«Там лучше…» На этой неделе память св. исповедника Георгия Седова († 16 декабря 1960)

Источник: rgo.ru @  Александр Обоимов

Говорят, что автомобили, самолёты и корабли наследуют характер своего хозяина. Конечно, это домыслы, но судьбы некоторых из них удивительно драматичны. Например, сильно не повезло шхуне полярного исследователя Георгия Седова. И да, у неё был свой характер, так похожий на упрямый и дерзкий характер моряка.

Роковая экспедиция

Шхуна «Святой мученик Фока» вышла из порта Архангельска 27 августа 1912 года. Её зафрахтовал Седов у зверопромышленника Дикина. Экспедиция была снаряжена скудно и неумело. Короткие письма Седова, отправленные жене из Архангельска, полны тревог и волнений. «Тёплое платье, сухари, солонину, масло заказал, — писал Георгий. — Для изготовления этих запасов необходимо заказывать теперь же. На всё нужны задатки. Вот в этом-то и задержка. Из Тобольска имею телеграмму:  «Готовы доставить Архангельск тридцать собак за три тысячи. Половину денег высылайте задатку»… Над этим тоже голову ломаю. Во всяком случае, как-нибудь справлюсь и с этим делом». Запасов угля на судне было всего на 25 ходовых дней. Не хватало на всех членов экипажа зимней одежды и обуви. Провизия оказалась низкого качества и даже просроченной. Из 80 собак только 30 были ездовыми из Западной Сибири, остальные — дворняги, набранные в Архангельске местной администрацией. Не нашлось для экспедиции радиотелеграфиста, поэтому «Святой Фока» вышел в рискованное плавание без радиостанции. Всё это сыграет роковую роль в судьбе Седова и его спутников.

image

Седов в собаками на шхуне «Святой Фока». Фото: Научный архив РГО

У западного побережья Новой Земли бушевали штормы, едва не стоившие экспедиции жизни. Но Седов проявил себя как опытный моряк. И всё же крепкие льды не дали судну пробиться к Земле Франца-Иосифа. В итоге команда стала на зимовку на Новой Земле в районе полуострова Панкратьева в бухте. Это место нарекли бухтой Святого Фоки. В первую зимовку они исследовали Северный остров Новой Земли. Впервые в истории открытий удалось пересечь Северный остров с запада на восток и обогнуть его северную оконечность на санях. Но теперь перспектива выйти к Северному полюсу становилась всё отдалённее.

image

Экспедиция Георгия Седова перед отплытием. Архангельск. 1912 год. Фото из фондов музея Арктики и Антарктики

Внезапно Седов решил переименовать «Святого Фоку» в честь Михаила Суворина — руководителя Комитета для снаряжения экспедиции и издателя «Нового времени». Суеверные люди говорили, что это и сгубило экспедицию, лишив небесного покровителя.

В сентябре 1913 года «Михаил Суворин» освободился из ледового плена и пришёл на Землю Франца-Иосифа. В Элмвуде на мысе Флора седовцы запаслись дровами и углём и пошли дальше на север по Британскому каналу. В Тихой бухте возле острова Гукера началась вторая зимовка экспедиции. Моральная и физическая усталость, нехватка топлива и продовольствия сделали её настоящим испытанием для команды. Чтобы хоть как-то обогреть холодные каюты, пришлось разобрать надстройки и внутренние перегородки. В отсутствие витаминов и нормальной пищи началась цинга — заболел и Седов, и большинство его спутников. После цинги у руководителя экспедиции началось нервное заболевание. Северный полюс необозримо далеко, а в Петербурге его ждали огромные долги и потеря репутации.

Георгий Седов на борту шхуны «Михаил Суворин»/»Св. Фока». Источник:wikipedia.org

Было понятно, что цель недостижима, тем не менее 15 февраля 1914 года сильно больной Седов ушёл из Тихой бухты к Северному полюсу в сопровождении матросов Григория Линника и Александра Пустошного. Полюсная партия состояла из трёх нарт и 24 уцелевших собак. Никаких вспомогательных партий сформировано не было. Члены команды получили приказ ждать до августа, а затем возвращаться домой. В последнем приказе Седов много говорил о Божьей воле и радовался, что ему и его команде выпала честь осуществить мечту Ломоносова и Менделеева.

6 марта, не дойдя до острова Рудольфа, Седов умер. Линник и Пустошный похоронили его на мысе Аук и спустя две недели с огромным трудом вернулись в Тихую бухту. Там «Михаил Суворин» простоял до середины июля, а потом отправился на юг к мысу Флора.

Читать: Реальные лица «Двух капитанов»

Путь к причалу

С середины и­юля 1914 года члены экспедиции Седова в бухте Тихой около острова Гукера архипелага Земля Франца-Иосифа прек­ра­тили поч­ти все на­уч­ные работы, за ис­клю­чени­ем метеорологи­чес­ких наб­лю­дений, при­ведён­ных в по­ход­ный по­рядок. Были рас­пре­делены дол­жнос­ти по ко­раб­лю. Капита­ном, после гибели начальника экспедиции Георгия Седова, ес­тес­твен­но, ос­тался Са­харов, он выб­рал себе помощниками Ви­зе и Пинегина. В связи со смертью Яниса Зан­де­рса (на судне его называли на русский манер — Иваном Зандером) экипаж ос­та­лся без механи­ка, из машин­ной ко­ман­ды ос­та­лось два ко­чега­ра — Кор­шу­нов и Куз­не­цов. Начальником экспедиции после смерти Георгия Седова стал Ку­шаков, в прош­лое ле­то он был практикантом за по­мощ­ни­ка ме­хани­ка, од­на­ко, ког­да пред­сто­яло та­кое серьёз­ное де­ло, как сбор­ка машины, он не мог быть по­лез­ным. На по­ложе­нии старше­го ме­хани­ка оказался Кор­шу­нов, который ещё не оправился от цинги, не был спо­собен хо­дить. Ма­шину предоста­вили в его распоряжение — судь­ба экспедиции за­висе­ла от его уменья. Скром­ный Кор­шу­нов оказал­ся хо­рошим ме­хани­ком-прак­ти­ком. Три не­дели ма­лень­кий че­ловек стучал мо­лот­ком, свер­лил, чис­тил все час­ти, за­вин­чи­вал гай­ки «до мес­та», под­ни­мал на та­лях тя­жёлые час­ти, по­том пот­ре­бовал лю­дей по­мочь по­вер­нуть вал и ска­зал: «Ма­шина го­това. По­ка бу­дет топли­во, со сто­роны её за­дер­жки не жди­те».

Бухта Тихая. Фото: Александр Обоимов

23 и­юля «Фо­ка» кач­нулся на сво­бод­ной во­де. Ка­нал к по­лынье пи­лили боль­ше не­дели. Ра­боты хва­тило бы на­дол­го — по­мог шторм. Он на­делал тре­щин во ль­ду. Оттолкнуть ло­маный лёд бы­ло не очень труд­но. Шторм раз­ра­зил­ся 25 и­юля, по­том два дня сто­яли ту­маны.

Весь день 27-го — уси­лен­ные раз­ведки. Пав­лов и Ку­шаков ез­ди­ли на ос­тров Скотт-Келти, ос­таль­ные ос­матри­вали лёд с вер­ши­ны ос­тро­ва Гукера. К со­жале­нию, воз­дух был на­сыщен па­рами — ви­димость не больше 25 ки­ломет­ров. Пинегин записал в дневнике: «В се­вер­ной час­ти Бри­тан­ско­го ка­нала лёд по­ломан. Меж­ду ос­тро­вами Нан­се­на и Гукера ши­рокая по­лынья, дру­гая — от Бри­тан­ско­го ка­нала тя­нет­ся в пролив Ма­ер­са. О, ес­ли так бу­дет даль­ше, че­рез не­делю мы вый­дем!»

Че­рез два дня лёд раз­ре­дил­ся. На судне было со­веща­ние: не по­ра ли дви­нуть­ся в путь? Ре­шались два воп­ро­са: ехать ли не­мед­ленно или подождать нес­коль­ко дней, что­бы дать вре­мя ль­дам раз­ре­дить­ся ещё сильнее? Вто­рой воп­рос: идти се­вер­ным пу­тём вок­руг ос­тро­ва Гу­кера или юж­ным — по каналу Ма­ер­са? Было принято решение плыть се­вер­ным пу­тем, не те­ряя вре­мени.

30 и­юля в 10 ча­сов ут­ра под­ня­ли якорь. Когда «Святой мученик Фока» про­ходил ми­мо мы­са Зан­де­ра, прис­пусти­ли флаг и от­да­ли тра­ур­ный са­лют — пос­леднее про­щание с по­гиб­ши­ми.

Фото предоставлено пресс-службой нацпарка «Русская Арктика»

Че­рез нес­коль­ко ча­сов «Фо­ка» обог­нул мыс Альберта Мар­кама и недале­ко за ним упёр­ся в сплошной лёд. Развернули судно, чтоб пробивать­ся ка­налом Маер­са. Недалеко от мес­та зи­мов­ки, ког­да «Фо­ка» оги­бал ос­тров Скотт-Келти, слу­чилось нес­частье — шхуна села на мель. В это вре­мя Пинегин на­ходил­ся в наб­лю­датель­ной боч­ке. Не ви­дя про­хода сре­ди гро­мад­ных ле­дяных по­лей, он крик­нул ка­пита­ну: «Не прой­ти ли у бе­рега — там единс­твен­ная ла­зей­ка?» Сахаров нап­ра­вил ко­рабль под берег. Глу­бина рез­ко умень­ши­лась. Бро­сили лот, и как раз в мгно­вение, ког­да ло­товый крик­нул: «Три са­жени!», суд­но влез­ло на мел­кое мес­то у са­мого бе­рега.  Ледяное по­ле, в по­переч­ни­ке боль­ше ки­ломет­ра, дви­нулось на судно — «Фо­ка» по­ехал на бе­рег. Давле­ние дли­лось не­дол­го, но ко­рабль был вы­кинут на мель всем днищем.

Бы­ва­ют в жиз­ни мо­мен­ты, осо­бен­но рас­по­лага­ющие к про­яв­ле­нию на­ход­чи­вос­ти. Экипаж со­об­ра­зил, что не нуж­но уби­рать ле­дяных яко­рей, занесён­ных ра­нее на ледяное по­ле, с на­деж­дой — под­тя­нув­шись к не­му, снять­ся с ме­ли. По­ле дол­жно пой­ти прочь, ког­да сме­нит­ся при­лив­ное течение. Решили об­легчить суд­но — в цистернах «Фо­ки» было на­лито вмес­то бал­ласта око­ло 35 тонн прес­ной во­ды, её откачали, без со­жале­ния вы­кину­ли один якорь 90 пудов весом и якорную цепь 100 саженей — всего около 1000 пудов. Поз­дней ночью ледяное по­ле дви­нулось прочь от бе­рега и ста­щило ко­рабль на сво­бод­ную во­ду…

Фото: Научный архив РГО

Брошена и забыта

В августе 1914 года «Святой мученик Фока» возвратился в Архангельск. Матросам, которые вернулись из похода, жалованье выплатили только два месяца спустя. Всё это время они жили на полуразрушенном судне.

Администрация архангельского порта осмотрела судно и составила акт: «Снятыми оказались: 1) вся средняя палуба, 2) в носовой части судна жилое помещение команды (кубрик), четыре дубовых бимса средней палубы, два контрбимса; в машинном отделении: машинная кладовая, помещения для кочегаров, провизионная кладовая; в офицерском помещении: вся деревянная обшивка бортовая, подпалубная, переборки кают и двери; правый, левый и кормовой фальшборты, деревянная обшивка с мостика, часть палубы полубака, фонарная, гальюн для команды и ватер-клозет… Всё указанное сожжено во время плавания за отсутствием топлива».

«Святой мученик Фока» у Соборной пристани. Фото из фондом Музея Арктики и Антарктики

Владимир Визе с болью писал об этом судне: «Наш дряхлый, но бесконечно милый «Фока» окончательно вышел победителем из двухлетней борьбы со льдами. Правда, он пострадал жестоко, но ведь рубцы и раны являются украшением для старого воина… Милый дорогой «Фока», ты напрасно напрягал свои старческие силы, чтобы с честью исполнить возложенный на тебя долг. И, наверное, ты бы не поступил так, если бы знал, что по возвращении в страну людей тебя ждёт позорная смерть на мели в мутно-жёлтой Двине, что старые кости твои растащат жадные люди, стремящиеся нажить на них свои жалкие гроши».

Судьба «Фоки» действительно оказалась страшной. Воду не откачивали, и шхуна затонула у Соборной пристани, но в таком виде она мешала, загромождая причальную линию. Тогда её подняли и решили отбуксировать в док, чтобы осмотреть подводную часть корпуса и окончательно решить участь судна. Однако по дороге шхуну посадили на мель, и больше возиться с ней никто не пожелал. Объявили о продаже, но покупателя на обездвиженное судно не нашлось. Долгое время оно сидело на мели. Жадные люди, о которых писал Визе, растащили всё, что можно было снять: рамы иллюминаторов, поручни, оковку люков, трапов, гудков, куски корпуса, после чего «Фока» превратился в удручающего вида развалину. Вскоре под воздействием ветров и течений шхуну сняло с мели и понесло в один из рукавов Северной Двины Кузнечиху, где выбросило на островок Шилов. После революции исторический корабль хотели реставрировать, но к тому времени корпус разрушился до такой степени, что возродить «Фоку» стало невозможно.

Всё, что можно ныне увидеть от знаменитой седовской шхуны, — это ахтерштевень, лежащий у здания Северного морского музея в Архангельске.

Остатки корабля в Архангельске. Фото: Александр Обоимов

Якорь «Фоки»

Ещё в 2011 году от капитана НЭС «Михаил Сомов» Юрия Настеко я узнал, что неподалеку от бухты Тихой на небольшой глубине лежит якорь шхуны «Святой мученик Фока». Через год при личной встрече этот факт подтвердил известный полярный исследователь Пётр Боярский. Спустя несколько лет, получив доступ в архив Музея Арктики и Антарктики, я поработал с судовым журналом той полярной экспедиции и сумел определить это место максимально точно. Но до этого я перелопатил груду бумажной и электронной информации и нанёс на карту точный трек движения шхуны «Святой мученик Фока».

В 2019 и 2020 годах Комплексная экспедиция Северного флота и Русского географического общества предприняла попытку отыскать последний артефакт со шхуны «Святой мученик Фока». Не повезло с погодой. В любом случае будут новые попытки, ведь такой экспонат должен занять достойное место в музее.

Обложка: Зимовка «Святого Фоки» у Новой Земли. Фото: Научный архив РГО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Главная страница/
  • Герои войны/

Седов Георгий Иосифович Год рождения: __.__.1911 Добавить страницу в персональный архив Копировать ссылку на страницу Следить за обновлением данных о герое —> Упоминается в 4 документах: Выберите документ ниже Прошел боевой путь в составе: Нет данных 1943 Документы о награждении Седов Георгий Иосифович Картотека награждений

Медаль «За отвагу»

14.08.1943

Дата рождения: __.__.1911 Дата поступления на службу: __.__.1941 Воинское звание: сержант Архив: ЦАМО Картотека: Картотека награждений Расположение документа: шкаф 77, ящик 10 О документе Седов Георгий Иосифович Медаль «За отвагу» Наградной документ Дата рождения: __.__.1911 Дата поступления на службу: __.07.1941 Место призыва: Тюкалинский РВК, Омская обл., Тюкалинский р-н Воинское звание: сержант Наименование награды: Медаль «За отвагу» —> Приказ подразделения №: 1/н от: 14.08.1943 Издан: 1091 кап 10 А Западного фронта № записи: —>—> —> Архив: ЦАМО Фонд ист. информации: 33 Опись ист. информации: 717037 Дело ист. информации: 1999 О документе Седов Георгий Иосифович Медаль «За отвагу» —> Дата подвига: —> —> Наградной документ Дата рождения: __.__.1911 Дата поступления на службу: __.07.1941 Место призыва: Тюкалинский РВК, Омская обл., Тюкалинский р-н Воинское звание: сержант Воинская часть: 1091 кап 10 А ЗапФ Даты подвига: 12.08.1943 Наименование награды: Медаль «За отвагу» —> Приказ подразделения №: 14/н от: 14.08.1943 Издан: 1091 кап 10 А Западного фронта № записи: —>—> —> Архив: ЦАМО Фонд ист. информации: 33 Опись ист. информации: 686044 Дело ист. информации: 4 О документе Документы без привязки к году Дополнительные источники Седов Георгий Иосифович Печатная Книга Памяти Дата рождения: __.__.1911 Место рождения: д. Федосеевка Тюкалинскош р-на Место призыва: Тюкалинский РВК Источник информации: Книга памяти. Омская область. Том 1 О документе Похожие документы Поиск похожих документов Похожие документы —>

Дата рождения
__.__.1911
Место рождения
д. Федосеевка Тюкалинскош р-на
Место призыва
Тюкалинский РВК, Омская обл., Тюкалинский р-н
Воинское звание
сержант
Воинская часть
1091 кап 10 А ЗапФ (1091 кап, 10 А ЗапФ, 10 А, ЗапФ)
Наименование награды
Медаль «За отвагу»

Полная информация Нет данных о точках боевых действий Историческая карта на выбранный период: Нет доступных карт 1:200 Изменение детализации —> 1:100 Изменение детализации —> 1:50 Изменение детализации —> 1:20 Изменение детализации —> 1:10 Изменение детализации —> 1:5 Изменение детализации —> 1:2 Изменение детализации —> 1:1 Изменение детализации —> 1:0.5 Изменение детализации —> 1:0.2 Изменение детализации —>

ПОЧЕМУ ПОГИБ ГЕОРГИЙ СЕДОВ?

Еще одна попытка достичь полюса связана с именем лейтенанта флота Георгия Яковлевича Седова. Весной 1912 года он подал начальнику Главного гидрографического управления генералу Вилькицкому рапорт, в котором предлагалось осуществить поход к Северному полюсу. «В этом состязании, — писал Седов, — участвовали почти все страны света и только не было русских… Мы пойдем в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг».

План Седова состоял в следующем. В середине июля 1912 года экспедиция должна выйти из Архангельска к Земле Франца-Иосифа и там остановиться на зимовку. А весной следующего года небольшая группа на нартах с собаками выступит к полюсу. «Я хочу осуществить мысль Ломоносова — водрузить русский флаг на Северном полюсе!» — писал Седов в петербургском «Синем журнале».

Планы Седова были сразу же раскритикованы опытными полярниками. Они полагали, что столь тяжелая и опасная экспедиция требует более длительной й серьезной подготовки. Известный полярный путешественник Русанов, о котором у нас пойдет речь чуть позднее, указывал на отсутствие у Седова опыта походов по дрейфующим льдам. «Много ли у него при этом будет шансов достигнуть Северного полюса? — писал Русанов. — Мне думается, очень и очень немного».

Однако машина уже закрутилась. Над экспедицией Седова взяла шефство известная столичная газета «Новое время» во главе с ее издателем Сувориным. Средства — 70 тысяч рублей — были собраны по подписке, за счет пожертвований по всей России. Для экспедиции было зафрахтовано парусно-паровое промысловое судно «Святой мученик Фока». Владелец его, архангельский шкипер Дикин, брался доставить экспедицию на Землю Франца-Иосифа.

«Фоку» загрузили провизией на три года. На палубе также громоздились ящики, клетки с собаками, доски и бревна для строительства дома на месте зимовки. Однако буквально накануне отплытия Дикин отказался идти в плавание. Ушла с ним и его команда.

Седову пришлось набирать новых матросов. Делалось это в такой спешке, что некоторые из новоявленных членов экипажа явились на судно за час до отплытия в одних пиджаках. Так что полярники из них были еще те… И все же 14 августа, на месяц позже намеченного срока, «Фока» отчалил от Соборной пристани Архангельска

При этом снаряжение экспедиции оставляло желать лучшего. Визе — метеоролог и географ экспедиции, в будущем крупный ученый, исследователь Севера — отметил тогда в своем дневнике, что Седов упрям и наивен. Но достаточно ли этих качеств для покорения полюса?..

Между тем ледовая обстановка в тот год выдалась чрезвычайно сложной — уже 20 лет в Заполярье не видели таких тяжелых льдов. Вдобавок экспедиция вышла слишком поздно. Седов все же попытался пробиться к Земле Франца-Иосифа. Но это не удалось. Затертое льдами, судно остановилось на зимовку в небольшой бухте Новой Земли.

Лишь в сентябре следующего, 1913 года с огромным трудом, на последних остатках угля и сжигая в котельной топке сало медведей и нерп, «Фоке» удалось достичь желанного архипелага. Здесь, в бухте острова Гукера (ее назвали Тихой), седовцы начали вторую, еще более трудную зимовку.

Скудное, однообразное питание вызвало цингу. Даже Седов, прежде отличавшийся железным здоровьем, сдал. Появилась цинга и у него. Он также осунулся и страшно ослаб, стал задыхаться. В таком состоянии, по трезвом размышлении, надо было думать лишь о возвращении.

Однако Седов, как уже говорилось, был очень упрям и честолюбив. Он прямо сказал Визе, что считает свою санную экспедицию к полюсу «безумной попыткой», но что он все-таки ни за что не откажется от нее, «пока у него не кончится последний сухарь». Мысль о возвращении «с пустыми руками» казалась ему нестерпимой.

В конце концов, было решено идти втроем с тремя нартами, запряженными двумя дюжинами собак. Запас провизии был рассчитан на 10 месяцев. Своими спутниками Седов избрал матросов Григория Васильевича Линника и Александра Матвеевича Пустотного. Трудно сказать, почему именно на этих людей пал выбор. Линник отличался заносчивым, вспыльчивым, дерзким характером, и порядок на корабле бывал не раз нарушен его выходками.

Визе отметил в своих записках, что 2 февраля 1914 года, в день выхода, Седов, совершенно больной, разрыдался. «Гибель этой экспедиции, учитывая смелость, упорство и легкомыслие ее начальника, кажется мне почти неизбежной», — прямо пишет Визе.

Седов поставил на карту не только свою жизнь, но и жизни своих спутников. Уже на седьмой день похода Седов не смог идти и вынужден был ехать, сидя на нартах. Здоровье его ухудшалось с каждым днем.

Было известно, что в бухте Теплиц-бай на западном берегу острова Рудольфа — самого северного острова Земли Франца-Иосифа — находится брошенная база полярной экспедиции герцога Абруццкого. Седов надеялся, что там им удастся пополнить свои запасы, в частности керосина, и отдохнуть. Но до желанной бухты было еще далеко. От нее же до полюса — еще дальше: около 800 километров.

«Мороз до 41 градуса, — записал Линник в дневнике 18 февраля. — На дворе снежная буря. Двигаться вперед невозможно, к тому же здоровье начальника безнадежное».

На всех троих имелся один большой спальный мешок. Но матросы редко забирались в него, стараясь не тревожить больного. И все же ни «одного часа за ночь не пришлось уснуть, так как начальник ежеминутно жалуется на ужасный холод в ногах и невозможность дыхания», — отмечал Линник в дневнике на 17-й день похода.

Седов стал тяжелой обузой для его спутников. От бессонных ночей и тяжелых переходов матросы теряли силы. У Пустотного открылось кровотечение горлом, у обоих появились признаки цинги. Линник не раз предлагал Седову вернуться на судно. «Эх, Линник, оставь эти мысли идти домой! — отвечал тот. — В Теплиц-бай мы в пять дней поправимся».

Сильная вьюга опять остановила их 20 февраля. И в этот день Седов скончался. Двадцать лет спустя Пустотный так описывал смерть Седова: они начали свой скудный обед, как вдруг услышали странный и страшный хрип. «В безотчетном ужасе мы повернули головы. Наш начальник лежал, приподнявшись в спальном мешке, упершись головой в заднюю стенку палатки. Глаза его выкатывались из орбит, как стеклянные шары».

Когда вьюга утихла, матросы положили тело Седова на нарты. «Мы двинулись в бухту Теплиц, — вспоминал Пустотный, — но, не дойдя до нее шести миль, увидели, что вход в нее заполнен открытой водой». Повернули назад, к мысу Бророк. Здесь они и похоронили Седова — на высоком месте, под скалою. Вырыть могилу не было никакой возможности.

Закончив печальный обряд, матросы отправились в обратный путь, и чудом добрались до судна. Путь «Святого Фоки» на родину тоже оказался тяжелым. Уголь кончился. Шли, сжигая части корпуса, мебель, такелаж.

Однако и дома мытарства не закончились. На Линника и Пустотного было заведено уголовное дело — матросов заподозрили в намеренном убийстве начальника экспедиции. Но в конце концов расследование прекратили. О болезни Седова знали все участники экспедиции, а произвести розыск и судебно-медицинское вскрытие его тела было, конечно, невозможно.

…Минуло 23 года. На острове Рудольфа зимовали советские летчики с самолетами, обеспечивавшие безопасность дрейфа папанинцев. Пшюты с нетерпением ждали, когда весеннее солнце растопит снег и можно будет поискать следы экспедиции Седова, а также его могилу.

Весной 1938 года они обнаружили флагшток с надписью: «Sedov Pol. Exped. 1914» и обрывки русского флага. Останков Седова рядом не оказалось..

Летчики начали обследовать брошенную базу в Теплиц-бай. Каково же было их удивление, когда среди разбросанных вещей в жилой постройке они увидели… дамскую туфельку. На белой лайковой подкладке отчетливо виднелась золотая надпись: «Поставщик Двора Его Императорского Величества. Санкт-Петербург». Штурман В.И. Аккуратов вспоминал: «Ошеломленные, мы передавали из рук в руки это изящное изделие, ломая голову, как оно могло попасть сюда, на край земли».

Пришли к выводу, что туфельку своей жены вез именно Седов, как своеобразный талисман. Возможно, хотел оставить ее на полюсе?

Значит, Линник и Пустотный все-таки посетили бухту Теплиц-бай — с Седовым или уже без него. Почему же они это отрицали? Почему рядом с флагом не оказалось останков Седова, а также нарт и других предметов? Есть во всем этом некая тайна, скрывающая трагический финал роковой экспедиции, полагает известный историк Г. Черненко. И ее только еще предстоит разгадать…

  • Назад
  • Вперёд

Оригинал взят у в Подвиг Седова Пятого марта, исполнилось 100 лет со дня смерти знаменитого полярного исследователя Георгия Седова. Офицер военно-морского флота, действительный член Русского географического общества, почётный член Русского астрономического общества, он первым из русских покорителей Арктики предпринял попытку достичь Северного полюса.

К сожалению, она не увенчалась успехом, дойти до «шапки мира» было не суждено. Небольшая экспедиция Седова (3 участника) шла к полюсу на собачьих упряжках, одолев только десятую часть намеченного пути. Пятого марта 1914 года 37-летний Георгий Седов скончался от цинги среди арктических льдов, недалеко от острова Рудольф, входящего в архипелаг Земля Франца-Иосифа. Бросив вызов суровой стихии, отважный исследователь проложил путь своим последователям.

Первые попытки достичь заветной «северной вершины земли» были предприняты в конце XIX века. Американец Джордж Вашингтон Де-Лонг был настолько уверен в успехе своего похода, что захватил с собой медные таблички с именами участников экспедиции, которые намеревался оставить на полюсе. Его экспедиция отплыла на Северный полюс из Сан-Франциско, на судне «Жаннетта». Экспедиция шла через Берингов пролив, но недалеко от острова Врангеля корабль сковали, а потом раздавили льды Северного Ледовитого океана. Команда сумела спастись на шлюпках. Недалеко от устья Лены выживших подобрали местные жители, якуты.

Не покорился полюс и Фритьофу Нансену, организовавшему Норвежскую полярную экспедицию на корабле «Фрам», специально сконструированном для дрейфа во льдах. Пройдя по Северному морскому пути, судно достигло ледового поля у Новосибирских островов и начало дрейфовать. Нансен вместе с товарищем Ялмаром Йохансеном оставили судно, решив продолжить путь к полюсу на лыжах, но запас продовольствия закончился довольно быстро, и они повернули на юг, достигнув Земли Франца-Иосифа.

Первыми покорителями Северного полюса стали американские исследователи Фредерик Кук и Роберт Пири, которые достигли «шапки мира» 21 апреля 1908 года и 6 апреля 1909 года соответственно, двигаясь на собачьих упряжках вместе с двумя эскимосами. Пири даже якобы удалось установить в точке полюса флаг своей страны. Однако ни один из исследователей не смог представить достаточно убедительных доказательств своего пребывания на полюсе и тем более факта установки флага.

Россия, самая северная страна мира, конечно не могла оставаться в стороне. Нужны были отчаянные смельчаки, готовые покорить «вершину мира». Одним из них и стал старший лейтенант Георгий Седов, выступивший в 1912 году с проектом санной экспедиции к Северному полюсу. К тому времени он уже имел полярный опыт, совершив в 1902 году длительную географическую экспедицию на Новую Землю.

Говоря о своем стремлении достичь полюса на собачьих упряжках, весной 1912 года он писал начальнику Главного Гидрографического управления: «Здесь, помимо человеческого любопытства, главным руководящим стимулом еще, безусловно, является народная гордость и честь страны». Однако правительство несколько охладило пыл Седова, выделив на арктический поход всего 10 тысяч рублей. Пришлось организовывать экспедицию на деньги меценатов.

Вместе с Седовым на судне «Святой Фока», экипаж которого состоял из 17 человек, в Арктику отправились геолог Михаил Павлов, географ Владимир Визе, художник и фотограф Николай Пинегин.

Утром 27 августа 1912 года корабль вышел из Архангельска. Согласно планам Седова, «Святой Фока» должен был доставить участников экспедиции на архипелаг Земля Франца-Иосифа, а затем вернуться в архангельский порт. Седов планировал перезимовать на архипелаге, а с наступлением полярного лета отправиться на собачьих упряжках к полюсу. Но суровая Арктика воспротивилась покорению — у северо-западного побережья Новой Земли «Святого Фоку» сковали льды. Лишь в августе 1913 года экспедиция подошла к Земле Франца-Иосифа и стала на зимовку в бухте Тихой.

Настали трудные времена. Психологически измотанные, многие участники экспедиции настаивали на возвращении домой. Лишь самые стойкие остались рядом с Седовым, поражаясь его мужеству и упорству. К тому времени он заболел цингой, и всё же принял решение достичь полюса во что бы то ни стало.

И вот, второго февраля 1914 года, отряд Седова на трех собачьих упряжках двинулся к «шапке мира». Болезнь Седова быстро прогрессировала, наступил момент, когда он уже не смог идти. Тогда он приказал привязать себя к нартам и продолжать поход. На восемнадцатый день пути, 20 февраля 1914 года (5 марта по н. с.), Седов скончался. До полюса было еще далеко — экспедиция прошла только десятую часть пути. Товарищи похоронили его на мысе Аук острова Рудольфа, положив в ледовую могилу флаг, который Седов хотел установить на Северном полюсе, и поставив крест из лыж.

Славное имя отважного полярного исследователя вписано в историческую летопись страны. В его честь названы: два залива и пик на Новой Земле, ледник и мыс на Земле Франца-Иосифа, остров в Баренцевом море, мыс в Антарктиде и ледокольный пароход «Георгий Седов». Его имя носит также поселок, где он родился — бывшая Кривая Коса в Новоазовском районе  Донецкой области. В поселке создан музей, посвященный Георгию Седову. Источник

Конечно, в интернете много информации об истории парусника и полярного исследователя, гидрографа. Хотя та же Вики по паруснику имеет крайне небогатую, да ещё местами и неточную статью (между прочим страница на немецком намного богаче на информацию — это ещё раз возвращаясь к вопросу реальной популярности Седова у немцев). Однако, на борту барка имеется Музей с оригинальными и интересными экспонатами, по-этому без исторического экскурса в нашем повествовании не обойтись. Некоторые фотографии будут, при клике на них, доступны в полном размере и их можно будет подробно рассмотреть. Экспозицию судового музея условно можно разделить на три части: о судне, о Г.Я.Седове и выставка наград и памятных знаков. Придержемся и мы такого деления в рассказе. image Судовое свидетельство выданное в Веймарской республике 26.03.1921 года При клике откроется в ПОЛНЫЙ РАЗМЕР Но, экономический кризис 30-ых годов обанкротил «Ф.А. Виннен & Ко» и парусник купила компания «Норддойчер Ллойд». Парусник переименовали в честь капитана Николауса Йонсена, командовавшего на протяжении многих лет пассажирскими судами этой компании. «Коммандор Йонсен» был уже учебно-грузовым судном. Компании нужен был учебный корабль для своих специалистов, но отказаться от коммерческой эксплуатации она не хотела. Практика тогда занимала 3 года. Судно несколько перестроили: надстройки спардек и ют были соединены общей палубой, благодаря чему удалось выгородить помещение вначале для 60, а позже и для 100 практикантов, а в трюме № 1 была установлена цистерна питьевой воды ёмкостью 40 т, несколько расширен камбуз, под палубой юта оборудованы дополнительные санузлы. imageСудовое свидетельсво от 21.08.1941 с переводом на русский язык (очевидно во время репарации). При клике откроется в ПОЛНЫЙ РАЗМЕР До ВМВ удалось совершить 8 рейсов. Во время войны барк особо не эксплуатировался — простоял как баржа, хотя походы по Балтике были несмотря на военную обстановку. В 1945 году его отбуксировали в Гамбург, передали англичанам, а в январе 1946 года СССР, в качестве репарации. 12.01.1946 по сути третье рождение парусника — он получил имя «Седов» и на нём был поднят флаг ФМФ СССР. Состояние парусника была печальным, у ВМФ не было опыта эксплуатации таких судов и перпектива его была трагична (что и произошло с другимии парусниками ведь Седов и Крузенштейн не единственные парусные суда перешедшие к нам по репарации). Вообще в послевоеной жизни Седова были два сложных периода: 1945-1953 и с 1946-1973 года. Главным спасителем судна стал Петр Сергеевич Митрофанов, капитан Седова с 48-59 гг. Благодаря ему и сохранился Седов, более того был отремонтирован в Кронштадте и осуществлено первое обучение моряков работе с парусами. Первый пробный короткий рейс Ленинград-Балтийск состоялся в 1952 году, а с 54-ого парусник уже выходил в Атлантику. image 2. Человек. Теперь о Георгии Яковлевиче Седове — чьим именем и назван в настояшее время барк. Личность при ближайшем изучении оказалось очень спорной. Коньюктурщик, преступная халатность которого привела гибели «двух и более лиц» или легендарный полярный исследователь — кто же ты на самом деле айсберг или человек? А вот здесь Вики содержит вполне подробную статью, но тезисно с дополнениями её изложим. Будущий человек и парусник родился в бедной рыбачьей семье (скорее-всего это ключевой момент) в ДНР Донецкой обл. (совр.) в 1877 году. Отец часто пил, семья ещё чаще голодала, но тем не менее уже подростком его отвели в церковно-приходскую школу, которую он с отличием в короткие сроки закончил. Но, сразу продолжать образование как то не получилось, пришлось батрачить. Здесь происходит ключевой момент в профориентации молодого человека: он решил стать моряком. Несмотря на противодействие родителей Георгий добрался до Ростова и поступил в мореходку. Совмещая морскую практику с учёбой, он окончил училище став штурманом (1899 год), а после и капитаном. Тут происходит странный эпизод, оценить который без знания контекста неправильно: судовладелец предлагает ему посадить на мель пароход, чтобы получить от страховой компании премию, а Седов вместо того чтобы согласиться или не согласиться, отправляется в плавание и доводит до конечного пункта судно в целостности. За что и был уволен и работу дальше не нашёл. Наверное, потому что особо и не хотел — теперь его больше стала привлекать научно-экспедиционная деятельность и по-этому он переходит в ВМФ. Продолжается его учёба уже в Морском кадетском корпусе (экстерном). Здесь у него появляется покровитель — контр-адмирал А.К.Дриженко, а после, по рекомендательному от него письму, и его брат Ф.К. Дриженко — генерал корпуса-географов, известный исследователь Байкала. Весной 1902 года Седова зачислили в Главное гидрографическое управление при Адмиралтействе и он стал участвовать в экспедициях в Северно-Ледовитом океане, Каспии и др. морях. Служил хорошо, усердно, за что был награждён орденом св. Станислава 3-й степени. image    image Для просмотра в полный размер — КЛИК Тем не менее 27.08.12 экспедиция отправилась, имея на борту угля на 25 дней хода. Офицерский состав включал 9 человек, включая блогера фотографа, оператора, художника Николая Пинегина. По пути из-за шторма потеряли ещё часть груза, пару шлюпок и имя — Седов переименовал «Святого великомученика Фоку» в «Михаила Суворина». Ну а дальнейшее в экспедиции это уже пример упорства и даже геройства её членов. 2 февраля 1914 года Седов несмотря на болезнь отправился к полюсу вместе с 2 матросами на 3 упряжках. Болезнь прогрессировала, Георгий Яковлевич не смог ходить и приказал привязать себя к упряжке. Через 18 дней он скончался среди льдов возле острова Рудольфа где и был погребён. Есть ещё, правда версия, что перед погребением его частично скормили ездовым собакам. Даже было расследование, но официально версия не подтвердилась. Скончался также от цинги первый механик Я. Зандер. Для поисков экспедиции Седова впервые в мировой истории использовалась полярная авиация. Судно же добралось до Мурманска 15 августа 1914 года в полуразобранном состоянии, так как топлива не хватало и в топку пошло всё что горит, вплоть до переборок.Для просмотра в полный размер — КЛИКВ завершение стоит отметить, что не только Седов решил воспользоваться круглой громкой датой. Похожие экспедиции организовали Г. Л. Брусилов, В. А. Русанова и Б. А. Вилькицкий. Однако повезло только Борису Вилькицкому — под его руководством была открыта Земля Николая II (ныне Северная Земля). За этот подарок он и был обласкан царём, а остальные увы, погибли во льдах. Однако Вилькицкий родился в благополучной семье офицера, да и вообще после Октября эмигрировал в Великобританию, по-этому парусник никак не мог быть назван его именем (а ещё и потому, что в 1946 году Вилькицкий ещё был жив) III Награды и памятные знаки. Их много и не все они здесь представлены (см. также заглавное фото). Не все награды представлены в музее, некоторые не сохранились, а часть находится в комнате по соседству — Капитанском салоне. Но об этом помещении в следующий раз. Продолжение следует, не переключайтесь! 0. Анонс: Путешествие на паруснике «Седов» — содержание 1. Как попасть на барк «Cедов», кто такие инопрактиканты, или trainees? 2. История Седова и «Седова». 3. Как устроен «Седов» — план судна от трюма до каюты капитана. 4. Мотор, паруса и медицинская служба барка «Седов». 5. Как кормят на «Седове» — общепит на борту. 6. Управление барком «Седов» — кто и как рулит. 7. Парусный аврал на барке «Седов». 8. Курсантская жизнь на паруснике «Седов». 9. Критические заметки о барке «Седов» с красивыми картинками. 193 портрета курсантов и членов экипажа в фотоальбоме в группе «Седова «ВКонтакте» vk.com/sedov092015

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий