Потомок Миклухо-Маклая — о великом путешественнике и своей экспедиции в Папуа – Новую Гвинею

September 12th, 2015, 11:09 am

На Папуа бывали? Вы не первые! Миклухо-Маклай – путешественник и ученый.

imageНет, до Папуа-Новой Гвинеи я за свою жизнь так и не добрался. А вот в Москве на улице Миклухи-Маклая пожить довелось. Главная достопримечательность на этой далекой от центра московской улице – здание Университета дружбы народов. И, особенно, «разноцветные» общежития при нем. Кстати, как правильно говорить: улица Миклухи-Маклая или улица Миклухо-Маклая? Может быть, ответ подскажет родословная знаменитого этнографа? Род Миклух известен с 18 века. Потомственное дворянство получил прадед ученого, хорунжий украинского казачьего войска Степан Миклуха, за отличие при взятии Очакова в русско-турецкую войну 1787—1791 годов. В городе Стародубе, откуда Степан Миклуха происходил, был даже Миклухин переулок. И дед, и отец ученого носили фамилию Миклуха. Значит, первая часть фамилии нашего героя – Миклуха, а не Миклухо. Следовательно, по всем правилам русского языка, должно быть: улица Миклухи-Маклая. Точка. На самом же деле утвердилось другое написание этой фамилии – Миклухо-Маклай. Почему? Загадка, однако. А вот откуда вторая, псевдошотландская, часть фамилии великого этнографа? Тут версий много, и все они плохо доказуемы. Если вообще доказуемы. Одна из них утверждает, что род Миклух происходит от некоего шотландского солдата Микаэля Маклая, плененного казаками в битве у Желтых Вод и вполне себе ассимилировавшегося на просторах Украины. Вторая версия попроще: среди многих Миклух (тех, что населяли уже упомянутый Миклухин переулок) был Миклуха по прозвищу Махлай. Вот от этого-то Миклухи Махлая фамилия и произошла. Наконец, имеется на удивление простая версия: шотландскую приставку к своей исконной фамилии Николай Миклуха попросту выдумал, чтобы покрасоваться перед миром. Ибо был претенциозен и малость хвастлив. А, может быть, и не малость. Жизнь его дает много тому свидетельств. Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846 — 1888) родился в семье железнодорожного инженера. В то время в России начинался бум строительства железных дорог. Поэтому инженеры-железнодорожники жили весьма обеспечено. Но в 1857 году отец скончался, и жизнь семейства стала небогатой. В 1863 году Николай Миклуха стал вольнослушателем Петербургского университета. Почему вольнослушателем, а не полноправным студентом? Потому что в гимназии Коля Миклуха учился плохо, дважды оставался на второй год и, в конце концов, курс так и не закончил. Николай Миклуха занимался естественными науками на физико-математическом факультете. С 1864 года Н.Миклуха учится в Германии. Здесь для обучения в университете у русского подданного документов о гимназическом образовании не требовали. Н.Миклуха изучал философию и естественные науки в Гейдельберге, Лейпциге и Йене. Стал учеником естествоиспытателя Эрнста Геккеля (1834—1919). Геккель был горячим сторонником идей Ч.Дарвина о роли естественного отбора в образовании видов животных и растений. Естественно, стал дарвинистом и Николай Миклуха. В 1866 году 19-летний студент совершил вместе с Э.Геккелем большое научное путешествие на острова Атлантического океана. Николай Миклуха побывал на Мадейре, на Канарах, в Марокко, Гибралтаре, Испании. Кстати, по одной из версий шотландский «довесок» к исконной фамилии появился на Канарских островах. Здесь Николай Миклуха обнаружил новый вид морских губок, Guancha blanca. По давней традиции первооткрыватель метил открытый им вид сокращением своей фамилии на латинском языке: Guancha blanca Mcl. А уж из этого Mcl юноша соорудил шотландскую фамилию McLay, которую присоединил к исконной. А до этого он подписывался тоже не без изящества, Николай фон Миклухо. Первая научная публикация студента, вышедшая в 1868 году, была подписана двойной фамилией «Миклухо-Маклай». В марте 1869 года Н.Миклухо-Маклай совершает научное путешествие на коралловые рифы Красного моря. Шарм-аш-Шейх и Хургада тогда были названиями бедуинских стоянок в жаркой пустыне. Основные исследования Н.Миклухо-Маклай вел на противоположном, аравийском, берегу не слишком широкого Красного моря. Он обосновался в Джидде. Исследования морской фауны Красного моря были очень актуальны. Это была последняя возможность изучить морских животных именно Красного моря. В феврале 1869 года закончилось строительство Суэцкого канала, по которому в Красное море стала поступать вода моря Средиземного, содержащая других морских животных. Экология Красного моря существенно изменилась. Кстати, слово «экология» в науку ввел учитель Н.Миклухо-Маклая, Э.Геккель. Именно в этой поездке Н.Миклухо-Маклай заразился малярией, приступы которой терзали его всю оставшуюся жизнь. С Ближнего Востока ученый возвратился в Россию и стал готовить следующее путешествие, которое прославило его имя. Это было путешествие в Новую Гвинею, населенную малоизученными, но по свидетельствам очевидцев, кровожадными племенами людоедов. О существовании Новой Гвинеи Миклухо-Маклай узнает из труда Отто Финша «Новая Гвинея», вышедшем в свет в Германии. В статье, в которой он пишет о том, почему он выбрал своей целью именно Новую Гвинею, Миклухо-Маклай отметил, что его привлекла малая изученность этого острова, а также то, что первобытные люди, которые жили здесь, фактически не были затронуты влиянием цивилизации. Что и говорить, замечательные возможности для антропологов и этнографов! Исследования Новой Гвинеи курировало Русское географическое общество. Государство финансировало экспедицию Миклухо-Маклая только частично. Так, доставить ученого на остров должен был корвет «Витязь». Кстати, в Москве на улице Миклухо-Маклая находится кинотеатр «Витязь», названный как раз по этому парусно-винтовому корвету российского флота. Но многие государственные деятели выражали недоумение: нужны ли России далекие территории в Тихом океане? Частично путешествие финансировали частные меценаты, частично деньги в это вложил сам Николай Николаевич. Например, находясь на борту корвета, он не был поставлен на довольствие и фактически являлся пассажиром, который должен обходиться своим запасом продовольствия. К берегам Новой Гвинеи корвет «Витязь» приблизился 20 сентября 1871 года. Миклухо-Маклай высадился на берег на северо-восточном берегу острова. Здесь же, на берегу, рядом с ручьем корабельные плотники поставили ему дом. Корвет «Витязь» ушел в дальнейшее плавание, а смелый ученый остался один на острове среди совсем недружелюбных жителей. Он смог убедить их в своей силе и в том, что его не стоит бояться. Луки и копья не были пущены в ход. Начался процесс мирного сожительства и взаимного узнавания. Миклухо-Маклай описывал жизнь и быт папуасов, лечил их, учил язык и давал много полезных советов. Он собрал коллекцию черепов папуасов (этого добра у каннибалов было много), зарисовывал местных жителей, делал антропометрические измерения. Н.Миклухо-Маклай прожил среди папуасов больше года. За это время им было написано множество антропологических заметок, из которых следовало, что папуасы, несмотря на свою отсталость, ничем не отличаются от других представителей рода человеческого. Вопреки популярным тогда в Европе теориям о том, что папуасы – вид, промежуточный между человеком и обезьяной. Еще одним доказательством того, что папуасы принадлежат к тому же виду Homo Sapiens, что и просвещенные европейцы или менее просвещенные малайцы явилось наличие детей от межрасовых браков. Такие браки давали здоровое и даже красивое потомство. В последнем Н.Н.Миклухо-Маклай убедился сам. У него была любовница по имени Бунгарая, малайско-папуасская метиска. Во многом благодаря «полевым» исследованиям Миклухо-Маклая жителей Папуа Новой Гвинеи, Австралии и Новой Зеландии, а также множества тихоокеанских островов стали относить к отдельной человеческой австралоидной расе. Первое путешествие Миклухо-Маклая в Новую Гвинею завершилось в декабре 1872 года. Но ученый не покинул австралийско-тихоокеанский регион. В 1874 году он совершил путешествие по Малаккскому полуострову, а в 1876-1877 годах он совершил плавание по островам Тихого океана (Микронезия и Меланезия), в ходе которого во второй раз посетил Новую Гвинею. Он привез сюда припасы и подарки для папуасов. Все его старые друзья еще были живы. В ноябре 1877 Миклухо-Маклай покинул навсегда «Берег Маклая». В Сингапуре он привел в порядок свои заметки и коллекции, а затем, в 1879-1880 годах побывал еще в одном путешествии по островам Меланезии. Только в 1882 году, после двенадцати лет странствий, ученый вернулся на родину. В ноябре 1882 года произошла его встреча с царем Александром III. Он пытался внушить императору мысль: Россия должна взять папуасов под свою защиту и покровительство. Папуа-Новая Гвинея и острова Тихого океана должны стать русским протекторатом. Отдав 12 лет своей жизни изучению этих далеких краев и людей их населяющих, он почувствовал себя обязанным защищать этих «дикарей» от посягательств колонизаторов. Положение, описанное чуть позже А. де Сент-Экзюпери: «Мы в ответе за тех, кого мы приручили» Предложения Н.Н.Миклухо-Маклая были отвергнуты. В самом деле, для чего России нужны были еще и черные «недоразвитые» папуасы? Зачем ради их защиты вклиниваться в интересы Англии, Голландии и Германии в этом регионе? Годы жизни в тропическом климате подкосили силы Н.Н.Миклухо-Маклая. К постоянно терзавшей его малярии добавился целый букет плохо известных европейской медицине лихорадок. Миклухо-Маклай умер в больнице при Военно-медицинской академии 2 апреля 1888 года. Он был похоронен в Петербурге на Волковом кладбище. Вклад Н.Н.Миклухо-Маклая в антропологию и этнографию велик. Пионерские работы, проведенные во время пребывания в Новой Гвинее сохраняют свое значение и поныне. Особенно важным является сам метод: ученый-исследователь должен жить среди народа, который исследует, разделяя с ним все трудности и радости. Миклухо-Маклай был одним из последних в истории науки натуралистом-естествоиспытателем, работающим в самых разных областях естественных наук и социальных наук: в ботанике, в зоологии, в географии, геологии, океанографии, в антропологии и в этнографии. В плане личностном же он также был одним из последних романтиков географических открытий. Он был немного похож на мечтательного и смешного для постороннего глаза Дон-Кихота, с которым он сам полушутя себя сравнивал. Нельзя сказать, что его имя забыто. В начале 1950-х годов советская пропаганда уделяла ему много внимания, как одному из русских ученых, вклад которых в науку неоспорим. Были написаны книги, сняты кинофильмы. В результате возник некий беллетризованный вариант биографии Н.Миклухо-Маклая, весьма далекий от его реальной жизни и деятельности. На «разглашение» многих реальных фактов и немаловажных человеческих вопросов его жизни (в частности, на отношения Миклухо-Маклая с женщинами) фактически был наложен запрет. К слову говоря, такой же запрет был наложен на обсуждение обстоятельств личной жизни А.П.Чехова, из-за чего лучшая книга о русском писателе написана англичанином Дональдом Райфилдом. Поэтому совет для тех, кто хочетболее подробно и без ошибок узнать о жизни великого исследователя Н.Миклухо-Маклая – относиться к найденным в Интернете материалах о его жизни очень критично. По всеобщему признанию лучшая биография Н.Миклухо-Маклая на русском языке написана Д.Тумаркиным и называется «Белый папуас». Ее-то и рекомендуется читать. Опубликовано на сайте Топавтор imageПолезные ссылки:

Н. Н. Миклухо-Маклай.

Неутомимый путешественник, исследователь «диких» народов, поборник научной правды о равенстве людей, пламенный патриот, Николай Николаевич Миклухо-Маклай прошел короткий, но яркий жизненный путь. Он посвятил свою жизнь изучению природы и народов, населяющих тропические страны и острова Тихого океана. Новое слово Миклухо-Маклая в науке о человеке прозвучало на весь мир, нашло отклик среди передовых ученых и возбудило ненависть к нему в реакционных научных и политических кругах.

Родился Миклухо-Маклай в семье инженера в селе Рождественском, близ г. Боровичи, в 1846 г. Одиннадцати лет Миклухо-Маклай был отдан в школу, а затем во Вторую казенную гимназию в Петербурге. Потом он поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. С увлечением отдался он изучению естественных наук и наряду с ними произведений великих демократов — Герцена, Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Писарева.

Не прошло и года, как «неблагонадежный» юноша был исключен из университета без права поступления в другие высшие учебные заведения России. Восемнадцатилетний Миклухо-Маклай был вынужден покинуть родину и начать странствия за ее границами.

В Германии он учился сперва на философском факультете в Гейдельберге, потом на медицинском — в Лейпциге и Иене. Это были годы напряженных занятий и тяжелой нужды. В письмах на родину он писал: «… я положительно не знаю, как мне свести концы с концами; я с трудом починил свой пиджак. Если возможно — пришлите нитки и пуговицы».

Только упорство и настойчивость помогли ему преодолеть эти невзгоды.

Миклухо-Маклай увлекался теорией Дарвина. Он участвовал в научной экспедиции на Канарские о-ва и в Марокко в качестве помощника известного естествоиспытателя проф. Э. Гекксля — пропагандиста идей Дарвина. Наблюдения над народами Африки и островов Атлантики, порабощенными европейцами, окончательно определили направление научной деятельности Миклухо-Маклая.

Он приступил к самостоятельным исследованиям. На скудные средства, без помощников Миклухо-Маклай отправился на берег Красного моря. Он изучил арабский язык и, надев костюм мусульманина, совершил рискованное путешествие. Миклухо-Маклай изучал животный и растительный мир Красного моря и быт народов, населявших его берега. Это путешествие было его «боевым крещением».

Возвратившись в Россию, Миклухо-Маклай выступил в Географическом обществе в Петербурге с докладом о своих работах и предложил проект крупной экспедиции на острова Тихого океана. Там он надеялся найти ответы на многие интересовавшие его вопросы о развитии животного мира морей, а главное — на вопросы о происхождении н развитии человеческих рас.

Огорченные отъездом Миклухо-Маклая на родину, папуасы острова Новая Гвинея провожали его с подарками и просили поскорее возвратиться. (Гравюра Ю. H. Ростовцева.)

В те годы в науке о происхождении человека — антропологии шла ожесточенная борьба. Наиболее передовые ученые — «моногенисты» утверждали, что все люди, независимо от различия рас, произошли от общих предков.

Реакционные ученые — «полигенисты» пытались доказать, что человеческие расы различного происхождения. Они утверждали, что белый человек и черный человек — две разные породы, столь же несхожие, как сова и орел. Отсюда делался вывод, что расы неравноценны. Белая раса якобы природой предназначена к господству, цветные расы неспособны развиваться и обречены на подчинение.

Миклухо-Маклай был сторонником моногенистов. Он считал, что белая, черная, желтая расы людей одного происхождения, имеют одинаковые способности к культурному u экономическому развитию. Нет рас «высших» и «низших». Чтобы доказать свою правоту, Миклухо-Маклай решил начать научные работы с изучения «первобытных» народов, населяющих острова тропических морей.

Папуасская деревня (рисунок Н. Н. Миклухо-Маклая). Зарисовка ученого — ценный документ, знакомящий нас с жизнью на Новой Гвинее.

Русское географическое общество оказало помощь решительному и энергичному ученому. Ему ассигновали небольшую сумму денег, и Общество получило разрешение отправить Миклухо-Маклая на русском военном корвете «Витязь» на о-в Новую Гвинею.

Корнет «Витязь» вышел из Кронштадта осенью 1870 г., прошел к берегам Бразилии, обогнул Южную Америку и достиг Вальпараисо; отсюда Миклухо-Маклай совершил поездку в Сантьяго п к горе Аконкагуа. Затем «Витязь» направился к о-ву Пасхи, далее к о-вам Самоа и к Новой Гвинее. В Апип, на о-ве Упалу (Самоа), Миклухо-Маклай нанял двух слуг — шведа Ульсона и полинезийца Боя. По пути путешественник всюду вел научные наблюдения и время от времени сообщал о них в письмах Географическому обществу.

После 316 суток плавания Миклухо-Маклай высадился на берег Новой Гвинеи в гуще буйных тропических лесов, где жили папуасы — люди «каменного века».

Остров Новая Гвинея по площади — второй в мире после Гренландии. В глубине его высятся горы, достигающие 4500 м. Большая часть острова покрыта непроходимыми тропическими лесами. Там растут разнообразные пальмы, фикусы, панданусы, араукарии, а по берегам — мангровые деревья. Из животных на острове особенно распространены кабаны, дикие собаки, мыши, огромные ящерицы, а в реках — крокодилы. В лесах водится множество птиц: попугаев, казуаров, голубей и т. д. Здесь много бабочек, и некоторые из них имеют размах крыльев до 20 см.

Местные жители, папуасы, занимались главным образом охотой и рыболовством. Миклухо-Маклай так описывает свое появление в одной папуасской деревне:

Хижина ученого на Новой Гвинее (рисунок Н. Н. Миклухо-Маклая). Миклухо-Маклай построил себе хижину вблизи деревни папуасов, людей «каменного века». Он изучал их быт и нравы, окружающую природу.

«Группа вооруженных копьями людей стояла посредине, разговаривая оживленно, но вполголоса между собой. Другие, все вооруженные, стояли поодаль; ни женщин, ни детей не было, они, вероятно, попрятались. Увидев меня, некоторые туземцы подняли копья, а другие приняли очень воинственную позу, как бы готовясь пустить копья… Усталый, отчасти неприятно удивленный встречей, я продолжал медленно подвигаться… Ко мне подошло несколько туземцев. Вдруг пролетели, не знаю, нарочно ли, или без умысла, пущенные одна за другой две стрелы, очень близко от меня. Мне подумалось, что туземцам хочется знать, каким образом я отнесусь к сюрпризу вроде очень близко мимо меня пролетевших стрел… Небольшая толпа окружила меня; двое или трое говорили очень громко, как-то враждебно поглядывая на меня. При этом, как бы в подкрепление своих слов, они размахивали копьями. Один из них вдруг размахнулся копьем и еле-еле не попал мне в глаз или в нос. Я отошел шага на два в сторону и мог расслышать несколько голосов, которые неодобрительно (как мне, может быть, показалось) отнеслись к этой бесцеремонности…

Недолго думая, я высмотрел место в тени, притащил туда новую циновку и с громадным удовольствием растянулся на ней. Я увидел, что туземцы стали полукругом в некотором отдалении от меня, вероятно удивляясь и делая предположения о том, что будет дальше. Я проспал два часа с лишком. Открыв глаза, я увидел несколько туземцев. Они были без оружия и смотрели на меня уже не так угрюмо. Затем я встал и направился по той же тропинке в обратный путь».

Эта встреча убедила туземцев в миролюбии путешественника, и между ними вскоре установились самые дружелюбные отношения. Папуасы приносили Миклухо-Маклаю бананы, кокосовые орехи, сахарный тростник.

Более года прожил Миклухо-Маклай среди папуасов Новой Гвинеи. Не оружием, не принуждением, а терпением и добрыми делами, помощью и советами снискал он их дружбу. Изучая жизнь островитян, близко узнав многих из них, Миклухо-Маклай все больше убеждался в способностях этих «первобытных» людей к умственному развитию и в ошибочности «теории» о «низших» расах.

В цивилизованных странах распространился слух, что Миклухо-Маклай погиб. Но посланный за ним клипер «Изумруд» разыскал ученого. Миклухо-Маклай заболел тропической малярией, которая уже унесла в могилу одного из его спутников.

Большая пирога с острова Били-Били (рисунок Н. Н. Миклухо-Маклая). На таких устойчивых парусных лодках островитяне свободно плавали между островами, пускаясь иногда по бурным волнам океана в далекие плавания. Устойчивость лодке придает расположенный на некотором от нее расстоянии специальный поплавок.

Оправившись от тропической малярии, Миклухо-Маклай возвратился на Новую Гвинею. Он изучал и сравнивал типы людей и быт жителей восточной и западной Гвинеи. Высадившись в другой части Новой Гвинеи, Миклухо-Маклай нашел здесь папуасов, которым уже были знакомы европейские колонизаторы. Прибыв на о-в Яву, в Батавию (ныне Джакарта), Миклухо-Маклай опубликовал свои наблюдения о бедственном положении туземцев, которое создалось в результате «цивилизаторской» деятельности европейских колонизаторов, приводившей к порабощению и уничтожению папуасов.

В 1874-1875 гг. Миклухо-Маклай дважды совершил путешествие вглубь п-ва Малакка для сравнения населяющих его народов с папуасами. До него еще никто не видел «лесных людей» п-ва Малакка.

113 дней путешествия по болотам, джунглям, среди неизвестных туземных племен дали исследователю богатейший научный материал. По возвращении в Батавию он опубликовал первую в науке работу о малаккских племенах.

В 1876 г. Миклухо-Маклай посетил о-ва Адмиралтейства, а затем снова высадился на Новой Гвинее. Здесь его радушно встретили друзья-папуасы. Он прожил с ними еще семнадцать месяцев.

В 1879-1881 гг. Миклухо-Маклай плавал на американской шхуне на острова Меланезии и в Австралию, где он организовал морскую научную станцию близ города Сиднея.

В 1882 г., после двенадцатилетнего путешествия, Миклухо-Маклай вернулся на родину. Почти все петербургские газеты отметили его приезд. Русское географическое общество устроило прием Миклухо-Маклаю. После теплых слов П. П. Семенова-Тян-Шанского перед слушателями выступил отважный путешественник. В его спокойном рассказе чувствовалась великая правда жизни и убеждение в равенстве всех рас и народов.

«Мое влияние на туземцев оказалось так сильно,— отмечал Миклухо-Маклай,— что мне удалось совсем прекратить междоусобные войны. Этот результат был для меня в высшей степени приятен».

Вуамбрамра — большая хижина для мужчин в папуасской деревне (рисунок Н. Н. Миклухо-Маклая). Миклухо-Маклай записал в дневнике о мастерстве папуасов: «Рассматривая их постройки, пироги, утварь и оружие и убеждаясь, что все это сделано каменным топором и осколками кремня и раковин, нельзя не поразиться терпением и ловкостью этих дикарей».

Скоро его опять потянуло к первобытным народам, которых ставила на низшую ступень развития человечества буржуазная европейская наука того времени, а позднее фашизм.

В том же 1882 году Миклухо-Маклай отправился к своим друзьям на Новую Гвинею, по пути сделав доклады в Берлине, Париже и Лондоне. На этот раз он привез своим друзьям папуасам три головы крупного рогатого скота, коз, кожи, материю, бусы, зеркала, множество семян полезных растений. Это было последнее путешествие ученого к папуасам. Туземцы просили его остаться, но у Миклухо-Маклая были другие планы.

В Сиднее он закончил организацию биологической станции, прожив здесь до февраля 1886 г. Отсюда он обратился с письмом к царскому правительству, предлагая принять территорию Берега Маклая под покровительство России. Официальные круги царской России это предложение отвергли. О нем вспомнили, когда Миклухо-Маклая уже не было на свете, а русская эскадра, оторванная от своих баз, была разбита в Цусимском бою.

Вернувшись в Петербург, Миклухо-Маклай выступил в газетах с призывом ехать с ним на Берег Маклая для основания русской колонии. Он задумал организовать колонию на основах общинного хозяйства, без земельной собственности, без денежной системы, без жандармерии и полиции.

На призыв Маклая быстро откликнулось более 2000 человек. Но для организации колонии нужны были средства. Миклухо-Маклай решил издать свои сочинения и дневники и с этой целью выехал за материалами в Австралию (в Сидней), а затем вернулся с семьей в Петербург.

Маршруты путешествий Н. Н. Миклухо-Маклая в бухте Астролябии.

В конце 1884 г. было получено известие, что Германия намерена захватить Берег Маклая и объявить его своей колонией. Тяжело больной Миклухо-Маклай послал Бисмарку негодующую телеграмму: «Туземцы Берега Маклая протестуют против присоединения их к Германии».

Умер Миклухо-Маклай 42 лет, в 1888 г., так и не успев опубликовать своих главных научных работ.

Известный русский географ проф. Д. Н. Анучин приложил много усилий, чтобы напечатать труды замечательного русского путешественника, но ни Географическое общество, ни Академия наук не располагали необходимыми для этого средствами. Анучин выпустил в свет лишь один том сочинений Миклухо-Маклая.

После окончания Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Академия наук издала многотомное собрание сочинений путешественника.

Память о Миклухо-Маклае осталась не только на карте, но и в живом языке населения Новой Гвинеи: папуасы до сих пор говорят: «топор Маклая», «арбуз Маклая» и т. д.

Крупнейший советский географ академик Лев Семенович Берг писал: «Несомненно, Н. Н. Миклухо-Маклай принадлежит к числу самых замечательных и своеобразных исследователей жизни первобытных народов. Своеобразие Миклухо-Маклая заключается в его горячей любви не только к науке, но и к человечеству, в его непреклонном убеждении, что так называемые дикари — такие же люди, как и белые, и в его глубочайшем отвращении к тем методам обмана и насилия, какие обычно практиковались европейцами, проникавшими в тропики с целью наживы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

.Интервью с Николаем Миклухо-Маклаем младшимНиколай Миклухо-Маклай младший – потомок и тезка известного биолога, антрополога, этнографа и путешественника Николая Миклухо-Маклая. Организатор и руководитель экспедиции «Миклухо-Маклай XXI век. Берег Маклая». @maclayfoundation Почему появилась идея пройти путем Миклухо-Маклая? – Эта идея занимала меня с тех самых пор, как я узнал о существовании Папуа – Новой Гвинеи. Мечта попасть туда жила с самого детства. Будучи рожденным в Советском Союзе, в городе Ленинград, я воспринимал ее очень далекой, практически как космос. Несколько лет назад решил посетить Папуа – Новую Гвинею в качестве туриста и начал выяснять, как это можно сделать. Обратился к ученым, узнал, что они и сами были там лет сорок назад во время советских экспедиций в 1971 и в 1977 гг. При этом материал, собранный в России именно по этому берегу и по этим племенам, – самый богатый в мире. Поэтому, конечно, у меня появилось желание не просто поехать, а сделать то, что, возможно, принесет пользу всему человечеству. Для меня стало открытием, что мы практически ничего не знаем об этом регионе, и для наших научных сотрудников это уникальная возможность оказаться в тех местах, чтобы впоследствии создать свои труды и написать, что же изменилось за прошедшее время. Интересный факт: Николай Николаевич Миклухо-Маклай, русский путешественник, женился на дочери высокопоставленного генерал-губернатора Южного Уэльса и увез ее в Россию. После его смерти в 1888 году она увезла сыновей в Австралию, где они и продолжили австралийскую ветку. Российская ветка Маклаев идет от старшего брата Сергея, от которого происходит Николай Миклухо-Маклай младший.Чем интересен этот уголок, чем он уникален для всего человечества? Мы можем долго говорить о каменном веке, но никто не знает достоверно, как люди там жили. Все, что у нас есть – это предположения и теории. Николай Николаевич Миклухо-Маклай первым из европейцев и из ученых общался с людьми, которые не знали даже, что такое железо. Безусловно, это был не каменный век, но они использовали те же самые орудия труда, что и в каменном веке. Они точно так же добывали огонь, жили так же, как и много сотен лет назад. Сейчас они по-прежнему живут точно так же, по-прежнему ходят на охоту с луком и стрелами. Это единственный на планете участок земли, где максимально сохранились быт и традиции каменного века. Мы оказались в том месте, где Миклухо-Маклай впервые встретился с папуасами. С тех пор прошло 150 лет, мы приехали и встретились с потомками этих папуасов в тех же деревнях. Никто из них не переехал. Причина в том, что этот регион труднодоступен. Даже внутри самого острова нет не то что железных дорог, нет вообще никаких дорог, перемещаются только с помощью самолетов. Из 550 аэропортов всего 20 с покрытием, во всех остальных посадка совершается на обычную землю. Именно это и позволило сохранить остров и людей, живущих на нем, без внешнего воздействия цивилизации, без того, чтобы все ходили в одинаковых футболках. Понятно, что и там рано или поздно это пропадет, но пока еще мы можем застать эту жизнь в первозданном виде. Что там интересного? Свинья считается самым почетным блюдом, какое может быть. Свиньи там очень дорогие. За них ты можешь получить дом и жениться. Как-то в советское время один из папуасов приехал в Россию. Его водили по Кремлю, показывали все достопримечательности. Когда же потом поинтересовались: «Какие у тебя впечатления, что в Москве больше всего понравилось?», он сказал: «Таких свиней я никогда в своей жизни не видел». На вопрос: «Где ж ты увидел свинью?», – последовал ответ: «Помните, мы мимо ВДНХ проезжали, и там я краем глаза ее увидел». – Вы говорите, что они не такие, как мы. В чем это отличие? – Я могу сказать одним словом. Они не поверхностные. У них другой темп жизни, им некуда торопиться. А мы торопимся неизвестно куда и неизвестно в какую точку приходим. И непонятно, для чего мы торопимся, чтобы в эту точку прийти очень быстро. Когда жизнь течет без спешки, по-настоящему, то ты в этой жизни живешь каждую секунду, а не бежишь, чтобы узнать, живешь ты или не живешь. Так вот, они – люди не поверхностные, а искренне интересующиеся. Например, на вопрос: «Как у тебя дела?» – они начнут отвечать очень подробно. И искренне интересуются, как у нас дела, подробно расспрашивая с горящими глазами.– Вы отправились по пути вашего предка Миклухо-Маклая. Расскажите немного о той его экспедиции. – Миклухо-Маклай отправился на верную гибель. Никто не думал, что он сможет остаться в живых, ни один из европейцев не вернулся. Это было опасное путешествие. Папуасов в те времена не воспринимали как людей, их считали переходным видом от обезьяны к человеку. Когда Миклухо-Маклай туда отправился, к нему обратился князь Константин, попечитель Императорского Русского Географического Общества, и спросил: «Что я для вас могу сделать, Николай Николаевич, перед вашим отъездом?» Маклай ответил: «Я хочу, чтобы вы отправили через некоторое время корабль, забрать мои дневники». Он и сам ехал, не предполагая, что останется в живых. – Зачем же тогда ехал? ‒ Он был смелым человеком. Представьте, что мы не знаем, а только предполагаем, как жил человек в каменном веке. Так вот, он был первым, кто осмелился, нашел контакт и смог достоверно узнать, как люди живут в том периоде, когда не знают, что такое железо. И принес это знание в наш мир. Он узнал, что темнокожие люди абсолютно равны нам, доказав это физически. Будучи медиком, он взял череп наш и папуаса и сравнил их. Говорили, что у них меньше череп, говорили, что у них меньше мозг, что волосы растут пучками. А он показал ученым, что череп одинаковый, что волосы растут не пучками. – Но он ведь закладывал какой-то процент на то, что сумеет вернуться? Иначе как бы он смог показать это миру? ‒ Смог бы. Он же сказал князю Константину, чтобы тот отправил корвет за его дневниками, рассказав, куда зароет их. Он собирался писать дневники о своих странствиях, чтобы в дальнейшем его записи могли послужить науке и человечеству. Не всегда жизнь является приоритетом. Иногда приоритетом становится то, что ты сделал в жизни. У Миклухо-Маклая существовал девиз: «О человеке можно судить по его цели». Какие цели он ставит? Если цель – стать олимпийским чемпионом, возможно, он им не станет, но, ставя такую цель и идя к ней, человек мыслит более широко. И это становится интереснее, чем если бы он просто сказал: «Хочу на яхте переплыть океан». Это может быть интересно кому-то, но вопрос – для чего? А если мы ставим цель чего-то достигнуть, то в дальнейшем, используя полученный опыт, поможем другим людям преодолеть те же этапы без потерь. Я не уверен, что мы всегда сможем вставить телефон в розетку, чтобы он заработал. Мы не знаем, что будет завтра. Цивилизация жила без розетки много сотен лет. Что будет, если цивилизацию выключат из розетки? Кто выживет? Лучше иметь навыки, необходимые для того, чтобы выжить без техники. Я считаю, что Миклухо-Маклай был разносторонним человеком. Спорт дает возможность заниматься любой деятельностью. Если у тебя нормальное кровообращение в теле, то оно будет нормальное и в мозгу. Если говорить о спорте, то бывает, и там люди побеждают только за счет силы духа. В путешествии Миклухо-Маклая есть несколько составляющих: поставленная цель, дух, с которым он к ней шел, и физическая подготовка. Кто-то скажет, что Миклухо-Маклай был худенький, хиленький и слабенький. Но он жил в таких условиях, что ему нужно было быть худеньким, с виду слабеньким, при этом он со всем справлялся – и по джунглям ходил, и с папуасами дружил, и они его уважали. Интересный факт: В семье Миклухо-Маклаев передавалась легенда о том, что шотландский барон МакЛэй воевал на стороне поляков, попал в плен к казакам в битве при Желтых Водах (первая крупная победа восставших казаков над польскими силами в ходе восстания Богдана Хмельницкого, 1648 г. – прим. ред.). Перешел служить к Богдану Хмельницкому и женился на казачке по фамилии Миклуха. Их дети взяли фамилию матери, и Николай Николаевич носил фамилию Миклухо до тех пор, пока на основании документов не восстановил вторую часть. Перед поездкой в Папуа – Новую Гвинею ему выдали паспорт, где было написано Миклухо-Маклай.‒ За что они его уважали? За то, что он был добрый, и за то, что уважал их. Как сам Маклай пишет в своих дневниках: «Наверное, я спасся за счет своей беззащитности». Ведь когда он решал вопрос, идти к папуасам с пистолетом или нет, то отложил его, подумав, что если застрелит несколько жителей, то через некоторое время они придут и все равно убьют его и съедят. Он знал, что налаживать контакт надо как-то по-другому. Как? добром и хорошим отношением. Вот это они до сих пор помнят – добро и хорошее отношение, и то, что он не поверхностно относился к ним, уважал их. Они видели, что он абсолютно беззащитен. В своих дневниках Маклай пишет, что когда пришел в деревню, то чувствовал себя настолько усталым, что лег и уснул. Как можно уснуть среди папуасов? Сейчас я его понимаю. Так устаешь от подготовки к экспедиции, что когда, наконец, добираешься и видишь наших друзей-папуасов, сразу хочется улечься прямо у них на лугу. Что и сделал Маклай. Он снял обувь и лег, чем обезоружил их. Они начали рассматривать его одежду, его самого, а он заснул. Через некоторое время папуас Туй, который первым его встретил, попал в беду – упал и поранил голову. Маклай был доктором, имел медицинское образование, поэтому он вылечил Туя и ходил потом справляться о его самочувствии. Все об этом узнали и начали уважительно относиться. Его смекалка и умение быстро реагировать неоднократно спасали его. Однажды к нему подошли чем-то недовольные папуасы. А он долго не мог изучить их язык, поэтому для того, чтобы их остановить, достал чашу, налил в нее воду, сделал глоток и дал выпить одному из папуасов, тот тоже сделал глоток. Потом Маклай взял другую бутыль, со спиртом, налил из нее в чашу, поджег и показал жестами: если вы ко мне подойдете, то я подожгу море. С тех пор они не только уважали его, но и боялись. Теперь представляете, как они встретили его потомка? Когда мы туда приехали, за нами пришла трехпалубная моторная яхта, на ней мы дошли до Берега Маклая, и три тысячи папуасов бежали навстречу нам.– Вы же понимаете, что привлечение внимания к Папуа – Новой Гвинее ускорит приход к ним цивилизации. Может быть, оставить нетронутой эту самобытность? – Чтобы оставить самобытность, нужны другие вибрации, кроме вибраций денег. У меня искреннее стремление сохранить эту первозданность. А нефтяной компании важно разработать там шельф для того, чтобы заработать денег. И как ее остановить? Наверное, надо иметь определенный противовес, чтобы показать, насколько уникальная там культура. Чем я сейчас и занимаюсь. Возможно, какие-то организации смогут сохранить для всего мира хотя бы часть той культуры. Маклай младший общается с одним из потомков папуаса Туя – друга великого русского путешественника. Во время традиционных праздничных представлений синг-синг папуасы всегда аккомпанируют себе при помощи деревянных ручных барабанов – окамов. Маклай младший принимает участие в торжественном шествии папуасов. Один из участников праздничного представления с украшением буль-ра. Рыболовство является одним из основных традиционных промыслов местных папуасов. Они обучаются ловить рыбу с очень юного возраста. Традиционные свайные постройки в деревне Бонгу. Миклухо-Маклай младший учится управлять лодкой-долбленкой и довольно быстро достигает определенных успехов в этом занятии. Фото предоставлены Фондом им. Миклухо-Маклая @MaclayFoundation #экспедициямаклаяЕсли у вас остались вопросы, с удовольствием ответим на них в наших социальных сетях или по телефону 8 (800) 775 75 94 (звонок по РФ бесплатный). ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Восхождение на Эльбрус летом. Какое снаряжение понадобится? Идеальная одежда для путешествий. Советы от Богдана Булычёва 6 фактов о Gore-Tex

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий