Лев Ландау — гений и домашний тиран — Никогда ни о чем не жалейте вдогонку… — LiveJournal

22 января 2018, 10:35 Наука

«Я свободомыслящий человек, а они жалкие холуи»

close 100%

Репродукция картины художника М.Штейнера «Академик Лев Ландау»

Репродукция картины художника М.Штейнера «Академик Лев Ландау»

РИА «Новости» 110 лет назад родился знаменитый советский физик Лев Ландау. Насколько велик был его вклад в развитие физики, за что он попал в тюрьму, как сложилась его семейная жизнь и что его погубило, вспоминает «Газета.Ru».

Лев Давидович Ландау появился на свет 22 января 1908 года в Баку, его мать была врачом, а отец — инженером-нефтяником. Ландау был очень одаренным ребенком со склонностью к точным наукам. Уже в 14 лет он поступил в Бакинский университет, сразу на два факультета — химический и физико-математический. От химии, впрочем, он вскоре отказался.

Первый свой важный вклад в развитие физики Ландау сделал уже в 19 лет, после окончания физического отделения физико-математического факультета Ленинградского университета.

Он ввел понятие матрицы плотности в качестве метода для полного квантово-механического описания систем, являющихся частью более крупной системы. Это понятие стало основным в квантовой статистике.

Следующие несколько лет Ландау провел в командировках в другие страны, где он продолжал учиться. Он познакомился с Эйнштейном, Бором, Гейзенбергом и другими физиками, как уже знаменитыми, так и молодыми, но выдающимися.

В 1930-х годах Ландау руководил теоретическим отделом Украинского физико-технического института в Харькове, заведовал кафедрой теоретической физики на физико-механическом факультете Харьковского механико-машиностроительного института (ныне — Харьковский политехнический институт). В этот же период он начал жить с Конкордией (Корой) Дробанцевой, выпускницей химического факультета, с которой состоял в свободных отношениях. Брак между Ландау и Дробанцевой был зарегистрирован только в 1946 году, перед рождением сына.

После смерти Ландау Кора начала работу над мемуарами, посвященными ее жизни с мужем. После выхода книга вызвала скандал в академическом сообществе — ученые были шокированы и возмущены описанными в ней подробностями личной жизни великих умов СССР. В том числе она описывала и многочисленные похождения самого Ландау.

«Коруша, ужас! Я обхамил девушку. Представь себе, очень миловидная девушка.

Фасон платья много обещал и так культурно прижималась, полез за пазуху — и ничего нет. Не то что мало, а просто ноль. Ну я от нее, как от лягушки, удрал, не попрощавшись даже. А сейчас угрызаюсь!»,

— приводила она примеры его рассказов.

Несмотря на любовь к женщинам, помогать им реализовать себя в физике он нужным не считал — так, однажды он отказался брать в аспирантуру студентку своего бывшего ученика физика .

После увольнения из Харьковсого университета в 1937 году Ландау по приглашению физика Петра переехал в Москву, став заведующим теорическим отделом Института физических проблем.

В 1938-м Ландау был арестован за антисоветские взгляды — он участвовал в написании листовки, призывавшей свергнуть сталинский режим.

В ней Сталин был назван фашистским диктатором, в «своей бешеной ненависти к настоящему социализму» сравнявшимся с Гитлером и Муссолини.

Из тюрьмы он вышел спустя год благодаря письму в его защиту от Нильса Бора и поручительству Капицы. Тот писал Берии, что «Ландау не будет вести какой-либо контрреволюционной деятельности в моем институте, и я приму все зависящие от меня меры к тому, чтобы он и вне института никакой контрреволюционной работы не вел» и обещал в случае антисоветских высказываний со стороны Ландау сообщить в НКВД. Реабилитирован Ландау был только в 1990 году.

Взгляды, впрочем, у Ландау не поменялись.

«Я – свободомыслящий человек, а они – жалкие холуи. Я прежде всего чувствую свое превосходство»,

— заявлял он позже в отношении других ученых.

«Если бы не пятый пункт, то есть национальность, я не занимался бы спецработой, а только физикой, наукой, от которой я сейчас отстаю. Спецработа, которую я веду, дает мне в руки какую-то силу… Я низведен до уровня «ученого раба», и это все определяет», — сокрушался Ландау насчет необходимости выполнять правительственные задания.

С 1945 по 1953 год Ландау участвовал в советском Атомном проекте и был удостоен за это трех Сталинских премий, ордена Ленина и звания Героя Социалистического Труда. С 1955 года и до конца жизни он преподавал на кафедре квантовой теории и электродинамики физического факультета .

Идея знаменитого «Курса теоретической физики Ландау и Лифшица» пришла к Ландау еще в 1920-х годах, во время учебы в Ленинградском университете.

Он работал над ним совместно с физиком Матвеем Бронштейном, который был расстрелян в 1938 году. В 1935-1938 годах была опубликована рукопись, посвященная механике, статистике и электродинамике, соавторами которой стали аспиранты Ландау — Леонид Пятигорский и Евгений Лифшиц. «Ландафшиц» — так называли книгу советские и до сих пор называют российские студенты-физики.

Лифшиц писал о Ландау: «Он рассказывал, как был потрясен невероятной красотой общей теории относительности… Он рассказывал также о состоянии экстаза, в которое привело его изучение статей Гейзенберга и Шредингера, ознаменовавших рождение новой квантовой механики. Он говорил, что они дали ему не только наслаждение истинной научной красотой, но и острое ощущение силы человеческого гения, величайшим триумфом которого является то, что человек способен понять вещи, которые он уже не в силах вообразить. И, конечно же, именно таковы кривизна пространства-времени и принцип неопределенности».

Также в 1935 году вышла книга «Задачи по теоретической физике. Часть I. Механика», написанная в соавторстве с Лифшицем и физиком Львом Розенкевичем. Последующие части задачника так и не вышли из-за расстрела Розенкевича.

В течение следующих почти 30 лет были подготовлены семь томов курса из десяти. После того, как Ландау пострадал в автомобильной аварии, Лифшиц сотрудничал также и с другими физиками.

«На его долю выпала трагическая судьба — умереть дважды,

— писал о Ландау Лифшиц в послесловии второго тома курса. — В первый раз это случилось шесть лет назад, 7 января 1962 г., когда на шоссе, по дороге из Москвы в Дубну, легковая машина столкнулась со встречным грузовиком».

Самосвал снес дверь «Волги», в которой ехал Ландау. После удара физик без сознания выпал на дорогу.

«Да, Дау получил комплекс множественных травм, каждая из которых могла привести к смертельному исходу: перелом семи ребер, которые разорвали легкие; множественные кровоизлияния в мягкие ткани и, как выяснилось значительно позже, — в забрюшинное пространство с отпотеванием в брюшную полость; обширные переломы тазовых костей с отрывом крыла таза, смещение лобковых костей; забрюшинная гематома — вогнутый живот Дау превратился в огромный черный волдырь.

Но медики в те дни говорили, что все эти страшные травмы — просто царапины в сравнении с травмой головы!»,

— писала Кора.

За жизнь ученого боролись не только врачи. Один из зарубежных издателей его трудов, узнав о случившемся, прилетел в Москву с необходимыми медикаментами. Студенты раздобыли аппарат искусственного дыхания и кислородные баллоны. Почти два месяца Ландау пробыл в коме, но все же выжил.

В этом же году Ландау стал лауреатом Нобелевской премии по физике «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия».

После аварии Ландау отошел от занятий физикой. В течение следующих лет он относительно восстановил здоровье, но ему было по-прежнему тяжело ходить, мучили боли в животе. В марте 1968 года состояние Ландау ухудшилось. Боли резко усилились, живот вздулся, 25 марта появилась сильная рвота. Ландау был госпитализирован с диагнозом «непроходимость кишечника».

Ночью его прооперировали. На следующий день Ландау чувствовал себя лучше, чем рассчитывали врачи. Но в течение следующих дней его состояние неоднократно то ухудшалось, то вновь улучшалось.

Ландау умер 1 апреля 1968 года из-за тромбоза сосудов брыжейки. За несколько часов до смерти он произнес: «Все же я хорошо прожил жизнь. Мне всегда все удавалось!».

Благодаря Ландау была создана выдающаяся школа физиков-теоретиков, многие из которых сделали вклад в развитие физики едва ли меньший, чем сам Ландау. Его имя носит несколько десятков физических теорий.

Лев Ландау (годы жизни – 1908-1968) – великий советский физик, уроженец Баку. Ему принадлежит множество интересных исследований и открытий. Можете ли вы ответить на вопрос, Лев Ландау за что получил Нобелевскую премию? В этой статье мы расскажем о его достижениях и основных фактах биографии.

Происхождение Льва Ландау

Можно долго говорить о таком ученом, как Лев Ландау. Годы жизни, род занятий и достижения этого физика — все это наверняка интересует читателей. Начнем с самого начала — с происхождения будущего ученого.

Он появился на свет в семье Любови и Давида Ландау. Отец его был довольно известным инженером-нефтяником. Он работал на нефтепромыслах. Что касается матери, то по профессии она была врачом. Известно, что эта женщина осуществляла физиологические исследования. Как видно, Лев Ландау был выходцем из интеллигентной семьи. Его старшая сестра, к слову сказать, стала инженером-химиком.

Годы обучения

Лев Давидович учился в средней школе, которую блестяще окончил в возрасте 13 лет. Его родители посчитали, что их сын еще очень молод для обучения в высшем учебном заведении. Поэтому они решили отправить его на один год в Бакинский экономический техникум. Затем, в 1922 году, он был принят в Бакинский университет. Здесь Лев Ландау изучал химию и физику. Спустя два года Лев Давидович перевелся в Ленинградский университет, на физический факультет.

Первые научные работы, аспирантура

В возрасте девятнадцати Ландау стал уже автором четырех научных работ, которые были опубликованы. В одном из этих трудов впервые была использована так называемая матрица плотности. Этот термин в наше время широко применяется. Им описываются квантовые энергетические состояния. Ландау окончил университет в 1927 году. Затем он поступил в аспирантуру, выбрав Ленинградский физико-технический институт. В этом учебном заведении он работал над квантовой электродинамикой и магнитной теорией электрона.

Командировка

В период с 1929 по 1931 год был в научной командировке Лев Ландау. Годы жизни, род занятий и достижения этого ученого связаны с тесным сотрудничеством с иностранными коллегами. Так, во время командировки он побывал в Швейцарии, Германии, Нидерландах, Англии и Дании. В эти годы он встретился и познакомился с основоположниками квантовой механики, которая тогда только что появлялась. В числе ученых, с которым встретился Ландау, был Вольфганг Паули, Вернер Гейзенберг и Нильс Бор. К последнему Лев Давидович сохранил дружеские чувства на всю свою жизнь. Этот ученый особенно сильно повлиял на Ландау.

Лев Давидович, находясь за границей, осуществил важные исследования свободных электронов (их магнитных свойств). Кроме того, совместно с Пайерлсом он провел исследования и по релятивистской квантовой механике. Благодаря этим работам Лев Ландау, род занятий которого заинтересовал зарубежных коллег, стал считаться одним из ведущих физиков-теоретиков. Ученый узнал, как обращаться с весьма сложными теоретическими системами. Нужно отметить, что впоследствии это умение очень ему пригодилось, когда Ландау начал проводить исследования, касающиеся физики низких температур.

Переезд в Харьков

Лев Давидович в 1931 году вернулся в Ленинград. Однако вскоре он решил перебраться в Харьков, который в то время был столицей Украины. Здесь ученый работал в Украинском физико-техническом институте, был руководителем его теоретического отдела. Одновременно Лев Давидович был главой кафедр теоретической физики в Харьковском университете и Харьковском инженерно-механическом институте. В 1934 году Академия наук СССР удостоила его степени доктора физико-математических наук. Для этого Ландау не потребовалось даже защищать диссертацию. Звание профессора было присуждено уже в следующем году такому ученому, как Лев Ландау.

Род занятий его охватывал все новые и новые области науки. Ландау в Харькове опубликовал труды на такие темы, как дисперсия звука, происхождение энергии звезд, рассеяние света, передача энергии, происходящая при столкновениях, сверхпроводимость, магнитные свойства различных материалов и др. Благодаря этому он стал известен как теоретик, имеющий необычайно разносторонние научные интересы.

Отличительная черта работ Ландау

Впоследствии, когда появилась физика плазмы, работы Ландау, посвященные частицам, взаимодействующим электрически, оказались весьма полезными. Позаимствовав из термодинамики некоторые понятия, ученый высказал ряд новаторских идей, касающихся низкотемпературных систем. Нужно сказать, что все работы Ландау характеризуются одной важной чертой – виртуозным использованием математического аппарата при поиске решения сложных задач. Лев Ландау внес значительный вклад в квантовую теорию, а также в исследования взаимодействия и природы элементарных частиц.

Школа Льва Ландау

Диапазон его исследований поистине широк. Они охватывают практически все основные области теоретической физики. Благодаря такой широте своих интересов ученый привлек в Харьков множество талантливых молодых ученых и одаренных студентов. В их числе был Лифшиц Евгений Михайлович, который стал сотрудником Льва Давидовича и его ближайшим другом. Школа, выросшая вокруг Льва Ландау, превратила Харьков в один из ведущих центров теоретической физики в СССР.

Ученый был убежден в том, что физик-теоретик должен быть основательно подкован во всех областях этой науки. С этой целью Лев Давидович разработал весьма жесткую программу подготовки. Он назвал эту программу «теоретическим минимумом». Претенденты, которые хотели участвовать в работе семинара, руководимого им, должны были соответствовать очень высоким требованиям. Достаточно сказать, что за 30 лет, несмотря на множество желающих, всего 40 человек сдало экзамены по «теорминимуму». Однако тем, кому это удалось, Лев Давидович щедро уделял свое внимание и время. Кроме того, им была предоставлена полная свобода выбора при выборе темы исследования.

Создание курса теоретической физики

Ландау Лев Давидович поддерживал дружеские отношения со своими сотрудниками и учениками. Они с любовью называли ученого Дау. В помощь им в 1935 году Лев Давидович создал подробный курс теоретической физики. Он был опубликован Ландау совместно с Е. М. Лифшицем и представлял собой серию учебников. Их содержание авторы обновляли и пересматривали в течение дальнейших 20 лет. Огромную популярность завоевали эти пособия. Они были переведены на множество языков мира. В настоящее время эти учебники по праву считаются классическими. В 1962 году за создание данного курса Ландау и Лифшиц получили Ленинскую премию.

Работа с Капицей

Лев Давидович в 1937 году откликнулся на приглашение Петра Капицы (фото его представлено далее) и стал главой отдела теоретической физики в московском Институте физических проблем, вновь созданном в то время. Однако уже на следующий год ученый был арестован. Ложное обвинение гласило, что он занимался шпионажем в пользу Германии. Лишь благодаря вмешательству Капицы, который лично обратился в Кремль, Лев Ландау был освобожден.

Когда Ландау перебрался из Харькова в Москву, Капица как раз занимался экспериментами с жидким гелием. Если температура опускается ниже 4,2 К (абсолютная температура измеряется в градусах Кельвина и отсчитывается от -273,18 °С, то есть от абсолютного нуля), газообразный гелий становится жидкостью. В данном состоянии он называется гелием-1. Если понизить температуру до 2,17 К, он переходит в жидкость, именуемую гелием-2. Она обладает весьма интересными свойствами. Гелий-2 способен с легкостью протекать сквозь самые мелкие отверстия. Кажется, как будто вязкость у него полностью отсутствует. Вещество поднимается вверх по стенке сосуда, словно сила тяжести не воздействует на него. Кроме того, его теплопроводность превосходит теплопроводность меди в сотни раз. Капица решил назвать сверхтекучей жидкостью гелий-2. Однако при проверке выяснилось, что его вязкость не нулевая.

Ученые предположили, что столь необычное поведение объясняется эффектами, которые относятся к области не классической физики, а квантовой теории. Эти эффекты проявляются лишь при низких температурах. Обыкновенно они дают о себе знать в твердых телах, поскольку при этих условиях большинство веществ замерзает. Исключением является гелий. Это вещество до абсолютного нуля остается жидким, если оно не подвержено высокому давлению. Ласло Тисса в 1938 году предположил, что в действительности жидкий гелий – это смесь двух форм: гелия-2 (жидкости сверхтекучей) и гелия-1 (жидкости нормальной). При падении температуры практически до абсолютного нуля первый становится доминирующей компонентой. Данная гипотеза объясняет появление различной вязкости при разных условиях.

Как Ландау объяснил явление сверхтекучести

Лев Ландау, краткая биография которого описывает лишь основные его достижения, смог объяснить явление сверхтекучести, используя при этом совершенно новый математический аппарат. Другие ученые опирались на квантовую механику, которую применяли для анализа поведения отдельных атомов. Ландау же рассмотрел квантовые состояния жидкости практически так же, как если бы она являлась твердым телом. Он выдвинул гипотезу о том, что есть две компоненты возбуждения, или движения. Первая из них – это фононы, которые описывают нормальное прямолинейное распространение волн звука при малых значениях энергии и импульса. Вторая – ротоны, которые описывают вращательное движение. Последнее является более сложным проявлением возбуждений, возникающим при более высоких значениях энергии и импульса. Ученый отметил, что наблюдаемые явления можно объяснить вкладами ротонов и фононов и их взаимодействием.

Ландау утверждал, что жидкий гелий можно рассматривать в качестве «нормальной» компоненты, которая погружена в сверхтекучий «фон». Как же можно объяснить то, что жидкий гелий истекает через узкую щель? Ученый отметил, что только сверхтекучая компонента в этом случае течет. А ротоны и фононы сталкиваются со стенками, удерживающими их.

Значение теории Ландау

Теория Ландау, а также дальнейшие ее усовершенствования сыграли очень важную роль в науке. Они не просто объяснили наблюдаемые явления, но также и предсказали некоторые другие. Один из примеров – это распространение двух волн, обладающих различными свойствами и именуемых первым и вторым звуком. Первый звук представляет собой обычные звуковые волны, тогда как второй является температурной волной. Благодаря теории, созданной Ландау, ученые смогли значительно продвинуться в уяснении природы сверхпроводимости.

Годы Второй мировой войны и послевоенное время

Лев Давидович во время Второй мировой войны занимался изучением взрывов и горения. В частности его интересовали ударные волны. После мая 1945 года и вплоть до 1962-го ученый работал над различными задачами. В частности он исследовал редкий изотоп гелия, имеющий атомную массу 3 (обычно масса его 4). Лев Давидович предсказал существование для этого изотопа нового вида распространения волн. «Нулевой звук» — так назвал его Лев Давидович Ландау. Биография его отмечена, кроме того, участием в создании атомной бомбы в СССР.

Автокатастрофа, Нобелевская премия и последние годы жизни

В возрасте 53 лет он попал в автокатастрофу, в результате чего получил тяжелые повреждения. Множество врачей из СССР, Франции, Канады, Чехословакии боролись за жизнь ученого. Он пробыл без сознания 6 недель. В течение трех месяцев после автокатастрофы не узнавал даже близких Лев Ландау. Нобелевская премия была присуждена ему в 1962 году. Однако по состоянию здоровья он не смог поехать в Стокгольм, для того чтобы получить ее. На фото ниже можно видеть Л. Ландау с супругой в больнице.

Премия была вручена ученому в Москве. После этого Лев Давидович прожил еще 6 лет, однако вернуться к исследованиям он так и не смог. Лев Ландау скончался в Москве в результате осложнений от полученных травм.

Семья Ландау

Ученый в 1937 году женился на Дробанцевой Конкордии, инженере-технологе в области пищевой промышленности. Эта женщина была родом из Харькова. Годы ее жизни – 1908-1984. В семье родился сын, который впоследствии стал физиком-экспериментатором и работал в Институте физических проблем. На фото далее представлены Л. Ландау с сыном.

Это все, что можно рассказать о таком ученом, как Лев Ландау. Биография его, конечно, включает лишь основные факты. Теории, которые он создал, достаточно сложны для неподготовленного читателя. Поэтому в статье лишь вкратце рассказано о том, благодаря чему прославился Лев Ландау. Биография и достижения этого ученого до сих пор вызывают большой интерес во всем мире.

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения лауреата Нобелевской премии Льва Ландау. Почему физики называли его гением? Какова его роль в атомном проекте и почему он не любил об этом вспоминать? Зачем он ездил к Бухарину? Как сумел преодолеть свою застенчивость и робость? Какие стихи особенно любил? Об этом корреспондент «РГ» беседует с учеником великого физика, академиком РАН Исааком Халатниковым.

Российская газета: Оценить суть работ Ландау могут только специалисты, которые называли его гением. А можно широкой публике объяснить, в чем это проявлялось?

Исаак Халатников: Он сам на это ответил, ведь говорил: я чемпион мира по технике. Что это значит? Сложнейшие задачи математической физики он всегда решал первым. Кажется просто невероятным, но Ландау обходился без черновиков, писал сразу набело. На ваших глазах происходило почти чудо. Я видел это много раз, но каждый раз поражался. Обычно ученый «марает» множество бумаг, прежде чем получит ответ. А тут не одной помарки, хоть сразу печатай.

РГ: Говорят, так же творил Моцарт. Например, увертюры к некоторым своим знаменитым операм он писал прямо перед премьерой и раздавал ноты оркестрантам, когда публика уже занимала места.

Халатников: Да, наверно, Ландау можно назвать Моцартом в науке. Но вот интересно, как он сам себя оценивал. Лев Давидович обожал все классифицировать. Ученых он измерял по логарифмической шкале. Это значит, что физик, например, второго класса сделал в науке в десять раз меньше, чем первого. В «половинный» класс он поместил лишь Эйнштейна, в первый — знаменитых творцов квантовой механики Бора, Гейзенберга и Дирака, а себя лишь во второй.

Ландау можно называть феноменом, потому что он знал в физике все. Внес ясность в самые разные направления этой науки. Запутанные и сложные проблемы становились простыми и ясными после того, как он ими занимался.

Но он был не только великий ученый, но и великий учитель. Ландау создал в нашей стране школу физиков-теоретиков, многие из которых стали выдающимися учеными мирового класса. А началось все, когда он уехал работать в Харьков и стал читать лекции. В аудиториях собирались толпы студентов. Конечно, Ландау поражал особым блеском, образностью мышления, но главное — он необычно излагал предмет. Такого никогда не слышали.

РГ: А что он внес нового?

Халатников: До него была старая школа преподавания научных дисциплин. Скажем, теоретическую механику читали несколько лет, а он — всего полгода. Ландау в корне изменил сам подход к обучению, он все курсы начинал с того, что давал некоторые общие принципы, а затем из них формулы сыпались как из мясорубки. Такая логика производила на студентов сильнейшее впечатление. Так раньше не учили. Он создал новый стиль изложения науки. Поэтому его книги переведены на многие языки, по ним учатся во всем мире.

Кстати, в 1935 году он специально поехал к Николаю Бухарину, который был главным редактором газеты «Известия» и курировал науку. Хотел убедить политика, что надо изменить систему образования в вузах. И убедил, так как в «Известиях» появилась статья Ландау «Буржуазия и современная физика». В названии, конечно, отражен дух времени, но по сути она была революционна.

РГ: А как появился знаменитый теорминимум Ландау, который почти за тридцать лет сумели сдать всего 43 человека?

Халатников: Он настолько поразил молодых ученых, что именно с ним все захотели работать. Но на такую армию его, естественно, не хватило бы, поэтому он придумал систему отбора — теоретический минимум. Это были девять экзаменов, два по математике, семь по теоретической физике. К этому испытанию готовились по полгода, а некоторые по году. Сдавшие обязательно получали доступ к «телу» Ландау.

Кстати, это выдвинутое им же условие налагало на него жесткие обязательства, а порой ставило в сложные ситуации. Например, когда в 50-е годы началась борьба с космополитами, Ландау предупредили, что такой-то ученый в ней активно участвует, ведет себя непорядочно. Однако Лев Давидович заявил: он же сдал теорминимум, я обязан его взять. И хотя потом этот человек попортил ему много крови, он никогда не говорил, что совершил ошибку. Свой закон надо выполнять.

Вообще он был не просто учителем в конкретной науке, а учителем в библейском смысле слова. Ведь наука не просто формулы, это особый мир. Здесь крайне важны моральные принципы, нравственность, дух свободы, равноправия. Ландау притягивал своим бескорыстием, открытостью, в нем никто не видел патриарха, это был простой, очень естественный, доступный, удивительно жадный до жизни человек, с прекрасным чувством юмора. Но в то же время борец со всякими приспособленцами и очковтирателями в науке. Здесь он отличался беспощадностью, находил очень обидные слова.

РГ: Мало кто знает об участии Ландау в атомном проекте. А ведь вы в одной из статей пишете: «То, что сделал Ландау, в СССР не под силу больше никому». О чем речь?

Халатников: Требовалось рассчитать атомную, а потом водородную бомбу. Это были очень громоздкие уравнения математической физики. Если их решать в лоб, потребовались бы годы, ведь тогда никаких компьютеров не было и в помине, считали на электрических арифмометрах фирмы «Мерседес». Под руководством Ландау были разработаны принципиально новые методы расчета, создан новый математический аппарат. Потом я узнал, что с подобной проблемой столкнулись и американцы. Там группу возглавлял великий математик фон Нейман.

РГ: Почему Ландау не любил вспоминать о своем участии в этом проекте?

Халатников: Как только умер Сталин, он мне сказал: «Все, я больше его не боюсь и выхожу из игры. Забирай у меня дела». Так я возглавил это хозяйство.

К работе над атомным проектом он, как и любой из нас, относился очень добросовестно, но ушел, как только появилась возможность. Он считал, что укрепляет мощь своего злейшего врага и его приспешников. Ведь Ландау был арестован в 1938 году и почти год провел в тюрьме. Он никогда об этом не забывал. А спас его Капица.

РГ: Вокруг Ландау много мифов и легенд, очень непросто отделить правду от вымыслов. Например, некоторые авторы пишут, что все годы КГБ вело за Ландау охоту. Не преувеличение ли?

Халатников: Об этом можно прочитать в опубликованном письме генерала КГБ Серова. Оно было направлено в ЦК КПСС, когда Ландау хотел выехать в командировку за границу. Там, в частности, сказано, что близкие друзья, читай стукачи, не рекомендуют отпускать ученого, так как его ближайшее окружение, читай коллеги, создало вокруг него ореол непогрешимости, а потому он может не вернуться. И в том же письме сказано, что сведения получены от друзей, а также техническими методами. Приводятся некоторые высказывания Ландау, в том числе слова: «Я здесь ученый раб». Понятно, что его кабинет был напичкан микрофонами.

РГ: Многие из знавших Ландау отмечали, что в нем сочеталось как бы два человека. Один резкий, задиристый, другой — робкий, застенчивый. Какой же он был?

Халатников: В молодые годы — очень застенчив, страдал комплексами. Но проявил огромную волю, постоянно себя преодолевал и с годами в любой аудитории, с любыми собеседниками чувствовал себя как рыба в воде. Завоевал право всегда, в любых обстоятельствах быть самим собой. А это дорогого стоит.

РГ: Он якобы имел славу Дон Жуана. Это миф или доля истины здесь есть?

Халатников: Чтобы понять отношение Ландау к женщинам, приведу вам лишь одну его фразу, которую он нам не раз говорил: «Я чемпион, я любил Кору (жена Ландау — ред.) 12 лет». Что это значит? Для него слово «любовь» имело особое значение. Прежде всего это острота чувств. Если она уходила, уходила и любовь.

Да, у него были увлечения, но не романы в привычном смысле этого слова, а очень серьезные отношения, где на первом месте была настоящая любовь. Сколько? Меньше, чем пальцев на одной руке. В общем, все разговоры о донжуанстве Ландау — полная чушь.

РГ: Читал, что на знаменитом 50-летии Ландау вы были «выпивалой». Что это значит? Что особенно запомнилось с этого юбилея?

Халатников: Так как Ландау не пил, то на сцене он лишь чокался с очередным поздравляющим и передавал рюмку «дежурному выпивале». Естественно, они менялись, иначе людей пришлось бы выносить. Ведь поток чествователей был огромным. Хочу уточнить, что сам я выпивалой не работал, «удовольствие» получали другие.

Славословие, доклад о жизни и научной деятельности юбиляра были категорически запрещены, нарушителей штрафовали, а в гардеробе висел плакат: «Адреса сдавать швейцару». Ландау подарили медаль с его профилем и надписью на латинском «Ot duraca slychu», одно из любимых выражений Льва Давидовича. Подарили ему мраморные скрижали — «Десять заповедей Ландау», на которых выгравированы десять формул наиболее значительных его открытий.

РГ: Что его интересовало помимо науки?

Халатников: Все, что происходит в мире. Утро у него начиналось с чтения газет. Прекрасно знал историю, наизусть читал множество стихов, особенно Лермонтова, Константина Симонова, Некрасова, Жуковского. Очень увлекался кино, как, впрочем, все физики. Помню, какое огромное впечатление на нас тогда произвел фильм с Жаном Габеном «У стен Малапаги». Академик Тамм даже предложил ввести тест на интеллигентность по тому, как человек относится к этому фильму.

РГ: Сегодня есть в мире физики уровня Ландау?

Халатников: Думаю, что нет. Но сейчас иное время, иные задачи. В нашей науке гигантами сделано невероятно много, созданы блестящие теории, и сейчас нужен прорыв: создание единой теории, которая бы их всех объединила. Задача невероятной сложности. Иногда мне кажется, что современный человеческий мозг не в состоянии все это охватить. Но это уже другая история.

Корреспондент «РГ» связался с сыном Ландау, который живет в Швейцарии.

Российская газета: Говорят, что жить под одной крышей с великим человеком очень непросто. Он вас чем-то поражал? Каким он был в быту?

Игорь Ландау: Отец был жизнерадостным, простым человеком, с чувством юмора, поэтому жизнь в нашем доме была легкой. Может быть, в какой-то степени доставалось моей матери, ведь на ее плечи ложились все домашние и организационные дела, но она с этим справлялась.

Что отец гений, я никак не ощущал. Для меня он был просто моим отцом. Наверное, поэтому он меня ничем не поражал. Дома он работал, лежа на диване. Практически никогда — сидя за столом. Выглядело это всегда очень просто — бумага, ручка и какая-нибудь книга или журнал, чтобы удобнее было писать.

РГ: О чем вы с ним говорили? Может быть, какой-то разговор особенно запомнился?

Ландау: Обсуждали самые разные темы, ведь он всем интересовался. Очень любил рассказывать об исторических событиях — удивительно хорошо знал историю. Думаю, лучше многих специалистов.

РГ: Повлиял он на ваш выбор профессии? Ведь вы тоже стали физиком?

Ландау: Он был человек очень либеральный, во всяком случае в быту. Я никогда от него не слышал никаких нотаций. Тем более он на меня не давил при выборе увлечений. Одно время я «заболел» химией, думал посвятить себя этой науке, потом стало скучно и занялся физикой.

РГ: Многих интригует тема «Ландау и женщины». Известна его теория о полной свободе в отношениях мужа и жены. Была такая свобода между вашими родителями?

Ландау: Да, в родительских отношениях существовала полная свобода. Подобная жизнь была не очень простой для моей матери, которая хоть и согласилась с таким положением вещей, но немало от этого страдала.

РГ: Каково его отношение к искусству?

Ландау: Отец очень любил все виды искусства, кроме музыки, оперы и балета. Отдавал предпочтение Льву Гумилеву, Константину Симонову, стихотворным переводам Пастернака. Любил живопись и скульптуру. Помню, что он восхищался Верой Мухиной, ему нравились деревянные скульптуры Коненкова, с которым был знаком. Однажды он даже взял меня, еще ребенка, к нему в мастерскую.

РГ: Расскажите немного о себе. Где вы сейчас работаете?

Ландау: Я экспериментатор, занимаюсь физикой низких температур в Бернском университете.

Общество Наука Общество История Лев Ландау: правда и мифы

imageЛандау Лев Давыдович (1908—1968), физик-теоретик, основатель научной школы.

Родился 22 января 1908 г. в Баку в семье главного инженера одного из нефтяных промыслов Давыда Ландау и врача Любови Гаркави.

В 1924 г. Ландау продолжил образование в Ленинграде. Первая его научная работа посвящена вопросам квантовой механики. Через два года по направлению Ленинградского физико-технического института Ландау уехал за границу. В Берлинском университете он познакомился с А. Эйнштейном. Чуть позже посетил одного из создателей квантовой механики —В. Гейзенберга. Затем был Цюрих (Швейцария) и, наконец, Копенгагенский институт теоретической физики, где его уже ждал Н. Бор. Вместе с ним Ландау работал в Кавендишекой лаборатории Кембриджского университета (Англия). По окончании стажировки он был назначен заведующим теоретическим отделом Украинского физико-технического института.

Вскоре Харьков стал центром теоретической физики в СССР. В 1937 г. учёный начал работать в Московском институте физических проблем у П. Л. Капицы.

В 1941 г. вместе с институтом он переехал в Казань. В 1943— 1947 гг. работал на кафедре низких температур МГУ, с 1947 г. — на кафедре физики МФТИ.

С 1940 по 1950 г. Ландау создал теорию колебаний электрической плазмы, теорию сверхпроводимости плазмы.

В 1946 г. он стал академиком. В 1954 г. Л. Д. Ландау, А. А. Абрикосов и И. М. Халатников опубликовали фундаментальный труд «Основы квантовой электродинамики».

Яркий талант и огромная работоспособность ставят Ландау в первый ряд выдающихся физиков XX в. Имя учёного связано почти со всеми разделами физики: ядерная физика, физика элементарных частиц, квантовая механика, термодинамика, кинетическая теория газов.

За разработку теории сверхтекучести и сверхпроводимости в 1962 г. Ландау был награждён Нобелевской премией. Учебники физики, по которым учатся студенты не только нашей страны, но и всего мира, хорошо известны нескольким поколениям.

В январе 1962 г. Ландау попал в автомобильную катастрофу. Он долго лечился, тосковал по работе и друзьям, вынашивал творческие планы.

Учёный скончался 1 апреля 1968 г. в Москве. Его последними словами были: «Я неплохо прожил жизнь. Мне всегда всё удавалось».

Еще по теме:

Комментарии:

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий