воззваниях к казакам Краснов говорил только о “казачьем духе” и “казачьей самобытности”, но в этих воззваниях сознательно избегалось употреблять слово “Россия” [4]. «Казаки! – говорил Краснов в своих воззваниях. – Помните, вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ. Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков. Давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою, независимую от Москвы жизнь» [5]. И после этого пытаться “сделать лицо”, строить из себя “русского офицера”? Лицемерие. Лицемерие, справедливо закончившееся большевистской петлей –

Фотография с суда над Красновым и его “шефом” – эсэсовцем фон Панвицем.

П.Н. Краснов – атаман Всевеликого Войска Донского

П.Н. Краснов на коне, с регалиями Донского Атамана в руках.

И, наконец, третье лицо генерала Краснова – это Краснов-писатель. Я бы даже сказал – один из лучших русских православных писателей ХХ века. Его “Цареубийцы” – роман о русских революционерах второй половины XIX столетия, об убитом ими императоре Александре Освободителе, о Русско-Турецкой войне и, главное – о прозрении и покаянии – бесспорный шедевр, который смело можно поставить в один ряд с “Преступлением и наказанием” Достоевского. Главная героиня романа – русская дворянка Вера, возмущённая тяжёлым положением простого народа, вернее, потрясённая случившейся на её глазах “бессмысленной” гибелью матроса во время приготовлений к торжествам, решает присоединиться к революционерам-народовольцам, погружается в их мир с головой, начинает смотреть на мир полностью их глазами. Автор сознательно погружает Веру на самое дно нравственного падения: даже Русско-Турецкая война за освобождение Болгарии, предпринятая императором и вызвавшая всеобщий энтузиазм, у неё вызывает только раздражение, она не чувствует гордости за свою страну и желает её поражения, она с головой уходит в подготовку цареубийства, наконец, она видит его собственными глазами… И после этого перед ней обнаруживается с беспощадной очевидностью вся ложь тех идеалов, к воплощению которых она стремилась. Оказывается, впечатлявшие её прежде картины “с войны” – на самом деле грубая подделка, и на реальной войне так не бывает. Оказывается, что народ, на восстание которого так рассчитывали заговорщики – искренне жалеет убитого царя и столь же искренне ненавидит его убийц. Оказывается, что кумиры толпы, озвучивающие популярные лозунги – не более, чем лицемеры, играющие на публику. Финал автор оставляет открытым. Возможно, Вера, не выдержав тяжести собственного греха, покончила с собой. А возможно – она приняла монашество на Святой Земле и теперь замаливает свои грехи в том самом месте, где когда-то во искупление этих грехов пострадал Господь. Выводы читатель волен делать сам. Если вы ещё не читали роман “Цареубийцы” – настоятельно рекомендую.

Менее удачен роман Краснова об императрице Екатерине Второй. Слишком неумерены восторги. Слишком притянута за уши мотивация главной героини. Но при этом роман написан прекрасным русским языком, ставит перед читателем сложные нравственные вопросы и содержит богатый фактический материал по истории второй половины XVIII века. Есть и другие произведения Краснова, с которыми я ещё не успел ознакомиться (например, роман “От двуглавого орла к красному знамени”). Конечно, под конец жизни, в 30-е – 40-е годы, когда Краснов поставил свой талант на службу Гитлеру, из под его пера стали выходить дешёвые агитки, находящиеся далеко за пределами какой бы то ни было литературы. Но умалить литературных достоинств “Цареубийц” и “Екатерины Великой” эти убогие поделки не в состоянии. И в этих, лучших своих романах Краснов, как ни странно, выступает патриотом России, готовым отдать за неё всё без остатка, не только жизнь, но и честь. Говорить легко, жить так, как говоришь, куда труднее…

Так дай же Бог нам всем остаться патриотами не только на словах и в интернете, но и на деле, если пробьёт час испытаний. И пусть вдохновляет нас не пример Краснова, а пример Деникина и Дроздовского. И пример героев Великой Отечественной.

_______________________________________________________________ Примечания. [1] Цит. по: Мединский В.Р. Война. Мифы СССР. – М.: ЗАО “ОЛМА Медиа Групп”, 2011. – с. 325. [2] Цит. по: Марыняк А.В. Генерал от кавалерии П.Н. Краснов. // Белое Движение. Исторические портреты. – М.: АСТ, 2003. – с. 256. [3] Там же, с. 251. [4] Там же, с. 252. [5] http://russian7.ru/2014/10/rokovaya-oshibka-generala-krasnova/

Знакомьтесь: это чилийский офицер в чине бригадира Мигель (Михаил Семёнович) Краснов-Марченко, ныне подсудимый чилийского же суда по обвинению в преступлениях против человечности во времена хунты генерала Пиночета. На днях появились новые показания офицера-свидетеля о том, как Краснов лично сбрасывал с армейского вертолёта в Тихий океан троих политзаключённых — связанных, и с привязанными к их ногам кусками рельс. Пока общий срок его приговоров составляет 120 лет, но он может ещё возрасти… Нет слов, “достойный” сын повешенного в 1947 году гитлеровского генерала Семёна Краснова и достойный внучатый племянник повешенного в том же 1947-м царского, белогвардейского и гитлеровского генерала Петра Краснова! Во время суда Мигель Краснов заявил в своём последнем слове: “Мы все — участники революции 1973 года — затравлены, оскорблены, унижены и подвергаемся репрессиям только из-за того, что избавили страну от марксистской чумы. Ложью, хитростью и интригами сегодняшние марксисты извратили исторические факты, представив революцию «военным мятежом». Несмотря на обвинения, я сохраняю бодрое настроение и непоколебимую веру в Бога. Никогда гнусные личности, которые насиловали Чили, не покорят меня! Я солдат и казак, и во мне живы традиции казачества и предков-мучеников! Пусть все знают, что я казак и горжусь тем, что сделал в жизни, нося мундир офицера чилийских сухопутных сил!”. Было время, когда Мигель Краснов допрашивал других, ныне на допросы водят его самого А в интервью, в том числе российской прессе, г-н Краснов заявлял: “С детства сохраняю гордость, почтение и глубокое уважение к моим русским предкам, их жизни и самопожертвованию. Горжусь тем, что в моих жилах течёт кровь Красновых, донских и кубанских казаков.” Хотя есть одна мысль Мигеля Краснова, с которой можно полностью согласиться, он заметил: “Белых и красных уже не примирить”. И действительно, по старому анекдоту 20-х годов, их разделяет только один вопрос, но очень существенный — земельный. Одни хотят, чтобы другие лежали в земле, а те — чтобы они по ней не ходили… Ныне либералы в России украшают себя футболками с изображением как раз тех “подвигов”, в которых обвиняют г-на Краснова: сбрасывании арестованных противников хунты с вертолётов океан. Недавно я уже постил изображение такой замечательной по откровенности футболочки: Они это называют “либертарианской революцией”. Видимо, и в России они мечтали бы такое повторить… Красновы, безусловно, их герои. Вопрос только в том, удастся им это или нет… И не стоило бы им забывать, что история неумолима, и даже если их затея временно выгорит, потом за неё всё-таки придётся платить по счетам — как заплатили Пётр и Семён Красновы, и как платит сейчас Мигель Краснов. …А как хорошо и уютно было за широкой спиной генерала Аугусто! P. S. Так в январе 1947 года слушали приговор советского суда отец и дядюшка Мигеля Краснова. Пётр Краснов — второй слева, Семён Краснов — третий слева (за его спиной) Фотография очень походит на предыдущую, но есть и отличие: подсудимые услышали, что все они приговариваются к повешению. Надежды, если она и была, больше не осталось UPD. Набрёл вот попутно на шикарную цитату Валерии нашей Ильиничны Новодворской о генерале Пиночете, а заодно и о сегодняшнем сабже. Писано в 2006 году: “Погибли 3000 человек, а если бы Пиночет не остановил триумфальное шествие советской власти, погибли бы сотни тысяч, а оставшиеся в живых стали бы рабами, как на Кубе. Будем молиться, чтобы Господь был милосерднее к Пиночету, чем судья Бальтасар Гарсон. Пусть они с Альенде ходят по лунной дорожке и спорят. Какая жестокая судьба! … Спасибо Маргарет Тэтчер, что оценила старика и помогла, спасибо Алику Коху, вечному пловцу против течения, который в день смерти Пиночета на канале НТВ один среди левых завываний и чисто советской хулы сказал о старике доброе слово. Спасибо американцам, что чуточку помогли тогда, в 1973-м, хотя их граждане, попавшие под горячую руку, тоже погибли в Чили… Пиночет спас страну, как спасает больного хирург: кровь, крики, конвульсии, проклятья, а наркоза нет… Гражданская война – это операция без наркоза. Или умелые и жестокие руки хирурга, или морг. … Пройдёт время, пройдет поколение, и Пиночету тоже поставят памятник. А его сподвижнику, потомку славного атамана Краснова, Мигелю Краснову, дали 10 лет только за то, что он сражался в семидесятых с кубинскими герильерос, проникшими в Чили. Он сейчас сидит в тюрьме. Храбрый русский человек, чей народ был выдан англичанами Сталину, зверски уничтожен, и никакой “Конгресс русских общин”, никакая ЛДПР даже не думают его защищать, потому что наши нацисты по совместительству еще и совки, в душе остались красными и защищают только своих. … Пиночет был для Чили исторической необходимостью. Это надо уметь признать.” Главная Коллекция “Revolution” История и исторические личности Краснов Петр Николаевич

Жизнь и военная деятельность П.Н. Краснова. Непримиримый враг большевистской власти после Октябрьского переворота. Атаман Всевеликого войска Донского, борьба с большевиками. Мировая слава исторической трилогии ” От двуглавого орла к красному знамени”.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 05.10.2014
Размер файла 16,0В K

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д. PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах. Рекомендуем скачать работу.

Биография 07/01/17 Петр Краснов: за что после войны повесили «бравого атамана»

Инстинкт самосохранения любого государства отторгает изменников Родины. Не избежал этой участи и атаман Петр Краснов, однако не все историки ставят его на одну ступень с другими предателями.

Краткая родословная

До революции род Красновых на Дону являлся одним из самых авторитетных. Первым наиболее ярким его представителем был сподвижник атамана Платова – Иван Козьмич Краснов. Его также считают одним из первых казачьих интеллектуалов. Известно, что он был ранен накануне Бородинской битвы и умер на руках своего знаменитого друга.

Эфиопская звезда

10 (22) сентября 1869 года в Петербурге родился Петр Николаевич Краснов. Считается, что его литературная карьера началась 17 (29) марта 1891 года, когда он, будучи в звании хорунжий Лейб-Гвардии Атаманского полка, опубликовал в газете «Русский Инвалид» статью «Казачий шатер – палатка полковника Чеботарева». Это произошло спустя три года после окончания Александровского кадетского корпуса. В это время он служил полковым адъютантом. Осенью 1897 года его назначают начальником конвоя русской военной миссии при дворе Абиссинского негуса Менелика. Однажды молодой сотник Краснов, желая удивить эфиопов, поскакал стоя на двух конях, за что и был награжден офицерским крестом Эфиопской звезды 3-й степени.

Будучи наблюдательным человеком, он ежедневно вел записи, которые были опубликованы в брошюре «Казаки в Африке: Дневник начальника конвоя российской императорской миссии в Абиссинии в 1897-1898 гг.». Его очерки и статьи были весьма популярны, однако критики ставили ему в вину чрезмерное увлечение поэтическими ремарками. Позднее это позволило ряду критиков назвать Краснова посредственным писателем, сделавшим свое имя на борьбе с большевизмом.

Революция и личная катастрофа

В своей книге «На внутреннем фронте» Перт Краснов описывал разложение русской армии в канун Октябрьской революции. Книга получилась познавательной и даже получила мировое признание. Он иронизировал над казаками, которые на полном серьёзе говорили о монархии без царя, и вполне справедливо называл дикостью требование солдатских комитетов, обязывающее офицеров здороваться со всеми рукопожатием.

По мнению многих историков, жизнь русского генерала Краснова укладывается в типичную трагедию, характерную для всех без исключений национальных революций. Так было в Англии 1640—1660 годах, во Франции – 1789-1794 годах, так произошло и в России в 1917 году.

Впрочем, где бы ни случались социальные потрясения, везде искали некие черные силы. Нашел их и Краснов.

«…Уже, кажется, и так физиономия Ленина достаточно хорошо определена, но русскому обществу этого мало, – писал атаман в своей книге «От двуглавого орла к красному знамени». – Ему нужно оправдать свою гнусность тем, что с Лениным нельзя бороться, потому что за ним стоят какие-то страшные силы: всемирный еврейский кагал, всемогущее масонство, демоны, бафомет, страшная сила бога тьмы, побеждающего истинного Бога. На ухо шепчут: Ленин — не Ульянов, сын саратовского дворянина. Русский не может быть предателем до такой степени…»

Иммиграция

Генерал Краснов, описывая знаменитый Большой Войсковой Круг, который состоялся 15 августа 1918 года в Новочеркасске, подчеркнул: «Интеллигентная часть Круга понимала, что не может быть Войска Донского независимо от России. «Серая» часть Круга, громадное большинство, самоопределилась в пределах Земли Войска Донского, не желая переходить ее границы. Эта серая часть Круга определенно говорила: «Что нам Россия? От нее нам были всегда одни лишь неприятности да обиды. Вы посмотрите, какое Войско Донское маленькое, говорили атаману серые Донцы, – может ли одно, идти спасать Россию? Да и с какой стати, коли она сама спасаться не хочет».

Дедушка Краснов

В Третьем Рейхе Петр Краснов, будучи уже в преклонном возрасте, выступал с антирусских позиций. Его личный коллаборационизм, как и любой в годы войны, был величайшим обманом и роковой ошибкой.:

«Казаки! Помните, вы не русские, вы казаки, самостоятельный народ, – говорил он в августе 1944 года в Потсдаме. – Русские враждебны вам. Москва всегда была врагом казаков. Давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь».

19 января 1946 года он был повешен в Москве.

Его литературное наследие насчитывает более двух десятков книг, в том числе «От двуглавого орла к красному знамени», «Амазонка пустыни», «За чертополохом», «Все проходит», «Опавшие листья», «Понять – простить», «Единая, Неделимая», «Ларго», «Выпашь», «Подвиг», «Цесаревна», «С нами Бог», «Лава», «Цареубийцы», «Ненависть» (премия Католической Церкви), и так далее.

Источник: © Русская Семерка

Читайте также

Пётр Николаевич Краснов

(10 [22] сентября 1869, Санкт-Петербург — 16 января 1947, Москва)

Генерал от кавалерии. Войсковой атаман Донского казачьего войска. Известнейший писатель белой эмиграции.

image

Отцом человека, имя которого пользовалось известностью в двух мировых войнах, был генерал-лейтенант Н. И. Краснов, автор известных в своё время трудов по истории и географии Области Войска Донского. Родился в Санкт-Петербурге (его отец служил в Главном управлении Казачьих войск). Записан был Краснов-младший казаком станицы Вёшенской (по другим данным — Каргинской).

Сперва Пётр Краснов закончил столичный Александровский кадетский корпус. Затем в 18 лет поступил в 1-е Павловское военное училище, из которого выпустился в 1889 году хорунжим в лейб-гвардии Атаманский Наследника Цесаревича полк (первоначально состоял в комплекте Донских казачьих полков). В 1893–1894 годах прошёл курс академического образования.

В 1897–1898 годах исполнял должность начальника казачьего конвоя при русской дипломатической миссии в Эфиопии. За джигитовку донских казаков император Менелик II наградил сотника Краснова офицерским крестом Эфиопской звезды 3-й степени.

Много лет находясь на должности полкового адъютанта в полку донской казачьей гвардии, Краснов рано проявил писательский талант, который в его многочисленных литературных произведениях несомненен. В молодости он начал сотрудничать в ряде изданий, в частности в «Русском инвалиде». Это принесло ему известность, в том числе и в казачьих кругах.

К числу его наиболее известных военно-исторических работ, увидевших свет к началу Первой мировой войны, относятся такие, как «Краткий очерк истории лейб-гвардии Его императорского Высочества Наследника Цесаревича Атаманского полка», «Русско-японская война» в двух томах, «Донцы и Платов в 1812 году», ряд других произведений.

image

Как военный корреспондент «Русского инвалида», Пётр Краснов участвовал в Китайском походе 1900–1901 года, когда русские войска в составе международного корпуса, основу которого составляли японские военные, принимал участие в подавлении Ихэтуаньского («Боксёрского») восстания в Китае, во взятии Пекина.

Участвовал гвардейский казачий офицер и в Русско-японской войне 1904–1905 годов, не раз отличался на полях Маньчжурии, где ему довелось командовать казаками-забайкальцами. Наградой стали боевые ордена Святых Анны и Владимира 4-х степеней.

В 1906–1907 годах Краснов командовал 3-й сотней в лейб-гвардии Атаманском полку. После этого учился в специализированной Офицерской кавалерийской школе. После окончания был оставлен там преподавателем. Был начальником казачьего отдела школы.

С 1910 года полковник П. Н. Краснов — командир 1-го Сибирского атамана Ермака Тимофеевича казачьего полка, стоявшего на китайской границе в Джаркенте. С 1913 года — командир 10-го Донского генерала Луковкина казачьего полка (квартировал в городе Замостье Царства Польского), с которым вступил в Первую мировую войну.

В той войне Краснов показал себя способным кавалерийским военачальником. Об этом лучше всего свидетельствует его служебная карьера. После полковой службы стал командиром бригады 1-й Донской казачьей дивизии. Затем стал (последовательно): командиром 3-й бригады Кавказской Туземной конной дивизии, командующим 2-й Сводной казачьей дивизии, 1-й Кубанской казачьей дивизии. В августе 1917 года назначается командиром 3-м конного (кавалерийского) корпуса вместо застрелившегося генерала Крымова.

image

В состав этого корпуса входили три казачьи дивизии: Уссурийская генерал-майора Губина, Кавказская генерал-майора Багратиона и 1-я Донская генерал-майора Грекова с дивизионной конной артиллерией. 3-й конный корпус распропагандирован не был, в нём соблюдалась воинская дисциплина и организованность.

В мае 1917 года Краснов был арестован революционными солдатами на прифронтовой железнодорожной станции и отправлен в армейский комитет в город Минск. Был освобождён по требованию временно исполняющего обязанности Верховного главнокомандующего (заболевший генерал Алексеев уехал на лечение в Крым) генерала Гурко.

Генерал-майором стал в ноябре 1914 года. Дивизии, которыми командовал Краснов, не раз отмечались в приказах командующих армиями и главнокомандующими армиями фронтов. За личное мужество и успешное выполнение боевых задач был награждён Георгиевским оружием с надписью «За храбрость».

30 декабря 1915 года генерал-майор П. Н. Краснов удостоился ордена Святого Георгия 4-й степени. Его он получил за боевые операции в мае того года на реке Днестр, когда был бригадным командиром Кавказской Туземной конной дивизии.

Краснов в годы мировой войны показал себя видным теоретиком кавалерийского дела. Так, он направил в штаб походного атамана при Верховном главнокомандующем России ряд разработанных им документов о совершенствовании боевого применения кавалерии русской армии, в том числе казачьих дивизий и бригад.

image

Одним из первых в России выдвинул идею реформирования конницы в соответствии с требованиями современной войны. Он предложил разделить её на стратегическую и армейскую. То есть речь шла о создании конных армий и проведении глубоких рейдов по неприятельским тылам. Эта идея была в некоторой мере реализована в ходе Гражданской войны.

…В силу ряда обстоятельств, командир 3-го конного корпуса оказался одним из главных действующих лиц Октябрьских событий 1917 года. Он выполнил приказ главы Временного правительства А. Ф. Керенского о выступлении на Петроград. Попытка взять миллионный город со взбунтовавшимся гарнизоном в 300 тысяч человек несколькими тысячами конников выглядела откровенной авантюрой. Тем более что к Петрограду подошло всего около девяти неполных сотен 1-й Донской и Уссурийской казачьих дивизий с 18 конными орудиями, одним броневиком и одним бронепоездом. С этими силами генерал-майор Краснов начал наступление на Петроград в районе села Пулково.

Войска Краснова были разбиты в многочасовом бою 30 октября на Пулковских высотах отрядами питерских красногвардейцев и революционных балтийских матросов, которыми командовал левый эсер подполковник М. А. Муравьёв. Перед этим около 20 тысяч мобилизованных людей, посланных на рытьё окопов, в считанные дни создали оборонительный рубеж «Залив — Нева». К тому же казаки не горели желанием сражаться за «временных» министров.

Так в отечественной (советской) истории появился термин: контрреволюционный мятеж Керенского — Краснова в октябре 1917 года.

Бой на Пулковских высотах закончился переговорами в Красном Селе. Они закончились согласием на уход казаков по домам с лошадьми и оружием. Корпусной командир был арестован и доставлен в Петроград, в Смольный. После допроса его отпустили под честное слово русского офицера не выступать больше против советской власти. Глава Временного правительства Керенский же удачно бежал из-под Петрограда.

image

Краснов уехал на Дон, где до апреля 1918 года проживал в станице Константиновской, внимательно следя за развитием событий в Гражданской войне. Для донского казачества он являлся авторитетным военачальником с немалыми боевыми заслугами.

16 мая 1918 года на войсковом круге, собравшемся в Новочеркасске, Пётр Николаевич Краснов был избран атаманом Войска Донского (Главнокомандующим белоказачьей Донской армии и Правителем Дона).

При его участии в Области Войска Донского была ликвидирована советская власть. Созданная им Донская армия стала частью белых Вооружённых сил Юга России во главе с генералом А. И. Деникиным. При создании Донской армии Краснов опирался на помощь германского оккупационного командования, которое передало ему часть трофейного вооружения, снаряжения и боеприпасов.

В августе 1918 года выступал организатором «Доно-Кавказского союза» под эгидой германского командования с целью добиться признания Берлином Войска Донского как самостоятельного государства. В дальнейшем планировал соединение его с другими казачьими областями России.

Красновское письмо об этом кайзеру Вильгельму было опубликовано в одной из газет Екатеринодара. Это вызвало резкую критику «автономиста» Краснова со стороны Деникина и других лидеров белого добровольчества. Итогом их противоречий стал уход атамана в отставку. Вместо него атаманом Войска Донского войсковым кругом был избран генерал-лейтенант А. П. Богаевский. Всё же считается, что основной причиной смены атамана стали поражения белоказачьей армии на фронте.

После этого события Краснов оказался в рядах Белой Северо-Западной армии, в штабе генерала от инфантерии Н. Н. Юденича. Как известный литератор, он ведал вопросами пропаганды. В январе 1920 года был военным представителем в Эстонии, участвовал в переговорах с её правительством.

image

В эмиграции П. Н. Краснов жил в Париже и Берлине (в Германии прожил 25 лет). Сотрудничал с РОВС, руководил курсом «Военная психология». Продолжал активно заниматься писательским трудом. В эмигрантские годы им были написаны книги «На внутреннем фронте», роман «От двуглавого орла к красному знамени» (переведён на 15 языков), «Тихие подвижники», «Всё проходит», «Опавшие листья», «Понять — простить», «Единая, Неделимая» и многие другие литературные произведения, которые спустя полвека после смерти автора были опубликованы и на его родине.

По количеству созданных литературных произведений за пределами Отечества, по их популярности и переводимости, П. Н. Краснов считается крупнейшим писателем белой эмиграции. Ему в этом уступают в свой эмигрантский отрезок жизни даже такие известные писатели, как Куприн и Алексей Толстой. Данный несомненный факт сегодня нельзя не признать.

Своё сотрудничество с германским командованием гитлеровской Германии Краснов (в отличие от подавляющего большинства белоэмигрантов) начал с 1936 года. В 1941 году он приветствовал нападение Германии и её союзников на СССР. Участвовал в работе казачьего отдела Министерства восточных оккупированных территорий.

Осенью 1942 года приезжал на Дон для организации «добровольческих казачьих отрядов» в составе вермахта. С марта 1944 года Пётр Краснов — начальник Главного управления казачьих войск при Верховном командовании сухопутных войск, руководил организацией Казачьего стана на оккупированной территории и в Северной Италии. Поэтому следует признать и тот факт, что Краснов воевал против собственного Отечества в лице Советского Союза и советского народа. Однако, говоря словами великого французского писателя Виктора Гюго, нельзя быть героем, воюя против собственного Отечества.

image

После войны Краснов был интернирован англичанами в Австрию и вместе с другими казаками выдан советскому командованию в городе Юденбурге. Казнён (повешен) по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 16 января 1947 года в Москве.

…Во что же верил Пётр Николаевич Краснов, боевой генерал, донской атаман и писатель, казнённый за то, что «проводил против Советского Союза шпионско-диверсионную и террористическую работу» (так говорилось в информационном сообщении в газете «Правда» от 17 января 1947 года)?

Лучше всего, думается, ответят на такой вопрос слова самого человека, о котором идёт речь. Краснов в «Казачьем альманахе» за 1939 год, выходившем в Париже, писал о своей сокровенной мечте:

«И верю я, что, когда начнёт рассеиваться уже не утренний туман, но туман исторический, туман международный, когда прояснеют мозги задурённых ложью народов, и русский народ пойдёт в „последний и решительный” бой с третьим интернационалом и будет та нерешительность, когда идут первые цепи туманным утром в неизвестность — верю я — увидят Русские полки за редеющей завесой исторического тумана родные и дорогие тени лёгких казачьих коней, всадников, будто парящих над конскими спинами, подавшихся вперёд, и узнает Русский народ с величайшим ликованием, что уже сбросили тяжкое иго казаки, уже свободны они и готовы свободными вновь исполнять свой тяжёлый долг передовой службы — чтобы, как всегда, как в старину, одиннадцатью крупными жемчужинами казачьих войск и тремя ядрышками бурмицкого зерна городовых полков вновь заблистать в дивной короне Имперской России».

http://fisechko.ru/100vel/kazakov/80.html << Предыдущая публикация | Следующая публикация >> 07.08.2018 16:10 3190

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий