Царь Алексей Михайлович (Тишайший). Кем он был и как сложилось правление — Удачи и свободы Вашему Я! — LiveJournal

Двести шестьдесят шесть лет назад российская императрица Елизавета Петровна утвердила доклад, отменяющий смертную казнь. По многочисленным свидетельствам современников, императрица за все время своего правления не подписала ни одного смертного приговора.

image

Когда мы говорим о детях Петра Первого, обычно вспоминаем сына Алексея и дочь Елизавету Петровну, которая впоследствии стала императрицей.

image

Но в действительности у Петра I от двух жен было десять детей, не считая восьми внебрачных. Давайте разберемся, как сложилась их судьба, и почему никто из них не получил царский венец.

Петр Первый умер, не оставив прямого наследника и не оставив завещания о передаче власти. Вскоре на престол взошла его супруга, Екатерина Первая. 

Но историки уверены, что император не хотел, чтобы она заняла трон. Незадолго до своей смерти Петр I уличил свою жену в измене с придворным камергером Виллимом Монсом. 

Царь приказал отрубить ему голову, которую затем поставили на ночной столик рядом с постелью изменницы.

Долгое время главным претендентом на престол считался Алексей, сын императора и его первой жены, Евдокии Лопухиной. Мальчика царь не любил, а затем и вовсе супругу сослал в монастырь, отдав царевича на воспитание своей сестре.

По словам историков, Петр Первый тогда увлекся графиней Скавронской, которая вошла в историю как Екатерина I, и возненавидел Лопухину c наследником.

В 21 год царевич Алексей женился на сестре будущей австрийской королевы. У него родились сын и дочь. Но появление внуков не смягчило сердце Петра Первого. Все мысли его были заняты другим сыном, Петром, рожденным Екатериной. Именно его император видел наследником престола. Единственной помехой был старший сын Алексей, который жил в Австрии и не собирался возвращаться в Россию.

Тогда Россия начинает требовать выдачи Алексея, который перебирается в Италию, где и скрывается некоторое время. Потребовались, как утверждают историки, большие дипломатические усилия, в том числе Толстого, видного дипломата того времени, чтобы убедить, в том числе путем обмана Алексея вернуться. Он возвращается и первое, что от него требуют, — отказаться от короны, что он и сделал в феврале 1718.

Однако тайная канцелярия обвинила его в измене, и приговорила к смертной казни. Через четыре месяца царевич Алексей умер в Петропавловской крепости при невыясненных обстоятельствах. По словам исследователей, есть две версии его смерти. Первая — не выдержал пыток. Вторая — был умерщвлен с согласия Петра. Как говорит историк Вадим Мингалев, «если бы Петр Первый знал, как в дальнейшем сложится судьба России, он никогда бы не решился на этот шаг».

Историки считают, что именно будущая императрица Екатерина Первая убедила императора избавиться от старшего сына. Она понимала, что если Алексей окажется на престоле, ее дети будут обречены. Сохранились легенды, будто Екатерина отправила в Петропавловскую крепость беременную любовницу царевича, крепостную девку Ефросинью. 

Испугавшись пыток, она оклеветала Алексея, сказав, что он якобы готовил заговор против Петра Первого.

Планы Екатерины передать престол их с Петром сыну не сбылись: мальчик тяжело заболел и скончался в возрасте трех с половиной лет. Трон остался без наследника. Петр долго не мог прийти в себя после смерти любимого сына. В 1722 году он издал указ, который гласил: «Престол по наследству больше не передается. Впредь назначать преемника будет государь».

Всего у Петра Первого родилось десять детей, но выжили из них только трое — остальные скончались в младенчестве. К концу жизни императора из всех его детей в живых остались только дочери Анна и Елизавета. Анна обручилась с Голштинским герцогом Карлом Фридрихом и отреклась от трона. 

А Елизавета, по мнению самого Петра, была слишком легкомысленной. Он считал, что гораздо больше на роль императрицы подходит их мать, Екатерина. В 1724 году Петр Первый лично короновал ее.

Историки считают: если бы не ненависть к Лопухиной и не льстивое подстрекательство европейских сановников, которые буквально подготавливали Петра к тому, чтобы он принял решение о казни царевича Алексея, возможно, Екатерина и не стала бы императрицей.

Узнав об измене жены, Петр I уничтожил прежнее завещание. Некоторые исследователи считают, что в тот момент император раскаялся, что приказал убить родного сына. Муки совести могли привести его принять неожиданное решение — передать трон своему внуку Петру, сыну Алексея.

Умирая, Петр Первый сказал: «Отдайте все…». На этом его слова прервались — царь умер. В момент смерти рядом с Петром была только Екатерина. Историки считают, что она легко могла уничтожить завещание мужа.

Петра Первого часто упрекают в том, что он не решил судьбу престола заранее. Исследователи говорят, что он не отнесся всерьез к своей почечнокаменной болезни. Петр мечтал, что его дочь, Анна, в браке с герцогом Фридрихом родит мальчика, и отдаст ему на воспитание. Такое условие даже было включено в брачный контракт. Этот мальчик и должен был унаследовать трон. Но замысел не удался — смерть опередила царя.

Все фотоматериалы предоставлены сервисом Яндекс.Картинки.

Много интересного на моем канале.

Сегодня, в день рождения основателя Санкт-Петербурга императора Петра Великого, уместно будет разместить мои давние заметки по поводу его загадочного сына. Принятие в 1721 году русским царём Петром императорского титула повлекло за собой реформу титулов членов семьи монарха. После некоторых дискуссий было решено, что супруга императора должна носить титул императрицы (обсуждался также вариант «цесарева»), а его дочери — титулы цесаревен. Внук и внучка Петра Великого сохранили титулы великого князя и великой княжны, а его племянницы (дочери не императора, а царя) — титулы царевен. Какой титул в новой, императорской, России предназначался сыновьям монарха? Казалось бы, достаточно узнать, какой новый титул получил единственный тогда сын Петра Великого, царевич Пётр Петрович (1719–1723), упоминаемый в большинстве генеалогических справочников. Но попытка ответить на этот вопрос приводит к неожиданным результатам. Оказывается, этого царевича просто не существовало. Пётр Великий был женат дважды. Осенью 1715 года его первая нелюбимая жена томилась в дальнем монастыре, а царь уже три с половиной года состоял в счастливом втором браке. В состав царской семьи входили вдовы двух старших братьев царя, две его дочери, три сестры, три племянницы… Единственным мужчиной, помимо самого Петра Алексеевича, был Алексей, его сын от отверженной первой жены Евдокии, ставшей инокиней Еленой. По обычаю именно Алексей, являвшийся противником масштабных преобразований отца, был его единственным наследником. В 5 часов 22 минуты утра 12 октября 1715 года у Алексея родился сын, льстиво названный в честь деда Петром. Появление внука было неприятно царю, поскольку опасно усиливало династические позиции царевича. Царица, стремившаяся оттеснить от престола детей Петра от первого брака, также не обрадовалась. Но внешние приличия были соблюдены. Вернувшись на следующий день в столицу, царь навестил невестку, вечером «стреляли с фортеции из пушек о рождении царевичева сына». Жена Алексея заболела послеродовой горячкой и 22 октября скончалась. На следующий день царь с сестрой крестил своего внука, а после этого «смотрел анатомии кронпринцессы» (то есть присутствовал при вскрытии). Рождение внука совпало с обострившимися отношениями царя с сыном. На похоронах кронпринцессы 27 октября Алексею было вручено царское письмо, помеченное 11 октября (то есть как будто бы написанное накануне рождения царского внука) и излагавшее причины недовольства царевичем. Заканчивалось оно угрозой лишить сына наследства, если тот не исправится. Вскоре произошло событие, в корне изменившее династическую остановку. Во втором часу ночи 29 октября 1715 года столица была разбужена пушечной пальбой, возвестившей горожанам, что царица Екатерина родила царю сына, нареченного в честь отца Петром. 31 октября появились два указа, объявлявших о прибавлении в царской фамилии. Первым шёл указ о сыне царя, «благородном государе царевиче и великом князе Петре Петровиче», за ним следовал указ о «благородном великом князе Петре Алексеевиче». Имя царского внука приказывалось провозглашать на молебствиях после имён царских сыновей. Именины обоих Петров было велено праздновать 29 июня, одновременно с именинами самого царя. Новорождённый царский сын явно лидировал в «состязании» с новорождённым царским внуком. В честь его рождения царь две недели устраивал приёмы, обеды и фейерверки. При торжественном крещении 6 ноября восприемниками стали царевич Алексей и адмирал граф Апраксин, кроме того, римского императора представлял светлейший князь Меншиков, а датского короля — его посланник. Вечером стреляли из пушек, был устроен красочный фейерверк с девизом «упование с терпением». Узнав о рождении брата, Алексей подал отцу ответ, в котором отказывался от наследства не только за себя, но и за сына. Царь остался недоволен и не поверил отказу от наследства. Он полагал, что даже если бы Алексей и пожелал сохранить свою клятву, то «возмогут тебя склонить и принудить большие бороды». Поэтому Царь велел сыну сделать выбор между троном и монашеством. По форме письмо напоминало ультиматум: «На что по получении сего дай немедленно ответ. А буде того не учинишь, то я с тобою, как со злодеем поступлю». Алексей отвечал, что желает постричься. Царь собирался в это время (в январе 1716 года) за границу и дал сыну полгода для окончательного решения. Получив в конце сентября письмо с требованием окончательного ответа, Алексей бежал из страны, и долгое время скитался по Европе, спасаясь от гнева отца. Тем временем, росло политическое значение младшего сына царя. Дни его рождения и ангела отмечались с каждым годом всё более торжественными празднествами и фейерверками. В его честь говорились «похвальные слова», ему посвящались книги, его портреты писали известнейшие живописцы. С 1717 года имя Петра Петровича включалось в календари. Спецслужбам царя удалось разыскать Алексея и выманить его на родину. Получив письменное обещание прощения, царевич отправился в Москву. 3 февраля 1718 года Алексей торжественно отрёкся от прав на престол и в Успенском соборе Московского Кремля принёс присягу на верность объявленному новым наследником царевичу Петру Петровичу. Сын Алексея в подробнейшем манифесте даже не упоминался. С этих пор имя царевича Петра встречается и на заголовках книг: «напечатано при наследственном благороднейшем государе-царевиче Петре Петровиче». Родители очень любили сына, ласково называли его «Шишечкой» и «Потрошёнком». Малыш рос резвым, с увлечением играл в солдатики, возился с деревянными пушечками. По донесению французского посланника, присутствовавшего на отпразднованном с большим великолепием трёхлетии царевича, «il ne peut encore ni parler, ni marcher», но царь не огорчался, утверждая, что поздним развитием царевич походит на него. Царь возлагал на подраставшего сына большие надежды. Однако к огромному горю родителей, наследник, проболев несколько дней, умер в четвёртом часу пополудни 25 апреля 1719 года в Петербурге. Мать до конца своих дней бережно сохраняла игрушки и одежду любимого сына. Тяжело переживал эту потерю и отец. На другой день состоялись торжественные похороны. В пятом часу гроб вынесли из палат, под пушечную пальбу процессия тронулась в путь. Впереди ехали гренадер-офицеры гвардии со своим отрядом из 240 человек, салютуя своим оружием. Следом шли 50 преображенцев с горящими факелами. Затем певчие и духовенство. Гроб и колесница обиты были алым бархатом с золотой обшивкой. Царь, министры, дипломаты, сановники, по свидетельству очевидца «в несметном количестве». Пешком процессия двинулась в сторону Невы. Гроб донесли до Почтового двора. Там его поставили в шлюпку и отвезли в Невский монастырь, в семи верстах от города. В присутствии царя и министров гроб был внесён в церковь Воскресения Лазаря, возведённую над местом погребения любимой сестры царя Наталии. После отпевания состоялось погребение, и царь на той же шлюпке поспешил к безутешной супруге. 24 октября 1723 года останки царевича Петра Петровича и останки сестры Петра Великого царевны Наталии перенесли в только что построенную на правом берегу Черной речки каменную Благовещенскую церковь и захоронили близ иконостаса. А что же ещё один, младший Пётр Петрович? Никаких сведений о нём не находится ни в одном из официальных документов, нет его могилы ни в Петропавловском соборе, ни в Александро-Невской лавре. Откуда же он взялся? В приложении к журналу «Русская старина» за апрель 1878 года была опубликована генеалогическая роспись Дома Романовых, составленная историком Студенкиным. Вот что сказано в ней про «двух» царевичей: «50. Пётр Петрович, царевич. Родился 27 октября 1715 года, объявлен наследником престола в 1718 году, скончался 25 апреля 1719 года, погребён в Петропавловском соборе; 53. Пётр Петрович, царевич. Время рождения не известно, скончался в октябре 1723 года, погребён 24-го числа в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры». 1719 и 1723 — это даты первого и второго захоронений настоящего (и единственного) Петра Петровича. Вероятно, нынешней надгробной плиты (на которой, кстати, указан ошибочный год перезахоронения) тогда ещё не было, поэтому составитель родословия и предположил наличие ещё одного сына Петра Великого. В перестроечные годы всплеска интереса к Романовым работа Студенкина широко использовалась, нередко дополняясь «подробностями». В качестве курьёза можно привести «важное свидетельство» о младшем Петре Петровиче, явно выдуманное авторами одного из справочников: «Его смерть особенно переживал Пётр I, лишившись последней надежды передать престол своему сыну». Версия о двух царевичах жива до сих пор, кочует из одного издания в другое, присутствует на различных сайтах, посвящённых генеалогии Романовых. На первой картинке Луи Каравак. «Портрет царевича Петра Петровича в образе Купидона», 1716, Эрмитаж

06 августа 2018

Марк Аврелий и Коммод

Константин Великий и Крисп

Петр I и Алексей

Алексей Петрович (1690-1718) — царевич, сын Петра I и его первой жены Евдокии Лопухиной. Первые годы детства он провел преимущественно в обществе матери и бабушки  Натальи Кирилловны Нарышкиной, так как Петр в 1693-1696 был сначала занят кораблестроением в Архангельске, а затем предпринял Азовские походы и воспитанием сына заниматься ему было просто некогда. После заточения в 1698 царицы Евдокии в суздальский Покровский монастырь, царевич Алексей был взят в село Преображенское, где его опека была поручена сестре Петра, царевне Наталье. В 1699 Петр пригласил для обучения Алексея наукам немца Нейгебауера. В 1703 его сменил барон Гюйссен; согласно отзывам последнего, царевич был прилежен, любил математику и иностранные языки и жаждал познакомиться с чужими странами.

Алексей Петрович. Гравюра

Занятия науками прерывались по желанию Петра то поездкой в Архангельск в 1702, то участием в походе к Ниеншанцу, то присутствием в 1704 при осаде Нарвы. Особенным влиянием на Алексея пользовался духовник царевича, протопоп Верхоспасского собора Яков Игнатьев, старавшийся поддержать в нем память о матери, сосланной в монастырь, говоря о ней, как о невинной страдалице. В начале 1707 года царевич посетил свою мать в суздальском монастыре. Узнав об этом, Петр пришел в ярость и грубо отчитал сына. 

Царь стремился всеми способами привлечь сына к государственным делам. В 1707 Алексею был поручен надзор за работами по укреплению Москвы на случай нападения Карла XII. В начале 1709 года царевич представил царю в Сумах пять полков, собранных и устроенных им самим, затем присутствовал в Воронеже при спуске кораблей, а осенью отправился в Киев, чтобы находиться при той части армии, которая предназначалась для действий против польского короля Станислава Лещинского.

Петр Первый на серебряном рубле.

В 1709 царевич Алексей отправился в заграничное путешествие для продолжения образования, а также для выбора невесты. Петру сначала казалось — растет достойный наследник славных дел. Россия менялась на глазах, становилась влиятельной державой. Модернизировалась армия и создавался флот. Царю был необходим помощник, на которого он мог бы полностью положиться. Нужен был наследник и единомышленник, неутомимый сподвижник, разделявший его взгляды на страну и ее место в мире. Свидетельством таких надежд Петра стали и книги, изданные в России в этот период. Книга,  «Последование молебных пений» или «Воинский молитвослов» отпечатанная в Москве в 1708 году на титульном листе сохранила для нас такой текст: «Повелением благочестивейшего Государя нашего Царя и Великого князя , Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца. При благороднейшем нашем Царевиче и великом князе Алексее Петровиче… напечатася сие последование молебных пений в царствующем великом  граде Москве в лето от сотворения мира 7216 (1708) ». В церквах и соборах огромной страны возносились молитвы за царя и наследника «Еще молимся о благороднейшем государе нашем царевиче и великом князе Алексее Петровиче».

В октябре 1711 в Торгау в присутствии Петра I, только что возвратившегося из Прутского похода, Алексей Петрович женился на Софье-Шарлотте Брауншвейг-Вольфенбюттельской, в крещении нареченной Евдокией, их дети — Наталья (1714-1728) и Петр Алексеевич — будущий император Петр II.

Петр II, сын Алексея, внук Петра I, на монете.

В это время Алексей постепенно удаляется от государственных дел. Все, что близко его отцу: военные маневры, строительство флота, заботы об устройстве новой столицы, — Алексею становятся глубоко неинтересны. Часто свою слабость и нежелание заниматься государственными делами он оправдывает нездоровьем.  В 1714 Алексей Петрович с разрешения Петра I лечился в Карлсбаде от чахотки.

Упорно не желая стать верным сподвижником Петра I, Алексей вызвал гнев отца. Петр  в письме к сыну  угрожал даже лишить его наследства, если царевич не исправится. Три дня спустя Алексей Петрович подал отцу ответ, в котором сам просил лишить его наследства. «Понеже вижу себя, к сему делу неудобна и непотребна, также памяти весьма лишен (без чего ничего возможно делать) и всеми силами умными и телесными (от различных болезней) ослабел и непотребен стал к толикого народа правлению». Петр остался недоволен тоном царевича. В конце сентября Алексей Петрович получил письмо, в котором Петр требовал ответа, намерен ли он приняться за дело или хочет поступить в монастырь. Тогда царевич привел в исполнение свое давнишнее намерение и в конце 1716 бежал за границу со своей любовницей Ефросиньей.

К этому времени Петр I уже жил в новом браке, женой его стала Марта Скавронская (Екатерина I). С 1703 года она оказалась в доме Петра, а в 1712 он венчался с ней церковным браком. Петр очень любил Екатерину и детей, ею рожденных. Сын Алексей тем временем становился для Петра чужим человеком и даже врагом. В нем Петр видел угрозу возвращения того, с чем он всю жизнь боролся. Видел угрозу своим преобразованиям. С детства отец не уделял ни внимания, ни ласки сыну, и Алексей с годами стал первым недоброжелателям своего отца. 

Петр Первый допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе (картина Николая Ге, 1871 г.)

Петр не доверял сыну и потребовал, чтобы он вернулся в Россию. Алексей уже было собрался в дорогу, но побоялся неистового гнева отца и подстроенного по дороге покушения. Петр в письме требовал подробно изложить маршрут движения царевича к границам России, чем и вызвал подозрения Алексея. А он уж крутой нрав отца знал не понаслышке! На пути домой в Польше царевич неожиданно изменил маршрут и бежал во владения Австрии, затем скрылся в Италии. На поиски беглеца Петр отправил П.А. Толстого, он долго в компании с А.И. Румянцевым прочесывал владения австрийского короля, пока не нашел Алексея недалеко от Неаполя. Умело используя чувство вины и чувство сыновнего долга, обещая прощение отца, Толстому удалось уговорить царевича вернуться в Россию. Найти и заманить на  родину Алексея помогло предательство его любовницы, крепостной девушки Ефросиньи, за что она получила 2000 рублей серебром – огромную по тем временам сумму! То были, по сути, иудины сребреники.

Вернувшегося домой Алексея ждало не прощение отца, а гнев и опала. Алексея заточили в каземат, подвергли пыткам и допросам. Петр участвовал в следствии, смотрел, как его родного сына палач  вздергивает на дыбу, бьет кнутом и рвет у него ногти. 

Летом 1718 года состоялся суд. Все участники процесса – вельможи и приближенные Петра, стараясь угодить царю,  вынесли обвинительный вердикт: «Виновен, достоин смертной казни». Приговор привели в исполнение. Но обстоятельства смерти царевича навсегда так и остались тайной. 

Кадр из фильма «Царевич Алексей».

Доктор исторических наук, профессор, автор множества книг и телепрограмм по истории России периода XVIII столетия Евгений Анисимов считает, что Петр I не был садистом, и не доставляли отцу радости страдания сына. Для него интересы государства и будущее России было превыше всего на свете. Ради этого, считает историк, он принес в жертву своего сына. Недопонимание между Петром и Алексеем могло привести к крупной войне – ведь на сторону наследника, не сомневаясь, встали бы все, кто был недоволен петровскими реформами и преобразованиями.

Что посмотреть:

  • «Российская империя», документальный проект Леонида Парфенова.
  • Фильм «Царевич Алексей» 1996 г., реж. Виталий Мельников.

Что почитать:

  • Анри Труайя «Петр Великий». 2006
  • Евгений Анисимов «Императорская Россия» 2008г.
  • Д.Мережковский «Петр и Алексей». 1994 г.

Мы рассмотрели три трагических эпизода из мировой и российской истории. Конфликт отцов и детей развивался вокруг вопроса о власти и могуществе, о дальнейшем пути развития государства. Но это масштаб, зафиксированный летописцами и историками. Конфликты в обычных семьях со средним достатком, конечно, тоже были, просто мы о них ничего не знаем. Мне видится, что в любом масштабе, частном или государственном, причина отчуждения была одна: отцы не общались с детьми, не занимались их воспитанием, они  доверяли это философам и ученым, тетушкам и нянькам, часто вообще чужим людям. Сыновья и отцы не чувствовали никакой эмоциональной близости между собой, не имели общих интересов, потому что отцам было некогда! Константин не решился по душам поговорить с Криспом, и тот был убит в далекой ссылке. А ведь обычный доверительный разговор отца с сыном мог спасти жизнь талантливому молодому человеку!

Отцы  воевали, строили крепости, создавали великие государства, а их дети в это время не слышали ласкового отцовского слова. Не слышали элементарного вопроса: «Как у тебя дела? Чем занимался сегодня?» Не слышали искренних похвал и отцовского поощрения за маленькие детские успехи и свершения. Возраста зрелости эти дети достигали не на глазах отцов. Поэтому так легко и так остро разгорались жестокие конфликты между разными поколениями одной семьи. По сути,  между самыми родными людьми…

Алексей Фоминых

На фото: Портрет царевича Алексея Петровича работы неизвестного художника. В начале 1690 года Россия праздновала появление на свет наследника престола, царевича Алексея Петровича. Тогда еще никто не знал, что спустя двадцать восемь лет он умрет в застенке, а его отец, император России Пётр I, чуть не на другой день будет шумно отмечать свои именины и любоваться фейерверком. В 1690 году в Москве родился царевич Алексей Петрович, один из самых несчастливых наследников престола в русской истории. Его отец быстро охладел к жене и почти не виделся с сыном. До восьми лет мальчик рос при матери и питал к ней исключительную привязанность, отца же только боялся. В 1698 году Петр I сослал жену в монастырь, не задумываясь о том, какую рану наносит тем самым царевичу Алексею Петровичу. Он перевел его под опеку своей любимой сестры Натальи Алексеевны и затем почти не занимался им. Известным оправданием невнимательности Петра к сыну могут служить государственные дела. Но разве воспитание наследника не есть одно из важнейших государственных дел? Живя вдали от отца, в «оппозиционной» Москве, в сношениях с людьми, критиковавшими начинания Петра, царевич Алексей вряд ли мог вырасти иным, чем он вырос. Его детские и отроческие годы были эпохой их с отцом постепенного взаимного разочарования. Царь усматривал в сыне (когда все-таки смотрел на него) трусость, лживость, ханжество и умственную лень. А робкий от природы царевич при отце робел еще больше, невольно восстанавливая его против себя. И в основе катастрофы середины 1710-х годов с отрешением царевича Алексея от наследования, его побегом из России и последующим возвращением — прямо в цепкие объятия Тайной канцелярии — лежала нелюбовь. Нелюбовь как отвращение со стороны Петра. Нелюбовь как подлый страх со стороны Алексея. —>Саша Митрахович—> 12.07.2017 08:45 Загрузка… image Пётр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе. Н. Н. Ге, 1871 Кто-то неважно знающий русскую историю может спросить: но позвольте, разве царевича Алексея казнили триста, а не сто лет тому назад, в июле 1918 года? Нет, в июле 1918 года был расстрелян другой наследник царского престола, но не царевич, а цесаревич Алексей (титул, как видим, немножко отличался). Хотя в чём-то это совпадение весьма символично. «Первому большевику», как в XX веке иногда называли Петра Первого, пришлось переступить через тело наследника престола Алексея. Большевикам спустя ровно двести лет пришлось сделать точно то же самое. Оба наследника, вольно или невольно, встали на пути исторического прогресса. И история неумолимо отбросила их в сторону… Итак, ровно 300 лет назад, 7 июля (26 июня) 1718 года, в тюрьме расстался с жизнью царевич Алексей Петрович, сын Петра Первого, бывший наследник престола. По официальной версии, выслушав приговор, который осуждал его к смертной казни за измену, царевич пришёл в такой сильный ужас, что от страха и потрясения умер. По неофициальной версии, он был просто тайно казнён после оглашения приговора. Примечательно, что эту смерть привычно ставят в вину отцу Алексея, то есть Петру Первому. Например, вот известная цитата Льва Толстого о первом русском императоре: «С Петра І начинаются особенно поразительные и особенно близкие и понятные нам ужасы русской иcтории… Беснующийся, пьяный, сгнивший от сифилиса зверь четверть столетия губит людей, казнит, жжёт, закапывает живьём в землю, заточает жену, распутничает, мужеложествует… Сам, забавляясь, рубит головы, кощунствует, ездит с подобием креста из чубуков в виде детородных органов и подобием Евангелий — ящиком с водкой… Коронует бл&дь свою и своего любовника, разоряет Россию и казнит сына… И не только не понимают его злодейств, но до сих пор не перестают восхваления доблестей этого чудовища, и нет конца всякого рода памятников ему». Разбирать всю эту сомнительную тираду в одном посте невозможно, но нас интересует один «обличительный» пункт: «казнит сына». Вообще-то кому-кому, а графу Льву Николаевичу следовало бы в данном пункте вежливо прикрыть свой рот… или хотя бы отречься вначале от графского титула. Потому что этот титул его предок, граф Пётр Толстой, получил именно за то, что… убедил царевича Алексея вернуться на родину, в руки отца. Но казнь сыновей, изменивших отечеству, например, привычно ставят в заслугу римскому консулу Бруту (не путать с другим Брутом, убийцей Цезаря). Почему же действия Петра судят совершенно иначе? image Царевич Алексей Петрович Начнём с того, что соратникам Петра Первого давно, ещё до бегства царевича за границу, было понятно, что в продолжатели дела своего отца он никоим образом не годится. Историк Василий Ключевский описывал такой эпизод: «Господствовавшая в обществе Петра непринуждённость располагала неосторожных или чересчур прямодушных людей высказывать всё, что приходило на ум. Флотского лейтенанта Мишукова Петр очень любил и ценил за знание морского дела и ему первому из русских доверил целый фрегат. Раз — это было ещё до дела царевича Алексея — на пиру в Кронштадте, сидя за столом возле государя, Мишуков, уже порядочно выпивший, задумался и вдруг заплакал. Удивленный государь с участием спросил, что с ним. Мишуков откровенно и во всеуслышание объяснил причину своих слёз: место, где сидят они, новая столица, около него построенная, балтийский флот, множество русских моряков, наконец, сам он, лейтенант Мишуков, командир фрегата, чувствующий, глубоко чувствующий на себе милости государя, — всё это создание его государевых рук; как вспомнил он всё это, да подумал, что здоровье его, государя, всё слабеет, так и не мог удержаться от слёз. «На кого ты нас покинешь?» — добавил он. — Как на кого? — возразил Петр: — у меня есть наследник — царевич. — «Ох, да ведь он глуп, всё расстроит». Петру понравилась звучавшая горькой правдой откровенность моряка; но грубоватость выражения и неуместность неосторожного признания подлежали взысканию. «Дурак! — заметил ему Пётр с усмешкой, треснув его по голове: — этого при всех не говорят». Но вина царевича была, разумеется, не в одной только глупости, а в том, что он, по этой глупости, превратился в ставленника сил, глубоко враждебных реформам Петра. Как писал ему сам отец: «За моё отечество и людей моих я живота своего не жалел и не жалею; как могу тебя, непотребного, пожалеть? Ты ненавидишь дела мои, которые я для людей народа своего, не жалея здоровья своего, делаю». Разумеется, проще всего было по-тихому «извести» опального царевича после его возвращения в Россию, чтобы он перестал представлять угрозу для отцовского дела. Но Пётр не хотел, чтобы судьба царевича чем-то напоминала гибель царевича Дмитрия в Угличе столетием раньше, поэтому приказал устроить суд, который и вынес Алексею смертный приговор. По преданию, один из соратников Петра, Борис Шереметев, отказался судить царевича, заявив: «Я рождён служить своему государю, а не кровь его судить». И царю пришлось смириться с этим дерзким отказом… Характерно, что в СССР в 30-е годы появился художественный фильм, который полностью оправдывал политику Петра в деле Алексея. И наоборот, в буржуазной России 90-х появился совершенно противоположный фильм, который, в духе Льва Толстого, обличал «злодеяния» Петра и хвалил «гуманного» Алексея… Вот как характеризовала Алексея Малая Советская энциклопедия 1932 года: «АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ (1690-1718), царевич, старший сын Петра I. Противник петровских реформ, А. П. был знаменем приверженцев феодальной старины, не скрывавших своих упований на него как на будущего императора. Вокруг А. П. группировались представители реакционного духовенства и старинных русских знатных родов, враждебные возвышению новых, неродовитых людей из числа приближённых Петра. К нему тяготели преследуемые Петром стрельцы…». Ну и, наконец, приведём мнение одного из Романовых уже в XX веке, великого князя Александра Михайловича, который сравнивал своего предка, Петра Первого, с большевиками. Этот потомок Петра тоже ставил дело царевича Алексея не в вину своему предку, а в заслугу. И, исходя из петровских заветов… хвалил большевиков. Он говорил: «Нынешние правители России — реалисты. Они беспринципны — в том смысле, в каком был беспринципен Пётр Великий. Они так же беспринципны, как ваши [американские] железнодорожные короли полвека назад или ваши банкиры сегодня, с той единственной разницей, что в их случае мы имеем дело с большей человеческой честностью и бескорыстием». Один из его американских слушателей великого князя не без отвращения заметил ему: «Странно слышать такие речи от человека, чьих братьев расстреляли большевики». «Вы совершенно правы, генерал, — ответил тот, — но, в конце концов, мы, Романовы, вообще странная семья. Величайший из нас убил собственного сына за то, что тот попытался вмешаться в выполнение его «пятилетнего плана». …На этом, пожалуй, можно поставить точку.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий