Великий философ или гениальный шарлатан — кем на самом деле был Диоген?

C детства я слышала об античном философе-чудаке Диогене Синопском, который «жил в бочке». Мне представлялась рассохшаяся деревянная посудина, наподобие той, которую я видела у бабушки в деревне. И я никак не могла понять, зачем нужно было старому человеку (все философы казались мне тогда старцами) поселиться в такой специфической емкости. Впоследствии оказалось, что бочка была глиняная и довольно большая, но это не уменьшило моего недоумения. Оно еще больше возросло, когда я узнала, как жил этот странный человек.

image

Враги называли его «собакой» (по-гречески – «кинос», отсюда слово «цинизм») за его бесстыдный образ жизни и постоянные язвительные замечания, на которые он не скупился даже для близких друзей. При свете дня он бродил с зажженным фонарем и говорил, что ищет человека. Он выбросил чашку и миску, когда увидел, как какой-то мальчик пьет из горсти и ест из углубления в мякише хлеба, заявив: ребенок превзошел меня простотой жизни. Диоген высмеивал высокое происхождение, богатство называл «украшением испорченности» и говорил, что бедность – единственный путь к гармонии и естеству. Только много лет спустя я поняла, что суть его философии не в намеренных чудачествах и воспевании нищеты, а в стремлении к свободе. Парадокс однако в том, что такая свобода достигается ценой отказа от всех привязанностей, благ культуры, наслаждения жизнью. И это оборачивается новым рабством. Циник (в греческом произношении – «киник») живет так, будто боится возбуждающих желания благ цивилизации и бежит от них, вместо того чтобы свободно и разумно ими распоряжаться.

Его даты

  • Ок. 413 г. до н. э.: Диоген родился в Синопе (тогда греческая колония); его отец был менялой. По легенде, Дельфийский оракул предсказал ему судьбу фальшивомонетчика. Диогена изгоняют из Синопа – якобы за подделку сплавов, идущих на изготовление монет. В Афинах он становится последователем Антисфена, ученика Сократа и основателя философской школы циников, нищенствует, «живет в бочке». Современник Диогена Платон называл его «безумным Сократом».
  • Между 360 и 340 гг. до н. э.: Диоген странствует, проповедуя свою философию, затем попадает в плен к разбойникам, которые продают его в рабство на остров Крит. Философ становится духовным «хозяином» своего господина Ксениада, учит его сыновей. Кстати, он так хорошо справлялся со своими обязанностями, что Ксениад говорил: «В моем доме поселился добрый гений».
  • Между 327 и 321 гг. до н. э.: Диоген скончался, по некоторым источникам, в Афинах от тифа.

Пять ключей к пониманию

Жить тем, во что веришь

Философия – это не игра ума, но образ жизни в полном смысле этого слова, считал Диоген. Еда, одежда, жилище, ежедневные занятия, деньги, отношения с властью и другими людьми – все это нужно подчинить своим убеждениям, если не хочешь потратить жизнь впустую. Это желание – жить как мыслишь – общее для всех философских школ Античности, но у циников оно было выражено наиболее радикально. Для Диогена и его последователей это прежде всего означало отвергнуть социальные условности и требования общества.

Следовать природе

Главное, утверждал Диоген, – жить в согласии с собственной природой. То, что требует от человека цивилизация, искусственно, противно его естеству, а потому философ-циник должен пренебречь любыми условностями общественной жизни. Работа, собственность, религия, целомудрие, этикет лишь осложняют существование, отвлекают от главного. Когда однажды при Диогене похвалили некоего философа, который жил при дворе Александра Македонского и, будучи фаворитом, обедал вместе с ним, Диоген лишь посочувствовал: «Несчастный, он ест тогда, когда это угодно Александру».

Упражняться в худшем

В летний зной Диоген сидел на солнцепеке или катался по раскаленному песку, зимой обнимал покрытые снегом статуи. Он учился переносить голод и жажду, сознательно причинял себе боль, стараясь ее преодолеть. Это не было мазохизмом, философ просто хотел быть готовым к любой неожиданности. Он считал, что, приучая себя к худшему, уже не будет страдать, когда это худшее случится. Он стремился закалить себя не только физически, но и духовно. Однажды Диоген, которому нередко случалось нищенствовать, стал просить милостыню… у каменной статуи. Когда его спросили, зачем он это делает, он ответил: «Я привыкаю к отказам».

Провоцировать всех

В мастерстве общественной провокации Диоген не знал себе равных. Презирая власть, законы и социальные знаки престижа, он отвергал любые авторитеты, в том числе и религиозные: ему не раз случалось присваивать в храмах дары, пожертвованные богам. Науки и искусства не нужны, ведь главные добродетели – достоинство и сила. Жениться тоже не нужно: женщины и дети должны быть общими, а инцест не должен никого волновать. Свои естественные нужды можно отправлять при всех – ведь не стесняются же этого другие животные! Такова, по Диогену, цена полной и истинной свободы.

Оттолкнуться от варварства

Где предел страстному желанию человека вернуться назад, к своему естеству? В своем обличении цивилизации Диоген доходил до крайности. Но радикализм опасен: такое стремление к «натуральному», читай – животному, образу жизни ведет к варварству, полному отрицанию закона и в итоге – к антигуманизму. Диоген учит нас «от противного»: ведь именно обществу с его нормами человеческого сосуществования мы обязаны нашей человечностью. Отрицая культуру, он доказывает ее необходимость.

По преданию, древнегреческий философ кинической школы (циники или киники) Диоген Синопский (ок. 400—325 до н. э.) жил в бочке, желая показать, что истинный философ, познавший смысл жизни, уже не нуждается в материальных благах, столь важных для обычных людей. Киники полагали высшей нравственной задачей человека максимально ограничить свои потребности и вернуться, таким образом, к своему «естественному» состоянию.Диоген стал утверждать, что для достижения блага жить следует «подобно собаке», то есть сочетая в себе:      простоту жизни, следование собственной природе, презрение к условностям;      умение с твердостью отстаивать свой образ жизни, стоять за себя;      верность, храбрость, благодарность. Таким образом он стремился жить сам и называл себя аплокион (ἁπλοκύων, истинный пес). От этого слова происходит название школы, кинизм. Есть легенда, что Диоген, посчитавший дом ненужной роскошью и уже перебравшийся в бочку, тем не менее сохранил для себя кое-какую утварь, в частности ковш для питья. Но когда он увидел, как мальчик пьет воду из пригоршни, философ отказался и от ковша.     * Фонарь Диогена, с которым он бродил среди бела дня по людным местам со словами «Ищу Человека», стал хрестоматийным примером ещё в античности.      Возвращаясь как-то раз из Олимпии, на вопрос, много ли там было народу, он ответил: «Народу много, а людей совсем мало». А однажды он вышел на площадь и закричал: «Эй, люди, люди!»; но когда сбежался народ, напустился на него с палкой, приговаривая: «Я звал людей, а не мерзавцев».         * Когда Платон дал определение, имевшее большой успех: «Человек есть животное о двух ногах, лишённое перьев», Диоген ощипал петуха и принёс к нему в школу, объявив: «Вот платоновский человек!» На что Платон к своему определению вынужден был добавить «…и с плоскими ногтями».     * Однажды Диоген пришёл на лекцию к Анаксимену Лампсакскому, сел в задних рядах, достал из мешка рыбу и поднял над головой. Сначала обернулся один слушатель и стал смотреть на рыбу, потом другой, потом почти все. Анаксимен возмутился: «Ты сорвал мне лекцию!» «Но что стоит лекция, — сказал Диоген, — если какая-то солёная рыбка опрокинула твои рассуждения?»     * На вопрос, какое вино ему пить вкуснее, он ответил: «Чужое». Памятник Диогену в Синопе (современная Турция)    * Обращайся с вельможами, как с огнём; не стой ни очень близко, ни слишком далеко от них.     * Протягивая руку друзьям, не сжимай пальцы в кулак.     * Бедность сама пролагает путь к философии; то, в чём философия пытается убедить на словах, бедность заставляет осуществлять на деле.     * Злословец есть самый лютый из диких зверей; льстец — самый опасный из ручных животных.     * Философия и медицина сделали человека самым разумным из животных; гадание и астрология — самым безумным; суеверие и деспотизм — самым несчастным.     * Те, кто содержат животных, должны признать, что скорее они служат животным, чем животные им.     * Смерть — не зло, ибо в ней нет бесчестья.     * Философия даёт готовность ко всякому повороту судьбы.     Став рабом некоего Ксениада (Диоген был захвачен пиратами и продан в рабство), философ применил к детям своего хозяина прекрасную систему воспитания, приучив их к скромной пище и к воде, к простоте в одежде, занимаясь с ними и физическими упражнениями, но лишь настолько, насколько это надо для здоровья; он обучал их знаниям, сообщая им начальные сведения в краткой форме для удобства запоминания и приучая их выучивать наизусть куски из творений поэтов, наставников и самого Диогена. Рабство не унизило Диогена. Отказываясь быть выкупленным из рабства своими учениками, он хотел показать, что философ-киник, будучи даже рабом, может стать господином своего господина — раба своих страстей и общественного мнения. Когда его продавали на Крите, он попросил глашатая объявить о том, не хочет ли кто купить для себя хозяина.

Выше всех форм культуры Диоген ставил философию. Сам он обладал поразительной силой убеждения, никто не мог противостоять его доводам. Однако в философии Диоген признавал лишь ее нравственно-практическую сторону. Он философствовал своим образом жизни, который он считал наилучшим, освобождающим человека от всех условностей, привязанностей и даже почти от всех потребностей. Человеку, сказавшему, что ему нет дела до философии, Диоген возразил: «Зачем же ты живешь, если не заботишься, чтобы хорошо жить?» В превращении философии в практическую науку Диоген превзошел Антисфена. Если Антисфену философия давала, по его словам, «умение беседовать с самим собой», то Диогену философия дала «по крайней мере готовность ко всякому повороту судьбы».

Вместе с тем Диоген интересовался теоретической философией и выражал свое отрицательное отношение как к идеализму Платона, так и к метафизике (как антидиалектике) Зенона, причем как словами, так и действиями. Когда кто-то утверждал, что движения не существует, Диоген встал и начал ходить. Когда Платон рассуждал об идеях, придумывал названия для «стольности» и «чашности», Диоген сказал, что он стол и чашу видит, а стольности и чашности не видит. Диоген систематически насмехался над Платоном, называя его красноречие пусторечием, коря его за суетность и за пресмыкательство перед сильными мира сего. Со своей стороны, Платон, не любивший Диогена, называл его собакой, обвинял в тщеславии и в отсутствии разума. Когда Диоген голый стоял под дождем, то Платон сказал тем, кто хотел увести киника: «Если хотите пожалеть его, отойдите в сторону», — имея в виду его тщеславие. (Так же и Сократ сказал однажды Антисфену, выставляющему напоказ дыру в своем плаще: «Сквозь этот плащ проглядывает твое тщеславие!».) Слова Диогена о том, что он не видит ни чашности, ни стольности, Платон парировал словами: «Чтобы видеть стол и чашу, у тебя есть глаза, а чтобы видеть стольность и чашность, у тебя нет разума». Платон назвал Диогена «безумствующим Сократом».

Отвергая все виды социального неравенства между людьми, не отрицая, однако, рабства, высмеивая знатное происхождение, славу, богатство, Диоген отрицал и семью, и государство. Единственным истинным государством он считал весь мир и называл себя «гражданином мира». Он говорил, что жены должны быть общими. Когда некий тиран спросил его, какая медь лучше всего годится для статуй, Диоген отвечал: «Та, из которой отлиты Гармодий и Аристогитон» (знаменитые афинские тираноубийцы). Диоген умер девяносто лет от роду, задержав дыхание. На его могильном памятнике была изображена собака. Его сочинения до нас не дошли.

Как собирательный образ киника Диоген выведен у Лукиана. Там Диоген говорит своему собеседнику: «Ты видишь перед собой космополита, гражданина мира… Воюю же я… против наслаждений… Я — освободитель человечества и враг страстей… хочу быть пророком правды и свободы слова». Далее говорится о том, что станет с его собеседником, коль скоро он захочет быть киником: «Прежде всего я сниму с тебя изнеженность… заставляю тебя работать, спать на голой земле, пить воду и есть, что попало. Богатства свои ты бросишь в море. Ты не будешь заботиться ни о браке, ни о детях, ни об отечестве… Котомка твоя пусть будет полна бобов и свертков, исписанных с обеих сторон. Ведя такой образ жизни, ты назовешь себя более счастливым, чем великий царь… способность краснеть навсегда сотри со своего лица… На виду у всех смело делай то, что другой не сделал бы в стороне».

rushist.com

Международный клуб православных литераторов «Омилия»

Диоген Синопский и его философия

Не основатель школы киников, Антисфен, а его ученик Диоген Синопский дал своей жизнью образец кинического мудреца, что послужило источником для множества связываемых с Диогеном анекдотов, которыми изобилует соответствующая глава в известной книге Диогена Лаэртского. Именно Диоген низвел до крайности свои потребности, закалял себя, подвергая свое тело испытаниям. Например, летом он ложился на раскаленный песок, зимой же обнимал запорошенные снегом статуи. Жил он в большой глиняной круглой бочке (пифосе). Увидев, как один мальчик пьет воду из горсти, а другой ест чечевичную похлебку из куска выеденного хлеба, Диоген выбросил и чашку, и миску. Он приучал себя не только к физическим лишениям, но и к нравственным унижениям. Он просил подаяние у статуй, чтобы приучить себя к отказам, ведь люди подают хромым и нищим и не подают философам, потому что знают, что хромыми и нищими они еще могут стать, а мудрецами – никогда. Диоген довел до апогея презрение своего учителя Антисфена к наслаждениям. Тот говорил, что «предпочел бы безумие наслаждению». Диоген же находил наслаждение в самом презрении к наслаждению. Он учил бедных и униженных противопоставлять презрению со стороны богатых и знатных презрение к тому, что те ценят, и при этом не призывал их следовать его образу жизни с его крайностями и экстравагантностями. Но только чрезмерным примером можно научить людей соблюдать меру. Он говорил, что берет пример с учителей пения, которые нарочно поют тоном выше, чтобы ученики поняли, в каком тоне нужно петь им самим.

Диоген в своей бочке. Картина Ж. Л. Жерома, 1860

Сам же Диоген в своем опрощении доходил до полного бесстыдства, он бросал вызов обществу, отказываясь соблюдать все правила приличия, навлекая тем самым на себя град насмешек и провокационных выходок, на которые всегда отвечал с необыкновенной находчивостью и меткостью, смущая тех, кто хотел его смутить. Когда на одном обеде ему, называвшему себя собакой, швырнули кости, он подошел к ним и помочился на них. На вопрос: если он собака, то какой породы? – Диоген спокойно отвечал, что когда голоден, он мальтийской породы (т. е. ласков), а когда сыт, то милосской (т. е. свиреп).

Своим выходящим за всякие рамки дозволенного поведением Диоген подчеркивал превосходство мудреца над обыкновенными людьми, которые заслуживают лишь презрения. Однажды он стал звать людей, а когда те сбежались, набросился на них с палкой, говоря, что звал людей, а не мерзавцев. В другой раз он при дневном свете искал с зажженным фонарем человека. В самом деле – так называемые люди соревнуются, кто кого столкнет в канаву (вид состязаний), но никто не соревнуется в искусстве быть прекрасным и добрым. В своем презрении к людям Диоген не делал исключения ни для жрецов, ни для царей. Когда Александр Македонский однажды подошел к нему и сказал: «Я – великий царь Александр», Диоген, нимало не смутившись, ответил: «А я собака Диоген». Когда в другой раз Александр Македонский, подойдя к гревшемуся на солнце Диогену, предложил ему просить у него, что он хочет, Диоген отвечал: «Не заслоняй мне солнца». Все это якобы произвело на македонского царя такое большое впечатление, что тот сказал, что если бы он не был Александром-царем, то хотел бы быть Диогеном.

Александр Македонский выказывает почтение Диогену. Картина Ж. Реньо

Став рабом некоего Ксениада (Диоген был захвачен пиратами и продан в рабство), философ применил к детям своего хозяина прекрасную систему воспитания, приучив их к скромной пище и к воде, к простоте в одежде, занимаясь с ними и физическими упражнениями, но лишь настолько, насколько это надо для здоровья; он обучал их знаниям, сообщая им начальные сведения в краткой форме для удобства запоминания и приучая их выучивать наизусть куски из творений поэтов, наставников и самого Диогена. Рабство не унизило Диогена. Отказываясь быть выкупленным из рабства своими учениками, он хотел показать, что философ-киник, будучи даже рабом, может стать господином своего господина – раба своих страстей и общественного мнения. Когда его продавали на Крите, он попросил глашатая объявить о том, не хочет ли кто купить для себя хозяина.

Выше всех форм культуры Диоген ставил философию. Сам он обладал поразительной силой убеждения, никто не мог противостоять его доводам. Однако в философии Диоген признавал лишь ее нравственно-практическую сторону. Он философствовал своим образом жизни, который он считал наилучшим, освобождающим человека от всех условностей, привязанностей и даже почти от всех потребностей. Человеку, сказавшему, что ему нет дела до философии, Диоген возразил: «Зачем же ты живешь, если не заботишься, чтобы хорошо жить?» В превращении философии в практическую науку Диоген превзошел Антисфена. Если Антисфену философия давала, по его словам, «умение беседовать с самим собой», то Диогену философия дала «по крайней мере готовность ко всякому повороту судьбы».

Вместе с тем Диоген интересовался теоретической философией и выражал свое отрицательное отношение как к идеализму Платона, так и к метафизике (как антидиалектике) Зенона, причем как словами, так и действиями. Когда кто-то утверждал, что движения не существует, Диоген встал и начал ходить. Когда Платон рассуждал об идеях, придумывал названия для «стольности» и «чашности», Диоген сказал, что он стол и чашу видит, а стольности и чашности не видит. Диоген систематически насмехался над Платоном, называя его красноречие пусторечием, коря его за суетность и за пресмыкательство перед сильными мира сего. Со своей стороны, Платон, не любивший Диогена, называл его собакой, обвинял в тщеславии и в отсутствии разума. Когда Диоген голый стоял под дождем, то Платон сказал тем, кто хотел увести киника: «Если хотите пожалеть его, отойдите в сторону», – имея в виду его тщеславие. (Так же и Сократ сказал однажды Антисфену, выставляющему напоказ дыру в своем плаще: «Сквозь этот плащ проглядывает твое тщеславие!».) Слова Диогена о том, что он не видит ни чашности, ни стольности, Платон парировал словами: «Чтобы видеть стол и чашу, у тебя есть глаза, а чтобы видеть стольность и чашность, у тебя нет разума». Платон назвал Диогена «безумствующим Сократом».

Отвергая все виды социального неравенства между людьми, не отрицая, однако, рабства, высмеивая знатное происхождение, славу, богатство, Диоген отрицал и семью, и государство. Единственным истинным государством он считал весь мир и называл себя «гражданином мира». Он говорил, что жены должны быть общими. Когда некий тиран спросил его, какая медь лучше всего годится для статуй, Диоген отвечал: «Та, из которой отлиты Гармодий и Аристогитон» (знаменитые афинские тираноубийцы). Диоген умер девяносто лет от роду, задержав дыхание. На его могильном памятнике была изображена собака. Его сочинения до нас не дошли.

Как собирательный образ киника Диоген выведен у Лукиана. Там Диоген говорит своему собеседнику: «Ты видишь перед собой космополита, гражданина мира… Воюю же я… против наслаждений… Я – освободитель человечества и враг страстей… хочу быть пророком правды и свободы слова». Далее говорится о том, что станет с его собеседником, коль скоро он захочет быть киником: «Прежде всего я сниму с тебя изнеженность… заставляю тебя работать, спать на голой земле, пить воду и есть, что попало. Богатства свои ты бросишь в море. Ты не будешь заботиться ни о браке, ни о детях, ни об отечестве… Котомка твоя пусть будет полна бобов и свертков, исписанных с обеих сторон. Ведя такой образ жизни, ты назовешь себя более счастливым, чем великий царь… способность краснеть навсегда сотри со своего лица… На виду у всех смело делай то, что другой не сделал бы в стороне».

  • Вы здесь:  
  • Статьи по философии
  • Диоген Синопский и его философия

Ещё по теме…

Кто такой Диоген Лаэртский? Какова его биография, и как давно этот человек жил? Какие труды сохранились после его смерти? Ответы на все эти вопросы можно найти в данной статье.

image

Биография Диогена Лаэртского

К сожалению, прежде всего стоит сказать, что на сегодня загадочной персоной остается Диоген Лаэртский. Биография его не содержит ни одного достоверного факта.

Опираясь на мнения ученых, можно сделать выводы, то этот философ-биограф родился в киликийском городе Лаэрта. Родился Диоген Лаэртский (фото его бюста представлено первым) предположительно в конце второго столетия нашей эры и дожил до третьего столетия нашей эры.

А ученые, в свою очередь, смогли сделать такой вывод, исходя из того, что философ в одном из своих сочинений упоминает имя Секста Эмпирика, который был его современником.

Что касается имени Диогена, также нет достоверных сведений относительно того, настоящее это имя, или псевдоним, прозвище.

Труды Диогена

Этого философа называют также историком философии. Его руке принадлежит трактат, который состоит из 10 книг и описывает жизнь и деятельность многих древнегреческих мыслителей.

image

Также стоит отметить, что в данном трактате всего упомянуто 84 философа, процитировано около тысячи высказываний более чем 250 разных авторов.

Тот самый трактат, автором которого является Диоген Лаэртский, имеет несколько разных названий, точнее, разные источники передают его неодинаково. Как правило, основные из них: «История философии», «Жизнь и мнения знаменитых философов», а также «Жизнеописания софистов».

Состав трактата о философах

  1. Книга о Фалесе, Солое, Бианте и других философах из четы «семи» которые жили в 7-6 столетиях до нашей эры.
  2. Вторая книга описывает приверженцев ионийской школы. Отдельные разделы посвящены Сократу и множеству его последователей. Также в данной книге упомянуты Евклид и Аристипп.
  3. В третьей книге приводятся жизнь и деяния Платона. Описываются его труды.
  4. Книга о Полемоне, Карнеаде и других философах, бывших учениками академии Платона.
  5. Эта книга описывает жизнь и работы Аристотеля, а также его учеников Феофаста, Гераклида и Деметрия.
  6. В шестой книге передаются постулаты учения кинической школы, приводятся сведения о её основателе Антисфене и его учениках – Диогене Синопском, Кратете с супругой Гиппархией, Метрокле, Онесикрите и других.
  7. Эту книгу Диоген Лаэртский посвятил стоической философской школе. Тут упоминаются такие имена, как Хрисипп, Аристон Хиосский, Зенон Китийский и другие.
  8. Восьмая книга полностью посвящена жизни и учениям Пифагора с упоминанием имен Эмпедокла, Евдокса, Филолая и других пифагорейцев.
  9. Эта книга описывает элейскую школу философии и её представителей – Гераклита Эфесского, Ксенофана, Парменида, а также последователях материалистической теории философии – Демокрите, Левкиппе. Книга еще упоминает имена софиста Протагора и скептиков Пирона и Тимона.
  10. Последняя книга трактата посвящена философу Эпикуру.

image

Заключение

В заключение стоит сказать: несмотря на то, что Диоген Лаэртский был биографом, фактов о его жизни и деятельности практически не осталось. Выводы о характере и темпераменте можно сделать только по сохранившемуся его наследию и редких упоминаниях учёных.

И судя по трудам, очень мудрым, наблюдательным и веселым человеком был Диоген Лаэртский. Цитаты, которые принадлежат ему, известны и являются источником мудрости, а труды наполнены юмором, легендами и интересными биографическими фактами известных философов тех времен:

  • Диоген просил подаяний у скульптуры, а когда у него спросили, зачем он это делает, ответ был таков: «Чтобы приучить себя к отказам».
  • «Народу много, а людей на свете очень мало»
  • «А где мыться тем, кто мылся здесь?» спросил однажды философ, говоря об одной неопрятной бане.
  • в одной из книг приводится следующая цитата: «Еврипид дал Сократу сочинение Гераклита и спросил его мнение; тот ответил: «Что я понял – прекрасно; чего я не понял, наверное, тоже».
  • «Злословящий есть самый лютый из диких зверей, а льстец – самый опасный из ручных животных»

image

Также важно сказать, что Диоген Лаэртский – это не тот философ, которого легенда связывает с бочкой. Диоген Синопский обустроил для себя жилище в бочке и вел себя крайне эпатажно. А вот Диоген Лаэртский, по крайней мере судя по архивам, в таком замечен не был.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий